<< Предыдущая

стр. 17
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

суровостью". В качестве примера автор обращается к принятым в разное время
ужесточениям поземельных книг и ограничению крестьянского землевладения
<*>. Правда, сам Л. Эннекцерус предполагал учитывать данное обстоятельство
(суровость!) прежде всего при толковании норм.
--------------------------------
<*> См.: Эннекцерус Л. Курс Германского гражданского права. Т. I. Полутом I.
М.: Изд-во иностранной литературы, 1949. С. 210 - 211.

В нашей стране высказывалась сходная точка зрения, подтвержденная
конкретными примерами. При этом имелось в виду применение к ранее
заключенным договорам нового закона с учетом того, что в одних случаях
облегчался, а в других ужесточался соответствующий режим.
Так, Б.И. Пугинский ссылался на разъяснение уполномоченных
Правительством органов соответствующей нормы Положений о поставках 1988 г.
С учетом того, что указанные акты отменили или уменьшили ответственность за
определенные нарушения, было признано, что соответствующие их нормы
должны распространяться и на ранее заключенные договоры <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гражданское право: Учебник / Под ред. Е. А. Суханова. Т. I. М.: БЕК,
1993. С. 36 - 37.

В ряде случаев устранение неблагоприятных последствий придания
обратной силы новому акту, ужесточавшему соответствующий правовой
(экономический) режим, осуществляется самим законодателем и служит в
известной мере гарантией для участников гражданского оборота, в частности
связанных между собой договорами.
Примером может служить Указ Президента Российской Федерации от 27
сентября 1993 г. "О совершенствовании работы с иностранными инвестициями"
<*>, который установил, что "издаваемые нормативные акты, регулирующие
условия функционирования на территории Российской Федерации иностранных и
совместных предприятий, не действуют в течение трех лет в отношении
предприятий, существующих на момент вступления в силу этих актов. Данное
положение не распространяется на нормативные акты, обеспечивающие более
льготные условия функционирования на территории Российской Федерации
иностранных и совместных предприятий".
--------------------------------
<*> Собрание актов Российской Федерации. 1993. N 40. Ст. 3740.
Сходная норма содержится и в Законе от 26 июня 1991 г. "Об
инвестиционной деятельности в РСФСР" <*>. Так, в силу п. 2 ст. 7 указанного
Закона условия договоров (контрактов), заключенных между субъектами
инвестиционной деятельности, сохраняют силу на весь срок действия договоров.
В случаях, когда после их заключения законодательством, действующим на
территории России, установлены условия, которые ухудшают положение
партнеров, договоры (контракты) могут быть изменены. Смысл этой нормы
состоит в предоставлении каждому из контрагентов права ссылаться на то, что
закрепленные в контракте условия для него ухудшились. При этом указанные
обстоятельства должны быть приняты во внимание судом, рассматривающим
требования о расторжении или изменении договора, а также в некоторых иных
случаях.
--------------------------------
<*> См.: Ведомости Верховного Совета Российской Федерации. 1991. N 29.
Ст. 1008.

В приведенном смысле представляет интерес и Закон РФ от 6 декабря 1995
г. "О соглашениях о разделе продукции". В нем предусмотрена аналогичная
ситуация и приведено аналогичное решение: в случае, если в течение срока
действия соглашения законодательством РФ, законодательством субъектов РФ и
правовыми актами органов местного самоуправления будут установлены нормы,
ухудшающие коммерческие результаты деятельности инвестора в рамках
соглашения, в него вносятся изменения, обеспечивающие инвестору
коммерческие результаты, которые он получил бы при применении
действовавших на момент заключения соглашения законодательства РФ и
законодательства субъектов РФ, а также правовых актов органов местного
самоуправления.
В некоторых случаях сходные нормы носят менее определенный характер.
Так, Временное положение о финансировании и кредитовании капитального
строительства на территории Российской Федерации <*> предусматривает
применительно к долгосрочным договорам, заключенным государством,
представляемым Министерством финансов РФ, банками и заемщиками
(застройщиками), что условия таких договоров определяются на весь срок
действия договора, но, если после его заключения будет принято
законодательство, ухудшающее положение контрагентов (партнеров), в договор
"могут быть внесены изменения".
--------------------------------
<*> Утверждено Постановлением Правительства Российской Федерации 21
марта 1994 г. (Собрание актов Российской Федерации. 1994. N 13. Ст. 996).

9. Действие норм о договорах в пространстве

Законодательство о договорах, как часть гражданского законодательства в
целом в силу п. "о" ст. 71 Конституции, составляет предмет ведения Российской
Федерации. Опираясь на указанную норму, п. 1 ст. 3 ГК предусмотрел: в
соответствии с Конституцией гражданское законодательство находится в ведении
Российской Федерации.
В связи с приведенными основополагающими для всего гражданского права
положениями возникают два вопроса: является ли исчерпывающим в ст. 3
перечень составляющих гражданское законодательство нормативных актов и
могут ли принимать гражданско - правовые нормы субъекты Федерации и
муниципальные образования? Обычно на первый следует положительный, а на
второй - отрицательный ответ.
Так, в частности, отмечается: "Статья 71 Конституции РФ установила, что
гражданское законодательство находится в ведении Российской Федерации. В
соответствии с этим органы власти и управления субъектов Российской
Федерации не вправе издавать нормативные акты, содержащие нормы
гражданского права" <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право. Ч. I. СПб., 1996. С. 32.

Аналогичный вывод сделан и в другой работе: "По Конституции РФ
гражданское законодательство - предмет исключительного ведения РФ..., что
означает невозможность принятия каких-либо актов, содержащих нормы
гражданского права, ее субъектами, тем более органами местного
самоуправления" <*>.
--------------------------------
<*> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. М.:
Юстицинформцентр, 1995. С. 19.

Разумеется, нет никаких оснований для отступления от принципов
распределения компетенции, зафиксированных в Конституции РФ, в том числе и в
ее ст. 71. На развитие этих принципов направлено Положение о порядке работы
по разграничению предметов ведения и полномочий между федеральными
органами государственной власти и органами государственной власти субъектов
Российской Федерации и о взаимной передаче осуществления части своих
полномочий федеральными органами исполнительной власти и органами
исполнительной власти субъектов Российской Федерации, утвержденное Указом
Президента Российской Федерации от 12 марта 1996 г. <*>. В Положении
подчеркнуто, что не допускается изъятие или перераспределение предметов
ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации,
установленных соответственно ст. 71 и 72 Конституции Российской Федерации.
Приведенное разграничение позволяет, например, сделать вывод, что, когда
Распоряжением мэра г. Москвы от 29 февраля 1996 г. было утверждено
Положение о порядке содержания казино, в той части, в какой данный акт
регулирует виды игр, порядок их ведения, отношения между участниками игр, т.е.
сторонами соответствующего договорного отношения, принятие Положения
выходит за пределы компетенции субъекта Федерации. Следовательно, сам
правовой акт, о котором идет речь, оказывается лишенным необходимого
основания.
--------------------------------
<*> См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 12. Ст.
1058.

И все же, на наш взгляд, столь категорические выводы, отрицающие
полностью возможность принятия гражданско - правовых актов субъектами
Федерации, вызывают сомнение. Закрепление исключительной компетенции РФ в
области гражданского законодательства прежде всего не исключает ситуации, при
которой федеральный орган поручает субъекту Федерации издать определенный
акт. В конечном счете принятый таким образом акт опирается на компетенцию
именно федерального, а не местного органа.
Подтверждением могут служить Указ Президента РФ от 28 февраля 1995 г.
"О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)" <*> и
изданное на его основе одноименное Постановление Правительства РФ от 7
марта 1995 г. <**>. В обоих этих актах идет речь о предоставлении субъектам
Федерации по специально утвержденным Перечням видов продукции и услуг, по
которым на внутреннем рынке Российской Федерации регулирование
осуществляют органы исполнительной власти субъектов Федерации, и по такому
же Перечню услуг транспортных, снабженческо - бытовых и торговых организаций
право вводить государственное регулирование тарифов и надбавок. В Указе
особо отмечено, что регулируемые государством цены (тарифы) - идет речь в
равной мере об актах федеральных органов и органов субъектов Федерации -
применяются на внутреннем рынке Российской Федерации всеми предприятиями
и организациями, независимо от их организационно - правовых форм и форм
собственности, если иное не установлено актами законодательства Российской
Федерации.
--------------------------------
<*> См. Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 10. Ст.
859; N 28. Ст. 2645.
<**> См. там же. 1995. N 11. Ст. 997.

Исключение какой бы то ни было нормотворческой деятельности субъектов
Федерации в области гражданского права снимает вопрос о делегировании
федеральными органами своего права на издание определенного нормативного
акта. С этим трудно согласиться. На наш взгляд, правильную позицию в
рассматриваемом вопросе занимает В.П. Мозолин. Сложившейся практике
соответствует его утверждение, что "Российская Федерация вправе...
делегировать субъектам Федерации по договору или в одностороннем порядке
право на принятие законов и иных нормативных правовых актов по отдельным
видам отношений, регулируемым гражданским законодательством РФ. Так, вряд
ли целесообразно на федеральном уровне принимать законы и иные
нормативные правовые акты, касающиеся специфически местных услуг или
товаров национального характера, оказываемых или производимых на
территории отдельного национального округа" <*>.
--------------------------------
<*> Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. Научно -
практический комментарий. М.: БЕК, 1996. С. 15.

Особое значение имеет вопрос о компетенции субъектов Федерации
применительно к отношениям, охваченным ст. 72 Конституции РФ.
Статья 72 Конституции РФ отнесла к совместному ведению Российской
Федерации и субъектов РФ, среди прочего, вопросы владения, пользования и
распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами (п.
"в" ст. 72), а также жилищное, земельное, водное, лесное законодательство,
законодательство о недрах (п. "к" ст. 72). А это означает, как следует из п. 2 ст. 76
Конституции РФ, что субъектам Федерации предоставлено право по всем
перечисленным вопросам принимать в соответствии с федеральными законами
собственные законы и иные нормативные акты.
Известно, что неотъемлемую часть ГК составляет хотя и не вступившая еще
пока в силу гл. 17 "Право собственности и другие вещные права на землю" <*>.
Указанная глава, среди прочего, определяет порядок реализации
соответствующих прав на основе гражданско - правовых договоров. Можно
указать также и на то, что ГК регулирует, хотя и в самом общем виде, договоры о
залоге недвижимости - ипотеке.
--------------------------------
<*> В соответствии со ст. 13 Вводного закона к первой части ГК гл. 17
Кодекса будет введена в действие со дня введения в действие нового Земельного
кодекса.

Следовательно, по крайней мере часть отношений по поводу земли, и
прежде всего договорные, составляют область гражданского права. К этому
следует добавить, что, поскольку ст. 72 Конституции РФ является все-таки
специальной по отношению к общей - ст. 71, можно сделать вывод, что
гражданско - правовые отношения, имеющие своим предметом землю, ее недра,
леса и воды, в случаях, когда они затрагивают вопросы, указанные в ст. 72
Конституции РФ, представляют собой сферу совместной компетенции. Думается,
что это соответствует и п. 3 ст. 36 Конституции РФ: "Условия и порядок
пользования землей определяются НА ОСНОВЕ (курсив наш. - Авт.)
федерального закона". Известно, что по этому пути пошла и нормотворческая
практика субъектов Федерации.
На наш взгляд, можно считать еще более убедительным признание за
субъектами Федерации определенной компетенции в области гражданского права
в связи с включением Конституцией в совместное ведение Российской Федерации
и субъектов РФ жилищного законодательства.
В современных экономических условиях, когда основная масса жилищного
фонда представляет собой частную собственность, основными в жилищном
законодательстве являются нормы гражданского права <*>. Без этих норм
жилищное законодательство существовать не может. Указанная отрасль
законодательства в ее современном виде только складывается. Однако и среди
небольшого числа актов, принятых после вступления в силу действующей
Конституции РФ, можно указать на такие, которые положительно решают вопрос о
нормотворческой компетенции субъектов Федерации.
--------------------------------
<*> Как отмечает Ю.К. Толстой, "многие законы и иные нормативные акты с
равным основанием могут считаться актами как жилищного, так и гражданского
законодательства" (Толстой Ю.К. Жилищное право. М.: Проспект, 1996. С. 17).

Так, в частности, Закон о товариществах собственников жилья, принятый
Государственной Думой 24 мая 1996 г. <*>, призван регулировать отношения
собственности в кондоминиумах. Последние являются формой объединения
домовладельцев для совместного управления и обеспечения эксплуатации
соответствующего комплекса недвижимого имущества. Указанный Закон
перечисляет круг отношений, регулируемых законодательством о кондоминиумах
и товариществах собственников жилья. В ст. 3 он устанавливает, что
содержащиеся в законодательстве жилищные правоотношения регулируют,
помимо самого Закона, ГК, иных законодательных актов РФ, регулирующих
гражданские правоотношения, "также" иные законодательные акты Российской
Федерации и законодательные акты субъектов РФ. Единственное исключение
сделано для указанных в ст. 2 Закона отношений, которые могут быть
урегулированы только федеральными актами. Однако за пределами этой статьи
остаются на долю законодательства субъектов Федерации самые разнообразные
отношения, прежде всего связанные с использованием договорных форм <**>.
--------------------------------
<*> См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 25. Ст.
2963.
<**> В число отношений, регулирование которых составляет исключительную
компетенцию федеральных органов, включены лишь отношения собственности в
кондоминиуме, порядок образования, эксплуатации, приращения, отчуждения и
передачи прав на недвижимое имущество в кондоминиуме, порядок управления
недвижимым имуществом в кондоминиуме, создания, регистрации,
функционирования и ликвидации товарищества собственников жилья.

Пункт 3 ст. 672 ГК мог бы дать повод сделать вывод, что жилищное
законодательство представляет собой лишь совокупность норм, регулирующих
социальный наем жилищных помещений. Но следует иметь в виду, что
терминология указанной нормы отнюдь не обязательно равнозначна той, которую
использует ст. 72 Конституции РФ. Во всяком случае, действующий Жилищный
кодекс РФ регулирует весь комплекс жилищных отношений. В частности, в нем
специальную главу (гл. 6) составляют нормы, посвященные пользованию жилыми
помещениями в домах индивидуального жилого фонда, которые, во всяком
случае, не относятся к "социальному найму". В подтверждение того, что
"жилищное законодательство" не ограничивается "социальным наймом", можно
сослаться на некоторые статьи самого ГК. Так, например, п. 1 ст. 673 Кодекса
содержит отсылку по вопросу "пригодности жилья для проживания" к жилищному
законодательству, тем самым предполагая, что соответствующие нормы этого
законодательства будут распространяться в равной мере на "договоры найма" и
на "договоры социального найма". К этому можно добавить и то, что п. 3 ст. 682 ГК
отсылает по вопросу о размере платы за жилое помещение к Жилищному кодексу
РФ. Следовательно, и новый Жилищный кодекс, который предстоит принять с
учетом нового ГК, очевидно, должен будет содержать нормы, регулирующие
отношения, выходящие за пределы социального найма. Таким образом, нет
оснований, полагаем, сужать понятие "жилищное законодательство", а тем самым
и рамки совместной компетенции применительно к этой законодательной отрасли

<< Предыдущая

стр. 17
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>