<< Предыдущая

стр. 18
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

одними лишь социальными жилищными правоотношениями.
Думается, что сходная ситуация сложилась и применительно к вопросам
владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими
природными ресурсами. Имеется в виду, что правовое регулирование указанных
вопросов связано непосредственно с различными договорами, в которых
соответствующие вещные права, и прежде всего правомочные распоряжения,
непосредственно реализуются.
О существующем регулировании указанных вопросов на уровне субъектов
Федерации можно судить, например, по утвержденному Постановлением
Правительства Москвы 4 июня 1996 г. Положению о порядке осуществления
контроля за выполнением договоров купли - продажи муниципальной
(государственной) собственности. Его нормы помимо регулирования чисто
административных отношений охватывают порядок проведения коммерческих
конкурсов и аукционов по продаже предприятий, нарушивших заключенные ими
договоры купли - продажи <*>.
--------------------------------
<*> См.: Экономика и жизнь. 1996. N 27. С. 13.

В результате следует прийти к выводу, что гражданское законодательство
является исключительной компетенцией РФ, кроме случаев, которые
охватываются ст. 72 Конституции РФ.
Разумеется, не все акты субъектов Федерации, входящие в область
гражданского законодательства, как она понимается в ст. 72 Конституции РФ,
подчиняются ст. 76 той же Конституции. Эта последняя дает основания сделать
вывод, что акты, изданные субъектами Федерации на основе ст. 72 Конституции
РФ, должны применяться в соответствии с федеральными законами. По этой
причине возможности субъектов Федерации реализовать принадлежащие им
права, основанные на ст. 72 Конституции, целиком зависят от объема
законодательства, изданного по соответствующим вопросам федеральными
органами.
В заключение следует отметить, что применение соответствующих статей
Конституции РФ (71 и 72) связано с определенными трудностями, в частности по
той причине, что содержащийся в них перечень вопросов, составляющих
соответственно исключительную и совместную компетенцию, не совпадает с
делением права на отрасли. Это было очень четко проиллюстрировано
Конституционным Судом РФ в деле о проверке конституционности одной из
статей Закона "О рекламе" <*>. В этой связи была подчеркнута необходимость
учета комплексного характера нормативного регулирования отдельных
отношений, перечисленных в указанных статьях Конституции РФ.
--------------------------------
<*> См.: Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1997. N 1.
С. 59.

10. Действие норм о договорах по лицам

Нормы гражданского законодательства, которые определяют, как должны
заключаться договоры, какие права и обязанности составляют их содержание,
какая ответственность наступает в случае нарушения договора и др., в принципе
адресованы любому участнику гражданского оборота. Однако приведенное
правило знает и исключения. В конечном счете смысл таких исключений сводится
к тому, что некоторые договорные модели рассчитаны лишь на строго
определенный круг участников. Кроме того, совокупность норм, регулирующих
определенный тип (вид) договоров, может устанавливать неодинаковый правовой
режим в зависимости от того, кто выступает в роли стороны (сторон).
В течение длительного времени дифференциация правового регулирования
договоров по признаку субъектного состава выражалась в разграничении
отношений с участием и без участия граждан, а поскольку выступать в обороте
наряду с гражданами могли практически лишь "социалистические организации",
практически речь шла о разграничении договоров, рассчитанных на участие в них
только таких организаций, и договоров с участием граждан.
Например, ГК 64 в число договоров первого вида включал основные в то
время договоры: поставку и подряд на капитальное строительство. Специальный
субъектный состав был обязательным признаком также и для договоров
государственной закупки сельскохозяйственной продукции, страхования и
перевозки грузов. Применительно к последним в качестве по крайней мере одной
стороны - соответственно заготовителя, страховщика или перевозчика - в них
должны были участвовать "социалистические организации". Различные решения
одних и тех же вопросов в зависимости от того, кто именно выступает в качестве
контрагентов, имели место почти во всех остальных главах ГК 64, посвященных
договорам.
Подобная дифференциация проводилась и в общих положениях об
обязательствах. Субъектный состав договоров принимался во внимание, в
частности, нормами о порядке заключения договоров (ст. 160) и разрешении
возникающих при этом споров (ст. 167), о возможностях и последствиях
возложения обязательства на третье лицо (ст. 171), допустимости досрочного
исполнения (ст. 173) и об уменьшении размера неустойки (ст. 191) и др.
Основы гражданского законодательства 1991 г. в принципе отказались от
учета круга участвующих в договоре лиц. Одно из немногих исключений в них
составила ст. 71, которая примечательна еще и тем, что в ней впервые в качестве
классификационного признака выступило осуществление лицом
"предпринимательской деятельности". В указанной статье проводилось
разграничение двух режимов применительно к основаниям возникновения
ответственности должника за нарушение обязательства. Такая ответственность
наступала только при наличии вины должника. Но если речь шла о должнике,
который нарушил обязательство при осуществлении им предпринимательской
деятельности, то и без вины. Дифференциация проводилась и в ст. 109 Основ,
которая предоставляла только юридическим лицам и гражданам, занимающимся
предпринимательской деятельностью, право открывать счета в любом банке.
Более широкую дифференциацию правового регулирования договоров "по
лицам" содержит действующий ГК. Указанная дифференциация проведена
прежде всего в общей части обязательственного права. Имеются в виду, в
частности, статьи первой части ГК, посвященные одностороннему отказу от
исполнения договора и его изменению (ст. 310), возможности досрочного
исполнения обязательств (ст. 315), основаниям возникновения солидарных
обязательств (п. 2 ст. 322), залогу вещей в ломбарде (п. 1 ст. 358), удержанию (п.
1 ст. 359), основаниям ответственности (п. 3 ст. 401), публичному договору (ст.
426), договору присоединения (п. 3 ст. 428).
Весьма широко выделены отношения с участием предпринимателей в
главах, посвященных отдельным видам договоров. Так, в частности, это
относится к определенным вопросам, которые возникают при заключении
договоров купли - продажи (качество товаров - п. 4 ст. 469, тара и упаковка - п. 3
ст. 481), дарения (отмена дарения - п. 3 ст. 578), подряда (качество работ - п. 2 ст.
721), займа (получение процентов - п. 3 ст. 809), при расчетах (об осуществлении
безналичных расчетов - п. 1 ст. 861), при заключении договоров страхования
(досрочное прекращение договора - п. 1 ст. 958), поручения (вознаграждение
поверенного - п. 1 ст. 972), комиссии (отступление от указаний комитента - п. 1 ст.
995), простого товарищества (ответственность товарищей по общим
обязательствам - ст. 1047).
Участие предпринимателей для ряда договоров является конституирующим
признаком. Для некоторых типов (видов) договоров обязательным условием
служит выступление предпринимателей с обеих сторон: поставка (ст. 506),
финансовая аренда (ст. 665), складское хранение (ст. 907), коммерческая
концессия (п. 1 ст. 1027), простое товарищество, созданное для извлечения
прибыли (п. 2 ст. 1041). Параллельно с этим в ГК выделены также договоры, для
которых обязательно участие предпринимателей и непременно в качестве только
одной из сторон. К указанным относятся договоры розничной купли - продажи (п. 1
ст. 492), проката (п. 1 ст. 626), бытового подряда (п. 1 ст. 730). Сюда можно
отнести из первой части ГК договор залога вещей в ломбарде (п. 1 ст. 358).
Наряду с установлением специальных режимов для договоров
предпринимателей есть в ГК относительно небольшое число норм, в которых
субъектный состав договоров характеризуется участием коммерческих
организаций. Различие между коммерческими и некоммерческими организациями
проведено п. 1 ст. 50 ГК. К первым относятся юридические лица, которые в
качестве основной цели своей деятельности преследуют извлечение прибыли, в
то время как вторые такой цели не имеют и, кроме того, полученная этими
последними прибыль не подлежит распределению между участниками. Указанная
дифференциация отражается в правилах, запрещающих дарение в отношениях
между коммерческими организациями (ст. 575), устанавливающих специальный
порядок передачи имущества коммерческой организацией учредителям,
участникам, руководителям, членам ее органов управления или контроля в
безвозмездное пользование (п. 2 ст. 690) и др. Особо выделена перевозка
транспортом общего пользования по признаку участия коммерческой организации
(п. 1 ст. 789). Можно указать на нормы, которые предусматривают право такой
организации заключать договоры финансирования под уступку денежного
требования (ст. 825), специальный режим для хранителей - коммерческих
организаций (п. 2 ст. 886) и такой же специальный режим для общества взаимного
страхования, создаваемого в соответствующей форме (п. 1 ст. 968), требуют
обязательного участия в качестве доверительного управляющего, кроме граждан,
только коммерческих организаций (п. 1 ст. 1015), считают обязательным участие в
коммерческой концессии (п. 3 ст. 1027).
В ГК содержится немало норм, область действия которых составляет
осуществляемая одной из сторон предпринимательская деятельность. Такого
рода выделение может рассматриваться в рамках действия гражданских законов
по лицам. Это связано с тем, что предпринимательской деятельностью, т.е.
самостоятельной, осуществляемой на свой риск деятельностью, направленной на
систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи
товаров, выполнения работ или оказания услуг, могут заниматься только
предприниматели - лица, зарегистрированные в этом качестве в установленном
законом порядке (п. 1 ст. 2 ГК). Ограничивая пределы действия определенных
норм, ГК иногда использует термин "предприниматель". Однако во всех подобных
случаях имеются в виду не просто юридические лица и граждане,
зарегистрированные в таком качестве, а именно те из них, кто в данном
конкретном случае заключают и исполняют договор, действуя в рамках
осуществляемой ими предпринимательской деятельности.
Определение предпринимательской деятельности в новом Кодексе по
существу не отличается от того, которое было дано в прекратившем свое
действие с принятием ГК Законе РСФСР от 25 декабря 1990 г. "О предприятиях и
предпринимательской деятельности". Отсутствие в ГК указания, содержащегося в
этом Законе, на самостоятельную ответственность предпринимателя имеет чисто
редакционный характер. Все сводится к устранению явного плеоназма, поскольку
понятие "свой риск" включает и самостоятельную ответственность.
ГК (ст. 23), допуская возможность занятия гражданами предпринимательской
деятельностью без образования юридического лица, требует лишь их регистрации
в качестве индивидуального предпринимателя <*>. В силу п. 3 ст. 23 ГК к
деятельности такого рода лиц применяются - если иное не вытекает из закона,
иных правовых актов или существа правоотношений - правила ГК, регулирующие
деятельность юридических лиц, которые являются коммерческими
организациями.
--------------------------------
<*> А.Ф. Попондопуло, опираясь на ст. 1 Закона "О предприятиях и
предпринимательской деятельности" выделял четыре признака
предпринимательской деятельности: инициативность и самостоятельность (1),
свой риск и своя имущественная ответственность (2), основная цель - получение
прибыли (3), обязательная регистрация (4). См.: Правовой режим
предпринимательства. СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та, 1994. С. 15 - 20.
Об этом также см.: Тиманская О.В. Понятие предпринимательской
деятельности // Правоведение. 1994. N 1. Позиция последнего автора,
отвергающего признак регистрации при обозначении существа
предпринимательской деятельности, вызывает сомнения с точки зрения нового
ГК. Имеется в виду, что п. 4 ст. 23 ГК это только исключение из правила.

Одна из новелл ГК, относящаяся к предпринимательской деятельности
граждан, содержится в п. 4 ст. 23. Она имеет в виду граждан, которые
осуществляют такую деятельность без образования юридического лица, не
пройдя государственной регистрации. Такой гражданин не вправе ссылаться в
отношении заключенных им сделок на то, что он не является предпринимателем.
Соответствующая норма имеет целью защитить интересы контрагента такого
гражданина. В частности, если контрагенты предъявят иски о неисполнении или
ненадлежащем исполнении гражданином принятых на себя по сделке
обязанностей, то в их интересах в соответствующих случаях действия ответчика
будут расценены как нарушение обязательства, связанного с
предпринимательской деятельностью.
По этой причине соответствующие нарушения должны влечь, в частности,
повышенную ответственность, т.е. такую, которая наступает даже и при
отсутствии вины должника. Вместе с тем очевидно, что в подобных ситуациях суд
не может применять те специальные нормы, которые представляют собой
исключение из правил, установленных в интересах предпринимателя (имеются в
виду, среди прочего, положения п. 3 ст. 809 ГК, которые устанавливают для
займодавцев - предпринимателей более выгодную презумпцию в отношении
возможности взыскания процентов, на которые вправе претендовать заимодавец
<*>).
--------------------------------
<*> В силу указанной нормы договор займа предполагается беспроцентным
только в случаях, когда договор заключен между гражданами на сумму, которая не
превышает пятидесятикратного установленного законом размера оплаты труда.

В ряде случаев непременным условием договора служит участие в нем
коммерческой организации. Примером может служить публичный договор (ст. 426
ГК).
Термин "предпринимательский договор" возник лишь недавно. До этого,
начиная с кредитной реформы 1930 г., применительно к договорам вопрос о
действии "гражданских законов по лицам" был связан главным образом с так
называемыми "хозяйственными договорами".
В течение определенного времени термин "хозяйственный договор"
рассматривался как синоним поставки <*>. Но затем он приобрел собирательное
значение, охватывая всю совокупность договоров, специально сконструированных
для их использования в отношениях между организациями <**>. Основную
особенность этих договоров составляло то, что они формировались на основе
обязательных для обоих или по крайней мере одного из контрагентов планового
акта и подчинялись установленному не только законом, но и плановым актом
специальному режиму. И хотя степень предопределенности договоров планом
была неодинаковой, для разных договоров, заключенных организациями, и даже в
пределах одного типа (вида) договоров (например, поставки), план (плановый акт)
сохранял значение основы такого договора. Отмеченное обстоятельство
неизменно подчеркивалось законодателем. Достаточно указать на то, что до 1988
г. продолжала действовать ч. 2 ст. 159 ГК 64, которая предусматривала:
содержание договора, заключенного на основании планового задания, должно
соответствовать данному заданию <***>.
--------------------------------
<*> См., в частности: Братусь С.Н., Лунц Л.А. Вопросы хозяйственного
договора. М.: Госюриздат, 1954; Можейко В.Н. Хозяйственный договор в СССР.
М.: Госюриздат, 1954.
<**> См.: Вильнянский С.И. Лекции по совместному гражданскому праву. Ч. 1.
Харьков, 1958. С. 12; Иоффе О.С. Договоры в социалистическом хозяйстве;
Вердников В.Г. О плановом характере хозяйственного договора // Советское
государство и право. 1966. N 4; Шешенин Е.Д. К вопросу о понятии хозяйственного
договора и его соотношении с договором хозяйственных услуг // Ученые труды
Свердловского юридического института. Вып. 4. 1964. С. 228 и сл.; Яичков К.К.
Договор перевозки в советском праве // Вопросы советского транспортного права.
М.: Госюриздат, 1957. С. 263 - 264 и др.; Брагинский М.И. Общее учение о
хозяйственных договорах. Минск, 1967; Он же. Хозяйственный договор, каким ему
быть? М.: Экономика, 1990.
<***> В 1988 г. в указанную статью внесли существенные изменения:
обязательность соответствия договора плановому акту была заменена
требованием: "содержание договора, заключенного на основании
государственного заказа, должно соответствовать этому заказу".

Исходя из этого в статьи ГК, посвященные наиболее распространенным
видам договоров - поставке, подряду на капитальное строительство, перевозке
грузов (имелись в виду грузы, принадлежащие "государственным кооперативным
и иным общественным организациям"), включалось указание на то, что
соответствующий договор заключается на основе плана <*>. К этому следует
добавить, что из ст. 234 Кодекса 1964 г. вытекала зависимость судьбы договоров
от судьбы планового акта, лежащего в его основе: изменение акта планирования
народного хозяйства, во исполнение которого был заключен договор, влекло за
собой его автоматическое прекращение или изменение.
--------------------------------
<*> Имеются в виду соответственно ст. ст. 258, 368 и 373 ГК 1964 г.

По сути, с самого момента появления конструкции "хозяйственного договора"
выявилось двоякое к ней отношение. Одна весьма устойчивая группа авторов
признавала хозяйственные договоры основным институтом особой отрасли -
хозяйственного права. Ее предметом должны были стать хозяйственные
отношения, т.е. такие, которые "включают и отношения по руководству
экономикой (отношения по вертикали), и отношения по осуществлению
хозяйственной деятельности (отношения по горизонтали)". Одновременно
считалось, что "особой разновидностью хозяйственных отношений являются
отношения внутрихозяйственные" <*>. Таким образом, создавались предпосылки
для формирования конгломерата норм, регулирующих разнородные по самой
своей природе, в том числе по кругу участников, отношения. Объединение этих

<< Предыдущая

стр. 18
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>