<< Предыдущая

стр. 121
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

недействительным договора продажи предприятия, по которому в качестве
продавца выступает его должник по обязательству, оставляет открытым вопрос о
том, что же может служить основанием для признания судом договора продажи
предприятия недействительной сделкой: сам факт предъявления кредитором
такого требования или какие-либо иные обстоятельства, оставленные Кодексом
за рамками включенных в него норм.
Если признать, что основанием для признания договора продажи
предприятия недействительной сделкой служит сам факт предъявления
кредитором соответствующего требования, что, собственно говоря, и следует из
формального прочтения п. 2 ст. 562 ГК, где требование кредитора о признании
договора продажи недействительным поставлено в один ряд с другими
бесспорными требованиями о прекращении либо досрочном исполнении
должником (продавцом) обязательства и возмещения причиненных убытков, то
все иные нормы ГК, регламентирующие порядок продажи предприятия, теряют
практический смысл, ибо в принципиальном плане ставится под сомнение сама
возможность продать предприятие, не рискуя "нарваться" на иск одного из
кредиторов о признании договора продажи недействительным.
Следовательно, с теоретической и практической точки зрения вопрос состоит
в том, какие обстоятельства могут служить основанием для признания договора
продажи предприятия недействительным по иску кредитора продавца этого
предприятия.
По-видимому, в данном случае речь идет об одном из проявлений особого
способа защиты прав кредитора, суть которого заключается в наделении
кредитора правом оспаривать сделку, совершенную должником с целью
избавиться от имущества (активов) и тем самым лишить кредитора возможности
обратить на него взыскание (иногда этот способ защиты называют паулиановым
иском). В связи с отсутствием в современном ГК общих правил, регулирующих
этот способ защиты прав кредитора и порядок его применения, обратимся к
другим источникам.
В российском дореволюционном проекте Гражданского Уложения имелись
необходимые нам правила (ст. 1661), в соответствии с которыми в случае
безуспешности обращенного на имущество должника взыскания веритель был
вправе просить суд о признании недействительными сделок должника, коими во
избежание платежа долгов передается, обременяется или обесценивается
принадлежащее ему имущество, насколько такие сделки клонятся к вреду
верителя. Возмездный договор может быть признан по иску верителя
недействительным лишь в том случае, если лица, с коими он заключен, знали о
намерении должника избежать платежа долгов.
Комментируя указанные нормы, члены Редакционной комиссии по
составлению проекта Гражданского Уложения подчеркивали, что они имели в
виду предоставить верителю право оспорить все сделки должника, направленные
к тому, чтобы ослабить свою способность платежа и тем нанести вред верителям
(кредиторам). В основе такого подхода лежало признание того, что имущество
неоплатного должника, не покрывающее взыскание, есть в сущности уже чужое
для должника; хотя он и числится еще хозяином этого имущества, но только
формально, впредь до осуществления взыскания, по существу же вся ценность
его принадлежит уже верителям <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское Уложение: Проект. Том второй. С. 253.

Требование кредитора (верителя) о признании сделок, совершенных
должником, недействительными подлежало удовлетворению лишь при
соблюдении следующих условий.
Во-первых, должно быть установлено, что договор, как сказано в проекте ГУ,
клонится ко вреду верителя, т.е. именно этот договор был причиной
возникновения или увеличения неплатежеспособности должника, причем
достаточно доказать фактическую неплатежеспособность, нет надобности в
объявлении должника несостоятельным (банкротом).
Во-вторых, невыгодность договора для кредиторов (верителей) должника,
являющегося одной из сторон договора, не может сама по себе служить
достаточным основанием к признанию договора недействительным и к
уничтожению прав, вытекающих из этого договора для другой стороны. Для этого
необходимо установить наличие умысла при заключении договора: что договор
был заключен с целью избежать платежа долгов. При этом данное условие
(умысел) рассматривалось российскими правоведами различно применительно к
возмездным и безвозмездным договорам. Признание недействительным
возмездного договора было возможно лишь при наличии умысла у обеих сторон:
как у должника, так и у его контрагента по договору. Объяснялось это отсутствием
справедливого основания при столкновении права, добросовестно
приобретенного третьим лицом по возмездному договору, с правами кредиторов
должника отдавать предпочтение последним. При оспаривании же
безвозмездного договора достаточно было доказать умысел одного должника, так
как право третьего лица (одаряемого), хотя бы и действовавшего добросовестно,
по справедливости, должно уступить праву верителя, который в случае
сохранения силы безвозмездным договором понес бы убытки, между тем как
одаренный с признанием договора недействительным лишился бы только
прибыли.
В-третьих, право на иск о признании сделок, совершенных должником,
недействительными имели лишь те кредиторы, требования которых возникли
ранее заключения должником оспариваемого договора, т.к. невозможно
нарушение прав, еще не существующих.
Таковы основные правила по проекту Гражданского Уложения, регулирующие
особый способ защиты прав кредитора, которого, увы, лишены кредиторы по
действующему сегодня российскому гражданскому законодательству. Что же
касается права кредитора требовать признания недействительным договора
продажи предприятия, продавцом по которому выступает должник (ст. 562 ГК), то
при определении обстоятельств, которые могут служить основанием для
удовлетворения таких требований кредиторов, опыт российских
дореволюционных правоведов может оказаться полезным.
В самом деле, и сегодня, с учетом действующего законодательства, при
столкновении прав и интересов кредиторов должника (продавца предприятия) и
добросовестного приобретателя (покупателя предприятия) нет никаких
справедливых оснований отдавать предпочтение кредиторам. Следовательно, иск
кредитора о признании договора продажи предприятия недействительным может
быть удовлетворен, если будет доказано, что покупатель умышленно
способствовал должнику избежать обращения взыскания на этот имущественный
комплекс или, по крайней мере, знал или должен был знать, что продажа
предприятия приведет к фактической неплатежеспособности продавца или
невозможности удовлетворения требований его кредиторов.

4. Защита слабой стороны в договоре

Одной из основных проблем, решаемых гражданским правом, является
защита слабой стороны в договорном обязательстве. Реализация данной задачи
требует формального отступления от одного из основных принципов гражданского
законодательства - равенства участников гражданско - правовых отношений (ст. 1
ГК). Фактически же, предоставляя слабой стороне дополнительные права и
соответственно возлагая на ее контрагента по договору дополнительные
обязанности, ГК и другие законы тем самым обеспечивают на деле равенство
участников таких договорных отношений.
В юридической литературе проблема защиты слабой стороны в договорном
обязательстве иногда отождествляется с проблемой защиты кредитора. Так, С.А.
Хохлов отмечал, что в обязательствах слабой стороной "реально является
кредитор, потерпевший и другие лица, утратившие то, что им полагается по
закону. Следует подчеркнуть, что защите подлежат имеющие права, а не те, кто
их нарушил. С этой точки зрения должник вообще не должен защищаться правом.
Можно говорить лишь об отсрочке исполнения, учете имущественного положения
должника и о других способах смягчения для него последствий недолжного
исполнения, применяемых в исключительных случаях и обусловленных особыми
социальными обстоятельствами. Но по сути своей обязательственное право - это
совокупность норм, направленных на защиту кредитора и устанавливающих
правовые средства получения причитающегося ему по договору или
внедоговорному обязательству" <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Текст,
комментарии, алфавитно - предметный указатель / Под ред. О.М. Козырь, А.Л.
Маковского, С.А. Хохлова. М., 1996. С. 236 - 237.

С позицией С.А. Хохлова нельзя не согласиться. Действительно, если
говорить о защите гражданских прав, то речь может идти только о защите
субъектов этих прав, каковыми в договорных обязательствах являются лишь
кредиторы, а не должники, нарушившие обязательства. Однако мы в данном
случае говорим о защите слабой стороны в договорном обязательстве в широком
смысле этого слова, имея в виду иной аспект данной проблемы.
Участники имущественного оборота, вступающие в договорные отношения,
располагают различными средствами и возможностями влияния на
формирование обязательства, обеспечение его исполнения и т.п. в силу
различного их профессионального статуса или материального положения, а также
других обстоятельств. Иногда указанные различия достигают степени
несопоставимости, когда один из участников договора не располагает никакими
возможностями оказывать какое-либо влияние на контрагента в целях исполнения
вытекающего из договора обязательства. И напротив, другая сторона, располагая
всеми реальными возможностями, в состоянии диктовать партнеру по договору
свою волю. В самом деле, разве можно сравнить положение коммерческого банка
и гражданина - вкладчика по договору банковского вклада? В подобных ситуациях,
если не предпринять мер на уровне правового регулирования соответствующих
правоотношений, сильная сторона в обязательстве полностью подчинит своей
воле слабую сторону, а последняя попадет в рабскую зависимость к своему
контрагенту. Понятное дело, при таком положении не может быть и речи ни о
равенстве участников гражданских правоотношений, ни о принципе
диспозитивности гражданского права, ни о свободе договора.
Следовательно, задача гражданского права состоит в "выравнивании"
участников имущественного оборота путем установления для слабой стороны
обязательства изначально иных, особых условий участия в договорных
отношениях: льготного порядка заключения, изменения или расторжения
договора, предоставления слабой стороне в обязательстве дополнительных прав
и возложения на ее контрагента дополнительных обязанностей, ужесточения
ответственности сильной стороны в обязательстве за его неисполнение либо
ненадлежащее исполнение и, наоборот, ограничение ответственности слабой
стороны и т.п.
Иллюстрацией к сказанному может служить целый ряд норм, содержащихся в
ГК, которые сформулированы применительно как к общим положениям о
гражданско - правовом договоре и вытекающем из него обязательстве, так и в
отношении отдельных видов договорных обязательств.
Так, необходимостью обеспечить надлежащую защиту прав слабой стороны
в обязательстве продиктовано появление новых для гражданского права
положений о публичном договоре и договоре присоединения.
Основной вопрос в определении гражданско - правового договора как
публичного, с точки зрения обеспечения защиты прав слабой стороны
вытекающего из него обязательства, заключается в выяснении правовых
последствий такой квалификации.
Можно выделить четыре основных последствия для коммерческой
организации, являющейся субъектом публичного договора:
1) для такой коммерческой организации исключается действие принципа
свободы договора: она не вправе по своему усмотрению ни выбирать партнера,
ни решать вопрос о заключении договора. Отказ коммерческой организации от
заключения публичного договора при наличии возможности предоставить
потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него
соответствующие работы не допускается. В противном случае поведение
коммерческой организации будет рассматриваться как необоснованное уклонение
от заключения договора со всем комплексом вытекающих из этого факта
негативных последствий;
2) коммерческая организация, являющаяся субъектом публичного договора,
не вправе оказывать предпочтение кому-либо из обратившихся к ней
потребителей в отношении заключения договора. Исключения из этого правила
могут быть предусмотрены лишь законами и иными правовыми актами.
3) условия публичного договора (в том числе о цене на товары, работы,
услуги) должны устанавливаться одинаковыми для всех потребителей, кроме тех
случаев, когда законами и иными правовыми актами допускается предоставление
льгот для отдельных категорий потребителей;
4) в отличие от обычных гражданско - правовых договоров, споры по
условиям которых могут быть переданы сторонами на рассмотрение суда лишь
при согласии обеих сторон, споры, связанные с заключением публичных
договоров, а также разногласия сторон по отдельным условиям таких договоров
должны разрешаться в судебном порядке независимо от того, имеется ли
согласие на то обеих сторон.
В случае необоснованного уклонения коммерческой организации от
заключения публичного договора такой договор может быть заключен в
принудительном порядке по решению суда. Более того, потребитель вправе
потребовать и взыскания убытков, вызванных уклонением от заключения
договора.
Названные дополнительные обязанности коммерческой организации,
выступающей субъектом публичного договора, ограничения ее волеизъявления
имеют и обратную сторону, а именно: расширение прав контрагентов такой
организации, в качестве которых выступают потребители (слабая сторона в
обязательстве), и возможностей по их защите.
Так же как и публичный договор, отдельным типом гражданско - правового
договора является договор присоединения. Это понятие объединяет в единый тип
те договоры, которые были заключены путем присоединения одной из сторон к
условиям договора, определенным другой стороной в формулярах или иных
стандартных формах.
Критерием выделения из всех гражданско - правовых договоров договоров
присоединения является не существо возникших из него обязательств, как это
имеет место при дифференциации договорных обязательств на отдельные виды
договоров, и не характер деятельности одной из сторон (публичный договор), а
способ заключения договора.
Две характерные особенности присущи всякому договору, который может
быть квалифицирован как договор присоединения:
- во-первых, условия договора присоединения должны быть определены
одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах. Следует иметь в
виду, что к числу таких стандартных форм и формуляров не могут быть отнесены
растиражированные образцы текстов договоров, которые используются многими
организациями. В этих случаях вторая сторона вправе заявить о разногласиях по
отдельным пунктам или по всему тексту договора в целом, и в конечном итоге
условия договора будут определяться в обычном порядке, т.е. по соглашению
сторон;
- во-вторых, условия договора, определенные в соответствующем
формуляре или содержащиеся в стандартной форме, могут быть приняты другой
стороной не иначе как путем присоединения к этим условиям. Это требование
исключает возможность для сторон в договоре присоединения формулировать
условия, отличные от выраженных в стандартной форме или формуляре, по их
соглашению, а для присоединившейся стороны - также и саму возможность
заявлять при заключении договора о разногласиях по его отдельным условиям.
Таким образом, дело стороны, присоединившейся к предложенному
договору, - присоединиться к договору в целом (или не присоединиться к нему).
Это ограничивает ее права, но значительно облегчает процесс заключения
договора и оформления договорных отношений.
Юридические последствия квалификации договора как договора
присоединения заключаются в наделении присоединившейся стороны (как
правило, слабой стороны в обязательстве) правом требовать расторжения или
изменения договора по особым основаниям, которые не признаются таковыми в
отношении иных гражданско - правовых договоров.
Особые основания расторжения или изменения договора присоединения по
требованию присоединившейся стороны заключаются в том, что
присоединившаяся сторона вправе потребовать изменения или расторжения
договора, если он лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по
договорам такого вида, или ограничивает ответственность другой стороны за
нарушение обязательств, либо содержит другие явно обременительные для
присоединившейся стороны условия, которые она, исходя из своих разумно
понимаемых интересов, не приняла бы при наличии у нее возможности
участвовать в определении условий договора. Это обеспечивает дополнительную
защиту прав присоединившейся стороны, которая была лишена возможности
участвовать в определении условий договора.
Обстоятельства, которые служат основанием для расторжения или
изменения договора присоединения, не связаны с незаконностью договора или
его отдельных условий, они скорее являются следствием формулирования
условий в одностороннем порядке, в силу чего увеличивается вероятность
включения в договор присоединения условий, устанавливающих односторонние
преимущества и льготы в отношении стороны, разрабатывающей условия
договора, и, напротив, чрезмерно обременительных условий для
присоединившейся стороны.
Если же говорить о конкретных видах договоров (купля - продажа, аренда,
подряд и т.д.), то в ГК можно обнаружить целый ряд специально выделяемых их
разновидностей, отличительным признаком которых является участие в
соответствующих договорных обязательствах слабой стороны, в качестве
которой, как правило, выступает гражданин - потребитель, а суть специальных
правил, регулирующих указанные разновидности договоров, предопределяется в
первую очередь необходимостью обеспечения защиты (в широком смысле)
слабой стороны в обязательстве, в каком бы положении она ни оказалась (и
кредитора, и должника). Подтверждением сказанного могут служить нормы,

<< Предыдущая

стр. 121
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>