<< Предыдущая

стр. 48
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

значимость соответствующих условий. Этот упрек можно было адресовать,
например, Ф.И. Гавзе, который полагал обязательным относить к существенным
условиям все, что конкретизирует предмет договора, другие пункты, которые
важны для установления природы договора, например цену по договорам
возмездным, указание на безвозмездность для безвозмездных договоров и все
остальные пункты, без согласия по которым должник не может приступить к
исполнению обязательств <*>. Все то, о чем писал автор, должно быть
адресовано исключительно тем, кто создает нормы, но не тем, кто их применяет.
Для этих последних указанное выделение отдельных условий по признаку их
значимости роли не играет.
--------------------------------
<*> См.: Гавзе Ф.И. Указ. соч. С. 116.

Согласование существенных условий означает, что договор заключен.
Отсюда от противного следует, что при отсутствии согласия хотя бы по одному из
таких условий указанная цель не будет достигнута. В связи с отмеченным
возникает необходимость определить, что представляет собой "незаключенный
договор" и в каком соотношении он находится с конструкцией "недействительный
договор". Или, что по сути дела одно и то же, каково соотношение
"несостоявшейся сделки" со сделкой "недействительной"?
Указанный вопрос подвергся рассмотрению в основном в работах В.П.
Шахматова и Н.В. Рабинович. Выводы, к которым пришел каждый из авторов,
оказались прямо противоположными. Так, Н.В. Рабинович положила в основу
указанного разграничения последствия тех и других сделок (договоров), имея в
виду, что при несостоявшейся сделке ими служат обязательства из
неосновательного обогащения, а при недействительной - те специальные
последствия, которые установлены законом применительно к признанию сделок
(договоров) недействительными по тому или иному основанию, указанному в ГК
<*>. При этом к "несостоявшимся" отнесены сделки (договоры), совершенные при
отсутствии указанного в законе фактического состава (1), при неопределенности
воли (2), при отсутствии в соглашении существенного условия (3) и при
воздействии на волю участников, когда он полностью лишен воли (4).
--------------------------------
<*> См.: Рабинович Н.В. Указ. соч. С. 21.

В.П. Шахматов, подвергнув критике взгляды Н.В. Рабинович, пришел к
выводу, что деление на "незаключенные" и "недействительные" сделки (договоры)
не имеет практического значения, поскольку последствия исполнения "незаконных
сделок" все равно определяются по правилам, установленным для
недействительных сделок. При этом автор ссылался на действовавшую в то
время ст. 48 ГК 64, которая предусматривала, что сделки, не соответствующие
закону, недействительны и в подобных случаях наступает, если иное не
предусмотрено в законе, двусторонняя реституция <*>.
--------------------------------
<*> См.: Шахматов В.П. Составы противоправных сделок и обусловленные
ими последствия. С. 90 - 92.

Если иметь в виду "несостоявшиеся сделки (договоры)", то оценка, которую
дала им Н.В. Рабинович, представляется единственно правильной. Во-первых,
для оспаривания юридического действия подобного договора нет необходимости
прибегать к правилам о недействительности сделок. Если стороны не
согласовали какого-либо из числа существенных условий договора, это будет
означать, что отсутствует соответствующий юридический факт (договор - сделка),
а значит, не возникают последствия этого факта (договор - правоотношение). Во-
вторых, отождествление "несостоявшихся" договоров с недействительными
представляется весьма спорным и по существу. Так, несостоявшийся договор
("незаключенный договор") - это всегда "ничто", а недействительный - может быть
"нечто", имея в виду те специальные последствия, которые указаны в законе на
этот счет.
Воспользовавшись для незаключенных договоров конструкцией
неосновательного обогащения можно удовлетворить интересы сторон, и не
прибегая к правилам о недействительности сделок. Имеется в виду не сам вопрос
о том, заключен ли договор, а то, что с этим связано, т.е. применение
соответствующих последствий.
Различия в выводах, которые следуют из этих двух взглядов, можно
проиллюстрировать на таком примере: договор по своему содержанию
противоречит закону (например, правилам о валютных операциях); однако при
заключении договора не было согласовано условие о его предмете. С позиций
Н.В. Рабинович никаких санкций не наступает. В то же время, с точки зрения В.П.
Шахматова, должно последовать взыскание в доход государства всего, что
получено или должно быть получено по несостоявшейся сделке.
Интерес представляет ст. 339 ГК. В ее п. 1 предусмотрен перечень условий,
которые должны быть указаны в договоре о залоге (предмет залога, его оценка,
существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом). В
то же время в п. 2 и 3 той же статьи содержится указание на необходимость
соответственно соблюдать правила о форме и регистрации договора. Кроме того,
п. 4 ст. 339 ГК посвящен недействительности соответствующих договоров. В нем
специально обозначено, что указанное последствие наступает только при
нарушении требований о форме и регистрации договора. Следовательно,
нарушение правила об обязательном составе условий договора его
недействительности влечь не может. Именно такое понимание сущности
соответствующей статьи выражено применительно к одному из типов договоров в
Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного
Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8. В нем подчеркнуто, что, "если сторонами не
достигнуто соглашения хотя бы по одному из названных (имеется в виду
названных в п. 1 ст. 339 ГК. - Авт.) условий либо соответствующие условия в
договоре отсутствуют, договор о залоге не может считаться заключенным
(выделено нами. - Авт.)" <*>.
--------------------------------
<*> См.: Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1990.
N 9. С. 15.

В специальных нормах ГК об отдельных видах договоров чаще всего
отсутствие существенного условия прямо оценивается как признание договора
незаключенным. Имеются в виду п. 3 ст. 607 ГК ("Объект аренды"), п. 2 ст. 465
("Количество товара"), ст. 554 ГК ("Определение предмета в договоре продажи
недвижимости") и др.
В литературе нет устойчивой точки зрения по этому вопросу. Достаточно
указать на то, что в одной и той же книге ("Общее учение об обязательстве") в
разделе, написанном одним и тем же автором (И.Б. Новицким), отсутствие
существенного условия рассматривается в одном случае как "недействительность
договора", а в другом - как "несостоявшийся договор" <*>.
--------------------------------
<*> Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 148 и 149.

Различие в понятиях "незаключенные" и "недействительные договоры"
можно проследить на примере формы договора применительно к ситуациям,
когда она устанавливается в силу специального соглашения сторон.
Представляет интерес сопоставление позиций Принципов международных
коммерческих договоров и ГК.
В ст. 2.13 Принципов специально предусмотрен случай, когда одна из сторон
потребовала соблюсти особую форму договора. Эта ситуация влечет за собой
такие же последствия, как и любое другое заявленное в ходе заключения
договора требование одной из сторон: при отсутствии по соответствующему
вопросу соглашения между сторонами, а равно в случае, если достигнутое
соглашение не будет соблюдено, договор считается незаключенным.
Аналогичной статьи в ГК нет. Однако требования стороны о форме договора,
более жесткие, чем установленные законом, вполне укладываются в рамки тех,
которые в соответствии со ст. 432 ГК по заявлению стороны должны быть
согласованы под страхом признания договора незаключенным. Такой вывод
соответствует ст. 434 ГК, которая четко разграничивает два возможных случая:
при одном форма сделки не отвечает требованиям закона, а при втором -
требованиям, определенным соглашением сторон. При этом в обоих случаях, как
вытекает из приведенной статьи, договор считается заключенным только после
придания ему соответствующей формы. Иначе говоря, при несоблюдении формы
независимо от того, предусмотрена ли она законом или самими сторонами,
договор признается незаключенным.
В то же самое время иным будет решение, если обратиться к статьям главы
"Сделки". В частности, в них предусмотрено, что нотариальное удостоверение
сделок возможно как в случаях, указанных в законе, так и в тех случаях, когда это
предусмотрено соглашением, хотя бы по закону для сделок данного вида эта
форма не требовалась (ст. 163 ГК). И, как следует из п. 1 ст. 165 ГК, всегда, когда
не соблюдена нотариальная форма (не имеет значения, установлена ли
обязательность такой формы законом или соглашением), сделка признается
недействительной, более того - ничтожной. Аналогичная ситуация имеет место в
случаях, когда в законе или договоре предусмотрена и обязательность простой
письменной формы сделки, и недействительность сделки как последствие
нарушения этого требования (п. 2 ст. 162 ГК).
Таким образом, создается определенная коллизия норм о последствиях
ситуации, при которой сделка вопреки требованиям закона или соглашению
сторон не была удостоверена у нотариуса (или требующая непременно простой
письменной формы была совершена устно). Соответствующая коллизия имеет
прежде всего то значение, что, если сделку при указанных обстоятельствах
признают недействительной, ее последствия будут определяться в соответствии
со ст. 167 ГК, а при признании сделки незаключенной - по нормам гл. 60 ГК. При
этом в силу ст. 1103 ГК к случаям возврата исполненного по недействительной
сделке нормы главы о неосновательном обогащении могут применяться только
субсидиарно <*>.
--------------------------------
<*> В этом проявляется, в частности, одна из основных особенностей
обязательств из неосновательного обогащения по новому ГК - их универсальный
характер (см. об этом: Маковский А.Л. Обязательства из неосновательного
обогащения // Гражданский кодекс Российской Федерации, часть вторая. Текст.
Комментарий. Алфавитно - предметный указатель. М., 1996. С. 597 и сл.).

Еще более значимым является вопрос о возможности применения к сделкам,
нарушающим предусмотренную сторонами форму, п. 2 ст. 165 ГК, который
позволяет при определенных условиях "исцелять" сделки, совершенные с
нарушением формы <*>. Последовательно придерживаясь принципа
"неисполнение требований о форме, определенной соглашением сторон,
означает незаключение сделки", на поставленный вопрос следует дать
отрицательный ответ. Тем самым п. 1 ст. 165 ГК должен применяться, очевидно,
только в случаях, когда нарушено требование о форме, которое содержится в
законе или ином правовом акте. Речь идет, таким образом, об одном из вариантов
ограничительного применения нормы.
--------------------------------
<*> В силу п. 2 ст. 165 ГК, если одна из сторон полностью или частично
исполнила сделку, которая требует нотариального удостоверения, а другая
сторона уклоняется от этого, суд вправе по требованию того из контрагентов,
который исполнил сделку, признать ее действительной. В указанном случае
нотариальное удостоверение сделки не требуется.

Для условий, прямо названных в ГК, иных законах и других правовых актах
существенными, отпадают какие бы то ни было сомнения в необходимости их
согласования, имея в виду, что без этого договор не может считаться
заключенным. Примером могут служить п. 1 ст. 489 ГК ("Оплата товара в
рассрочку"), п. 2 ст. 429 ГК ("Предварительный договор"), п. 2 ст. 587 ГК
("Обеспечение выплаты ренты"), п. 1 ст. 558 ГК ("Особенности продажи жилых
помещений"), п. 1 ст. 654 ("Размер арендной платы").
Из других актов с аналогичной редакцией соответствующей статьи можно
указать на Временное положение о депозитарных операциях банков в Российской
Федерации, которое содержит перечень, состоящий из восьми условий, прямо
названных существенными <*>.
КонсультантПлюс: примечание.
Письмо ЦБ РФ от 10.05.1995 N 167 <Об утверждении и введении в действие
"Временного положения о депозитарных операциях банков в Российской
Федерации"> утратило силу в связи с изданием Указания ЦБ РФ от 07.04.2000 N
772-У "О внесении изменений и дополнений в Перечень отчетности и другой
информации, представляемой кредитными организациями и их филиалами в
Центральный банк Российской Федерации, Указание Банка России "О порядке
составления и представления отчетности кредитными организациями в
Центральный банк Российской Федерации" от 24.10.97 N 7-у и Указание Банка
России "О порядке составления и представления отчетности территориальными
учреждениями Банка России в Центральный банк Российской Федерации" от
14.11.97 N 27-у".
--------------------------------
<*> См.: Банковский бюллетень. 1995. N 2.

В некоторых случаях термин "существенные условия" указан в названии
статьи, и, если считать, что название - это тоже часть включенных в статью норм
<*>, есть основания признать соответствующие условия существенными.
Примером могут служить п. 1 ст. 1016 ГК ("Существенные условия договора
доверительного управления имуществом") и ст. 942 ГК ("Существенные условия
договора страхования").
--------------------------------
<*> ГК не содержит нормы, аналогичной включенной в ст. 1-109
Единообразного торгового кодекса США: "Заголовки статей являются частью
настоящего Закона". При отсутствии такого указания в ГК в случае, если будет
обнаружено определенное расхождение между названием и содержанием
соответствующей статьи, очевидно, приоритет должен быть отдан самой статье
по отношению к ее названию. Однако в приведенном в тексте случае коллизия, о
которой идет речь, отсутствует.

Ряд норм ГК, иных законов и других правовых актов ограничивается
указанием на необходимость включать в тот или иной договор определенный круг
условий. Это относится, в частности, к условиям учредительных договоров при
создании юридических лиц, построенных на началах членства (п. 2 ст. 52 ГК),
специально применительно к учредительным договорам полного товарищества (п.
2 ст. 70 ГК), товарищества на вере (п. 2 ст. 83 ГК), к условиям договора
пожизненного содержания с иждивением (п. 2 ст. 602 ГК) или государственного
контракта на выполнение работ (п. 1 ст. 766 ГК). В подобных случаях отсутствие
соответствующего условия в договоре не всегда влечет за собой признание его
незаключенным, если только оно не должно считаться необходимым для данного
конкретного договора или одна из сторон настаивает на его принятии. При
возникновении спора относительно значения такого условия, которое входит в
перечень подлежащих согласованию, но не названных прямо существенными
условий, оценку дает суд. При этом он исходит из презумпции: соответствующие
условия являются существенными.
Наконец, есть и еще один вариант, при котором определенные условия
прямо не называются существенными, но зато в самой норме вслед за
обязательностью включения ее в договор воспроизводятся общие положения о
последствиях недостижения согласия между сторонами по таким условиям. Так,
установлена необходимость конкретизировать объекты в договоре аренды с тем,
что в противном случае это условие признается несогласованным, а
соответствующий договор не считается заключенным (п. 3 ст. 607 ГК). Точно так
же договор о продаже товаров в кредит с условием о просрочке платежа
признается заключенным, если в нем наряду с другими существенными
условиями купли - продажи указаны цена товара, порядок, сроки и размеры
платежей (п. 1 ст. 489 ГК), а договор продажи недвижимости не будет
признаваться заключенным при отсутствии данных, которые позволяют
определенно установить расположение недвижимости, в том числе на
соответствующем земельном участке либо в составе другого недвижимого
имущества (ст. 554 ГК). Во всех таких случаях отнесение соответствующих
условий к числу существенных не вызывает сомнений.
Включенное в п. 1 ст. 432 ГК указание на то, что к существенным относятся
такие условия, которые необходимы для договоров данного вида, адресовано не
только сторонам, но и самому законодателю. Речь идет о том, что в целях
внесения определенности во взаимоотношения сторон ГК, другие законы, иные
правовые акты при определении перечня обязательных для сторон условий
учитывают специфику соответствующего типа (вида) договоров.
Так, в число обязательных к согласованию и тем самым существенных
условий в договоре о купле - продаже товаров в рассрочку включены, наряду с
другими, цена товара, порядок, сроки и размер платежей (п. 1 ст. 489 ГК), в
государственном контракте на выполнение подрядных работ для государственных
нужд - объем и стоимость подлежащей выполнению работы, сроки ее начала и
окончания, размер и порядок финансирования и оплаты работ, способы
обеспечения исполнения обязательств (п. 1 ст. 766 ГК). Условия, содержащие
указание имущества или иной имущественный интерес, который составляет
объект страхования, страхового случая, размера страховой суммы, сроков
действия, - все они обязательны и соответственно являются существенными
применительно к договору имущественного страхования, а указание
застрахованного лица, страхового случая, размера страховой суммы и срока
действия договора является существенным для договора личного страхования
(ст. 942 ГК).
Всякий раз, когда стороны заключают договор, они определяют, во-первых, о
чем им предстоит договариваться и, во-вторых, какими должны быть условия
договора. Однако формулирование условий договора одновременно подчиняется
действию принятых законодателем норм. При этом пределы такой подчиненности
зависят от характера и от содержания нормы.
Прямое воздействие на договор оказывают лишь императивные нормы.

<< Предыдущая

стр. 48
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>