<< Предыдущая

стр. 115
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

пропагандировался сторонниками "психологической" концепции вины. Например,
тот же Г.К. Матвеев утверждает: "Подлинно научное истолкование этого
юридического понятия (вины. - Авт.) немыслимо в отрыве от основ
общественного, государственного и правового строя. Несмотря на то что вина
есть правовое понятие, раскрыть его содержание невозможно при помощи одних
юридических приемов, поскольку общепсихологическими предпосылками понятия
вины служат исходные философские положения о свободе воли и необходимости,
об активной деятельности человека, направленной на изменение объективного
мира, и т.п., которые в свою очередь могут быть уяснены лишь как исторические,
т.е. применительно к условиям места и времени" <*>. В этом смысле
примечательна уже сама постановка Г.К. Матвеевым задачи исследования вины
как гражданско - правовой категории: "Можно ли волю и сознание человека
рассматривать как свободные от биологических процессов, происходящих в мозгу
человека, и от объективных условий его жизни либо же его воля и сознание
закономерно и необходимо обусловлены определенными материальными
факторами, которые существуют независимо от воли и сознания и с помощью
мозга получают лишь отражение в психике человека? Наконец, как понимать само
это отражение: как пассивный или, напротив, как активный творческий процесс?
Поставив так вопрос, мы неизбежно обращаемся к общефилософской проблеме
необходимости и свободы воли, а в конечном счете к проблеме соотношения
общественного бытия и сознания, материи и мышления" <**>.
--------------------------------
<*> Матвеев Г.К. Указ. соч. С. 174.
<**> Матвеев Г.К. Указ. соч. С. 177.

Не отрицая общефилософского значения такой постановки задачи перед
исследователем, все же зададим себе вопрос: какое все это имеет значение
применительно к выяснению сущности гражданско - правовой категории вины как
одного из условий ответственности участника имущественного оборота,
нарушившего субъективные гражданские права другого участника
имущественного оборота, когда речь идет о возмещении убытков, причиненных
таким нарушением, и восстановлении тем самым нарушенных прав? К каким
выводам может прийти исследователь, поставивший перед собой такие задачи?
Несоответствие научных методов исследования его предмету при неуемном
желании сделать значимые выводы, основанные на используемых методах, во
многом предопределило психологическую концепцию вины.
Еще большее значение в деле утверждения психологической концепции вины
имела рецепция - немудреное простое заимствование понятия вины из советской
уголовно - правовой доктрины. На страницах своей книги Г.К. Матвеев
многократно упрекает цивилистов в том, что они не проявляют усердия в
совершенствовании и развитии категории состава правонарушения и его
субъективной стороны - вины, и ставит в этом плане им в пример работы
правоведов в области уголовного права. Показательный факт - в цивилистической
работе Г.К. Матвеева количество ссылок на уголовно - правовые исследования
едва ли не превышает число таких же ссылок на научные труды в области
гражданского права! Да и в целом за научную основу исследования вины в
гражданском праве Г.К. Матвеев принимает понятие уголовной вины,
предложенное А.А. Пионтковским, который утверждал, что вина - это "умысел или
неосторожность лица, выраженные в деянии, опасном для основ советского строя
или социалистического правопорядка, и осуждаемые поэтому социалистическим
законом и коммунистической нравственностью" <*>. Хотя уже из этого
определения понятия уголовной вины очевидна его принципиальная
неприемлемость для гражданского права: ведь главным в уголовной вине
являются моменты, опасные для общества, а потому осуждаемые государством.
И именно для определения степени опасности преступника для общества (и
только для этого!) необходимо уяснение, каково же его психическое отношение к
совершенному преступлению и его последствиям. И как раз в этом смысле
уголовная вина не имеет ничего общего с понятием вины в гражданском праве!
--------------------------------
<*> Матвеев Г.К. Указ. соч. С. 183 - 184.

Во-вторых, появление психологической концепции гражданско - правовой
вины было во многом предопределено господствовавшей в советском обществе
идеологией. Ее воплощение применительно к гражданско - правовой вине в
работе Г.К. Матвеева можно обнаружить во многих местах. Например, автор
указывает, что "психологическое объяснение понятия вины убедительно
подтверждает сделанный ранее вывод о том, что вина есть понятие историческое,
классовое. Каждый класс имеет свои представления о праве, нравственности,
порождаемые определенными производственными отношениями. У каждого
класса есть и свое собственное представление о вине как основании
ответственности" <*>. Или в другом месте: "Всякое виновное действие, наносящее
вред социалистическому обществу и посягающее на его правопорядок, получает у
нас не только правовое, но и моральное осуждение. Правовое и моральное
осуждение не противоречат, а дополняют друг друга и сочетаются. Отсюда -
противоправная вина является вместе с тем и моральной виной; виновный в
нарушении советского закона виновен и в нарушении правил коммунистической
нравственности" <**> и т.п.
--------------------------------
<*> Матвеев Г.К. Указ. соч. С. 182.
<**> Там же. С. 201.

Влиянием той же агрессивной идеологии можно объяснить и игнорирование
выработанных в ходе тысячелетнего развития традиционных цивилистических
конструкций. Свидетельством тому может служить следующая фраза из работы
Г.К. Матвеева: "Советское социалистическое право, не знающее деления на
публичное и частное, призвано к защите общественного, политического и
экономического строя социализма. Любые посягательства на этот строй,
угрожающие интересам социалистического общества и его граждан, вызывают
отрицательную санкцию со стороны Советского государства, его органов, в
частности судебных и арбитражных" <*>.
--------------------------------
<*> Матвеев Г.К. Указ. соч. С. 192.

Сразу же оговоримся, что цитируемые места в работе Г.К. Матвеева ни в
коем случае не продиктованы желанием упрекнуть автора либо принизить
значение его исследования. Аналогичные подходы в той или мере присутствовали
во многих трудах по гражданскому праву самых различных правоведов. Это было
присуще (в гораздо большей степени, нежели цивилистике) и другим правовым,
да и в целом гуманитарным дисциплинам.
Мы решились осветить методологические причины появления и широкого
внедрения в цивилистику чуждой ей концепции вины как психического отношения
нарушителя к своему поведению и его результату, надеясь, что эта история
послужит всем нам хорошим уроком и будет способствовать "избавлению от
химер", очищению науки гражданского права. Ведь имеющая многовековую
историю развития цивилистика, во всяком случае, заслуживает уважения и
бережного к себе отношения.

Вина в современном российском гражданском праве
В гражданско - правовых отношениях (кроме обязательств, связанных с
осуществлением предпринимательской деятельности) сам по себе факт
нарушения должником обязательств еще не означает, что у кредитора появляется
право требовать возмещения причиненных этим убытков или применения к
должнику иных мер ответственности.
Необходимым основанием ответственности за неисполнение или
ненадлежащее исполнение обязательства признается наличие вины лица,
допустившего нарушение обязательства в форме умысла или неосторожности.
Данное положение, как уже отмечалось, в прежние годы носило характер
всеобщего обязательного условия гражданско - правовой ответственности (ст. 222
ГК 1964 г.). Однако затем сфера его применения была значительно сужена:
наличие вины перестало служить необходимым основанием ответственности за
нарушение обязательства при осуществлении предпринимательской
деятельности (п. 2 ст. 71 Основ гражданского законодательства 1991 г.). Такое
отношение к наличию вины лица, допустившего нарушение обязательства, как
необходимому основанию ответственности нашло отражение и в действующем ГК
(ст. 401).
Понятие вины в гражданском праве также не остается неизменным. В ГК
1964 г. отсутствовало легальное определение этого понятия, а наука и практика,
как известно, использовали одноименное понятие, раскрываемое в Уголовном
кодексе как психическое отношение лица к своим действиям и к их результату в
форме умысла и неосторожности с той лишь разницей, что в гражданском праве
форма вины является лишь основанием ответственности и поэтому не влияет на
ее размер.
В Основах 1991 г. понятие вины раскрывалось через положение о том, что
должник признается невиновным, если докажет, что он принял все зависящие от
него меры для надлежащего исполнения обязательства (п. 1 ст. 71 Основ 1991 г.).
Такой подход в принципе сохранен и в ГК с одним существенным уточнением:
меры, которые надлежало принять лицу для надлежащего исполнения
обязательства, теперь соотносятся с той степенью заботливости и
осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и
условиям оборота.
Законом или договором могут быть предусмотрены иные условия (помимо
вины) ответственности. Например, при просрочке должника он несет
ответственность за последствия случайно наступившей во время просрочки
невозможности исполнения (ст. 405 ГК). Основанием освобождения
грузоотправителя от взыскания штрафа за непредъявление груза может служить
авария на его предприятии, в результате которой было прекращено производство
на срок не менее трех суток (ст. 145 УЖД), в то же время железная дорога может
быть освобождена от ответственности за неподачу вагонов в случае запрещения
и прекращения или ограничения погрузки грузов, в том числе по причине
крушений и аварий поездов (ст. 146 УЖД). Очевидно, что и в первом, и во втором
случае не исключена вина соответственно грузоотправителя и железной дороги.
Бремя доказывания отсутствия своей вины в случаях, когда наличие вины
является необходимым основанием ответственности, возлагается на лицо,
допустившее нарушение обязательства. Данное положение раскрывает суть
принципа презумпции вины должника в гражданско - правовом обязательстве.
Однако это не освобождает кредитора, предъявившего требование к должнику,
если их спор рассматривается в суде, от необходимости доказать факт
нарушения должником обязательства и в соответствующих случаях наличие
убытков.
Особенности ответственности лица, не исполнившего или исполнившего
ненадлежащим образом обязательство при осуществлении предпринимательской
деятельности, состоят в том, что основанием освобождения его от
ответственности за допущенное нарушение обязательства может служить лишь
невозможность его исполнения вследствие непреодолимой силы. Понятие
"непреодолимая сила" определяется как чрезвычайные и непреодолимые при
данных условиях обстоятельства. К таким обстоятельствам могут быть отнесены
различные исключительные и объективно непреодолимые (в соответствующей
ситуации) события и явления: наводнение, землетрясение, снежные завалы и
иные подобные природные катаклизмы, военные действия, эпидемии и т.п.
Напротив, не могут рассматриваться в качестве непреодолимой силы
обстоятельства, не обладающие признаками исключительности и объективной
непредотвратимости при данных условиях, к примеру отсутствие денежных
средств для оплаты товаров при наличии дебиторской задолженности, нарушение
контрагентами договорных обязательств по поставке сырья, материалов,
комплектующих изделий и т.п.
Законом или договором могут быть предусмотрены иные основания
ответственности или освобождения от нее и в случае, когда допущено нарушение
обязательства при осуществлении предпринимательской деятельности. Однако
во всех случаях не допускается заключение заранее соглашения об устранении
или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства.
Такое соглашение признается ничтожной сделкой.
С учетом изложенного участникам имущественного оборота всякий раз при
заключении договоров, возлагающих на них обязательства, связанные с
предпринимательской деятельностью, целесообразно предусматривать в них
условия, детально регламентирующие ответственность контрагентов за
неисполнение договорных обязательств, включая условия об основаниях
освобождения от ответственности. В противном случае они могут столкнуться с
ситуацией, когда придется нести очень жесткую ответственность, несмотря на
очевидность факта отсутствия вины в неисполнении или ненадлежащем
исполнении условий договора.
Следует обратить внимание на то, что правило о единственном основании
освобождения от ответственности лица, не исполнившего или ненадлежащим
образом исполнившего обязательство при осуществлении предпринимательской
деятельности, - непреодолимой силе, т.е. об ответственности этой категории
должников без учета их вины, является оригинальным по сравнению не только с
российской дореволюционной гражданско - правовой доктриной, но и с
современным законодательством стран континентальной Европы. В нем получила
логически завершенное воплощение идея освобождения должника, нарушившего
обязательство, от ответственности лишь в случае абсолютной невозможности
исполнить обязательство. Однако при этом необходимо учитывать ряд важных и с
теоретической, и с практической точек зрения моментов. Во-первых, фраза "если
докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие
непреодолимой силы" означает, что в круг доказывания должником, стремящимся
быть освобожденным от ответственности, входит то обстоятельство, что
невозможность исполнения обязательства возникла исключительно в силу
действия непреодолимой силы. Если неблагоприятные последствия, вызванные
непреодолимой силой, стали возможными также по причинам, зависящим от
действий должника, не проявившего ту степень заботливости и осмотрительности,
какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота,
должник не может быть освобожден от ответственности.
Во-вторых, к числу чрезвычайных и непредотвратимых обстоятельств Кодекс
не относит отсутствие у должника денежных средств, т.е. действие
непреодолимой силы не может служить основанием освобождения должника по
денежному обязательству, ибо деньги всегда находятся в обращении. И если
сегодня должник оказался без денег, в том числе и по причинам, связанным с
действием непреодолимой силы, завтра деньги у него снова могут появиться.
Освобождение же должника, скажем, не оплатившего переданные контрагентом
товары, выполненные работы или оказанные услуги или не возвратившего сумму
займа, от возмещения причиненных кредитору убытков в этой ситуации может
привести к неосновательному обогащению должника за счет кредитора.
В-третьих, общее правило об освобождении должника, не исполнившего или
ненадлежащим образом исполнившего обязательство при осуществлении
предпринимательской деятельности, только в случае, если надлежащее
исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, допускает
исключения, которые могут устанавливаться законом. В самом Гражданском
кодексе Российской Федерации применительно к отдельным видам договорных
обязательств определены иные правила ответственности должника, не
исполнившего обязательство, которые являются более снисходительными для
последнего и учитывают специфику соответствующих обязательств. Например, по
договору контрактации производитель сельскохозяйственной продукции, не
исполнивший обязательство либо исполнивший ненадлежащим образом, несет
ответственность при наличии вины (ст. 538). По договору энергоснабжения в
случае, если в результате регулирования режима потребления энергии,
осуществленного на основании закона или иных правовых актов, допущен
перерыв в подаче энергии абоненту, энергоснабжающая организация несет
ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных
обязательств при наличии ее вины (ст. 547). Ссудодатель по договору
безвозмездного пользования отвечает за недостатки вещи, которые он
умышленно или по грубой неосторожности не оговорил при заключении договора
(п. 1 ст. 693); ссудодатель отвечает также за вред, причиненный третьему лицу в
результате использования вещи, если не докажет, что вред причинен вследствие
умысла или грубой неосторожности ссудополучателя или лица, у которого эта
вещь оказалась с согласия ссудодателя (ст. 697). По договору на выполнение
научно - исследовательских работ, опытно - конструкторских и технологических
работ исполнитель несет ответственность за нарушение обязательств, если не
докажет, что такое нарушение произошло не по вине исполнителя (п. 1 ст. 777).
Целый ряд специальных правил, исключающих действие общего правила об
ответственности по предпринимательскому обязательству, предусмотрен
нормами ГК, регулирующими договор перевозки. В частности, перевозчик и
отправитель груза освобождаются от ответственности в случае неподачи
транспортных средств либо неиспользования поданных транспортных средств,
если это произошло вследствие не только непреодолимой силы, но и иных
явлений стихийного характера и военных действий; прекращения или ограничения
перевозки грузов в определенных направлениях; в иных случаях,
предусмотренных транспортными уставами и кодексами (п. 2 ст. 794). В
соответствии со ст. 795 ГК за задержку отправления транспортного средства,
перевозящего пассажира, или опоздание прибытия в пункт назначения перевозчик
уплачивает пассажиру штраф, если не докажет, что задержка или опоздание
имели место вследствие не только непреодолимой силы, но и устранения
неисправности транспортных средств, угрожающих жизни и здоровью пассажиров,
или иных обстоятельств, не зависящих от перевозчика. Перевозчик несет
ответственность за несохранность груза или багажа, происшедшую после
принятия его к перевозке до выдачи грузополучателю, если не докажет, что
утрата, недостача или повреждение (порча) груза или багажа произошли
вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и
устранение которых от него не зависело (п. 1 ст. 796).
Особые правила предусмотрены в ГК в отношении ответственности
хранителя по договору хранения за утрату, недостачу или повреждение принятых
на хранение вещей после того, как наступила обязанность поклажедателя взять
эти вещи обратно. В этом случае хранитель отвечает лишь при наличии с его

<< Предыдущая

стр. 115
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>