<< Предыдущая

стр. 22
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

том, что словам и выражениям, употребленным законом, следует давать
распространенное, обычное их значение.
При использовании оценочных норм может возникнуть вопрос о том, кто из
контрагентов должен доказывать то или иное их понимание. В подобных случаях
суд руководствуется общими правилами о распределении бремени доказывания с
учетом состязательности процесса. Лишь в отдельных случаях законодатель
формулирует определенную презумпцию. Одним из немногих примеров может
служить п. 3 ст. 10 ГК. Содержащиеся в нем нормы позволяют сделать вывод, что
в ситуациях, при которых защита гражданских прав ставится в зависимость от их
осуществления "разумно и добросовестно", оба этих критерия предполагаются.
Таким образом, от доказывания собственной "добросовестности" и "разумности"
сторона свободна, если контрагент не приведет доказательств ее
недобросовестности или неразумности ее действий.
Из всех способов толкования законов едва ли не наибольшие трудности
вызывает толкование по объему. При этом не имеет значения, идет ли речь о
слишком узких или, напротив, широких рамках действия определенного правила.
Общее для этих обоих способов толкования по объему состоит в том, что
конечным результатом служит применение существующей нормы в рамках, не
противоречащих тем, которые прямо выражены в ней.
В литературе была высказана точка зрения, которая вообще ставила под
сомнение самою возможность устранения пробела в законодательстве на стадии
его применения. "Устранять пробел в праве можно лишь путем дополнительного
нормотворчества", - полагал В.В. Лазарев <*>. Однако, на наш взгляд, подобный
вывод построен на смешении двух явлений: устранения пробела в праве, во-
первых, "для всех случаев" и, во-вторых, "для данного случая".
Распространительное и ограничительное толкования устраняют пробел,
образовавшийся вследствие разрыва между волей и волеизъявлением
законодателя. В этой связи есть основания полагать, что "распространительное
толкование" имеет место в случаях, когда изучение текста и смысла нормы
приводит исполнителя к выводу, что ее редакция не вполне соответствует той
мысли, которую намеревались в нее вложить. Термин "распространительное
толкование" не означает, что тот, кто применяет закон, распространяет
соответствующую норму на отношения, ею не предусмотренные. В данном случае
действие нормы охватывает такие отношения, которые хотя и не подходят под ее
буквальный текст в результате неудачной редакции, но по смыслу данной нормы
ею охватываются" <**>.
--------------------------------
<*> См.: Лазарев В.В. робелы в праве и пути их устранения. М.: Юрид. лит.,
1979. С. 131.
<**> См.: Новицкий И.Б. Источники советского гражданского права. М.:
Госюриздат, 1955. С. 101.

В качестве примера можно сослаться на п. 3 ст. 438 ГК. В нем
предусмотрено, что совершение действий лицом, получившим оферту, - в
частности, отгрузка товаров, предоставление услуг или выполнение работ, а
также уплата соответствующей суммы, - признается акцептом. На практике возник
вопрос: можно ли распространить указанную норму на случаи, когда оференту
перечислена только часть указанной в договоре суммы (половина, четверть и
т.п.), либо, руководствуясь буквальным смыслом нормы, надлежит признавать
необходимым выполнение указанных в оферте действий непременно в полном
объеме? В своих разъяснениях указанной статьи Пленум Верховного Суда РФ и
Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ (Постановление N 6/8 от 1 июля 1996 г.),
совершенно очевидно на основе распространительного толкования
соответствующей нормы, пришли к выводу, что правило, о котором идет речь,
следует применять и тогда, когда условия оферты выполнены только частично (п.
58 указанного Постановления) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1996.
N 9. С. 19.

Из всего отмеченного вытекает, что распространительное толкование не
должно противоречить существу самой нормы. Такое противоречие, на наш
взгляд, содержится в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 20 декабря 1994 г. "Некоторые вопросы применения
законодательства о компенсации морального вреда" <*>, в котором было дано
разъяснение, относящееся к п. 7 ст. 152 ГК. В этом последнем пункте содержится
указание на то, что правила о защите деловой репутации гражданина
соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.
Постановление Пленума признало, что указанная норма допускает постановку
юридическим лицом вопроса не только о соответствующем опровержении
порочащих сведений или помещении ответа в средствах массовой информации,
но и о компенсации ему морального вреда. Между тем такое разъяснение явно
противоречит ст. 151 ГК, в силу которой моральный вред выражается в
физических и нравственных страданиях, а значит, в силу своей природы может
быть возмещен лишь гражданину <**>.
--------------------------------
<*> См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. N 3. С.
10.
<**> См.: Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской
Федерации для предпринимателей. М., 1995. С. 195 - 196 (автор - Ярошенко К.Б.).

Другой пример связан с заключением договора залога недвижимости -
ипотеки. В соответствии с п. 3 ст. 340 ГК ипотека здания или сооружения
допускается только с одновременной ипотекой по тому же договору земельного
участка, на котором находится это здание или сооружение, либо части этого
участка, функционально обеспечивающей закладываемый объект, либо
принадлежащего залогодателю права аренды этого участка или его
соответствующей части. Буквальная редакция указанной нормы позволяла делать
вывод о невозможности ипотеки здания без ипотеки земли. Однако Пленумы
Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении N 6/8 от
1 июля 1996 г. разъяснили, руководствуясь смыслом соответствующей нормы, что
приведенное правило следует применять лишь в случаях, когда лицо,
выступающее в роли залогодателя здания или сооружения, одновременно
является собственником или арендатором земельного участка. Однако во всех
других случаях, т.е. когда залогодатель не был ни собственником, ни арендатором
земельного участка, договор ипотеки не считается противоречащим
приведенному п. 3 ст. 340 ГК <*>. По этой причине в ситуации, совпадавшей с тем
исключением, о котором шла речь в Постановлении N 6/8, суд посчитал в
конкретном деле договор ипотеки, заключенный банком с ТОО, действительным,
несмотря на то что предметом договора было одно лишь здание как таковое без
упоминания земельного участка <**>.
--------------------------------
<*> См.: Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1996.
N 9. С. 16.
<**> См. там же. 1997. N 8. С. 45 - 47.
И.Б. Новицкий обращал внимание на то, что "в процессе толкования может
выясниться, что буква правовой нормы шире, чем ее смысл: орган, установивший
норму, усмотрел для выражения своей мысли такие выражения, что норма по
своей букве оказалась как будто подходящей и к таким случаям жизни, на которые
не имелось в виду распространить действие закона" <*>. Как постараемся
показать ниже, потребность в ограничительном толковании возникает, например,
применительно к ст. 169 ГК "Недействительность сделки, совершенной с целью,
противной основам правопорядка и нравственности".
--------------------------------
<*> Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. С. 106.

Распространительное и ограничительное толкования норм имеют границы.
Существуют нормы, в отношении которых законодатель как бы заведомо
предупреждает, что выраженная в них его воля является абсолютно
определенной и не допускает ни ее расширения, ни ее сужения. Речь идет об
исключительных нормах. Поэтому любая попытка расширить или сузить границы
такой нормы сама по себе должна рассматриваться как отступление от воли
законодателя.
В заключение следует обратиться еще к двум взаимоисключающим приемам:
один из них - a contrario (от противного) и другой - a forteriori (тем более). Оба эти
приема являются коррелятами, и соответственно применение того или, напротив,
другого приводит к прямо противоположным результатам. Это прекрасно
проиллюстрировал Е.В. Васьковский на примере нормы "запрещено делать окно
на двор или крышу соседа" в случае, когда ее необходимо применить к ситуации,
при которой речь идет о строительстве не окна, а стеклянной галереи. Применив
прием a contrario, легко прийти к выводу, что к галерее этот запрет не относится.
Но если использовать другой прием - a forteriori - ответ будет другой: строить
галерею тем более нельзя <*>.
--------------------------------
<*> См.: Васьковский Е.В. Учение о толковании и применении гражданских
законов. С. 237.

При выборе одного из двух указанных приемов должна быть, помимо
прочего, учтена "достоверность" или соответственно только "вероятность"
полученного результата. Наряду с этим полученный в том и другом случае
результат не должен противоречить какой-либо охватывающей данную ситуацию
норме. Имеется в виду, что в конечном счете речь идет о восполнении
действительно образовавшегося пробела.
Глава III. ДОГОВОР - СДЕЛКА


1. Понятие договора - сделки

Пункт 1 ст. 420 ГК рассматривает договор как соглашение двух или
нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и
обязанностей. Указанное определение явно имеет в виду договор - сделку. Не
случайно поэтому п. 2 той же статьи содержит отсылку к нормам о сделках: "К
договорам применяются правила о двух- или многосторонних сделках".
Договоры в их качестве сделки, не отличаясь от других юридических фактов,
не имеют содержания. Им обладает только возникшее из договора - сделки
договорное правоотношение. При этом, как и в любом другом правоотношении,
содержание договора составляют взаимные права и обязанности контрагентов.
Сделочная природа договора подчеркивалась во всех трех Гражданских
кодексах России. Это обстоятельство послужило обоснованием структуры
Кодекса. Имеется в виду, что, как уже отмечалось, все общее, что присуще
сделкам как таковым, а значит, и договорам, содержится в объединенной главе 9
ГК о сделках. Это относится в основном к определению условий действительности
сделок, а также к порядку и последствиям признания их недействительными.
Исключение составлял только ГК 22, который перенес в раздел об обязательствах
последствия признания договоров недействительными, сохранив в общей части
Кодекса лишь условия действительности сделок и тем самым договоров. При
такой структуре законодателю оставались три возможности: либо оставить без
регулирования последствия недействительности односторонних сделок, либо
дублировать соответствующие нормы применительно к завещанию и иным
односторонним сделкам, либо включить в регулирование односторонних сделок
отсылки к договорам. Из этих трех вариантов ГК 22 выбрал первый, едва ли не
наиболее сомнительный.
Этот явный недостаток структуры Кодекса был устранен в последующих
аналогичных актах: в ГК 64 и в действующем Гражданском кодексе.
Новый Гражданский кодекс, по крайней мере дважды, стремится раскрыть
содержание указанного понятия - "договор". Это сделано прежде всего в главе
"Сделки". В силу п. 1 ст. 154 ГК договор представляет собой двух- или
многостороннюю сделку, а п. 3 той же статьи предусматривает, что для
заключения договора необходимо выражение воли двух сторон (двухсторонняя
сделка) либо трех и более сторон (многосторонняя сделка). Ни та, ни другая
норма не способна сама по себе определить сущность договора, поэтому
возникает необходимость в приведенном выше п. 1 ст. 420 ГК.
Объемы обоих понятий - "договор" и "соглашение" - не всегда совпадают.
Если договор - это соглашение, то не всякое соглашение представляет собой
договор.
В литературе были высказаны не во всем совпадающие взгляды по вопросу о
понятии соглашения как основания возникновения правоотношения. Так,
например, с позиции И.Б. Новицкого, "выражаемая каждой из сторон воля
соответствует одна другой так, что можно признать, что в сделке (имеется в виду
ее разновидность - договор. - М.Б.) выражается согласованная воля сторон". И
там же: "Договор - соглашение двух или более лиц (граждан или юридических лиц
об установлении, изменении или прекращении)" <*>.
--------------------------------
<*> Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Указ. работа. С. 95.

В работах других авторов обращается внимание на то, что "договор - общий
волевой акт его сторон" <*>.
--------------------------------
<*> Договор в народном хозяйстве. Алма - Ата, 1987. С. 13.

Третьи полагают, что "соглашение включает и встречную волю, и
тождественность", а также одновременно признают договор общим волевым
актом <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гавзе Ф.И. Социалистический гражданско - правовой договор. М.:
Госюриздат, 1972. С. 85.

Наконец, положения четвертой по счету группы авторов исходили из того, что
договор - "двухсторонняя или многосторонняя сделка, в которой права и
обязанности возникают вследствие взаимосвязанных согласованных действий
двух или нескольких лиц - субъектов гражданского права" <*>.
--------------------------------
<*> Яковлев В.Ф. Гражданско - правовое регулирование имущественных
отношений. Свердловск, 1972. С. 90.

Нетрудно заметить, что приведенные определения при всем их многообразии
сводятся к двум вариантам. Сторонники одной точки зрения акцентируют
внимание на сущности соглашения (совпадении воли сторон), а сторонники
другой - на внешней форме, которую соглашение принимает (имеется в виду,
главным образом, единый волевой акт).
Поскольку отмеченное в обоих вариантах действительно присуще
соответствующему понятию, нет оснований противопоставлять указанные точки
зрения.
В свое время Г.Ф. Шершеневич обращал внимание на то, что "содержание
договора, или, как неправильно выражается наш закон, предмет договора... есть
то юридическое последствие, на которое направлена согласная воля двух или
более лиц. Достижение этой цели предполагает прежде всего действительность
договора, т.е. наличность всех условий, при которых государственная власть
готова дать юридическую обеспеченность соглашению. Действительность
договора обусловливается именно его содержанием" <*>. Соответственно автор
выделял такие непременные элементы содержания, как физическая возможность,
юридическая дозволенность и нравственная допустимость.
--------------------------------
<*> Шершеневич Г.Ф. Курс русского гражданского права. Т. 2. С. 74 и сл.

Споры по соответствующим вопросам получили развитие в цивилистической
литературе в послереволюционный период. Во всяком случае, и теперь в ней не
наблюдается единства.
Среди последних по времени работ определенный интерес представляет
"Понятие и классификация частноправовых договоров". Автор - В.Г. Ульянищев
противопоставил одни другим нормы права французского (договор есть
соглашение, посредством которого одно или несколько лиц обязываются перед
другим или несколькими другими лицами дать что-либо, сделать что-либо или не
делать чего-либо - ст. 1101 ФГК) и германского (лицо, предложившее другому
лицу заключить договор, связано этим предложением, за исключением случаев,
когда оно оговорило, что предложение его не связывает - ст. 145 ГГУ). При этом
В.Г. Ульянищев приходит к выводу, что "германский закон в большей степени
отражает тенденцию, свойственную индустриальному обществу. ...Тенденция эта
проявляется в большем динамизме, в ускорении формирования и реализации
правовых отношений в области экономики и хозяйствования в целом" <*>.
--------------------------------
<*> Указ. соч. М.: Изд-во Российского университета дружбы народов, 1994. С.
8.

На наш взгляд, в данном случае подвергаются сравнительной оценке нормы,
несопоставимые по самой их природе. Все дело в том, что определение,
приведенное в ФГК, дает ответ на вопрос "Что есть договор?", а определение ГГУ
- на вопрос "Как возникает договор?". Поэтому вряд ли справедливо считать, что
германское право в принципе отвергает конструкцию "договор - соглашение".
Недаром Л. Эннекцерус усматривал смысл понятия "договор" в ГГУ именно в том,
что это "соглашение" (Einigung)" <*>.
--------------------------------
<*> Энненкцерус Л. Указ. соч. Т. 1. Полутом 1. С. 187.

Аналогичным образом и в литературе одни авторы делают упор на первой
стороне вопроса, а другие - на второй <*>.
--------------------------------
<*> И.М. Тютрюмов в книге "Законы гражданские с разъяснениями
Правительствующего сената и комментариями русских юристов, извлеченными из
научных и практических трудов по гражданскому праву и судопроизводству" (СПб.,

<< Предыдущая

стр. 22
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>