<< Предыдущая

стр. 108
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

противоправным действием (бездействием) и наступившими вредоносными
последствиями; вина правонарушителя.
Особую точку зрения в отношении структуры состава правонарушения и
входящих в него элементов имеет С.С. Алексеев, который сформулировал свою
позицию следующим образом: "Если классифицировать общие признаки состава
гражданского правонарушения, единые как для "договорной", так и для
"внедоговорной" ответственности, то их следует распределить по трем сторонам
состава: 1) объект, 2) субъект, 3) объективная сторона (объективированный
вредоносный результат, противоправность, причинная связь).
--------------------------------
<*> Алексеев С.С. Гражданская ответственность за невыполнение плана
железнодорожной перевозки. М., 1959. С. 49.

Нетрудно заметить, что своим происхождением учение о составе
гражданского правонарушения целиком и полностью обязано уголовному праву.
Да, собственно, его сторонники данного обстоятельства и не скрывают, о чем
свидетельствуют, к примеру, рассуждения Г.К. Матвеева о важном
познавательном значении понятия преступления для всех отраслей советского
права, который сетовал на то, что "на это качество состава до последнего
времени не обращали должного внимания ни общая теория советского права, ни
конкретные правовые дисциплины. Такой упрек, - продолжает Г.К. Матвеев, - не
может быть, однако, обращен в адрес науки уголовного права, представители
которой первыми разработали понятие состава и доказали, что оно является,
подобно научной абстракции, необходимой ступенью в процессе познания
конкретных составов преступления, теоретической основой для раскрытия их
содержания и для правильного применения на практике советского уголовного
закона" <*>.
--------------------------------
<*> Матвеев Г.К. Указ. соч. С. 13.

Привнося в имеющую многовековые традиции цивилистику чуждые ей
уголовно - правовые учения, Г.К. Матвеев и иные сторонники состава
гражданского правонарушения с удивительным рвением защищали свои позиции.
Взгляды же некоторых цивилистов, которые не признавали существования
состава гражданского правонарушения, а говорили об отдельных основаниях или
об условиях гражданско - правовой ответственности, расценивались как "удар по
цельности концепции". "Получается, - искренне удивлялся Г.К. Матвеев, - что в
одних отраслях советского права (например, в уголовном) в качестве оснований
ответственности выступают одни обстоятельства, а в других - иные, хотя уже
давно стало ясным, что основаниями всех видов ответственности в нашем праве
являются в принципе одни и те же фактические обстоятельства: люди и
организации отвечают у нас за противоправные, вредные и виновные поступки.
Другими словами, составы любых правонарушений выражают собой самые
существенные признаки антиобщественных явлений, успешная борьба с
которыми зависит не только от их трезвой политической оценки, но и от их четкой
юридической квалификации" <*>. Ради спасения категории "состав гражданского
правонарушения" в качестве общего и единого основания гражданско - правовой
ответственности, применительно к ситуациям, когда со всей очевидностью
явствует абсурдность такого подхода (например, при ответственности в форме
неустойки, когда не требуется доказывать ни наличие т.н. вредоносных
последствий, ни причинную связь, либо когда ответственность наступает при
отсутствии вины), Г.К. Матвеев предлагает, вопреки всем представлениям
цивилистики, не именовать такие случаи ответственностью, а говорить об
обязанности уплатить штраф или возместить вред. На худой конец можно было
бы признать, что в подобных ситуациях в качестве основания ответственности
имеет место "ограниченный состав" <**>.
--------------------------------
<*> Матвеев Г.К. Указ. соч. С. 14 - 15.
<**> Там же. С. 7.

Не собираясь вступать в полемику со сторонниками учения о составе
гражданского правонарушения как общем и единственном основании гражданско -
правовой ответственности (его несостоятельность представляется и без того
очевидной), напомним слова Г.Ф. Шершеневича о том, что гражданская
ответственность строится на иных началах, нежели уголовная. "Наказание
предполагает непременно преступление - без уголовного правонарушения нет
уголовной ответственности (nulla poena sine crimine). Напротив, гражданская
ответственность устанавливается иногда за пределами гражданского
правонарушения. Закон может возложить на одно лицо имущественный вред,
испытанный другим, хотя этот вред причинен первым без всякой вины с его
стороны, даже больше, хотя бы он вовсе не был им причинен" <*>.
--------------------------------
<*> Шершеневич Г.Ф. Общая теория права: Учебное пособие: В 2-х т. Т. 2 (по
изданию 1910 - 1912 гг.). С. 269.

Отметим лишь один интересный факт: Г.К. Матвеев в своей книге "Основания
гражданско - правовой ответственности", раскрывая понятие состава
гражданского правонарушения (глава 1, состоящая из четырнадцати страниц),
умудрился сделать одиннадцать (!) отсылок к работам А.А. Пионтковского, Я.М.
Брайнина и других правоведов - специалистов по уголовному праву, видимо, в
назидание цивилистам, не желающим разрушать гражданско - правовую доктрину
чужеродными уголовно - правовыми элементами <*>.
--------------------------------
<*> См.: Матвеев Г.К. Указ. соч. С. 5 - 19.

На наш взгляд, основанием гражданско - правовой ответственности
(единственным и общим) является нарушение субъективных гражданских прав,
как имущественных, так и личных неимущественных, поскольку гражданско -
правовая ответственность представляет собой ответственность одного участника
имущественного оборота перед другим, ответственность нарушителя перед
потерпевшим, ее общей целью является восстановление нарушенного права на
основе принципа соответствия размера ответственности размеру причиненного
вреда или убытков. При применении гражданско - правовой ответственности не
имеют никакого правового значения "вредоносные последствия" с точки зрения
негативного влияния допущенного нарушения гражданских прав на общественные
интересы (впрочем, как и сами общественные интересы), "объективная" и
"субъективная" стороны гражданского правонарушения.
Таким образом, нарушение права субъекта гражданских правоотношений
влечет необходимость восстановления нарушенного права, в том числе и путем
применения гражданско - правовой ответственности. Отсюда основанием такой
ответственности и является само нарушение субъективного гражданского права.
Применительно к отдельным видам нарушенных субъективных гражданских
прав, а также субъектам, допустившим их нарушение, законодатель
сформулировал обязательные общие требования, соблюдение которых
необходимо для применения гражданско - правовой ответственности. Такие
установленные законом требования являются условиями гражданско - правовой
ответственности. К их числу относятся: противоправность нарушения
субъективных гражданских прав; наличие убытков (вреда); причинная связь между
нарушением субъективных гражданских прав и убытками (вредом), вина
нарушителя.

Нарушение договора как основание ответственности

В юридической литературе основанием гражданско - правовой
ответственности (а в советской - одним из элементов состава правонарушения)
традиционно признается правонарушение. При этом под гражданским
правонарушением принято понимать не соответствующие закону действие или
бездействие, иногда объединяемые одним термином "противоправное
поведение".
Так, Г.Ф. Шершеневич отмечал, что гражданское правонарушение есть
прежде всего недозволенное действие, т.е. действие, запрещенное объективным
правом. Поэтому всякое действие, которое является только осуществлением
права, которое не выходит из пределов, очерченных законом субъективному
праву, не составляет правонарушения, как бы оно ни было вредно другим лицам.
Так, например, открытие торгового заведения рядом или против прежнего
магазина способно совершенно подорвать торговлю последнего; но какой вред ни
наносила бы такая конкуренция, она означает только осуществление права.
Сосед, пользуясь своим правом собственности, вырывает на своем дворе
колодец и тем самым перерезает водоносную жилу, снабжавшую водой соседний
колодец. Сосед на своей меже воздвигает брандмауэр, которым закрывает окна
соседней гостиницы и тем самым уничтожает ценность номеров, расположенных
на этой стороне <*>.
--------------------------------
<*> См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию
1907 г.). М., 1995. С. 392.

Противоправность поведения, т.е. нарушение соответствующими действиями
или бездействием норм права, рассматривается как абсолютно необходимый
признак всякого нарушения, влекущего гражданско - правовую ответственность.
Правда, О.С. Иоффе указывал и на другие критерии, которые не входят в понятие
противоправности, но подлежат учету в сочетании с нормами права, в отношении
которых допущены нарушения: "Критерием неправомерности совершенных
действий служит закон в сочетании с принципами... морали, правилами...
общежития, которые привлекаются для выявления содержания закона и
обеспечения его правильного применения на практике. Этот критерий обязателен
при оценке любых неправомерных действий, где бы они ни совершались. В
обязательственных же правоотношениях для признания совершенного действия
противоправным привлекаются и некоторые другие, дополнительные критерии.
Если обязательство возникло из договора, неправомерность совершенных
действий выявляется на основе договорных условий, точно определяющих
функции, выполнение которых возлагается на каждого из контрагентов. ...Если
обязательство установлено посредством односторонней сделки, неправомерными
признаются действия, противоречащие ее условиям" <*>.
--------------------------------
<*> Иоффе О.С. Обязательственное право. С. 110.

Другие авторы не рассматривают названные факторы в качестве
самостоятельных критериев, подлежащих учету при оценке противоправности
поведения нарушителя, а включают их в само понятие противоправности. Так, по
мнению В.П. Грибанова, с учетом того, что гражданское право содержит большое
количество норм диспозитивного характера, допускающих возможность
участникам гражданского оборота по своему усмотрению определить
соответствующие права и обязанности, которые устанавливают правила лишь на
тот случай, когда стороны не предусмотрели иного в договоре, "такое отступление
от правил гражданского законодательства правомерно, санкционировано самим
законом, а из этого следует, что нарушение прав и обязанностей, согласованных
сторонами в договоре, также противоправно с точки зрения гражданского права.
Если между гражданами и организациями возникают гражданские
правоотношения, вовсе не урегулированные законом, то "оценка их
правомерности зависит от их соответствия общим началам и смыслу
гражданского законодательства. ...Поэтому противоправными по нашему
гражданскому праву признаются действия (бездействие), которые нарушают
права и обязанности, закрепленные либо санкционированные нормами
гражданского права, а также хотя и не предусмотренные конкретной нормой
права, но противоречащие общим началам и смыслу гражданского
законодательства". Что же касается нарушения моральных принципов общества,
то В.П. Грибанов указывал, что "поведение, нарушающее моральные нормы,
может быть признано противоправным, только когда закон придает конкретным
моральным правилам правовой характер" <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гражданское право: Учебник. В 2-х т. Т. 1 / Под ред. Е.А. Суханова.
С. 176.

Н.Д. Егоров утверждает, что "противоправным признается поведение лица,
причиняющее вред личности или имуществу гражданина либо имуществу
юридического лица. Противоправным является также такое поведение должника,
которое не отвечает требованиям, предъявляемым к надлежащему исполнению
обязательств. В соответствии с гражданским законодательством требования,
предъявляемые к исполнению обязательств, содержатся не только в законе, иных
правовых актах, обычаях делового оборота или иных обычно предъявляемых
требованиях, но и в самих основаниях возникновения обязательств. Поэтому
критериями противоправности поведения должника должны служить и некоторые
основания установления обязательств... Если обязательство возникает из
договора, то противоправным признается поведение должника, нарушающее
условия договора. Если же в основе обязательства лежит односторонняя сделка,
то противоправным будет поведение должника, не соответствующее условиям
односторонней сделки. Наконец, в обязательствах, возникающих из сложного
юридического состава, поведение должно соответствовать всем элементам этого
сложного юридического состава. В противном случае поведение должника
приобретает противоправный характер" <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гражданское право: Учебник. Ч. 1. С. 491.

На наш взгляд, применительно к договорной ответственности вряд ли
целесообразно сосредотачивать внимание на противоправности поведения
нарушителя как обязательном признаке нарушения, влекущего применение
гражданско - правовой ответственности. Такой подход ориентирует суды на поиск
всякий раз конкретной нормы права, которой не соответствует поведение
нарушителя. Достаточно сказать, что любое неисполнение или ненадлежащее
исполнение договора является a priori нарушением норм права. Это вытекает из
положения, содержащегося в ст. 309 ГК, согласно которому обязательства
должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями
обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии
таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или
иными обычно предъявляемыми требованиями.
Кроме того, ориентир на обязательное установление противоправности
поведения должника, нарушившего договорное обязательство, способен сбить с
толку в ситуациях, когда должником нарушено условие договора, никак не
регулируемое ни диспозитивной нормой, ни обычаем делового оборота, ни
обычно предъявляемыми требованиями. Как известно, стороны могут заключить
договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными
правовыми актами (п. 2 ст. 421 ГК). Стороны также вправе урегулировать свои
отношения исключительно условиями договора (если только они не
предопределены императивными нормами), при исполнении которого они не
будут руководствоваться никакими нормами права или обычаями делового
оборота, а только согласованными условиями договора. При нарушении таких
условий договора поиск конкретных правовых норм, которым противоречит
поведение должника, не исполнившего соответствующую обязанность по
договору, будет выглядеть намеренно искусственным и излишним.
Впрочем, согласно доктрине российского гражданского права, оценке с точки
зрения противоправности должно подвергаться не само нарушение обязательств,
а некие действия или бездействие должника.
К примеру, Н.Д. Егоров пишет: "Противоправное поведение может
выражаться в виде противоправного действия или в виде противоправного
бездействия. Действие должника приобретает противоправный характер, если
оно либо прямо запрещено законом или иным правовым актом, либо
противоречит закону или иному правовому акту, договору, односторонней сделке
или иному основанию обязательства. Так, в ст. 310 ГК содержится прямой запрет
на односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение
его условий, за исключением случаев, предусмотренных законом.
...Противоправными являются и действия продавца, передавшего покупателю
товары, не соответствующие по качеству условиям заключенного договора. Для
решения вопроса о противоправности действий участника гражданского оборота в
соответствующих случаях привлекаются обычаи делового оборота или иные
обычно предъявляемые требования. ...Бездействие лишь в том случае становится
противоправным, если на лицо возложена юридическая обязанность действовать
в соответствующей ситуации. Обязанность действовать может вытекать из
условий заключенного договора. Так, противоправным является бездействие
поставщика, не осуществившего поставку товара в сроки, определенные
договором поставки" <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гражданское право: Учебник. Ч. 1. С. 491 - 492.

Представляется, однако, что условие противоправности относится не к
действиям (бездействию) должника, а к самому нарушению субъективных
гражданских прав. На самом деле и кредитору, и суду, рассматривающему его
требование о применении к должнику ответственности за нарушение
обязательства, совершенно безразлично, какие действия или бездействие
должника послужили причиной неисполнения или ненадлежащего исполнения
обязательства. Да и закон, как правило, не связывает наступление
ответственности за нарушение обязательства с тем, какие действия или
бездействие должника повлекли это нарушение: отсутствие контроля со стороны
должника за исполнением договора; нерадивость или некомпетентность его
работников, допустивших недостатки при осуществлении строительных работ,
недостаточно активная работа должника с его смежниками, недопоставившими
необходимое сырье, материалы или комплектующие изделия, и т.п. Закон, по
общему правилу, интересует сам факт нарушения обязательства, а не то,
результатом каких действий должника явилось это нарушение.
Исключение составляют, пожалуй, лишь случаи нарушения обязательства в
силу невозможности его исполнения, а также ситуации, когда законодатель ставит

<< Предыдущая

стр. 108
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>