<< Предыдущая

стр. 59
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

какого-либо способа обеспечения обязательств сверх шести, указанных в
перечне, который содержится в ст. 329 ГК (неустойка, залог, удержание,
поручительство, банковская гарантия, задаток), допускается последней нормой.

Схема действий третьего лица в качестве пособника сводится к следующему:
оно исполняет свое обязательство в основном договоре перед должником, а этот
последний, в свою очередь, передает полученное собственному контрагенту. Так,
например, обувная фабрика поставляет обувь оптовой фирме, а та, получив
товар, отправляет его торгующему обувью магазину. Участие пособника может
принимать и такой вид: моторный завод поставляет моторы автомобильному
заводу, а тот использует их при производстве автомашин, поставляемых
магазинам.
Принципиальное отличие рассматриваемой модели от исполнения
обязательства третьим лицом состоит в том, что в последнем случае третье лицо
передает исполнение целиком или частично непосредственно кредитору
основного договора <*>.
--------------------------------
<*> Эти договоры близки по своей природе выделенным в законодательстве
ряда стран договорам "с обеспечением действий третьего лица" (см.: Май К.И.
Указ. соч. С. 53 и сл.). Отличие состоит главным образом в том, что при этих
последних контрагент, возложив исполнение на третье лицо, обязуется в случае,
если тот не исполнит обязательство, сделать это самому, в то время как при
привлечении пособников контрагент принимает на себя обязанность совершить
соответствующее действие самому.

Модель с участием пособника так же, как отношения с участием третьего
лица - исполнителя, широко используется при субконтрагентских отношениях. Так,
в случаях, когда субпоставщик поставляет товары непосредственно покупателю,
имеется в виду договор об исполнении третьему лицу, но если поставка
производится вначале субпоставщиком поставщику, а затем поставщиком
покупателю, - налицо участие пособника. Аналогичные ситуации могут
складываться в договорах подряда с участием субподрядчика, аренды - с
участием субарендатора (поднанимателя), энергоснабжения - с участием
субабонента и др.
В ситуациях с пособником нет места для непосредственной ответственности
третьего лица. Здесь все сводится исключительно к цепочке ответственности, при
которой каждый участник отвечает только перед тем, кто является его
контрагентом.
По общему правилу в указанных случаях руководствуются п. 3 ст. 401 ГК,
который устанавливает повышенную ответственность за исполнение
обязательства, связанного с предпринимательской деятельностью должника, -
вплоть до действия непреодолимой силы. Важно подчеркнуть, что если в
договоре с привлечением третьего лица - исполнителя должник освобождается от
ответственности при отсутствии в действиях исполнителя вины, а в договорах с
участием предпринимателя - при непреодолимой силе, явившейся причиной
нарушения обязательства, то в договоре с участием пособника ничто
относящееся к сфере этого последнего не может приниматься во внимание судом.
Приведенный вывод следует из содержащегося в п. 3 ст. 401 ГК указания на то,
что нарушение обязанностей контрагентом должника как таковое не может
рассматриваться в качестве непреодолимой силы - единственного (если не
считать вины кредитора) обстоятельства, освобождающего от ответственности,
носящей повышенный характер.
Исполнение договора третьему лицу может стать предметом специального
договора. Этот последний, как уже отмечалось, не должен смешиваться с
договором в пользу третьего лица. Одно из различий между ними состоит в том,
что по договору об исполнении третьему лицу обязательство продолжает
связывать контрагентов и требование к соответствующей стороне по общему
правилу может заявлять только один из них другому. В то же время по договору в
пользу третьего лица такое требование может заявить именно последнее.
Смысл данной конструкции состоит в том, что должник по указанию
кредитора обязан исполнить обязательство третьему лицу. При этом кредитор и
должники сохраняют свои позиции и соответственно исполнение обязательства
третьему лицу рассматривается как исполнение самому кредитору. Таким
образом, и содержание договорного правоотношения, и его субъектный состав
остаются неизменными. Соответственно права и обязанности, порожденные
действиями такого третьего лица, возникают у контрагентов по отношению друг к
другу. Примером могут служить так называемые транзитные поставки, при
которых покупатель выдает поставщику разнарядку на отгрузку продукции
непосредственно третьим лицам и получателям <*>. Аналогичный случай имеет
место, когда генеральный подрядчик возлагает на своего контрагента -
субподрядчика - исполнение обязательства непосредственно заказчику.
--------------------------------
<*> См.: Брагинский М.И. Структура договорных связей и ответственность
сторон при поставках транзитом. М.: ВЮЗИ, 1960.

Ситуация, складывающаяся при исполнении обязательства третьим лицом,
не выделена в Кодексе особо. Однако есть основания признать, что кредитор
должен нести все последствия действий указанного им третьего лица. Речь
обычно идет о невыполнении "кредиторских обязанностей", предусмотренных в
ст. 406 ГК в виде неосновательного отказа указанного кредитором третьего лица
от принятия предложенного должником надлежащего исполнения или совершения
других, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором либо
вытекающих из обычаев делового оборота или существа обязательства действий,
до совершения которых должник не мог исполнить своей обязанности.
Применение соответствующей ситуации по аналогии со ст. 403 ГК позволяет
сделать вывод не только об ответственности кредитора за действия избранного
им третьего лица, но и о случаях, когда в силу определенного указания в законе
третье лицо само несет ответственность перед стороной в договоре, занимая
позицию должника в соответствующем обязательстве. В качестве примера можно
обратиться к новелле, содержащейся в п. 3 ст. 706 ГК, которая, установив в виде
общего правила, что заказчик и субподрядчик не могут передавать друг другу
требования, связанные с нарушением договора, вместе с тем допускают "иное" в
случаях, предусмотренных законом или договором. Это "иное" охватывает и
возможность наступления ответственности заказчика перед субподрядчиком,
которому генеральный подрядчик дал указание передать исполнение
непосредственно заказчику.
Технике исполнения обязательства, при котором на третье лицо возлагается
принятие исполнения, посвящена ст. 312 ГК. Она предоставляет должнику право
при исполнении обязательства в случаях, когда иное не предусмотрено
соглашением сторон и не вытекает из обычаев делового оборота или существа
обязательства, потребовать доказательств того, что исполнение принимается
управомоченным кредитором лицом.
Проверка наличия у лица, принимающего исполнение, соответствующих
полномочий составляет не только право, но и обязанность контрагента. Ее
нарушение влечет за собой возложение на сторону риска, связанного с тем, что
лицо, которому передается исполнение, окажется ненадлежащим. Специальный
случай наделения третьего лица полномочиями по принятию исполнения
предусмотрен п. 2 ст. 499 ГК. Из соответствующей нормы вытекает, что продавец
считается исполнившим обязательство, если он вручает исполнение либо
покупателю, либо любому лицу, предъявившему квитанцию или иной документ,
свидетельствующий о заключении договора или об оформлении доставки
товаров. Указанный способ исполнения исключается только в случае, когда на
этот счет есть прямое указание в законе или в ином правовом акте, договоре либо
не вытекает из существа обязательства.
Последний случай выступления третьего лица по отношению к сторонам в
договоре составляет эвикция.
Эвикция относится к ситуациям, при которых из действий третьего лица
возникают определенные последствия для взаимоотношений сторон. В данном
случае речь идет о том, что удовлетворение требований третьего лица порождает
определенные обязанности у стороны перед ее контрагентом. Имеется в виду, что
при отсуждении вещи у покупателя у продавца возникает обязанность возместить
покупателю причиненные этим убытки.
Эвикции посвящены ст. 461 и 462 ГК, которые, по существу, следуют
принципам, заложенным в ст. 240 ГК. В том и другом случае речь идет о
необходимости привлечения к участию в деле об отобрании имущества у
покупателя и соответственно участию привлеченного продавца под страхом
утраты права доказывать впоследствии неправильность ведения дела
покупателем. Соответствующим нормам придан императивный характер.
Специально предусмотрена недействительность соглашения сторон об
освобождении продавца от ответственности в случае изъятия приобретенного
товара у покупателя третьими лицами, а равно об ограничении такой
ответственности.
Эвикция защищает интересы покупателя, но непременно действующего
правомерно. По этой причине покупатель, который знал или должен был знать в
момент приобретения товара о наличии у третьего лица оснований для заявления
соответствующих требований, не может воспользоваться нормами,
регулирующими эвикцию.
Хотя эвикция и помещена в главу о купле - продаже, соответствующие
правила могут применяться по аналогии при любом договоре, на основе которого
приобретена отчуждаемая вещь, например при подряде, если требование об
отобрании вещи будет заявлено заказчику тем, кто предоставил материалы для
изготовления вещи и по этой причине должен быть признан ее собственником в
силу ст. 219 ГК.

6. Классификация договоров

Классификация любого понятия предполагает его разделение. Такое
разделение может быть произведено двумя способами. Первый составляет
дихотомию или, иначе - "деление надвое" <*>. С ее помощью, используя
последовательно определенное основание (критерий), делят понятие на две
группы, из которых одну характеризует наличие этого основания, а другую - его
отсутствие. Подобное деление может быть применительно к одному и тому же
понятию проведено многократно при условии, что каждый раз используется
другое основание.
--------------------------------
<*> См.: Асмус В.Ф. Логика. М.: Госполитиздат, 1947. С. 65.
При втором способе с помощью определенных оснований создается в
принципе неограниченное число групп. В каждой из них указанные основания
соответствующим образом индивидуализируются.
Примером первого способа классификации служит деление людей на мужчин
и женщин, белых и черных, а второго - такое же деление людей, но уже по
признаку государственной принадлежности, нации, вероисповедания и т.п.
Дихотомия применительно к договорам имеет двоякое значение.
Соответствующее деление помогает выявить главные особенности отдельных
договоров, но одновременно и пути формирования новых договоров.
Наиболее значимой для классификации гражданско - правовых договоров
является дихотомия, которая опирается на одно из трех оснований. Имеются в
виду: распределение обязанностей между сторонами (1), наличие встречного
удовлетворения (2), момент возникновения договора (3). Использование
указанных оснований позволяет выделить соответственно три пары договоров:
односторонние и двусторонние (1), возмездные и безвозмездные (2), а также
реальные и консенсуальные (3).
Двусторонними признаются договоры, в которых каждая из сторон имеет и
права, и обязанности, а односторонними - договоры, в которых у одной из сторон
есть только права, а у другой - только обязанности.
К возмездным относят договоры, которые предполагают получение каждой из
сторон от ее контрагента определенной компенсации, ради которой заключается
договор. Безвозмездными являются договоры, не предполагающие такой
компенсации.
Консенсуальными считают договоры, вступающие в силу с момента
достижения сторонами согласия, а реальными - договоры, которые признаются
заключенными с момента, когда на основе соглашения осуществлена передача
стороной контрагенту определенного имущества <*>.
--------------------------------
<*> Примером широкого понимания "имущества" применительно к
характеристике договора как реального может служить "доверительное
управление". Его реальный характер выражается в необходимости передать в
управление предварительно различного рода объекты, включая, наряду с
недвижимостью, самые разнообразные права (ст. 1013 ГК). Не случайно в свое
время В. Голевинский полагал, что применительно к понятию "реальный договор"
следует из всего многообразного значения слова res выбрать не вещь, а действие
(Голевинский В. О происхождении и делении обязательств. Варшава, 1872. С. 39).

Специфика предмета гражданско - правового регулирования
предопределила то, что большинство охватываемых этой отраслью договоров
является двусторонними, возмездными и консенсуальными.
Из числа выделенных в ГК типов договоров к односторонним относятся
главным образом договоры поручения, дарения, займа, к безвозмездным -
договоры безвозмездного пользования и дарения, к реальным - договоры займа,
доверительного управления имуществом, хранения, перевозки грузов.
Приведенное деление не всегда достаточно устойчиво и однозначно. Так, в
виде исключения одни и те же по названию договоры могут при определенных
условиях оказаться в разных группах. Это означает, что под единым
наименованием выступают неодинаковые договоры. Так, хранение, заем и
поручение могут быть в зависимости от достигнутого сторонами соглашения как
возмездным, так и безвозмездным договором, а дарение, финансирование под
уступку требований, безвозмездное пользование, хранение - как реальным, так и
консенсуальным договором. Точно так же поручение - в принципе односторонний
и безвозмездный договор - может в случае, указанном в ст. 975 ГК, оказаться
двусторонним, а иногда и возмездным. Тогда доверитель обязан не только
возместить поверенному издержки и обеспечить поверенного средствами, но
также выплатить в предусмотренном договором порядке и размере
вознаграждение.
Дихотомическое деление применительно к каждому из указанных трех
оснований предопределяет различные особенности правового режима договоров,
отнесенных к той или иной группе.
Обязательства контрагентов в двустороннем договоре взаимны. С этим
связана прежде всего единая судьба соответствующих обязательств. Например,
если проданная покупателю индивидуально определенная вещь до ее передачи
погибла вследствие непреодолимой силы (бури, урагана, пожара и т.п.
обстоятельств, подпадающих под признаки "чрезвычайных и непредотвратимых
при данных условиях"), то обязательство продавца в силу п. 1 ст. 416 ГК
прекращается. И одновременно с ним прекращается обязательство покупателя
принять и оплатить стоимость соответствующей вещи. Точно так же, если
постановлением Правительства РФ запрещены к вывозу за границу
определенные товары, составляющие предмет внешнеторгового контракта,
недействительным признается весь контракт, а тем самым обязательства и того и
другого контрагента.
Деление договоров на односторонние и двусторонние определенным
образом связано со ст. 328 ГК, посвященной встречному исполнению. Указанная
статья заменила собой ст. 177 ГК 64 ("Исполнение взаимных обязанностей по
договору"). Эта последняя предусматривала, что взаимные обязанности по
договору должны исполняться одновременно, если из закона, договора, из
существа обязательства не вытекает иного. Авторы комментария к этой статье
единодушно ставили знак равенства между делением договоров на взаимные и не
являющиеся таковыми, с одной стороны, а также на одно- и двусторонние - с
другой. Так, О.С. Иоффе подчеркивал, что "взаимными называются
обязательства, каждый участник которых является кредитором и должником
одновременно. Им могут быть противопоставлены односторонние обязательства,
в которых одно лицо выступает только как кредитор, другое - только как должник"
<1>. Так же считает и Н.Д. Егоров: "Под взаимными понимаются обязанности,
возникающие одновременно у сторон одного и того же обязательства. Они имеют
место только во взаимных обязательствах, в которых каждый из участников
одновременно наделен правами и несет обязанности" <2>. Из приведенной нормы
О.С. Иоффе был сделан вывод, что "каждая из сторон вправе задержать
причитающиеся с нее исполнение вплоть до момента, когда исполнение будет
предложено другой стороной" <3>. Следовательно, взаимность определенным
образом связывали с двусторонностью. Действующий Гражданский кодекс
заменил признак "взаимность" "встречностью". Этот последний признак является
более удачным, ибо совпадение во времени исполнения обеими сторонами на
практике вообще встречается крайне редко. Едва ли не единственными являются
случаи оплаты товаров, работ и услуг в магазине. Смысл "встречности", как
справедливо подчеркивает В.В. Витрянский, состоит в том, что имеется в виду
"такое исполнение, которое должно производиться одной из сторон лишь после
того, когда другая сторона исполнила свое обязательство" <4>. Таким образом,
действующий Гражданский кодекс, заменив признак "взаимность" "встречностью",
сохранил в своей основе содержание соответствующего понятия <5>.
--------------------------------
<1> Комментарий к ГК РСФСР / Под ред. Е.А. Флейшиц и О.С. Иоффе. М.,
1970. С. 265.
<2> Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР / Под ред. С.Н. Братуся и
О.Н. Садикова. С. 266.
<3> Иоффе О.С. Там же.
<4> Комментарий части второй Гражданского кодекса Российской Федерации
для предпринимателей. М., 1996. С. 282. С этой точки зрения интерес
представляет дело, возникшее в связи с неоплатой АОЗТ госплемзаводу
стоимости поставленного молока и пени за несвоевременную оплату.
Арбитражный суд, сославшись на встречный характер обязательств сторон
(поставить и оплатить), удовлетворил иск только в части, относящейся к основной
сумме долга. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации

<< Предыдущая

стр. 59
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>