<< Предыдущая

стр. 15
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

КонсультантПлюс: примечание.
Постановление Правительства РФ от 30.12.1994 N 1445 "Об утверждении
Правил поставки газа потребителям Российской Федерации" утратило силу в
связи с изданием Постановления Правительства РФ от 05.02.1998 N 162 "Об
утверждении Правил поставки газа в Российской Федерации".
--------------------------------
<*> См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 2. Ст.
152.

Вместе с тем сфера действия подобных норм, защищающих интересы
государства (общества), после принятия ГК оказалась суженной, что
соответствует общим тенденциям в экономике и в ее правовом регулировании.
Примером может служить отмена материальной ответственности за весовой и
объемный недогруз вагонов и контейнеров при перевозках грузов по железным
дорогам <*>.
--------------------------------
<*> См. Постановление Правительства Российской Федерации от 20 февраля
1995 г. "Об отмене материальной ответственности за весовой и объемный
недогрузы вагонов и контейнеров при перевозках грузов по железным дорогам"
(Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 9. Ст. 754).
КонсультантПлюс: примечание.
Постановление Правительства РФ от 20.02.1995 N 157 "Об отмене
материальной ответственности за весовой и объемный недогрузы вагонов и
контейнеров при перевозках грузов по железным дорогам" утратило силу в связи с
изданием Постановления Правительства РФ от 10.07.1998 N 733 "О признании
утратившими силу некоторых решений Правительства Российской Федерации в
связи с Федеральным законом "Транспортный устав железных дорог Российской
Федерации".

Выше приводились взятые из разных глав ГК примеры, подтверждающие
направленность императивных норм на ту или иную из указанных целей. Однако
существует возможность проиллюстрировать стремление законодателя
обеспечить комплекс соответствующих целей на примере одной и той же статьи.
Имеется в виду, что в рамках ст. 575 ГК ("Запрещение дарения") можно выделить
нормы, защищающие интересы слабой стороны (запрещение дарения от имени
малолетних и граждан, признанных недееспособными, их законными
представителями - п. 1 указанной нормы), интересы кредиторов (запрещение
дарения в отношениях между коммерческими организациями - п. 4), а равно
интересы государства и общества (запрещение дарения государственным
служащим и служащим органов муниципальных образований в связи с их
должностным положением или в связи с исполнением ими служебных
обязанностей, а также работникам лечебных, воспитательных учреждений,
учреждений социальной защиты и других аналогичных учреждений гражданами,
находящимися на лечении, содержании или воспитании, супругами и
родственниками этих граждан - п. п. 2 и 3).
Сосуществование диспозитивных и императивных методов регулирования
рынка служит, таким образом, непременным условием его нормального
функционирования. В этой связи гипертрофия диспозитивных норм, как и любая
иная, не является достоинством законодательства. Не случайно, отмечая
диспозитивный характер большинства норм американского договорного права,
В.П. Мозолин и Е.А. Фарнсворт в совместно написанной ими книге усматривали в
этом одновременно источник как силы, так и слабости американского права <*>.
--------------------------------
<*> См.: Мозолин В.П., Фарнсворт Е.А. Договорное право в США и СССР:
История и общие концепции. М.: Наука, 1988. С. 57 и сл.

Общепризнанное двучленное деление норм на императивные и
диспозитивные в действительности не охватывает всего относящегося к
договорам правового массива. Речь идет о существовании в нем еще и третьего
вида регулирующих договор норм. Имеются в виду факультативные нормы.
Последние отличаются тем, что для их вступления в силу необходимо
положительным образом выраженное согласие сторон.
Хотя удельный вес факультативных норм в договорном праве и невелик, их
существование и особенности имеют принципиальное значение. Так, например, п.
1 ст. 922 ГК закрепляет за поклажедателем право хранения ценностей с
использованием поклажедателем (клиентом) или с предоставлением ему банком
индивидуального сейфа (вариант - ячейки сейфа, изолированного помещения в
банке) только при условии, если это предусмотрено договором. Пункт 2 ст. 592 ГК,
посвященный ограничению прав плательщика на выкуп постоянной ренты,
вступает в действие при наличии в договоре специальных условий, запрещающих
выкуп ренты на протяжении жизни получателя либо в течение определенного
срока (не превышающего 30 лет). Такой же факультативный характер носят
нормы, включенные в п. 1 ст. 851 (клиент обязан оплачивать услуги банка по
совершению операций с денежными средствами, которые находятся на счете
клиента, только в случаях, предусмотренных в договоре).
Наряду со статьями об отдельных видах договоров, помещенными в разделе
IV ГК, есть такие же факультативные нормы и в части I ГК. Примером может
служить п. 1 ст. 76, который допускает установление договором того, что полное
товарищество вправе продолжить свою деятельность в случаях выхода из него
или смерти кого-либо из участников, признания участника безвестно
отсутствующим, недееспособным или ограниченно дееспособным,
несостоятельным (банкротом).
Диспозитивные нормы по общему правилу обладают определенными
преимуществами перед нормами факультативными. В отличие от первых вторые
сами по себе не способны устранять неопределенность во взаимоотношениях
сторон в случаях, когда пробелы в договоре обнаруживаются на стадии его
исполнения или рассмотрения судом спора, возникшего по поводу нарушения
договора. В этой связи замена факультативных норм диспозитивными все же
(опять-таки по общему правилу) заслуживает поддержки, чего нельзя сказать об
обратном процессе - замене диспозитивных норм факультативными.
Ключевую роль для стоящего перед законодателем выбора между
диспозитивной и факультативной нормами играет предположение о значимости,
которую может иметь определенное условие для договоров данного вида (типа).
Если есть основания предположить, что договор не может существовать без того,
чтобы стороны не выразили прямо отношения к соответствующему вопросу,
принимается диспозитивная норма. И наоборот, если вопрос, о котором идет
речь, может быть без ущерба для договора обойден сторонами, целесообразно
соответствующую норму сделать факультативной с тем, чтобы придание ей
правовой силы было связано со включением в договор отсылки к ней. Имеется в
виду, что при последнем варианте не может быть ситуации, при которой норма
приобретет силу без явно выраженной и согласованной воли контрагентов.
В заключение следует еще раз подчеркнуть, что различие между тремя
видами указанных норм можно свести к следующему: императивная норма
действует независимо от того, что укажут стороны в договоре, диспозитивная -
только в случае, когда в договоре не предусмотрено иного, а факультативная -
если в договоре есть прямая отсылка к ней.
Общее для диспозитивных и факультативных норм - и те и другие
укладываются в рамки свободного волеизъявления сторон. Имеется в виду, что
контрагенты могут либо выбрать любой вариант независимо от того,
предусмотрен ли он в диспозитивной или факультативной норме, либо вообще
оставить вопрос без правового регулирования.
Иное дело - императивные нормы, заведомо направленные на ограничение
договорной свободы во имя защиты нуждающихся в этом, с точки зрения
законодателя, особых интересов.

8. Действие норм о договорах во времени

ГК 22 и ГК 64 не содержали специальных правил о действии во времени
гражданских норм, включая те из норм, которые непосредственно рассчитаны на
договоры. Указанный пробел в определенной мере был восполнен актами,
посвященными вступлению в силу соответствующего Кодекса. Имеются в виду
Постановление ВЦИК от 11 ноября 1922 г. "О введении в действие Гражданского
кодекса РСФСР, принятого на 4-й сессии ВЦИК IX созыва 31 октября 1922 г." <*> и
Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 12 июня 1964 г. "О порядке
введения в действие Гражданского и Гражданского процессуального кодексов
РСФСР" <**>.
--------------------------------
<*> См.: СУ 1922 г. N 71. Ст. 704.
<**> См.: Ведомости РСФСР. 1964. N 24. Ст. 416.

Уже первый из этих актов предусмотрел, что нормы соответствующего
Кодекса не обладают обратной силой, а потому на правоотношения, сложившиеся
ко времени вступления его в действие, они не распространяются. Остальные
правила, которые установили порядок вступления в действие Кодекса, составляли
определенное исключение из указанного принципа. Так, в Постановлении от 1
октября 1922 г. предусматривалось: к возникшим до вступления в действие ГК
правоотношениям, которые хотя и допускались действовавшими в этот момент
законами, но были все же недостаточно полно урегулированы ими, Кодекс
применяется. Имелось в виду тем самым использовать этот акт для восполнения
возможных пробелов ранее действовавшего законодательства. Одна из таких
исключительных норм сформировалась в рамках судебной практики <*>.
--------------------------------
<*> В определении по одному из дел, рассмотренных Верховным Судом
СССР, была признана возможность обратного действия всех вообще законов и
постановлений Правительства, в которых на этот счет есть прямое указание (см.:
Советское гражданское право. Т. I. М.: Госюриздат, 1950. С. 92).

Указ от 12 июня 1964 г. также подчеркнул, что Кодекс "применяется к
гражданским правоотношениям, возникшим после введения его в действие". В то
же время в Указе предусматривалось, что по договорным и иным гражданским
правоотношениям, возникшим до 1 октября 1964 г., Гражданский кодекс РСФСР
применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения его
в действие <*>.
--------------------------------
<*> В книге О.С. Иоффе, Ю.К. Толстого "Новый Гражданский кодекс РСФСР"
(Изд-во ЛГУ, 1965. С. 41) приведен такой пример: "Договор жилищного найма
заключен в 1960 г., а излишняя изолированная площадь образовалась у
нанимателя в 1965 г. " (имелось в виду, что Кодекс 1964 г. сузил круг случаев, при
которых допускалось принудительное освобождение такого рода комнат).
Соответственно конечный вывод сводился к необходимости при описанной
ситуации руководствоваться вступившим в силу Кодексом.

Следует в этой связи подчеркнуть, что отказ от обратной силы Кодекса
всегда приводит к тому, что в гражданском обороте сосуществуют два разных
правовых режима: один, основанный на прежних законах, а другой - на вновь
принятом Кодексе. Негативные последствия складывающейся таким образом
ситуации способны оказаться особенно чувствительными для договоров, многие
из которых предполагают длящиеся между сторонами правоотношения.
Однако такими же негативными могут стать именно для договоров
последствия противоположного решения: признания обратной силы Кодекса. Речь
идет о том, что тем самым соглашение сторон утратит в определенной мере
значение. Имеется в виду, что стороны руководствовались действовавшим в этот
момент законодательством; между тем реализовать права и исполнять
обязанности им придется уже в рамках режима, установленного новым Кодексом.
В результате отнюдь не исключается, что изменение обстоятельств, связанных с
введением нового закона, может оказаться столь ощутимым, что, зная о таком
изменении, сторона или даже обе не стали бы вообще заключать договор или по
крайней мере на предусмотренных в нем условиях. Применительно к
действующему Кодексу это была бы ситуация, которую п. 1 ст. 451 ГК признает
достаточной для заявления требования об изменении или расторжении договора
<*>.
--------------------------------
<*> См. гл. IV книги.

В этой связи законодатель всегда вынужден выбирать разные варианты,
допуская в определенных случаях и в определенных пределах исключения из того
общего принципа, о котором шла речь (имеется в виду провозглашенный отказ от
обратной силы).
ГК включил нормы, посвященные действию гражданско - правового акта во
времени, притом как общие, так и специальные. Правила, о которых идет речь,
составляют содержание двух статей Кодекса. Из них первая - ст. 4 ("Действие
гражданского законодательства во времени") распространяется на все
гражданские отношения, а вторая - ст. 422 ("Договор и закон") регулирует только
вопрос о последствиях принятия новых гражданских актов для договоров.
Обе статьи устанавливают соответствующие правила лишь применительно к
одному из возможных правовых источников - закону. И хотя ст. 4 ГК говорит
вначале об "актах гражданского законодательства", в силу п. 2 ст. 3 ГК указанный
термин равнозначен другому: "федеральный закон". Это подтверждается и второй
нормой, включенной в ст. 4. Она прямо указывает на то, что имеется в виду
именно "закон".
Статья 4 ГК помимо запрещения обратной силы закона содержит еще три
положения.
Одно из них устанавливает, что закон все же может распространяться на
отношения, которые возникли до его введения в действие, в случае, если на этот
счет есть прямое указание в законе (п. 1 ст. 4 ГК).
Другое исключение (оно включено в п. 2 ст. 4 ГК) воспроизводит норму,
содержавшуюся во всех ранее принятых Вводных законах к Гражданскому
кодексу: к отношениям, существовавшим до вступления в силу нового
гражданского законодательства, оно применяется к правам и обязанностям,
возникшим после введения его в действие.
Третье исключение носит характер отсылочной нормы (оно содержится также
в п. 2 указанной статьи): к отношениям сторон по договорам, заключенным до
введения в действие акта гражданского законодательства, следует
руководствоваться ст. 422 ГК.
Норма, включенная в ст. 422 ГК, имеет в своей основе принцип Pacta sunt
servanda ("Договоры должны исполняться"). Соответственно эта норма исключает
обратную силу нового законодательства, установленного для договоров, а
следовательно, независимо от того, заключен договор до или после принятия
нового закона, к нему не должен применяться указанный закон. И лишь тогда,
когда на этот счет есть прямое указание в самом законе, он может быть применен
к ранее заключенному договору. Особо подчеркнуто, что имеются в виду только
включенные в новый закон императивные нормы. Тем самым учитывается, что
применение или неприменение диспозитивных норм подчинено воле самих
сторон договора. Поэтому, какой бы ни оказалась редакция договорного условия,
оно считается соответствующим норме диспозитивной.
Принципиальное различие между ст. ст. 4 и 422 ГК сводится в конечном
счете к тому, что положение, в силу которого новый акт распространяет свое
действие на ранее сложившиеся отношения, применительно к правам и
обязанностям, возникшим после вступления в силу нового закона, на договоры не
распространяется, если в самом акте не предусмотрено его обратное действие.
Параллельно со статьями ГК (4 и 422) за его пределами на уровне
федерального закона урегулирован вопрос о последствиях вступления в действие
самого Кодекса. Поскольку новый Кодекс принимается не сразу, было признано
целесообразным, как уже отмечалось, издать два федеральных Вводных закона:
один - от 30 ноября 1994 г. "О введении в действие части первой Гражданского
кодекса Российской Федерации", а другой - от 26 января 1996 г. "О введении в
действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации".
Правовое регулирование договоров включено в состав как первой, так и
второй части ГК. По этой причине оба указанных закона имеют непосредственное
отношение к последствиям принятия соответствующих частей ГК для договоров,
заключенных до момента вступления Кодекса (его частей) в силу.
На наш взгляд, оба этих закона могут рассматриваться с точки зрения и ст. 4,
и ст. 422 ГК как специальные, которые действуют главным образом только
применительно к последствиям вступления в силу одного, конкретного акта -
Гражданского кодекса.
Закон от 21 октября 1994 г., следуя за своим предшественником, закрепил
отказ от обратной силы норм части первой ГК и одновременно предусмотрел, что
"по гражданским правоотношениям, возникшим до введения ее в действие, часть
первая Кодекса применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут
после введения ее в действие" (ст. 5).
Для иллюстрации можно привести такой пример. ГК 64 и новый Кодекс по-
разному определили порядок исчисления убытков, вызванных нарушением
договора. В частности, это выразилось в том, что в отличие от ГК 64,
предусматривавшего необходимость возмещения лицу, чье право было
нарушено, "понесенных расходов" (ст. 219 этого Кодекса), ГК (ст. 15) признает за
потерпевшей стороной возможность заявить требование о возмещении убытков в
виде не только "понесенных расходов", но и тех, которые потерпевшей стороне
еще только предстоит в будущем понести для восстановления своего
нарушенного права. Руководствуясь приведенной статьей Вводного закона, в
случае, когда по вине арендатора возник пожар в арендованном складе и это
имело место после введения в действие ГК, безотносительно к тому, был ли
заключен договор аренды после или до вступления в силу нового Кодекса,
следует руководствоваться ст. 15 ГК. А значит, истцу не придется доказывать, что
затраты на ремонт были им - арендатором - действительно понесены.
Единственное, что надлежит установить, - необходимость ремонта и размер
потребных для этого средств. При этом для вынесения такого решения нет нужды
издавать закон, который распространял бы на договоры аренды, заключенные до
принятия ГК, действие ст. 15.
Таким образом, возникает определенная коллизия между ст. 422 ГК с ее
запретом обратной силы закона и Вводным законом, допускающим при

<< Предыдущая

стр. 15
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>