<< Предыдущая

стр. 125
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

основанных на договоре обязательств" (часть третья ст. 32) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Герценберг В.Э., Перетерский И.С. Обязательственное право:
Гражданское Уложение. Книга V. СПб., 1914. С. 6.

И наконец, последнее замечание относительно практики арбитражных судов,
связанной с применением положений Гражданского кодекса Российской
Федерации об основаниях и последствиях недействительности сделок. Допуская,
с одной стороны, чрезмерно широкое применение указанных положений в
отношении договоров, исполненных одним из контрагентов, с другой стороны,
арбитражно - судебная практика не использует все реальные возможности
применения норм о недействительных сделках в ситуациях, когда незаконность
совершенных сделок представляется очевидной. Прежде всего, речь идет о
трактовке понятия "сделка, не соответствующая требованиям закона или иных
правовых актов". В качестве таковой, как правило, признается лишь сделка,
которая не соответствует прямым предписаниям законодательства.
Если же такие прямые предписания отсутствуют, а тем не менее
противоправность сделки не вызывает сомнений, в лучшем случае
предпринимаются попытки косвенным образом "подвести" эту сделку под
конкретную правовую норму, что далеко не во всех случаях является бесспорным.
По поводу таких сделок (совершенных в обход закона) В.М. Хвостов писал:
"Желая достичь цели, противной закону, стороны заключают сделку, не
подходящую по букве под текст закона, но ведущую к достижению того
практического результата, с которым борется закон... Такие сделки ничтожны, ибо
нормы права должны применяться не по букве своей, а согласно с их целью" <*>.
--------------------------------
<*> Хвостов В.М. Указ. соч. С. 154.

Что же мешает в настоящее время квалифицировать сделку, совершенную в
обход закона, как сделку, не соответствующую требованиям закона? Видимо,
решающим является то обстоятельство, что действующий Гражданский кодекс не
включает в себя соответствующее понятие. В то же время юристы помнят, что ст.
30 Гражданского кодекса 1922 г. особо выделяла такие виды противозаконных
сделок, как: сделки, противные закону; сделки, совершенные в обход закона, т.е.
облеченные внешней видимостью законности при фактически противозаконном их
содержании; а также сделки, направленные к явному ущербу для государства.
Однако не следует забывать, что понятие "сделка, совершенная в обход
закона" отсутствовало уже в тексте Гражданского кодекса 1964 г. И между прочим,
обращая внимание на данное обстоятельство, О.С. Иоффе счел необходимым
заметить, что отсюда не следует, что классификация противозаконных сделок,
имевшаяся в ГК 1922 г., "утратила теоретическое значение и лишена какого бы то
ни было практического смысла. Напротив, проводимое в теории различие между
сделками этих видов позволит и на практике не забывать о том, что
противозаконны не только сделки, с очевидностью нарушающие закон, но и такие,
незаконность которых тщательно замаскирована или заключается в явной
ущербности для интересов государства и общества" <*>.
--------------------------------
<*> См.: Иоффе О.С., Толстой Ю.К. Новый Гражданский кодекс РСФСР. Л.:
Изд-во ЛГУ, 1965. С. 61.

6. Защита прав участников имущественного оборота
в публично - правовых отношениях

В последние годы актуальное значение для практики приобрели вопросы,
связанные с защитой прав предпринимателей и организаций от незаконных
действий налоговых, таможенных органов, органов Пенсионного фонда,
ценообразования, Федерального казначейства и других государственных органов,
обладающих административными полномочиями. Еще пять лет назад такие
проблемы не попадали в сферу внимания государственных арбитражей,
поскольку споры с участием указанных государственных органов были исключены
из числа споров, подведомственных государственным арбитражам.
Однако введение в действие нового законодательства о собственности
заставило государственные арбитражи отказаться от позиции стороннего
наблюдателя, так как деятельность названных государственных органов по
применению к участникам имущественного оборота экономической (финансовой)
ответственности, т.е. взысканию с них в бесспорном порядке недоимок по налогам
и иным обязательным платежам, а также различных финансовых санкций с
обращением взыскания на их имущество, не могла не затрагивать субъективные
гражданские права этих лиц. Продолжение политики невмешательства в данные
административно - правовые отношения со ссылкой на неподведомственность
соответствующих споров означало бы отказ от выполнения основных задач
государственных арбитражей (а затем и арбитражных судов) по обеспечению
защиты прав и законных интересов организаций и предпринимателей.
Поэтому сначала в практике государственных арбитражей, а затем и в
арбитражно - процессуальном законодательстве, регулирующем деятельность
арбитражных судов, появились новые категории споров с участием налоговых и
иных административных (контролирующих) государственных органов.
В настоящее время в соответствии со ст. 22 Арбитражного процессуального
кодекса Российской Федерации (АПК РФ) к числу дел, подведомственных
арбитражным судам, относятся: споры о признании недействительными
(полностью или частично) ненормативных актов государственных органов
(включая контролирующие органы), не соответствующих законам и иным
правовым актам и нарушающих права и законные интересы организаций и
граждан; о признании не подлежащим исполнению исполнительного или иного
документа, по которому взыскание производится в бесспорном порядке; о
возврате из бюджета денежных средств, списанных органами, осуществляющими
контрольные функции, в бесспорном порядке с нарушением требований закона
или иного нормативного правового акта.
Таким образом, предприниматели или организации, чьи права нарушены
незаконными действиями налоговых и иных административных органов, могут
использовать следующие способы защиты нарушенных прав: признание акта
соответствующего органа о применении финансовой ответственности
недействительным; возврат из бюджета списанных сумм; признание не
подлежащим исполнению инкассового поручения соответствующего
государственного органа, по которому взыскание должно быть произведено
банком в бесспорном порядке, что может по сути рассматриваться в качестве
такого способа защиты, как пресечение нарушения гражданского права; и
наконец, возмещение убытков, включая упущенную выгоду, причиненных
незаконными действиями налоговых и иных государственных органов.
Арбитражные суды рассматривают тысячи дел с участием налоговых и
других контролирующих органов. Интересно отметить, что, согласно
статистическим данным, в большинстве случаев иски налогоплательщиков,
например, удовлетворяются полностью либо частично.
При рассмотрении таких дел арбитражным судам зачастую приходится
сталкиваться с проблемами, возникающими на стыке частноправовых и публично
- правовых отношений. С особыми, а часто непреодолимыми, трудностями
встречается арбитражно - судебная практика в ситуациях, когда имеются
противоречия между публично - правовыми нормами, которыми руководствуются
в своей деятельности государственные органы, и гражданско - правовыми
нормами, регламентирующими деятельность участников имущественного
оборота. Более того, анализ законодательства и арбитражно - судебной практики
свидетельствует о реальной опасности разрушения довольно высокой степени
защиты прав участников имущественного оборота, обеспечиваемой гражданским
правом, отраслями законодательства, относящимися к публичному праву, и
прежде всего налоговым законодательством. Некоторые нормы налогового
законодательства способны свести к нулю права организаций и
предпринимателей, предоставленные им гражданским правом.
Так, одним из основных положений гражданского права является принцип
свободы договора. Одно из необходимых условий действия названного принципа
в имущественном обороте заключается в том, что сторонам должна быть
предоставлена возможность определять условия договора по своему усмотрению,
за исключением только тех случаев, когда соответствующие условия предписаны
законом или иным правовым актом. Существенным условием практически всякого
договора в сфере предпринимательства является условие о цене за товары,
работы или услуги. По общему правилу данное условие устанавливается в
договоре по соглашению сторон. Изъятие из этого правила составляют лишь
случаи государственного регулирования цен, которые могут быть предусмотрены
только законом. Таким образом, стороны в договоре должны самостоятельно по
соглашению между собой определять цены (тарифы, расценки и т.п.), по которым
производятся расчеты за проданные товары, выполненную работу или оказанные
услуги.
Однако в налоговом законодательстве имеются нормы, препятствующие
использованию сторонами договорных цен и по существу ориентирующие их на
опережающее повышение договорных цен против среднерыночных. В частности,
в соответствии с п. 5 ст. 2 Закона Российской Федерации "О налоге на прибыль
предприятий и организаций" <*> для предприятий, осуществляющих прямой
обмен или реализацию продукции (работ, услуг) по ценам не выше
себестоимости, под выручкой для целей налогообложения понимается сумма
сделки, которая определяется исходя из рыночных цен реализации аналогичных
продукции, работ, услуг, применявшихся на момент исполнения сделки.
--------------------------------
<*> См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и
Верховного Совета Российской Федерации. 1992. N 11. Ст. 525.

Можно привести и другие примеры, иллюстрирующие сказанное. В практике
налоговых органов находят широкое применение меры по бесспорному
взысканию недоимки по платежам в бюджет в виде обращения взыскания на
суммы, причитающиеся недоимщику от его дебиторов.
Между тем, как представляется, бесспорное списание соответствующих сумм
со счетов дебиторов по инкассовому поручению налоговой инспекции
противоречит гражданскому законодательству и по существу лишает
организацию, выступающую в роли дебитора налогоплательщика, возможности
защищать свои права, вытекающие из гражданско - правового обязательства.
В последнее время в сфере налогового законодательства принят ряд
нормативных актов, перечеркивающих принципиальные положения Гражданского
кодекса, регулирующие договор банковского счета, и превращающих
коммерческие банки из равноправного партнера по договору практически в
контролирующий орган. К числу таких актов, к примеру, относится Указ
Президента Российской Федерации от 18 августа 1996 г. N 1212 "О мерах по
повышению собираемости налогов и других обязательных платежей и
упорядочению наличного и безналичного денежного обращения" <*>. Несмотря на
имеющиеся в тексте Указа ссылки на отдельные положения Гражданского
кодекса, которые действительно данным Указом не нарушены, в нем содержатся
нормы, которые противоречат основным положениям Кодекса, регулирующим
договор банковского счета, и прежде всего п. 3 ст. 845, согласно которому банк не
вправе определять и контролировать направления использования денежных
средств клиента и устанавливать другие, не предусмотренные законом или
договором банковского счета ограничения его права распоряжаться денежными
средствами по своему усмотрению.
--------------------------------
<*> См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 35. Ст.
4144.

Между тем в названном Указе Президента Российской Федерации, который,
не являясь законом, не может устанавливать никаких ограничений прав
владельца банковского счета по распоряжению находящимися на нем денежными
средствами, можно найти немало положений, противоречащих ГК. Так, в
соответствии с п. 3 Указа денежные средства, поступающие на любые счета
(кроме т.н. счета недоимщика) предприятий - недоимщиков в банках или иных
кредитных организациях, в том числе на счета их представительств и филиалов, а
также находящиеся на этих счетах остатки денежных средств, за исключением
средств, направляемых на оплату расчетных документов первой и второй групп
очередности платежей, установленной ст. 855 ГК, а также средств целевого
бюджетного финансирования и остатков средств на бюджетных счетах, полностью
перечисляются на счет недоимщика. Банкам и иным кредитным организациям
разрешено отказывать в совершении операций по счетам предприятий -
недоимщиков.
Еще дальше пошли ведомственные нормативные акты. Достаточно
вспомнить нашумевшую историю с печально известным письмом Минфина,
Федеральной налоговой службы и Центрального банка Российской Федерации от
22 августа 1996 г., разъясняющим подведомственным организациям, как обходить
нормы Гражданского кодекса об очередности списания денежных средств с
банковских счетов организаций.
Эта история началась с изменения порядка очередности списания денежных
средств со счета в банке. Речь идет о Федеральном законе от 18 июля 1996 г. "О
внесении изменений и дополнения в п. 2 ст. 855 Гражданского кодекса Российской
Федерации" <*>. Согласно этому Закону при недостаточности денежных средств
на банковском счете организации в третью (привилегированную, стоящую перед
бюджетом) очередь банками должно производиться списание по платежным
документам, предусматривающим перечисление или выдачу денежных средств
для расчетов по оплате труда с лицами, работающими по трудовому договору
(контракту), а также по отчислениям в Пенсионный фонд Российской Федерации,
Фонд социального страхования Российской Федерации и Государственный фонд
занятости населения Российской Федерации.
--------------------------------
<*> Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 34. Ст. 4025.

За этим последовало печально известное письмо Министерства финансов,
Федеральной налоговой службы и Центрального банка Российской Федерации от
22 августа 1996 г., зарегистрированное Министерством юстиции <*>, в
соответствии с которым очередность списания денежных средств с банковского
счета, установленная ст. 855 ГК, не применяется к налоговым платежам, которые
должны вноситься в первоочередном порядке. В ответ последовали
Постановления Государственной Думы от 11 октября 1996 г. "О порядке
применения п. 2 ст. 855 Гражданского кодекса Российской Федерации" и "О факте
грубого неисполнения ст. 855 Гражданского кодекса Российской Федерации" <**>.
И конца этой истории не видно.
--------------------------------
<*> Вестник Банка России. 1996. N 43.
<**> Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 43. Ст. 4870
- 4871.

Действия названных ведомств можно объяснить (ни в коем случае не
оправдать, ибо закон есть закон!) лишь как шаг отчаяния. Совершенно же
очевидно, что неуклонное применение новой редакции п. 2 ст. 855 ГК (что должны
обеспечить все банки и все государственные органы) ведет к разрушению
государства, т.к. не имея поступлений в бюджет, государство не сможет
содержать всю бюджетную сферу; заранее обречены на неудачу любые попытки
реформирования экономики, т.к. производители теперь будут работать
исключительно на зарплату для своих работников; практически неразличимой
становится грань между хорошо и плохо работающими предприятиями.
И еще один пример, на этот раз из области таможенного законодательства.
Указом Президента Российской Федерации от 18 августа 1996 г. N 1209 "О
государственном регулировании внешнеторговых бартерных сделок" <*>,
действие которого, судя по названию, должно было быть ограничено
внешнеторговыми сделками, предусматривающими обмен эквивалентными по
стоимости товарами, работами, услугами, результатами интеллектуальной
деятельности, т.е. именно бартерными сделками, к числу которых, как известно,
не относятся сделки, предусматривающие использование при их осуществлении
денежных или иных платежных средств, установлена обязанность российских
организаций, экспортирующих товары, работы или услуги по сделкам,
предусматривающим осуществление расчетов в денежных или иных платежных
средствах, обеспечить возврат этих средств на свои счета в уполномоченных
банках в сроки, предусмотренные паспортом соответствующей внешнеторговой
сделки (п. 4). При этом таможенным органам и участникам внешнеторговых
сделок предписано исходить из того, что обязательное зачисление на счета в
уполномоченных банках валютной выручки от экспорта товаров в установленном
порядке является требованием таможенного режима экспорта товаров в
соответствии со ст. 98 Таможенного кодекса Российской Федерации (п. 7 Указа).
Эти положения Указа открыли возможность для таможенных органов применять
жесточайшие штрафы за нарушения таможенного режима, предусмотренные ст.
273 Таможенного кодекса Российской Федерации, к российским организациям,
экспортирующим товары, работы, услуги, в том числе и в случаях просрочки
оплаты проданных товаров, выполненных работ, оказанных услуг со стороны их
иностранных контрагентов по внешнеторговым контрактам. Нетрудно заметить,
что при этом нарушаются принципиальные основы правового регулирования
внешнеторгового оборота. Вмешательство государства в договорные отношения,
регулируемые международным частным правом, вряд ли послужит стимулом для
развития внешней торговли.
--------------------------------
<*> Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 35. Ст. 4141.

Можно привести и другие, не столь яркие факты, иллюстрирующие процесс
разрушения частно - правовых принципов нормами публичного права.
К примеру, письмами и разъяснениями Государственной налоговой службы,
Министерства финансов и Центрального банка Российской Федерации были
установлены запреты в отношении банков - кредиторов получать на ссудный счет
и использовать для погашения обязательств заем и денежные средства,
перечисляемые банку контрагентами заемщика в оплату полученных от него
товаров, работ, услуг в соответствии с условиями заключенных между ними

<< Предыдущая

стр. 125
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>