<< Предыдущая

стр. 126
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

договоров. В противном случае налоговыми органами к банкам применяется
ответственность, предусмотренная ст. 15 Закона Российской Федерации "Об
основах налоговой системы Российской Федерации". Об этом, в частности,
говорится в письме Федеральной государственной налоговой службы,
Министерства финансов и Центрального банка Российской Федерации от 5 мая
1996 г. "Об операциях по счетам в коммерческих банках" <*>, в соответствии с
которым банки и иные кредитные организации не имеют права зачислять
средства, получаемые организациями, предприятиями в виде оплаты за
полученную продукцию (работы, услуги) от внереализационных операций, на
ссудные счета. В противном случае коммерческим банкам угрожают серьезные
меры воздействия, вплоть до отзыва лицензии.
--------------------------------
<*> См.: Экономика и жизнь. 1996. N 22.

А между тем Гражданским кодексом (ст. 313) установлено, что исполнение
обязательства (в нашем случае обязательство заемщика по возврату кредита)
может быть возложено должником на третье лицо. Причем в этом случае
кредитор (т.е. коммерческий банк) обязан принять исполнение, предложенное за
должника третьим лицом. Следовательно, с точки зрения гражданского права
действия банка, принимающего на ссудный счет и засчитывающего в погашение
задолженности по кредиту деньги, перечисленные контрагентом заемщика за
поставленные последним товары, выполненные работы или оказанные услуги,
безупречны. Более того, банк - кредитор в такой ситуации не вправе поступать
иначе!
Кстати сказать, практика налоговых органов по применению в подобной
описанной ситуации к банкам ответственности, предусмотренной ст. 15 Закона
Российской Федерации "Об основах налоговой системы", противоречит и самой
названной статье. Там говорится буквально следующее: "В случае неисполнения
(задержки исполнения) по вине банка или кредитного учреждения платежного
поручения налогоплательщика с этого учреждения взыскивается в установленном
порядке пени... начиная с установленного срока уплаты выявленной задержанной
суммы налога". Поэтому для применения этой ответственности необходимо иметь
в совокупности как минимум два обстоятельства: платежное поручение
налогоплательщика и наличие денежных средств на его счете, обеспечивающих
выполнение этого поручения. Очевидно, что иные действия банка (даже если они
нам не нравятся!) не могут влечь ответственности, предусмотренной данной
статьей. В противном случае мы окажемся на пути расширительного толкования
правовых норм об административной ответственности, что неминуемо приведет к
ущемлению прав граждан и организаций.
Что касается арбитражно - судебной практики, то она, как уже было
отмечено, как правило, исходит из приоритета публично - правового
регулирования над частно - правовым, т.е. налогового законодательства над
гражданским. В этом нетрудно убедиться, ознакомившись, к примеру, с
постановлениями Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской
Федерации по налоговым и таможенным спорам, которые регулярно публикуются
в журнале "Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации".
Однако в некоторых случаях Высший Арбитражный Суд Российской
Федерации давал арбитражным судам разъяснения, основанные на
компромиссном толковании как публично - правовых, так и частно - правовых
норм.
Так, на одном из совещаний, состоявшихся в Высшем Арбитражном Суде
Российской Федерации, рассматривался вопрос о том, возможно ли и в каком
объеме применение установленной законом ответственности за нарушения
налогового законодательства к организациям, созданным в результате
преобразования предприятий, допустивших соответствующие нарушения. В
результате обсуждения арбитражным судам даны следующие рекомендации.
В соответствии с Законом "Об основах налоговой системы в Российской
Федерации" <*> налогоплательщиками являются юридические и физические лица,
другие налогоплательщики, на которых в соответствии с законодательством
возложена обязанность уплачивать налоги. Налогоплательщик, нарушивший
налоговое законодательство, несет ответственность, предусмотренную
налоговым законодательством.
--------------------------------
<*> Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и
Верховного Совета Российской Федерации. 1992. N 11. Ст. 527.
При реорганизации юридического лица к вновь возникшему юридическому
лицу переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в
соответствии с передаточным актом или разделительным балансом.
Если на момент реорганизации имущество реорганизуемого юридического
лица уже было обременено обязательствами перед бюджетом по уплате
недоимок и финансовых санкций, эти обязательства наравне с обязательствами
перед другими кредиторами должны быть включены в разделительный баланс
или передаточный акт. Поэтому вновь созданное юридическое лицо, являющееся
правопреемником реорганизованного юридического лица, обязано уплатить как
эту недоимку по налогу, так и санкции, предусмотренные налоговым
законодательством.
Реорганизация юридического лица может быть осуществлена по решению
его учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного
на то учредительными документами. О предстоящей реорганизации
налогоплательщик обязан сообщить налоговым органам в десятидневный срок с
момента принятия решения о реорганизации.
Если налоговый орган, несмотря на такое сообщение, до окончания процесса
реорганизации и составления разделительного баланса (передаточного акта) не
выявил оставшиеся у реорганизуемого юридического лица недоимки, к вновь
созданному юридическому лицу впоследствии не может применяться
ответственность за нарушения налогового законодательства, допущенные
реорганизованным юридическим лицом и выявленные после образования нового
юридического лица. Однако в этом случае сумма недоимки может быть взыскана,
поскольку она представляет собой задолженность перед государством
независимо от того, была ли эта задолженность выявлена на момент
реорганизации <*>.
--------------------------------
<*> См.: Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1995.
N 11. С. 86 - 87.

Следует отметить, что в отдельных случаях Высший Арбитражный Суд
Российской Федерации занимал позицию, в полной мере обеспечивающую
реализацию частно - правовых принципов. К примеру, на одном из заседаний
Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассматривался
вопрос о возможности участия филиалов акционерных обществ в формировании
резервных фондов акционерных обществ за счет валовой прибыли филиалов,
которые, как известно, в соответствии с налоговым законодательством являются
самостоятельными налогоплательщиками наряду с юридическими лицами. Дело в
том, что в соответствии с законодательством о налоге на прибыль валовая
прибыль до налогообложения уменьшается на сумму отчислений в резервные
фонды, создаваемые организациями, для которых предусмотрено создание таких
фондов. Согласно разъяснению Государственной налоговой службы Российской
Федерации и Министерства финансов России от 14 сентября 1993 г.
формирование резервных фондов установлено для акционерных обществ и
связано с величиной их уставного капитала. Поскольку филиалы не образуют
уставного капитала, льготы по налогообложению прибыли на них не
распространяются.
Арбитражно - судебная практика также исходила из того, что лишь
акционерные общества вправе уменьшать валовую прибыль на суммы,
отчисляемые в резервный фонд. За филиалами такое право не признавалось,
поскольку они являются самостоятельными налогоплательщиками.
Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации признал
необходимым изменить арбитражно - судебную практику. Филиал - обособленное
подразделение акционерного общества, имущество филиала, включая всю
валовую прибыль, принадлежит акционерному обществу на праве собственности.
Собственник вправе владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом
по своему усмотрению, за исключением случаев, предусмотренных законом. В
действующем законодательстве отсутствуют нормы, запрещающие акционерному
обществу распоряжаться валовой прибылью своих филиалов путем ее
использования для формирования резервных фондов. Поэтому льготы по
налогообложению, предусмотренные в отношении средств акционерного
общества, за счет которых образуются резервные фонды, должны
распространяться и на средства, полученные филиалами.
Решению проблем, вызванных противоречиями между административно -
правовыми нормами, могло бы способствовать точное и последовательное
применение положений, содержащихся в ст. 2 ГК, согласно которой к
имущественным отношениям, основанным на административном или ином
властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим
финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не
применяется, если иное не предусмотрено законодательством.
Именно исходя из этих положений арбитражно - судебной практикой не были
восприняты многочисленные предложения, касающиеся возможности применения
процентов за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК) в случаях,
когда акт налогового или иного государственного органа, послуживший
основанием для взыскания в бюджет сумм недоимок и финансовых санкций,
впоследствии признается арбитражным судом недействительным. В данном
случае арбитражные суды имеют дело с налоговыми (административно -
правовыми) отношениями, и в то же время как в гражданском, так и в налоговом
(административном) законодательстве отсутствуют какие-либо положения,
предусматривающие начисление на суммы, возвращаемые из бюджета,
процентов за пользование чужими денежными средствами.
Несмотря на непрерывно увеличивающееся число конфликтов между частно
- правовыми и публично - правовыми положениями в российском
законодательстве и правоприменительной практике, а также обострение
существующих между ними противоречий, приобретающих иногда угрожающие
размеры, данная проблема не получила адекватного отражения ни в
законодательстве, ни в правовой доктрине.
В связи с этим нельзя не согласиться с мнением В.Ф. Яковлева о
необходимости "объединения цивилистов и публичников, то есть тех, кто
работает в сфере частного и публичного права, потому что без установления
оптимального соотношения между тем и другим сколько-нибудь совершенного
механизма регулирования экономических отношений нет и быть не может" <*>.
--------------------------------
<*> Яковлев В.Ф. Гражданский кодекс и государство // Вестник Высшего
Арбитражного Суда Российской Федерации. 1997. N 6. С. 136.

В.Ф. Яковлев предлагает и пути решения проблемы устранения
противоречий между публично - правовым и частно - правовым регулированием
имущественных отношений. По его мнению, при этом можно говорить по крайней
мере о трех задачах. Во-первых, установление оптимального соотношения и
взаимодействия публично - правового и частно - правового регулирования
экономических отношений в целом. Речь идет об обеспечении пропорционального
использования для экономического регулирования наряду с гражданским также и
административного, финансового, налогового законодательства. Во-вторых, надо
учитывать имеющее место проникновение одного в другое, в частности наличие
элементов публично - правового регулирования в гражданском законодательстве:
положения о лицензировании отдельных видов предпринимательской
деятельности, о принудительной реорганизации юридических лиц, о
государственной регистрации юридических лиц и сделок с недвижимостью и т.д. И
наконец, в-третьих, важная задача - четко разграничить предметы и сферы
применения публичного и частного права <*>.
--------------------------------
<*> Яковлев В.Ф. Гражданский кодекс и государство // Вестник Высшего
Арбитражного Суда Российской Федерации. 1997. N 6. С. 136 - 138.

Что касается содержательной стороны определения оптимального
соотношения между частно - правовым и публично - правовым регулированием,
то в статье В.Ф. Яковлева приводятся примеры, свидетельствующие о том, что
формальное применение норм гражданского права без учета публично - правовых
правил может привести к разрушению основ государственного устройства.
"Например, в судебной практике вырисовывается проблема огромного значения, -
пишет В.Ф. Яковлев, - связанная с тем, что через судебные решения можно
полностью разрушить государственный бюджет - как его доходную часть, так и
расходную... Стали предъявляться иски о взыскании из государственного бюджета
средств, которые в нем не заложены. Иски предъявляются и гражданами, и
юридическими лицами в порядке защиты прав по Гражданскому кодексу на
основании соответствующих законов или правительственных постановлений. Это
касается законов о ветеранах, о чернобыльцах, нормативных актов о передаче
социально - культурной сферы и жилищ муниципальным образованиям и т.д.
Реализация этих актов часто бюджетом не обеспечена, в нем не предусмотрено
выделение соответствующих средств. Но иски предъявляются в соответствии с
законом. Как быть судам? Видимо, надо удовлетворять эти требования. Но тогда
от бюджета ничего не останется. А бюджет - это тоже закон. И в бюджете нет
лишних средств" <*>.
--------------------------------
<*> Яковлев В.Ф. Гражданский кодекс и государство. С. 136 - 137.

Обеспокоенность автора по поводу возможности разрушения
государственного бюджета нам понятна. Но в целом постановка проблемы в такой
интерпретации вызывает сомнения. Получается, что участники имущественного
оборота могут требовать взыскания с государства только тех средств, которые
выделены по бюджету. Выходит, что государство в лице его органов,
разрабатывая и принимая бюджет, ежегодно само определяет пределы своей
ответственности. А между тем эти пределы ответственности государства
установлены законом. В частности, в соответствии со ст. 16 ГК (императивная
норма!) убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате
незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного
самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не
соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа
или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской
Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или
муниципальным образованием.
Возникает и более общий вопрос: могут ли суды делить законы на удачные и
неудачные, на подлежащие и не подлежащие применению? Такой подход лишил
бы законодателя возможности выявлять недостатки в принятых законах, многие
из которых проявляются лишь в процессе их применения, и, стало быть,
совершенствовать законодательство. Очевидно, к примеру, что, если какой-либо
закон не обеспечен финансированием, надо добиваться его пересмотра, а не
корректировать его судебными решениями. Для законодателя же
дополнительным стимулом могла бы служить судебная практика, связанная с
точным и неуклонным применением соответствующего законодательного акта.
И наконец, самые принципиальные вопросы, решение которых может быть
положено в основу определения оптимального соотношения частно - правового и
публично - правового регулирования экономических отношений. Что следует
признать первичным, приоритетным: интересы государства, его властных структур
или интересы общества; текущее правовое регулирование, имеющее конкретной
целью формирование бюджета государства на очередной год, или стабильные
правила, регулирующие имущественный оборот; приспосабливать ли текущее
регулирование к стабильным правилам имущественного оборота или всякий раз,
решая ту или иную оперативную задачу, изменять принципиальные положения
правового регулирования имущественного оборота? Ответы на эти вопросы нам
представляются очевидными, а сами вопросы риторическими.
Добавим к этому, что история развития человечества дает нам много
примеров, свидетельствующих о том, к каким последствиям приводит
пренебрежительное отношение к частно - правовому регулированию
экономических отношений. Достаточно вспомнить историю последних восьми
десятилетий нашей многострадальной страны, когда большую часть этого
периода отвергалось, в том числе и в экономике, все частное и безраздельно
господствовало публично - правовое регулирование, а затем (в последнее
десятилетие) регулирование имущественного оборота осуществлялось законами -
однодневками, выполнявшими скорее политические задачи, а не роль правил,
регулирующих имущественный оборот.
Теперь же, когда, наконец, появились так необходимые обществу стабильные
правила, регламентирующие имущественный оборот, мы бьем тревогу по поводу
неудобств не приспособившегося к ним публично - правового регулирования!
Если же говорить о конкретных путях решения задачи определения
оптимального соотношения частно - правового и публично - правового
регулирования, то, на наш взгляд, имеющиеся проблемы во взаимодействии
публично - правовых и частно - правовых норм требуют авторитетного судебного
толкования в виде совместного постановления Пленума Верховного Суда
Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской
Федерации. Такое толкование призвано не только дать разъяснения по практике
применения законодательства, но и заложить принципиальные основы,
определяющие порядок применения в судебной практике положений публичного
права, не корреспондирующих частно - правовым нормам. Например,
представляется очевидной необходимость ограничить применение публично -
правовых норм, разрушающих принципы частного права: равенство участников
гражданско - правовых отношений; неприкосновенность собственности; свобода
договора; недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные
дела; необходимость беспрепятственного осуществления гражданских прав;
обеспечение восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.
Целесообразно также в одном из федеральных конституционных законов
предусмотреть механизм устранения противоречий между публично - правовыми
и частно - правовыми нормами на стадии подготовки и принятия соответствующих
законопроектов. Этого можно добиться путем установления законоположения, в

<< Предыдущая

стр. 126
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>