<< Предыдущая

стр. 16
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

определенных условиях такое обратное действие.
Думается, что следует признать приоритет приведенной нормы Вводного
закона в силу того, что п. 2 ст. 422 ГК предусматривает возможность такого
случая, когда в законе предусмотрено обратное действие соответствующего акта.
Правда, в п. 2 ст. 422 ГК идет речь о ситуации, при которой в новом законе
содержится указание на его обратную силу. Однако, на наш взгляд, не должно
иметь значения, каким образом решен вопрос об отношении к ст. 422 ГК, в самом
новом акте либо в каком-либо ином. Определяющее значение имеет то, что ГК
допускает исключение и что это исключение сделано, как и предполагается в ст.
422, на уровне Закона (имеется в виду Вводный закон).
Указанной позиции, основанной на приоритете ч. 2 ст. 5 Вводного закона к
части первой ГК по отношению ст. 422 ГК, применительно к договорам,
заключенным до принятия нового Кодекса, последовательно придерживается
судебно - арбитражная практика. Соответственно применение старого или нового
Кодекса зависит от того, когда именно возникли права и обязанности по договору,
уже заключенному к 1 января 1995 г., - до или после указанной даты. Так, в одном
из рассматриваемых дел возник вопрос о том, распространяется ли на договор,
заключенный в 1994 г., ст. 395 нового ГК или следует руководствоваться
действовавшими в момент заключения договора Основами гражданского
законодательства 1991 г.?
В Постановлении по данному делу Президиум Высшего Арбитражного Суда
РФ признал, что, если договор был заключен до 1 января 1995 г., т.е. до даты
принятия нового ГК, и обязанность по оплате также существовала до этого
времени, но осталась невыполненной и после 1 января 1995 г., кредитор вправе
потребовать от должника уплаты 5 процентов годовых в силу Закона (п. 3 ст. 66
Основ гражданского законодательства 1991 г.) с момента неисполнения
обязанности и до 1 января 1995 г. Поскольку иск был заявлен о взыскании
процентов на основании ст. 395 ГК за весь период просрочки платежа, Президиум
Высшего Арбитражного Суда РФ указал, что нижестоящий суд правильно
применил взыскание процентов по ст. 395 ГК за неплатеж по данному основанию
с 1 января 1995 г. Не придавая Закону обратной силы, он отказал во взыскании
соответствующих процентов за 1994 г. Право взыскания процентов по
основаниям, предусмотренным ст. 395 ГК, возникло у истца только в связи с
введением в действие Кодекса, т.е. с 1 января 1995 г. Таким образом, была
допущена возможность применения, именно благодаря существованию на этот
счет Закона (имеется в виду Вводный закон), нормы, которая появилась уже после
заключения договора <*>.
--------------------------------
<*> Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1996. N 12.
С. 87. Аналогичная позиция, связанная с применением той же ст. 395 ГК,
выражена и в других арбитражных делах (Вестник Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации. 1996. N 7. С. 91; 1997. N 4. С. 80 - 81 и др.).

Еще в одном из опубликованных дел Президиум Высшего Арбитражного
Суда РФ, подтверждая необходимость руководствоваться ст. 395 ГК к договору,
заключенному до вступления в силу ГК, обратил внимание на следующее:
"Поскольку отношения между сторонами возникли до 1 января 1995 г. и
продолжали существовать после этой даты, требование о применении
ответственности за неисполнение денежного обязательства, начиная с 1 января
1995 г., подлежит удовлетворению" <*>. Указанное Постановление представляет
особый интерес в связи с тем, что не только заключение договора, но и его
нарушение имели место до вступления в силу нового ГК. В данном случае
исходное положение арбитражной практики опирается, очевидно, на то, что
длящиеся нарушения могут рассматриваться как непрерывная цепь нарушений с
тем, что к каждому из них должна применяться норма, действовавшая ко дню
совершения соответствующего нарушения. Таким образом, применительно,
например, к задолженности, возникшей до вступления в силу ГК, проценты за
период до 1 января 1995 г. начисляются в размере 5 процентов годовых (на
основе ст. 66 Основ гражданского законодательства 1991 г.) и в размере ставки
рефинансирования Центрального банка РФ (ст. 395 ГК), начиная с 1 января 1995
г.
--------------------------------
<*> Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1997. N 3.
С. 57. В подтверждение необходимости применения Вводного закона в случаях
его коллизии со ст. 422 ГК можно привести и еще один пример. Так, вывод о
применении нового Кодекса в соответствующих случаях сделан в решении по
делу, связанному с договором поручительства (договор заключен 6 октября 1994
г., а срок основного обязательства, нарушенного должником, - 6 января 1995 г.)
(Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1997. N 5. С. 97).

Статья 12 Вводного закона от 30 ноября 1994 г. установила, что порядок
заключения договоров, предусмотренный гл. 28 Кодекса ("Заключение договора"),
применяется к договорам, если соответствующая оферта направлена после 1
января 1995 г.
Приведенная норма также может признаваться исключением из ст. 422,
поскольку последняя, как уже отмечалось, предусматривает, что ГК
распространяет действие на договоры, заключенные после вступления его в силу.
Между тем договор признается заключенным, в соответствии с п. 1 ст. 433 ГК, "в
момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта". Следовательно, при
отсутствии Вводного закона, руководствуясь ст. 422 ГК, пришлось бы сделать
вывод, что новый Кодекс должен распространяться на все договоры, по которым
акцепт направлен и получен оферентом после 1 января 1995 г., и независимо от
того, когда именно была направлена оферта.
Приведенный вывод будет иметь значение для всех иных новых актов. При
применении к ним ст. 422 ГК во внимание должен приниматься момент, указанный
в ст. 433 ГК, и, соответственно, время направления оферты не должно иметь
самостоятельного значения.
Законодатель вместе с тем учел, что к моменту принятия ГК новый закон о
регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, о котором идет речь
в ст. 131 ГК, еще не был принят. В этой связи предусмотрено (ст. 8), что до
принятия указанного закона применяется ранее установленный порядок. С
принятием такого Закона <*> эта норма утратила силу.
--------------------------------
<*> См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 30. Ст.
3594.

Наконец, в том же Вводном законе (ст. 9) положительно решен вопрос об
обратной силе первой части ГК в случаях, когда предметом требований служит
признание сделки недействительной и применение связанных с этим
последствий. Имеется в виду, что, если дело рассматривается после 1 января
1995 г., надлежит руководствоваться новым ГК (его ч. 1) независимо от того, когда
именно была совершена сделка <*>. Вводный закон оставляет открытым вопрос о
ничтожных сделках, которые, как таковые, являются недействительными
независимо от решения суда, притом с самого начала их заключения. Как
предусмотрено п. 32 Постановления Пленумов РФ N 6/8, стороны могут
обращаться в суд с требованием о признании такого рода сделок
недействительными и по этой причине применения установленных последствий
их заключения <**>. Очевидно, при заключении сделки в период действия старого
ГК следует руководствоваться основаниями признания сделки ничтожной,
указанными в старом и появившемся новом Кодексах.
--------------------------------
<*> В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и
Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28 февраля 1995
г. N 2/1 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой
Гражданского кодекса Российской Федерации" (Вестник Высшего Арбитражного
Суда Российской Федерации. 1995. N 5. С. 52) подчеркивается, что
соответствующее указание Вводного закона относится к сделкам, которые
совершены до 1 января 1995 г., но решение о признании их недействительными
принимается после этой даты.
<**> Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1996. N 9.
С. 13.

Закон от 26 января 1996 г., посвященный вступлению в действие второй
части ГК, содержит значительно большее число норм по сравнению с
аналогичным Законом, принятым по поводу первой части ГК.
В соответствии со ст. 5 Закона от 26 января 1996 г. часть вторая Кодекса
применяется к обязательственным отношениям, которые возникли после
введения ее в действие, а к отношениям, возникшим до 1 марта 1996 г. (дня
вступления в силу второй части), - только к правам и обязанностям, которые
возникли после введения ее в действие.
Вместе с тем существуют и определенные различия в подходе каждого из
Вводных законов к решению некоторых общих вопросов.
Так, ст. 6 Закона от 26 января 1996 г. устанавливает, что нормы второй части
о порядке заключения договоров отдельных видов, их форме и государственной
регистрации применяются в случаях, когда оферта направлена после вступления
в силу второй части ГК. Однако, если оферта была направлена до 1 марта 1996 г.,
а договор был заключен после 31 марта 1996 г., применению подлежат нормы
второй части нового ГК о форме отдельных типов (видов) договоров, а также об
их государственной регистрации. Первое отличие состоит в том, что ст. 12
Вводного закона к первой части ГК, включившая коллизионные нормы по тем же
вопросам (имеется в виду отсылка к гл. 28, в которой содержатся нормы,
посвященные, в частности, порядку заключения и форме договоров), ни при каких
условиях не допускает действия нового ГК, если оферта направлена до
вступления в силу соответствующей части Кодекса. Цель новеллы, включенной в
Вводный закон ко второй части, состоит в том, чтобы "предоставить сторонам
возможность оформить свои отношения по новым правилам" <*>.
--------------------------------
<*> См.: Звеков В.П. Гражданский кодекс Российской Федерации: Вводный
закон. Часть вторая. Текст. Комментарии. Алфавитно - предметный указатель. М.,
1996. С. 245.
По этому поводу следует отметить, что ст. 6 Закона от 26 января 1996 г.
расширяет возможности применения второй части ГК к договорам за счет
случаев, при которых оферта направлена до 31 марта 1996 г., только в отношении
двух вопросов - формы и государственной регистрации. Остается неясным, каким
должен быть ответ на вопрос, охватывается ли указанное расширение (вторая
часть нового ГК распространяется на случаи отправки оферты и до 1 марта 1996
г., если только договор заключен до 1 марта 1996 г.) и к другим вопросам,
связанным с порядком заключения договора? Очевидно, в силу исключительного
характера соответствующей нормы п. 6 Вводного закона надлежит признать, что
предварительное условие применения второй части ГК - завершение процедуры
заключения договора 31 марта 1996 г. - не распространяется на все иные, кроме
формы и регистрации, вопросы. Таким образом, проблема, которая может
возникнуть, должна, очевидно, решаться в соответствии с первой, общей нормой
ст. 6 Вводного закона, а это означает, что старое законодательство (ГК 64 и
Основы 1991 г.) действует в отношении порядка заключения договора, по которым
оферта направлена после 1 марта 1996 г.
Статья 7 Закона от 26 января 1996 г. предусматривает, что впредь до
введения в действие Федерального закона о регистрации прав на недвижимое
имущество и сделок с ним (т.е. Закона от 17 июня 1997 г., вступившего в силу
через три месяца после его официального опубликования) для договоров,
предусмотренных ст. ст. 550, 560 и 574 ГК, сохраняли силу правила об
обязательном нотариальном удостоверении таких договоров, установленные
законодательством до введения в действие части второй Кодекса. Смысл
соответствующей статьи состоит в том, что все сделки, о которых идет речь в
указанных трех статьях, - о купле - продаже недвижимости, купле - продаже
предприятий и дарении - подлежали нотариальному удостоверению независимо
от даты их заключения, в случае если на этот счет существуют ранее принятые
нормы.
Прежде всего, таким образом, речь идет о купле - продаже. В соответствии
со ст. 239 ГК 64 обязательное нотариальное удостоверение было необходимо
только для договоров купли - продажи жилого дома (части дома), который
находится в городе, рабочем, курортном или городском поселке, при условии,
если хотя бы одной из сторон является гражданин. В таком же случае подлежал
нотариальному удостоверению и договор купли - продажи дачи. Статья 257 ГК 64,
посвященная дарению, включала отсылку к форме, установленной ст. 239 ГК
(имелось в виду обязательное удостоверение у нотариуса), лишь в отношении
договора дарения жилого дома. Можно указать также на Закон РФ от 23 декабря
1992 г. "О праве граждан Российской Федерации на получение в частную
собственность и на продажу земельных участков для ведения личного подсобного
и дачного хозяйства, садоводства и индивидуального жилищного строительства"
<*>. Им предусмотрено обязательное нотариальное удостоверение договора
купли - продажи земельного участка между гражданами. По этой причине указание
на то, что, исходя из приведенной нормы Вводного закона, следует признать
обязательной нотариальную форму для указанных в ст. ст. 550, 560 и 574
договоров, заключенных по поводу недвижимости до вступления в силу Закона от
17 июня 1994 г., представляется все же обоснованным.
--------------------------------
<*> См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и
Верховного Совета Российской Федерации. 1993. N 1. Ст. 26.

Соответствующая норма Вводного закона является отсылочной.
Следовательно, нотариальному удостоверению по основаниям, указанным в
Вводном законе, могли подлежать договоры только в случае, если об этом прямо
указано в ранее действовавшем законодательстве.
Расширен круг изъятий из ст. 422 ГК по сравнению с тем, который
существовал в Законе от 30 ноября 1994 г. Закон от 26 января 1996 г. к случаям,
когда по обязательственным отношениям, сложившимся до 1 марта 1996 г., права
и обязанности возникнут после указанной даты, присоединил еще два (ст. 8). Так,
обязательные для сторон нормы части второй Кодекса о расторжении договоров
(основаниях, последствиях и порядке) применяются к действующим после 1 марта
1996 г. договорам, заключенным не только после, но и до этой даты. Точно так же
обязательные для сторон нормы части второй ГК об ответственности за
нарушение договора независимо от даты его заключения подлежат применению
при условии, если заключенным до 1 марта 1996 г. договором не предусмотрена
иная ответственность за нарушение таких обязательств.
Общим для обоих случаев является то, что в них речь идет о последствиях,
связанных с определенным юридическим фактом, порождающим право на
расторжение договора или наступление гражданской ответственности. А
поскольку это так, есть основания рассматривать соответствующую норму Закона
от 26 января 1996 г. как такую, которая представляет собой отдельный случай
более общей нормы, существовавшей во Вводных законах, - о правах и
обязанностях, возникших после вступления в силу обеих частей нового ГК.
Обращает на себя внимание и еще одно положение Закона от 26 января
1996 г. Имеется в виду, что нормы части второй ГК, которые определяют
содержание договоров отдельных видов, распространяют свое действие только
на те из них, которые заключены после введения в силу этой части (ст. 6). Отсюда
от противного может быть сделан вывод, что к договорам, заключенным до 1
марта 1996 г., применяется в отношении содержания, помимо общей части, то
законодательство, которое действовало в момент заключения договора.
Указанная норма, таким образом, является прямым результатом действия ст. 422
ГК, т.е. содержащегося в ней указания: по отношению к договорам в качестве
общего правила закон обратной силы не имеет.
Таким образом, существуют определенные расхождения между обоими
Вводными законами. Применительно к договорам по этой причине возникают по
крайней мере две проблемы. Первая связана с тем, что договоры регулируются
как первой, так и второй частью ГК. Между тем буквальное применение правил
Вводных законов дает основание для вывода, что нормы каждой части ГК имеют
разные пределы действия во времени. Однако такой вывод будет означать
подчинение конкретного договора, для которого один из Вводных законов
отсылает к новому, а другой - к старому Кодексу, разным режимам. А это способно
породить иногда трудности, поскольку вторая часть ГК увязана с его первой
частью.
Другая проблема связана с договорами, которые вообще не выделены во
второй части.
На наш взгляд, существует определенный путь решения вопроса: должен
действовать единый Вводный закон, а для этой цели оба указанных акта должны
быть объединены и тем самым возникший разрыв ликвидирован. Это может быть
сделано, однако, только после принятия третьей части ГК.
В заключение следует отметить, что принцип, исключающий обратное
действие норм, является признанным не только для гражданского, но и для ряда
других отраслей права. Особый интерес приобретает, в частности, уголовное
право, которое последовательно исходит из того, что обратную силу имеет только
уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или
иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление.
Одновременно подчеркнуто, что уголовный закон, который устанавливает
преступность деяния, усиливает наказание или иным образом ухудшает
положение лица, совершившего преступление, обратной силы не имеет (ст. 10 УК
РФ 1996 г.). Аналогичные нормы, ставящие возможность распространения
обратного действия нового акта в зависимость от того, смягчает или отменяет
этот акт ответственность либо, напротив, устанавливает или усиливает
ответственность, действуют в административном праве (имеется в виду ст. 9
Кодекса РСФСР об административных правонарушениях и ст. 234 Таможенного
кодекса РФ, также регламентирующая административную ответственность в
соответствующей области).
В отличие от Уголовного кодекса и актов административного права ГК при
решении вопроса об обратной силе закона подобной дифференциации не
проводит. Однако это не означает, что гражданскому праву учет возможных
последствий применения принципа обратной силы (ст. 10 УК РФ) вообще
неизвестен. Так, еще Л. Эннекцерус отмечал, что "применение нового права
исключается, если бы оно отличалось не оправдываемой вескими основаниями

<< Предыдущая

стр. 16
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>