<< Предыдущая

стр. 53
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

ст. 11, 29 или части II Конвенции, которое допускает, чтобы договор купли -
продажи или его изменение или прекращение соглашением сторон либо оферта,
акцепт или любое иное выражение намерения совершались не в письменной
форме, неприменимо, если хотя бы одна из сторон имеет свое коммерческое
предприятие в их соответствующих государствах". Теперь эта оговорка считается
внесенной от имени Российской Федерации.

В силу п. 1 ст. 29 Конвенции договор может быть изменен или прекращен
путем простого соглашения сторон. Устная форма оферты и акцепта допускается
частью II Конвенции, посвященной заключению договора. Имеет смысл
обратиться и к ст. 1.2 Принципов международных коммерческих договоров. Она
также отвергает установление обязательной письменной формы договоров, а
соответствующая норма включает совпадающее с содержащимся в Венской
конвенции правило, по которому наличие договора может быть доказано любым
способом, включая свидетельские показания.
Позиция нового ГК существенно отличается от той, которая составляет
основу международных актов. Имеется в виду, что Кодекс сохранил довольно
много статей, требующих письменной формы. Вместе с тем он резко сузил случаи
обязательного нотариального удостоверения договоров, в частности за счет
договоров с недвижимостью. При принятии такого варианта учитывался ряд
соображений. Имелось, в частности, в виду, что это позволит упростить
процедуру совершения сделок, предоставит участникам оборота большую
свободу в выборе форм сделок и при этом повысит уровень защиты интересов
граждан и юридических лиц. С точки зрения последнего особенно важной
является реформа системы государственной регистрации, включая передачу
соответствующих функций органам юстиции.
Новый Кодекс разграничивает государственную регистрацию сделок и их
форму, сделав явный упор на государственной регистрации сделок
компетентными государственными органами. Государственная регистрация,
которая ранее служила придатком к форме, теперь приобрела самостоятельное
значение способа фиксации соответствующей сделки и вытеснила в ряде случаев
нотариальную форму. Расширение сферы применения государственной
регистрации непосредственно выражает расширение проникновения публичного
начала в сферу частного оборота.
Новый Кодекс следует традиционному двучленному делению формы
договоров (сделок). Соответственно в нем выделяются договоры устные и
письменные, а в пределах письменных - совершаемые в простой (прежнее
наименование - домашней) или в нотариальной форме.
Указанное деление выражает определенную иерархию формы: от самой
простой - устной и до самой сложной - нотариальной.
Общая норма, закрепленная в п. 1 ст. 434 ГК, установила, что сторонам
предоставляется право заключать договор в любой форме, предусмотренной для
совершения сделок, если определенная форма не предусмотрена законом для
данного вида договоров. Таким образом, требование к форме означает лишь
недопустимость выбора более простой формы по сравнению с предусмотренной
законом. В то же время использование более сложной формы зависит от
усмотрения сторон. Свобода выбора формы сделки (договора) тем самым
составляет правило, а предуказанность формы - законное исключение.
После того как стороны избрали более строгую, чем вытекает из закона,
форму - нотариально удостоверенную вместо письменной или устной либо
письменную вместо устной, основание обязательности соответствующей формы -
является ли более строгая форма обязательной в силу закона или соглашения
сторон, утрачивает значение. По этой причине предусмотренные в законе
последствия нарушения требований о простой письменной форме либо о
нотариальном ее удостоверении применяются независимо от того, стала ли
соответствующая форма обязательной в силу указания закона либо достигнутого
контрагентами соглашения.
Среди всех видов договоров, различаемых по их форме, устные занимают
особое место. Если речь идет о договоренности сторон относительно формы
договоров, имеют в виду исключительно согласование вопроса о необходимости
совершить письменную сделку, а письменную - удостоверить у нотариуса. Устная
сделка - это "остаток". Соответствующий остаточный принцип устной формы
закреплен в п. 1 ст. 159 ГК, которая допускает заключение устных договоров во
всех случаях, когда законом или соглашением сторон не требуется письменной
(простой или нотариальной) формы.
Возможность совершения договора в устной форме ограничена по признаку
его субъектного состава и суммы, составляющей его предмет. Из ст. 161 ГК
вытекает недопустимость заключения в устной форме прежде всего договоров,
совершаемых между юридическими лицами, а также юридическими лицами и
гражданами. Соответствующая норма заменила собой ст. 44 ГК 64, которая
предполагала аналогичное исключение для отношений между организациями, а
также организациями и гражданами. В дальнейшем можно было бы установить
обязательную письменную форму, наряду с юридическими лицами, также для
отношений с участием граждан, осуществляющих предпринимательскую
деятельность без создания юридического лица, если речь идет о договоре,
связанном с этой деятельностью. Тем самым была бы продолжена ясно
просматриваемая тенденция в ГК и основанных на нем актах к унификации в
обоснованных пределах режима, установленного для всех вообще
предпринимателей независимо от того, идет ли речь о предпринимателях -
юридических лицах либо индивидуальных предпринимателях.
Ограничение устных договоров по размеру выражено теперь с учетом
колебаний курса рубля - подобно тому, как это имеет место по разным поводам в
ряде других статей ГК и иных правовых актах. Имеется в виду определенная
пропорция (в данном случае - 10:1) к установленному законом минимальному
размеру оплаты труда <*>.
--------------------------------
<*> Применительно к некоторым договорам предельная сумма для устной
формы снижена: например, для договора дарения в случаях, когда дарителем
является юридическое лицо, она составляет пять установленных законом
минимальных размеров оплаты труда (п. 1 ст. 574 ГК).

Обязательная письменная форма вне зависимости от субъектного состава и
суммы предусмотрена для договоров, возникающих по поводу лотерей,
тотализаторов (взаимных пари) и других основанных на риске игр (п. 2 ст. 1063
ГК), коммерческой концессии (п. 1 ст. 1028 ГК), проката (п. 2 ст. 626 ГК), аренды
транспортных средств без экипажа и с экипажем (соответственно ст. 643 и 633
ГК), банковского вклада (п. 1 ст. 836 ГК), хранения с обязанностью хранителя
принять вещь (п. 1 ст. 887 ГК), страхования (п. 1 ст. 940 ГК), найма жилых
помещений (ст. 674 ГК) и др.
ГК особо выделяет возможность устного совершения двух видов договоров.
Прежде всего речь идет о договорах, исполняемых при самом их совершении
(например, при приобретении товара в розничных, а иногда и в оптовых магазинах
его передача и оплата производятся одномоментно). Пункт 2 ст. 159 ГК не только
разрешает совершение таких договоров устно, но и, как следует из него,
предусматривает только два исключения из указанного правила. Исполняемый
при самом его заключении договор не может быть совершен устно, прежде всего в
случаях, когда для него введена обязательная нотариальная форма либо
предусмотрено, что несоблюдение письменной формы сделки влечет за собой его
недействительность.
Специально оговорена в ГК (п. 3 ст. 159) возможность устного совершения
сделки во исполнение письменного договора при условии, если ни в законе, ни в
ином правовом акте или в самом договоре по поводу этой сделки нет требования
обязательной письменной формы. Так, нет препятствий к тому, чтобы в
соответствии с письменным договором поставки, если иное в нем не
предусмотрено, отпуск товаров в течение года производился путем устной заявки
по мере возникновения потребности у покупателя. И напротив, выдача кредитов
на основе открытой кредитной линии допускается только путем совершения
письменного кредитного договора (ст. 820 ГК).
Пункт 2 ст. 158 ГК придает по общему правилу юридическое значение
конклюдентным действиям лишь при условии, что закон допускает заключение
соответствующей сделки (договора) устно. Конклюдентные действия при
заключении договоров широко используются в качестве оферты <*>. В частности,
имеется в виду выставление предложенной к продаже или прокату вещи в
витрине в случаях, когда соответствующие действия должны рассматриваться в
качестве публичной оферты, т.е. как предложение заключить договор на
указанных в ней условиях, адресованное любому, кто отзовется. Можно
проиллюстрировать и на других примерах то, что конклюдентные действия
приводят к заключению договоров: оформление договора страхования путем
вручения стандартных форм страхователю на основе его заявления (письменного
или устного) в виде выдачи страхового полиса или других специальных для
страхования форм сертификата или квитанции - п. 2 ст. 940 ГК; договора хранения
- путем выдачи номерного жетона (номера) или иного знака, удостоверяющего
прием вещей на хранение, - п. 2 ст. 887 ГК; договора дарения - путем передачи
дара в виде не только вручения, но и символической передачи: вручения ключей и
т.п. или правоустанавливающих документов - п. 1 ст. 574 ГК. Конклюдентные
действия иногда рассматриваются законодателем как способы продления
договора. Так, п. 2 ст. 621 ГК признает, что если арендатор продолжает
пользоваться имуществом после истечения указанного в договоре срока, то при
отсутствии возражений со стороны арендодателя договор признается
продленным на тех же условиях на новый срок.
--------------------------------
<*> См. об этом п. 5 гл. III.

ГК, на что уже обращалось внимание <*>, расширил возможности
использования конклюдентных действий при формировании договорных связей.
Речь идет главным образом о правиле, составляющем теперь п. 3 ст. 434 и п. 3 ст.
438 ГК. Им предусмотрено, что совершение лицом, получившим письменную
оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению
предусмотренных в ней условий договора признается акцептом, если иное не
установлено законом, иными правовыми актами или не указано в оферте.
Примерами служат: выполнение работ подрядчиком в ответ на предложение
заключить договор подряда или уплата соответствующей суммы покупателем в
ответ на предложение приобрести товары, выполнить работы или оказать услуги.
Указанный способ заключения договора возможен в случаях, когда закон
допускает как устную, так и простую письменную форму с тем, что при
обязательной письменной форме письменной непременно должна быть и оферта.
--------------------------------
<*> См. п. 3 гл. III.

Конклюдентные действия используются, в частности, в биржевой торговле. В
качестве примера можно сослаться на Правила фьючерсной торговли на
Московской товарной бирже <*>. В разделе, посвященном технологии
соответствующих сделок, предусмотрено, что вначале брокер оглашает заявку
выкриком по формуле "продам (куплю) - число контрактов - цена". Брокер,
который соглашается с предложением, подтверждает это свое согласие громким
выкриком "куплю (продам) - число контрактов - цена", одновременно указывая
жестом на своего контрагента. При этом договор считается совершенным, если
оба брокера подняли руки и произнесли соответствующие слова. Таким образом,
конклюдентные действия в сочетании с элементами устной сделки в данном
случае составляют неотъемлемую часть волеизъявлений, выражающихся в виде
оферты или подтверждающих собственный акцепт и его получение оферентом.
--------------------------------
<*> Утверждены Биржевым советом 26 апреля 1995 г. (отд. издание).

В литературе спорным является вопрос о том, можно ли считать молчание
разновидностью конклюдентных действий. В этой связи есть основание
сопоставить взгляды О.С. Иоффе <*> и Н.В. Рабинович <**>. Первый автор на
поставленный вопрос дал отрицательный, а второй - положительный ответ. Нам
представляется более правильной позиция О.С. Иоффе.
--------------------------------
<*> См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право: Курс лекций: Общая
часть. Право собственности. Общее учение об обязательстве. С. 197 - 198.
<**> Рабинович Н.В. Указ. соч. С. 13, 197.

Н.В. Рабинович полагала: "К конклюдентным действиям относится и
молчание в качестве знака согласия" <*>. В этой связи следует отметить, что
конклюдентные действия, что было показано выше, могут иметь значение и
оферты, и акцепта, а молчание, как вытекает из сделанного самой Н.В. Рабинович
вывода, - только акцепта. Различия между конклюдентными действиями и
молчанием проявляются наиболее убедительно, если стать на позицию стороны,
которой они адресованы: при конклюдентном действии лицо выражает свою волю,
а вторая сторона - и в этом смысл конклюдентного действия - имеет возможность
сделать вывод о том, в чем состоит воля ее потенциального или действительного
контрагента. По указанной причине возникший между сторонами по поводу
конклюдентного действия спор всегда имеет предметом лишь то обстоятельство,
правильно или неправильно воспринята воля лица другой стороной. Так,
например, происходит, когда эта последняя должна определить, как расценить
выставленные в витрине товары: как рекламу или как оферту.
--------------------------------
<**> Рабинович Н.В. Указ. соч. С. 13, 197.

Иная ситуация складывается при молчании. В данном случае заведомо ясно,
что как таковое оно не может дать представления о воле лица. По этой причине,
если слова и конклюдентное действие в равной мере выражают волю, но лишь
различным способом, то молчание само по себе никакой воли выразить не может.
Необходимо, чтобы законодатель определил либо сами стороны заранее
согласовали (или за них это сделал законодатель), что будет означать молчание.
Именно применительно к такому его значению и проявляется у лица
определенная воля, выраженная путем молчания.
Речь идет о том, что, поскольку в соглашении сторон или в законе
предусмотрено, как следует расценить молчание, отсутствие словесного
выражения воли означает: воля есть, и она совпадает с тем значением молчания,
которое надлежащим образом заранее ему договорились придать либо
обусловили это в ГК или в ином правовом акте.
Таким образом, правовое значение конклюдентного действия определяет оно
само и обстановка, в которой оно совершается, а молчания - законодатель либо
сами будущие контрагенты.
Письменный договор заключается путем составления соответствующего
надлежащим образом подписанного документа.
Кодекс учел и признал существующую практику применения различных
способов факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств
механического или иного копирования, электронно - цифровой подписи и иных
аналогов собственноручной подписи. Однако здесь соблюдена определенная
осторожность: использование этого способа признается допустимым, если в
законе, ином правовом акте или соглашении сторон будут установлены сама
возможность подобных подписей и определенный их порядок. Нарушение хотя бы
одного из этих требований может служить достаточным основанием для
оспаривания договора.
Еще перед принятием нового ГК Высший Арбитражный Суд РФ поставил
вопрос о возможности подтверждения обстоятельств дела доказательствами,
изготовленными и подписанными с помощью средств электронно -
вычислительной техники, в которых использована система цифровой
(электронной) подписи. Дав в принципе на него положительный ответ, Высший
Арбитражный Суд РФ разграничил три ситуации. При первой стороны изготовили
и подписали договор с помощью электронно - вычислительной техники, в которой
использована система цифровой (электронной) подписи. Тогда признается, что
стороны могут представлять подобные доказательства по спору, который
вытекает из такого договора с цифровой (электронной) подписью.
Вторая ситуация возникает при споре о наличии договора, а также других
документов, которые были скреплены цифровой (электронной) подписью. В этом
случае арбитражам предлагалось запрашивать у сторон выписку из договора, в
которой указана процедура согласования разногласий, в том числе на какой
стороне лежит бремя доказывания соответствующих фактов.
И наконец, третий вариант возникает при отсутствии в договоре процедуры
согласования подлинности договора и других документов, при этом одна из
сторон оспаривает наличие и самого договора и других документов. Тогда суду
предоставляется возможность не принимать в качестве доказательств документы,
скрепленные цифровой (электронной) подписью <*>.
--------------------------------
<*> См.: Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1994.
N 11. С. 68 - 69. См. об электронных подписях, в частности: Виноградова Е.
Правовое регулирование использования электронной безбумажной цифровой
подписи // Хозяйство и право. 1994. N 5. С. 64 и сл.
Указом Президента Российской Федерации от 3 апреля 1995 г. "О мерах по
соблюдению законности в области разработки, производства, реализации и
эксплуатации шифровальных средств, а также предоставления услуг в области
шифрования информации" (Собрание законодательства Российской Федерации.
1995. N 15. Ст. 1285) запрещено использование государственными организациями
и предприятиями в информационно - телекоммуникационных системах
шифровальных средств, включая криптографические средства обеспечения
подлинности информации (электронная подпись), без сертификата Федерального
агентства правительственной связи и информации при Президенте Российской
Федерации, а также размещение негосударственных заказов на предприятиях, в
организациях, использующих указанные технические средства без сертификата
федерального агентства.

Нотариальное удостоверение является обязательным в случаях,
предусмотренных законом и соглашением сторон (п. 2 ст. 163 ГК). Требование
стороны о нотариальном удостоверении договора, как уже отмечалось, во всех
случаях является обязательным для контрагента со всеми вытекающими отсюда

<< Предыдущая

стр. 53
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>