<< Предыдущая

стр. 11
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

правило.
Есть между диспозитивной нормой и обычаем делового оборота и при
наличии прямой отсылки к нему определенные различия. Одно из них состоит в
том, что диспозитивная норма сама содержит тот запасной вариант, который
стороны должны иметь в виду. При обычае делового оборота правило, если
только соответствующий обычай не зафиксирован в каком-либо документе,
предстоит отыскать сторонам или суду в порядке применения соответствующей
нормы ГК, адресующей к обычаю делового оборота.
Контрагент вправе оспаривать применение положений, содержащих обычаи
делового оборота, к конкретным договорам, ссылаясь на то, что они вопреки
требованиям, которые включены в п. 1 ст. 5 ГК, не являются сложившимися и
широко применяемыми в соответствующей области предпринимательской
деятельности. При этом ссылка стороны на то, что обычай делового оборота ей
не был известен, сама по себе юридического значения не имеет. Наконец,
различие выражается и в том, что обычай делового оборота занимает более
низкую ступень в иерархии источников.
Раскрытию соответствующего понятия посвящена ст. 5 ГК. Она указывает как
на позитивные, так и на негативные его признаки. К числу первых относятся три.
Во-первых, обычай делового оборота - это правило поведения, и, следовательно,
по самому своему характеру он конкурирует с договорными условиями. Во-
вторых, обычай делового оборота рассчитан на использование в строго
определенной области: речь идет об отношениях, которые складываются не
просто в сфере предпринимательской деятельности, а в определенной ее
области (например, ст. 848, п. 1 ст. 863, п. 2 ст. 874 даже прямо ее называют -
банковская практика). В-третьих, соответствующее правило к моменту его
использования (имеется в виду как использование самими сторонами - при
заключении и исполнении договора, так и судом - при разрешении споров) может
считаться сложившимся и широко применяемым.
Негативных признаков - два: соответствующее правило не должно быть
предусмотрено в законе или ином правовом акте и в то же время не может
противоречить ему.
Наконец, следует отметить и еще одно указание, содержащееся в п. 1 той же
ст. 5 ГК. Оно снимает ограничения, которые могли бы быть предусмотрены
применительно к форме закрепления соответствующего правила: фиксация
обычая делового оборота в каком-либо документе не является обязательной.
Соотношение обычаев делового оборота с правовой нормой носит особый
характер применительно к ст. 431 ГК. Эта статья требует при толковании договора
учитывать, помимо других обстоятельств (таких, например, как предшествующие
заключению договора переговоры или переписку), и обычай делового оборота. В
этом последнем случае регулятором поведения сторон является именно договор,
а обычай делового оборота - лишь способ уяснения подлинного смысла условия
договора и таким образом подлинного смысла воли сторон.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего
Арбитражного Суда РФ (п. 4) от 1 июля 1996 г. содержит некоторые уточнения
понятия "обычай делового оборота". Речь идет о том, что такого рода обычай
должен быть достаточно определенным в своем содержании. В качестве
возможного варианта указаны "традиции исполнения тех или иных обязательств"
<*>. Отмеченное обстоятельство может служить объяснением тому, что ГК в ряде
статей (например, п. 2 ст. 474 и п. 2 ст. 478) обычай делового оборота
рассматривается как разновидность "обычно применяемых условий". Особо
подчеркнуто, что данный вид источников может быть применен судом лишь при
разрешении спора, вытекающего из предпринимательской деятельности. При
этом, очевидно, не имеет значения легитимность участия лица в такой
деятельности: поскольку обычаи делового оборота составляют часть общего
режима, установленного для предпринимательской деятельности, суд при
рассмотрении с участием такого лица спора, возникшего в связи с
осуществляемой им соответствующей деятельностью, в силу п. 3 ст. 23 ГК может
всегда применить наряду с другими правилами, которые относятся к указанной
деятельности, также и сложившийся в соответствующей области обычай делового
оборота.
--------------------------------
<*> См.: Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1996.
N 9. С. 6.

Обычаи (обычаи делового оборота), как уже отмечалось, широко
используются во внешнеторговом обороте. До принятия ГК это объяснялось в
значительной мере тем, что прямые отсылки к ним включали акты, регулирующие
порядок разрешения внешнеторговых споров, а также некоторые другие
международные акты <*>.
--------------------------------
<*> См., в частности, статью VII ("Применимое право") Европейской
конвенции о внешнеторговом арбитраже (приведена в кн.: Розенберг М.Г.
Контракт Международной купли - продажи. М.: Международный центр
финансового экономического развития, 1996. С. 697.)

Так, ст. 9 Конвенции ООН о договорах международной купли - продажи
товаров предусматривает связанность сторон с любым обычаем, относительно
которого они договорились, и практикой отношений, которые они установили в
своих взаимных отношениях. Не ограничиваясь этим, Конвенция устанавливает:
"При отсутствии договоренности об ином считается, что стороны подразумевали
применение к их договору или его заключению обычая, о котором они знали или
должны были знать и который в международной торговле широко известен и
постоянно соблюдается сторонами в договорах данного рода в соответствующей
области торговли" <*>.
--------------------------------
<*> Венская конвенция о договорах международной купли - продажи:
Комментарий. С. 222.

Сравнивая соответствующую норму Конвенции с национальным правом РФ,
И.С. Зыкин до принятия ГК полагал, что "в принципе, не противореча нормам
российского права, затрагивающим названные категории (речь шла об обычаях и
практике отношений сторон - М.Б.), ...предписания Конвенции имеют более
разработанный характер" <*>. Однако, теперь при сравнении Конвенции с новым
ГК есть основания сделать вывод о существовании все же определенных
расхождений между указанными актами. Имеется в виду как понимание самой
сути обычая, так и возможность его применения при отсутствии прямой отсылки к
нему в договоре.
--------------------------------
<*> Венская конвенция о договорах международной купли - продажи:
Комментарий. С. 34.

Речь идет о том, что ст. 5 ГК, как уже отмечалось, не придает никакого
значения субъективному моменту: знали ли стороны или должны были знать о
соответствующем обычае? Достаточным является объективный признак,
указанный в ст. 5 ГК: соответствующее правило "сложилось и широко
применяется". Указанные признаки очень близки: имеется в виду, что о всем
"широко применимом" нужно знать. И все же в данном случае речь идет только о
презумпции, которую можно оспорить при определенных условиях. Поэтому
возможны ситуации, когда при аналогичных обстоятельствах определенное
правило в силу ст. 5 ГК будет, а в силу ст. 9 Конвенции не может быть признано
обычаем делового оборота.
Разработанные УНИДРУА (Международным институтом унификации частного
права) Принципы международных коммерческих договоров (ст. 1.8) воспроизводят
основную норму, содержавшуюся в ст. 9 Венской конвенции. Вместе с тем в
Принципах определенным образом уточнена норма Конвенции. Имеется, в
частности, в виду, что во всех случаях, кроме тех, при которых обычай включен в
договор, допускается оспаривание обычая по причине "неразумности его
применения". Соответственно в тех же Комментариях в качестве примера
"неразумных обычаев" приводятся такие, в которых не учтены особые условия, в
которых оказалась одна или обе стороны, либо нетипичный характер
заключенного договора <*>. При этом комментаторы Принципов специально
предусмотрели среди прочего, что в числе оговоренных в договоре обычаев могут
оказаться любые правила, в том числе, например, включенные в свод норм,
составленных предпринимательской ассоциацией и ошибочно названных ею
"обычаями". К обычаям, применяемым независимо от специального указания о
них в договоре, относятся, безусловно, те, которые широко известны и постоянно
соблюдаются в международной торговле. Кроме того, в исключительных случаях
это могут быть национальные и местные обычаи, но только такие, которые
регулярно применяются в отношениях не только своих, национальных партнеров,
но и иностранцев.
--------------------------------
<*> См.: Принципы международных коммерческих договоров. М.:
Международный центр финансово - экономического развития, 1996. С. 21 - 24.
Обычаи делового оборота являются по общему правилу регулятором
поведения со строго определенным местом в вертикальной структуре. В силу п. 5
ст. 421 ГК они играют роль договорного условия, если иное не предусмотрено
договором или диспозитивной нормой. В отличие от ст. 5 ГК, которая не допускает
противопоставления обычаев делового оборота, помимо договора,
законодательству, в п. 5 ст. 421 ГК отсутствует указание, на каком именно уровне
должен быть принят акт, идет ли речь, таким образом, только о
"законодательстве", под которыми ст. 3 ГК понимает Кодекс и иные федеральные
законы, либо о любом нормативном акте. Однако, поскольку обычаи делового
оборота поставлены после договора, а договору предшествует любой
обязательный для него надлежаще принятый нормативный акт, можно сделать
вывод, что речь идет о том, что обычай делового оборота приобретает
юридическую силу, если иное не предусмотрено императивной нормой закона,
другого правового или иного нормативного акта, самим договором или
диспозитивной нормой принятого на любом уровне нормативного акта.
М.Г. Розенберг (имеется в виду работа, написанная в период после Основ
гражданского законодательства 1991 г., но до принятия нового ГК) предлагал
отказаться от того, что обычай делового оборота может использоваться позади
договора. Сам автор полагал (имея в виду национальное законодательство), что
"следовало бы исходить из приоритета обычая делового оборота над
диспозитивной нормой закона" <*>.
--------------------------------
<*> См.: Розенберг М.Г. Международная купля - продажа товаров. М.: Юрид.
лит., 1995. С. 32.

Высказанная М.Г. Розенбергом позиция несомненно заслуживает внимания.
Однако, как видно из п. 1 ст. 5 ГК, законодатель избрал другой путь. Он отодвинул
обычаи делового оборота на последнюю ступень регуляторов поведения,
поставив за ними лишь применение норм в силу аналогии закона или аналогии
права.
Обычай делового оборота занимает указанную выше ступень в силу самой
своей природы, определенной ст. 5 и 421 ГК. Вместе с тем в некоторых случаях ГК
специально подчеркивает то особое место, которое принадлежит обычаю
делового оборота применительно к определенному виду договоров. Так,
например, п. 1 ст. 510 ГК предусматривает, что в случаях, когда в договоре не
определено, каким видом транспорта или на каких условиях осуществляется
доставка товаров, право выбора способа доставки предоставляется поставщику,
если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами, существом
обязательства или обычаями делового оборота.
Однако если в специальной статье ГК и отсутствует такое указание, то и
тогда в силу общих норм (ст. 5 и 421) соответствующее место закреплено за
обычаем делового оборота.
В отличие от рассмотренного варианта, при котором обычай делового
оборота восполняет пробел, образовавшийся в нормативном акте и договоре,
возможна и такая ситуация, когда в самом ГК приводится определенное правило и
одновременно предусматривается возможность установления иного. В указанном
случае ст. 421 ГК уже не действует. А поскольку "иное" должно представлять
собой исключительную норму, в ГК необходимо исчерпывающим образом
определить, где именно может быть предусмотрено "иное": в договоре, в законе, в
другом правовом или ином нормативном акте.
По этой причине для открытия возможности установления "иного" в обычае
делового оборота необходимо, чтобы такое указание содержалось в самой статье
ГК. В этом и состоит правовое значение упоминания об обычае делового оборота
в большинстве специальных статей, о которых речь шла выше. Примером может
служить ст. 315 ГК. В ней предусмотрено право кредитора отказаться принять
досрочно предложенное исполнение и одновременно допускается, чтобы "иное"
(т.е. обязанность кредитора принимать досрочное исполнение) было
предусмотрено в законе, ином правовом акте, в условиях обязательства или
вытекать из обычаев делового оборота или существа обязательства. Если бы в
этой статье соответствующий перечень не включал обычаев делового оборота,
ссылка должника на то, что в данной области предпринимательской деятельности
сложилось и широко применяется правило, по которому должник имеет право на
досрочное исполнение, не имела бы значения.
В подтверждение можно сопоставить еще две нормы ГК, в которых
упоминание об обычаях делового оборота имеет неодинаковое значение. Так, в
силу п. п. 1 и 2 ст. 474 ГК, если порядок проверки качества товаров не установлен
законом, иными правовыми актами, обязательными требованиями
государственных стандартов или договором купли - продажи, проверка качества
товара производится в соответствии с обычаями делового оборота или иными
обычно применяемыми условиями проверки товара, подлежащего передаче по
договору купли - продажи. В указанном случае обычай делового оборота
применялся бы и при отсутствии перечисленных норм.
А вот другое правило, взятое из п. 2 ст. 459 ГК. Имеется в виду, что риск
случайной гибели или случайного повреждения товара, проданного во время его
нахождения в пути, переходит на покупателя с момента заключения договора
купли - продажи. Иное может быть предусмотрено договором или обычаями
делового оборота. В этом последнем случае при отсутствии приведенной нормы в
ГК ссылаться на обычай делового оборота, содержащий иное, чем предусмотрено
в самой этой статье, правило, было бы, очевидно, нельзя.
Наряду с правовым обычаем широко используется на практике
существующая наравне с обычаем другая конструкция - деловые обыкновения. По
этому поводу И.Б. Новицкий отмечал, что "деловое обыкновение представляет
собой не норму права, а особое средство восполнить содержание воли сторон в
конкретном правоотношении, если в какой-либо части эта воля не выражена
прямо". В отличие от этого "обычай... есть правовая норма и, следовательно,
обязателен. Деловое же обыкновение - лишь распространенная, но ни для кого не
обязательная практика. Ознакомление с этой практикой позволяет судить о том,
как разрешается большинством участников деловых отношений тот или иной
вопрос, возникающий при известных обстоятельствах, как "принято" его
разрешать" <*>.
--------------------------------
<*> Новицкий И.Б. Источники советского гражданского права. С. 67.

При такой точке зрения остается все же открытым вопрос о правовом
значении обыкновенной целесообразности и практической значимости их
установления.
Интересные взгляды высказал по этому же вопросу И.С. Зыкин, уделивший в
своих работах большое внимание роли "обычаев" и "обыкновений", используемых
во внешней торговле <*>. Его конечные выводы сводятся к необходимости
различать общее понятие "обычай" и в его рамках "правовой обычай" и
"обыкновения". Первый ("правовой обычай") "рассматривается как юридическая
норма и подпадает под категорию общего регулирования, в то время как
обыкновение не является нормой права. Оно считается входящим в состав
волеизъявления сторон по сделке в случае соответствия их намерениям.
Основанием применения является, таким образом, договор сторон" <**>.
Отмеченная И.С. Зыкиным особенность обыкновений соответствует сложившейся
международной практике, в которой оба этих понятия весьма широко
используются.
--------------------------------
<*> См., в частности: Зыкин И.С. Обычай и обыкновения в международной
торговле. М.: Международные отношения, 1983; Он же. Договор во
внешнеэкономической деятельности. М.: Международные отношения, 1990; Он
же. Внешнеэкономические операции: право и практика. М.: Международные
отношения, 1994.
<**> Зыкин И.С. Договор во внешнеэкономической деятельности. С. 43.

Особую позицию занимает Н.Д. Егоров. Он признает "деловыми
обыкновениями установившиеся в гражданском обороте правила поведения" <*>.
При этом в качестве примера деловых обыкновений им называются обычно
предъявляемые требования, о которых шла речь в ст. 168 ГК 64. Описанная точка
зрения вызывает определенные возражения, поскольку "деловые обыкновения"
по самой своей природе складываются именно в сфере предпринимательской
деятельности, в то время как ст. 168 ГК 64, как теперь и ст. 309 ГК,
распространялась на любые отношения, включая такие, которые носят бытовой
характер. В результате остается неясным, чем деловые обыкновения отличаются
от обычаев.
--------------------------------
<*> Гражданское право. Ч. I. СПб., 1996. С. 33.
В Комментарии к Гражданскому кодексу Российской Федерации (Ч. 1. М.:
Юринформцентр, 1995) понятие "обычай" применительно к предпринимательской
деятельности раскрывается как "деловые обыкновения", прочно утвердившиеся в
гражданском обороте" (С. 331).

Одна из особенностей делового обыкновения по сравнению с обычаем
выражается, очевидно, в правовом значении воли сторон. Обычай существует
независимо от нее, и соответственно своей согласованной волей стороны, как
правило, могут лишь парализовать действие обычая. В отличие от этого деловые

<< Предыдущая

стр. 11
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>