<< Предыдущая

стр. 3
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Среди других сделок договор выделяется только одним признаком: он
представляет собой двух- или многостороннюю сделку, т.е. соглашение двух или
более лиц. В этом качестве договор противостоит односторонним сделкам,
примерами которых могут быть, в частности, и эмиссия ценных бумаг, и
завещание, и разнарядка покупателя или поставщика. Все эти сделки относятся к
числу односторонних, поскольку для их совершения в соответствии с законом,
иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно
выражения воли одной стороны (п. 2 ст. 154 ГК).
В римском праве представление о договоре как об основании возникновения,
изменения или прекращения правоотношений включало два его непременных
признака: во-первых, соглашение (conventio, consensus) и, во-вторых, особое
основание соглашения в виде определенной цели (causa). По поводу последнего
К.А. Митюков отмечал: "Договор, как и всякая сознательная перемена
имущественных правоотношений, всегда совершается с известной юридической
целью. Эта цель, для которой договор служит средством, и есть материальное его
основание. Она определяет юридический характер договора. Основание договора
может состоять в намерении сделать дарение или принять на себя обязанность за
действие другого, или обеспечить существующее обязательство, вообще в
желании достигнуть какой-либо юридической цели. Без этого желания и мотива
нельзя представить серьезной воли вступить в обязательство. С другой стороны,
договор не имеет никакой силы, если в основании его лежит цель, запрещенная
законом, например дарение между супругами" <*>.
--------------------------------
<*> Митюков К.А. Система римского гражданского права. Ч. 231. О цели в
договоре см.: Халфина Р.О. Указ. работа. С. 50. Здесь, в частности,
подчеркивается: "Под целью договора мы понимаем ту основную цель, для
достижения которой заключается данный договор, а не тот конкретный результат,
который вытекает из волеизъявления сторон".

Договоры в качестве основания возникновения прав и обязанностей (в
дальнейшем - "договоры - сделки") занимают неодинаковое положение в
действующих в разных странах гражданских кодексах. В одних из них нормы,
регулирующие соглашение, с одной стороны, и основание его возникновения -
"договор - сделку" - с другой, включены в разделы, посвященные договорам как
таковым. В других на договоры распространяются общие нормы Кодекса о
сделках с тем, что в разделе, посвященном положениям о договоре, на долю
договоров - сделок остаются лишь правила, которые определяют порядок
формирования необходимого согласия сторон <*>.
--------------------------------
<*> Примерами первых могут служить Французский ГК, Гражданский кодекс
Нидерландов, а вторых - помимо ГК Российской Федерации - Германское
гражданское уложение.

О.С. Иоффе, являвшийся, как уже отмечалось, последовательным
сторонником множественности значений "договор", обращал внимание на то, что
для всестороннего ознакомления с его сущностью договор "должен быть изучен и
как юридический факт, и как правоотношение" <*>. В полном соответствии с
приведенным утверждением он отмечал: "Встречающиеся иногда попытки
определить содержание договора указанием как на его условия, так и на
вытекающие из него права и обязанности ошибочны и объясняются смешением
договора как юридического факта с самим договорным обязательством" <**>.
--------------------------------
<*> См.: Иоффе О.С. Обязательственное право. С. 26 - 27. В последнем по
времени учебнике гражданского права (СПб., 1996) выражена та же совершенно
справедливая позиция: содержание договора в качестве его сделки соответствует
"условиям, на которых достигнуто соглашение сторон" (С. 432).
<**> Там же. С. 27.

Всякий раз, когда стороны заключают договор, они должны согласовать его
условия, которые определяют права и обязанности контрагентов. Однако, наряду
с этим, в силу заключенного ими договора они оказываются связанными также
правами и обязанностями, которые предусмотрены в законе. В частности,
имеются в виду такие права и обязанности, которые предусмотрены нормами,
включенными в общую часть ГК, в общую часть обязательственного права, в
главы, посвященные соответствующему договору.
Например, у продавца и покупателя есть право требовать от контрагента,
нарушившего свое обязательство, полного возмещения причиненных убытков (ст.
393 ГК). Покупатель, не исполнивший обязанность по оплате, помимо цены
товара, должен также платить проценты, а равно возмещать понесенные убытки,
не покрытые процентами (ст. 395 ГК). Точно так же с указанного момента -
заключения договора - контрагенты оказываются связанными правами и
обязанностями, которые включены в главу, посвященную купле - продаже (гл. 30
ГК).
Вместе с тем с помощью договора в ряде случаев установлены
определенные границы обязательности закона.
Так, п. 3 ст. 1085 ГК, предусмотрев общий порядок подсчета объема и
размера возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья, вместе с тем
допускает его увеличение договором. Более общая норма на этот счет
содержится в ст. 1064 (п. 1) ГК. Имеется в виду, что как законом, так и договором
может быть установлена обязанность причинителя выплатить потерпевшему
компенсацию сверх возмещения вреда.
В заключение следует отметить, что договор в его качестве сделки
порождает определенные права и обязанности сторон. Однако подлинное
содержание юридической связи сторон этим не исчерпывается. Безусловным
элементом служит весь массив императивных гражданско - правовых норм. К
этому следует добавить, что при отсутствии других указаний в конкретном
договоре стороны признаются согласившимися подчинить свои отношения
нормам диспозитивным, а также квазинормативным регуляторам в виде деловых
обыкновений, сложившейся между сторонами практики.
В своем определении договоров, отдавая дань теории приоритета закона,
Ю.А. Тихомиров указал на то, что закон является "отцом договора" <*>. Но
продолжая это сравнение, можно отметить, что "мать договора" - соглашение.
Именно соглашение порождает все возможные последствия в договоре, включая
применение и нормативных и квазинормативных регуляторов.
--------------------------------
<*> См.: Тихомиров Ю.А. Договоры в экономике. М.: Экономика, 1993. С. 13.

2. Место договора в Гражданском кодексе

В ГК 22 и ГК 64 наряду с договорными были урегулированы обязательства,
возникающие вследствие причинения вреда, а также неосновательного
обогащения (в ГК 64 сверх того - обязательства, возникающие вследствие
спасания социалистического имущества).
Соответствующие статьи в ГК 22 (ст. 106) и ГК 64 (ст. 158), определяя
незамкнутый круг оснований возникновения обязательств, прямо назвали только
договор, а аналогичная норма нового ГК (п. 2 ст. 307) прибавила к нему лишь
обязательства вследствие причинения вреда.
Назначение договора состоит в том, что он служит самостоятельным
основанием возникновения обязательства. Вместе с тем договорные
обязательства иногда действуют параллельно с недоговорным, защищая его или
иным образом обеспечивая его цели.
Примером может служить обязательство собственника, потерявшего вещь,
или иного лица, имеющего право требовать возврата найденной вещи, в том
числе органа местного самоуправления, возместить нашедшему расходы,
связанные с находкой, и выплатить ему вознаграждение. Установлено, что если
найденная вещь не имеет определенной стоимости и представляет ценность
только для собственника (например, фотографии родственника), то
соответствующие обязательства (возместить расходы и выплатить
вознаграждение) признаются возникшими только после того, как между тем, кто
потерял найденную вещь (ее собственником), и нашедшим вещь будет достигнуто
соглашение о размере подлежащей выплате суммы (п. 2 ст. 229 ГК).
Аналогичная ситуация складывается и применительно к обязательствам
лица, задержавшего безнадзорное домашнее животное, возвратить его прежнему
собственнику при наличии обстоятельств, предусмотренных в п. 2 ст. 231 ГК
(сохранение привязанности животного к старому собственнику либо жестокое или
иное ненадлежащее обращение с ним нового собственника). Указанная статья
также устанавливает, что условия возврата определяются по соглашению с
новым собственником. В результате и в этом случае связывающие старого и
нового собственника обязательственные правоотношения возникают из
заключенного между ними договора.
Если договор - сделка отличается по своей природе рядом конституирующих
признаков от других оснований возникновения обязательств, то правоотношение,
порожденное разнообразными договорами, может совпадать во всех своих
элементах, включая, в частности, права и обязанности сторон, с тем, которое
порождалось иным указанным в законе основанием. В недавний период примером
могли служить поставки, в одних случаях возникавшие из договора, а в других -
независимо от воли сторон, непосредственно из планового акта или иного
административного акта <*>. Однако и в настоящее время такая конкуренция двух
различных оснований возникновения одного и того же по характеру
правоотношений возможна. В подтверждение можно сослаться на те же примеры:
из нарушенного договора и из деликта возникает аналогичное последствие -
обязательство возместить вред.
--------------------------------
<*> Так, ст. 159 ГК 64 прямо предусматривала возможность возникновения
обязательства "непосредственно из акта планирования народного хозяйства".
Говоря о близости обязательств, возникающих из договора и из
недоговорных отношений, можно с определенными оговорками указать на
способы обеспечения обязательств. Четыре из поименованных в ГК шести
способов обеспечения - неустойка, залог, поручительство, задаток - возникают,
как правило, из договора. Это не относится к двум другим указанным в Кодексе
способам обеспечения обязательств. Имеются в виду удержание, которое
возникает непосредственно из Закона и по правилам, указанным в Законе (ст. ст.
359 и 360 ГК), а также банковская гарантия, которая, напротив, основана на
односторонней сделке (ст. 368 ГК). Однако и эти два способа могут иметь целью
обеспечить обязательство стороны, порожденное практически любым договором.
Особый характер договора, и в частности отмеченное выше двойное
значение соответствующего понятия находят более или менее адекватное
отражение в структуре кодекса. Интерес в этом смысле представляет прежде
всего старейшая из действующих до сих пор кодификаций - Французский
гражданский кодекс 1804 г. Здесь весь нормативный материал о договорах
содержится в книге третьей - "О различных способах, которыми приобретается
собственность", составляя особый титул III - "О договорах или о договорных
обязательствах".
В ст. 1108 этого Кодекса называются четыре существенных для
действительности соглашения условия. Сюда отнесены, помимо согласия
обязывающейся стороны, ее способность заключить договор, определенный
предмет, составляющий содержание обязанности, и, наконец, то, что названо une
cause licite <*>. За этим следует то, что можно назвать общей частью
обязательственного права, а затем - отдельные виды обязательств и в их числе
отдельные виды договоров.
--------------------------------
<*> Последнее было переведено И.С. Перетерским как "дозволенное
основание обязательства" (см. соответствующий перевод указанного текста. 1941.
С. 256).

Отличное от Французского кодекса структурное решение содержится в
Германском гражданском уложении. В нем вначале договор рассматривается в
разделе о сделках (ст. ст. 145 - 157), а затем в качестве одного из видов
обязательств (ст. ст. 305 - 361).
По такой же модели построен один из наиболее современных
кодифицированных актов - Гражданский кодекс Нидерландов. Все, что относится к
основанию (causa), помещено в разделе 2 книги 3 ("Сделки"). Одновременно
Кодекс содержит специальную книгу в томе III, посвященную общим положениям
обязательного права, с выделением раздела "Договоры вообще", а наряду с этим
книгу 7 "Особые виды договоров".
На наш взгляд, преимущество системы, используемой в Германском
гражданском уложении и в кодексе Нидерландов, состоит в установлении в
необходимых пределах единого для всех сделок, включая договоры, режима.
В данном случае действует обязательное для любой кодификации правило:
родовые признаки различных правовых конструкций целесообразно закреплять в
общих нормах. Тем самым достигается не только "экономия правового
регулирования", но и то, что имеет гораздо большее значение, - необходимое
единство самого регулирования. Для правовой кодификации выделение родовых
признаков видовых конструкций имеет, очевидно, значение прежде всего как
основание для замены специальных норм общими там, где в особом
регулировании соответствующих конструкций нет необходимости.
ГК, подобно некоторым другим кодексам, построенным по пандектной
системе, уделяет договорам определенное место в своей общей части, а равно в
разделе, посвященном обязательствам (определенное место они занимают и во
всех остальных его разделах).
Заключая договор, стороны должны руководствоваться главой о сделках
(имея в виду необходимость соответствия договора условиям действительности
сделок); главами, посвященными общим положениям об обязательствах (они
определяют, как должны исполняться договоры, как может обеспечиваться
исполнение и какая ответственность наступает на случай их нарушения);
нормами, посвященными условиям договоров, а также порядку их заключения
(часть этих норм относится к договорам - сделкам, а остальные - к договорам -
правоотношениям). В главах, содержащих регулирование отдельных видов
договоров, идет речь главным образом о договоре - правоотношении, хотя
отдельные нормы относятся к соответствующему договору как к сделке. Все эти
нормы носят специальный характер.

3. Разноотраслевые договоры

Наряду с гражданско - правовыми существуют договоры, которые
используются за пределами указанной отрасли. Все они являются соглашениями,
направленными на возникновение набора прав и обязанностей, которые
составляют в совокупности правоотношение, порожденное соглашением.
Основы гражданского законодательства 1991 г. (п. 3 ст. 1) предусмотрели,
что к семейным, трудовым отношениям и отношениям по использованию
природных ресурсов и охране окружающей среды, представляющим товарно -
денежные и иные построенные на равенстве участников имущественные
отношения, а также связанные с имущественными неимущественные отношения,
гражданское законодательство применяется в случаях, когда эти отношения не
регулируются соответствующими отраслями (семейным, трудовым и др.). Тем
самым был закреплен принцип субсидиарного применения гражданско - правовых
норм к указанным отношениям.
Там же (п. 4 ст. 1) содержалось указание на то, что к имущественным
отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении
одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим бюджетным
отношениям, гражданское законодательство не применяется, за исключением
случаев, предусмотренных законодательством.
Новый Гражданский кодекс выделил только одну особенность
имущественных отношений, которые находятся за пределами гражданского права.
Имеется в виду его п. 3 ст. 2, в силу которого к имущественным отношениям,
основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны
другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным
отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не
предусмотрено законодательством.
Однако указанная норма явно не имеет в виду разграничений договоров
различной отраслевой принадлежности, поскольку наличие между сторонами
отношения власти и подчинения вообще исключает в принципе возможность
применения не только гражданского законодательства, но и самой конструкции
договора как такового.
Договор ("соглашение") может существовать только между субъектами,
которые в данном конкретном случае занимают равное положение. Примером
может служить передача предпринимателю в аренду имущества Российской
Федерации, субъекта Федерации или муниципальных образований выступающими
от их имени органами власти и управления или различные формы договоров о
разделе продукции с участием государства (выступающего от его имени органов).
Все такие договоры по своему характеру являются обычными гражданско -
правовыми договорами. Таким образом, п. 3 ст. 2, очевидно, имеет в виду иные,
недоговорные отношения.
Интерес представляет в этом смысле новый Водный кодекс, принятый 18
октября 1995 г. <*>. В самом Кодексе названы три вида договоров: долгосрочного
пользования водным объектом, краткосрочного пользования водным объектом и
установления частного водного сервитута. При этом если в первых двух
договорах обязательно участие органа исполнительной власти субъекта
Российской Федерации, то последний - договор частного водного сервитута
заключается водопользователем с лицом, в пользу которого ограничено его право
пользования водным объектом. В самом Кодексе урегулирован целый ряд
вопросов, и, в частности, такие, как определение существенных условий договора,
порядок его заключения (обязательность для соответствующей стороны
заключения договора с гражданином или юридическим лицом, получившим
лицензию), регистрация договора, последствия расторжения договора и др.
--------------------------------
<*> См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 47. Ст.
4471.

Для определения природы указанных договоров целесообразно сопоставить

<< Предыдущая

стр. 3
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>