<< Предыдущая

стр. 60
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

счел неправильным применение ст. 328 ГК, указав на то, что встречными можно
было бы считать соответствующие обязательства только при условии, что
предполагалась предоплата. Имеется в виду, что обязанности поставить
противостояла обязанность заранее оплатить (см.: Вестник Высшего
Арбитражного Суда Российской Федерации. 1997. N 4. С. 53 - 54).
<5> Взаимность выделялась в составе двусторонних договоров, в частности,
в: Советское гражданское право: Учебник / Под ред. Я.А. Куника и В.А. Язева. М.:
Юрид. лит., 1978. С. 145.
Все же более распространенной до последнего времени была точка зрения, в
силу которой двусторонние и взаимные договоры отождествлялись (см.,
например: Советское гражданское право / Под ред. А.А. Пушкина. Вища школа,
1977. С. 394; Советское гражданское право / Под ред. Ю.Х. Калмыкова и В.А.
Тархова. М., 1985. С. 456).
Одним из немногих, кто связывал взаимность с делением договоров на
возмездные и безвозмездные, был С.И. Вильнянский (Вильнянский С.И. Указ. соч.
С. 309). Такую же позицию занимает О.Н. Садиков (Комментарий к Гражданскому
кодексу Российской Федерации. М.: Юринформ, 1995. С. 342).
КонсультантПлюс: примечание.
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части первой)
(под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации -
М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ, Издательский Дом ИНФРА-М, 1997.

Условия действия ст. 328 ГК выделены в ее п. 1. Он признает встречным
исполнение обязательства одной из сторон, которое в соответствии с договором
обусловлено исполнением своих обязательств другой стороной.
Рамки указанной статьи охватывают и ситуации, которые включались в ст.
177 ГК 64, а еще ранее - в ст. 139 ГК 22: в двустороннем договоре каждая из
сторон вправе отказывать другой в удовлетворении до получения встречного
удовлетворения, если из закона, договора или существа правоотношения не
следует обязанность одной стороны исполнить свое обязательство раньше
другой. Указанный общий принцип детализируется четырьмя нормами ст. 328 ГК:
а) при непредоставлении обязанным контрагентом обусловленного
договором исполнения обязательства либо при наличии обстоятельств, которые
очевидно свидетельствуют о том, что исполнение не будет предоставлено в
установленный срок, стороне дается право приостановить исполнение своего
обязательства или отказаться от исполнения, потребовав возмещения убытков (п.
2);
б) при частичном неисполнении (исполнении не в полном объеме) сторона,
обязанная предоставить встречное удовлетворение, может приостановить
исполнение либо отказаться от исполнения только в части, которая соответствует
тому, что не было предоставлено (п. 2);
в) последствия, указанные в п. 2, наступают также при условии, если самое
нарушение еще не произошло, но налицо обстоятельства, которые, очевидно,
свидетельствуют о том, что исполнение не будет предоставлено в установленный
срок (п. 2);
г) если встречное исполнение все же было произведено, то сторона, которая
поступила подобным образом (исполнила обязательство, несмотря на
допущенное контрагентом нарушение), сохраняет право требовать встречного
исполнения (п. 3).
Приведенные нормы ст. 328 действуют, если законом или договором не
предусмотрено иное (п. 4 ст. 328 ГК).
Типичный случай применения ст. 328 ГК содержится в п. 1 ст. 719 ГК, которая
предоставила подрядчику право при определенных условиях не приступать к
работе, а начатую работу приостановить. В примерный перечень оснований для
этого оказались включенными: непредоставление материала, оборудования,
технической документации или подлежащей переработке (обработке) вещи; при
этом особо выделено то обстоятельство, что все такие действия должны служить
препятствием подрядчику для исполнения договора. Вслед за ст. 328 ГК в п. 1 ст.
719 ГК содержится указание на то, что не приступать к работе или, приступив,
приостановить ее подрядчик вправе даже и тогда, когда возникли обстоятельства,
очевидно свидетельствующие о том, что предусмотренные в договоре действия
заказчик не сможет осуществить.
Особенность рассматриваемой ситуации состоит в том, что при ней
неисполнение обязательства одной из сторон само по себе создает
невозможность исполнения для ее контрагента. Однако ст. 328 ГК имеет и более
широкое применение. Это, в частности, подтверждают и другие имеющиеся в
разных главах отсылки к указанной статье.
Примером может служить ст. 569 ГК. Она предусматривает на случай, когда в
соответствии с договором сроки передачи обмениваемых товаров не совпадают,
применение ст. 328 ГК. Последнее означает, естественно, право любой стороны
при условии, если контрагент в устанавливаемый договором срок не передает
обусловленный договором товар, в свою очередь, задержать исполнение
обязанности по встречной передаче товаров или даже расторгнуть договор и
потребовать возмещения убытков.
Пункт 2 ст. 487 ГК рассматривает как встречное исполнение и соответственно
предполагает при его ненадлежащем характере наступление указанных в ст. 328
ГК последствий того, что нарушена обязанность покупателя осуществить
предварительную оплату, если такая обязанность (оплатить товары полностью
или частично до передачи продавцом товара) предусмотрена договором.
Аналогичные последствия влечет за собой ситуация, при которой реализующий
товары в кредит продавец в действительности не передал их (п. 2 ст. 488 ГК).
Специальные случаи реализации принципов, закрепленных в ст. 328 ГК,
содержатся и в статьях об отдельных видах подряда и подрядоподобных
договоров. Так, применительно к договорам подряда на выполнение проектных и
изыскательских работ выделена необходимость передачи заказчиком задания на
проектирование, а также иных исходных данных (п. 1 ст. 759 ГК). Договором на
выполнение научно - исследовательских, конструкторских и технологических
работ на заказчика возлагается предоставление необходимой информации, а
если это предусмотрено договором, то также согласование с подрядчиком технико
- экономических параметров или тематики работ (п. 2 ст. 774 ГК).
Статья 328 ГК допускает определенные отступления от содержащихся в ней
норм в законе или договоре. Такие отступления могут выразиться, в частности, в
расширении круга возможных последствий нарушения предусмотренных в ней
обязательств. Например, п. 4 ст. 488 ГК ("Оплата товара, переданного в кредит")
помимо отсылки к ст. 328 ГК содержит дополнительное указание на право
продавца потребовать от неаккуратного покупателя возврата неоплаченных
товаров, а также (если иное не предусмотрено ГК или договором) выплаты
процентов за просроченную оплату в размере ставки рефинансирования
Центрального банка РФ (ст. 395 ГК). Начальным моментом исчисления
соответствующих процентов служит день, когда товар должен был быть
поставлен, а когда на этот счет есть указание в договоре - день передачи товара
продавцом. Завершается начисление процентов в день фактической оплаты.
Наконец, соответствующий товар (если иное не предусмотрено договором)
признается на все время до его оплаты находящимся в залоге.
В равной мере специальными мерами могут быть сужены последствия
применения соответствующей статьи. Речь идет, в частности, о санкциях,
связанных с несвоевременной оплатой товара, который продан с рассрочкой
платежа.
Особый случай встречного исполнения предусмотрен в п. 2 ст. 489 ГК.
Имеется в виду ситуация, которая может возникнуть при оплате товара в
рассрочку. Соответствующая диспозитивная норма предоставляет продавцу
право на случай, если покупатель не произвел в установленный срок очередного
платежа за товар, который был не только продан, но и передан покупателю,
отказаться от исполнения договора и потребовать возврата проданного товара.
При этом, однако, указанная статья содержит существенное ограничение:
соответствующее право принадлежит продавцу только при условии, если сумма
платежей, которые должен был произвести покупатель, превышает половину
цены товаров. Совершенно очевидно, что указанная норма призвана
осуществлять защиту интересов покупателя как слабой стороны в договоре.
Следует обратить внимание на то, что ст. 328 ГК определенным образом
конкурирует со ст. 451 ГК. Последняя предусматривает, в частности, общие
основания изменения и расторжения договора. Статья 328 ГК, на наш взгляд,
является специальной нормой по отношению к ст. 451 ГК. Это выразилось, в
частности, в том, что для применения ст. 328 ГК в охваченных ею ситуациях нет
необходимости ссылаться на то, что соответствующие нарушения были
"существенными". Вместе с тем ст. 451 ГК имеет более широкую область
применения, поскольку "существенные нарушения договора второй стороной"
могут иметь место и со стороны кредитора. Имеются в виду случаи нарушения
кредиторской обязанности. О некоторых из них идет речь в ст. 406 ГК. Имеется в
виду, что п. 2 указанной статьи ГК предусматривает санкции в пользу должника на
случай отказа кредитора от принятия исполнения или несовершения кредитором
действий, предусмотренных законом, иными правовыми актами, договором либо
обычаями делового оборота, до совершения которых должник не мог исполнить
свое обязательство. Имеется в виду требовать возмещения убытков, а по
денежному обязательству не платить проценты, если неисполнение обязанности
представляет собой "его существенное нарушение", не только в дву-, но и в
одностороннем договоре. Это дает основание требовать устранения последствий,
указанных в ст. 451 ГК (помимо возмещения убытков, также расторжения или
изменения договора).
Разграничение возмездных и безвозмездных договоров носит легальный
характер. Ему посвящена ст. 423 ГК. Указанная статья проводит различие между
обоими видами договоров в зависимости от того, должна ли получить сторона
плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей
(возмездный договор), либо она не вправе претендовать на это (безвозмездный
договор) <*>. Статья 423 ГК (п. 3) содержит презумпцию в пользу того, что
заключенный сторонами договор является возмездным. Иное, т.е.
безвозмездность договора, должно быть предусмотрено законом, другими
правовыми актами, содержанием или существом договора.
--------------------------------
<*> А.Ю. Кабалкин обратил внимание на "неточность" формулировки п. 2 ст.
423, ГК полагая, что она не охватывает реальных договоров. В действительности
она относится и к этим договорам: договор перевозки грузов - возмездный, ибо
отправитель обязуется оплатить (ст. 785), а дарение - безвозмездный, ибо на
одаряемом не может лежать встречная обязанность.

Следует отметить, что сама презумпция возмездности договоров является
частью общего правила, от которого могут быть сделаны отступления, помимо
самого договора, и в специальных нормах. Например, поручение предполагается
безвозмездным, и соответственно обязанность доверителя оплатить
вознаграждение поверенному возникает лишь при условии, если это
предусмотрено законом, иным правовым актом или договором (п. 1 ст. 972 ГК).
Таким же безвозмездным признается хранение вещи в гардеробе организации,
при этом исключение возможно только при наличии иного в договоре сторон или
если иное обусловлено при сдаче вещи (п. 1 ст. 924 ГК).
Возмездность или соответственно безвозмездность договора вытекают, как
правило, из легального определения. В некоторых случаях при отсутствии прямой
записи в соответствующей статье ГК законодатель включает дополнительно для
внесения полной ясности указание на возмездность договора. Так, например, п. 3
ст. 685 ГК предусматривает, что договор поднайма применительно к жилищному
найму всегда возмезден.
Пункт 1 ст. 572 ГК устанавливает, что к договору дарения, который
предусматривает встречную передачу вещи или права либо встречное
обязательство, применяются нормы п. 2 ст. 170 ГК. Это означает признание такого
договора притворной сделкой. Однако приведенное правило имеет более общий
характер. Так, притворным является любой договор, который вместо
соответствующего безвозмездного поименованного договора сконструирован как
возмездный или безвозмездный вместо возмездного (агентский договор с
указанием на отсутствие у стороны, названной агентом, права на получение
вознаграждения). Соответственно к таким договорам должны применяться нормы
общей части обязательственного права, аналогия закона и аналогия права.
Исключения составляют случаи, когда законодатель регулирует два договора,
отличающихся один от другого возмездностью. Так, например, если в договоре,
названном договором безвозмездного пользования, содержится условие о
встречном удовлетворении в какой бы то ни было форме, к такому договору, с
учетом действия п. 2 ст. 170 ГК, будут применены нормы договора аренды.
Деление договоров на возмездные и безвозмездные влечет за собой
различные правовые последствия, включая и такие, которые находятся за
рамками обязательственного права. Так, удовлетворение виндикационного иска,
адресованного добросовестному приобретателю, зависит от того, был ли
послуживший основанием возникновения права владения договор возмездным
или безвозмездным <*>.
--------------------------------
<*> В соответствии с п. 2 ст. 302 ГК, если имущество приобретено
безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе
истребовать такое имущество во всех случаях.

Возмездность или безвозмездность договора влияют в ряде случаев на
основания ответственности сторон. В виде общего правила хранитель должен
принять все предусмотренные договором меры, чтобы обеспечить сохранность
переданной на хранение вещи. В то же время в безвозмездном договоре
критерием для определения границ ответственности служит требование
заботиться о принятой на хранение вещи не менее, чем о своей (см. п. 2 и 3 ст.
891 ГК).
Возмездность не означает и даже не предполагает в виде общего правила
непременно эквивалентного предоставления обеих сторон. Последствия
отсутствия эквивалентности, и то в указанных в ней пределах, предусмотрены, в
частности, в ст. 179 ГК. Речь идет о признании сделки недействительной как
кабальной. Под последней подразумевается сделка, которую лицо вынуждено
было совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, притом на крайне
невыгодных для себя условиях. Для наступления указанных в той же статье
последствий необходимо, чтобы вторая сторона такими тяжелыми
обстоятельствами воспользовалась. Как уже отмечалось, положения, подобного
laesio enormis в римском праве <*>, кодексах других стран (например, во
Французском гражданском кодексе или в Германском гражданском уложении), ГК
не содержит.
--------------------------------
<*> В соответствии с предписанием императора Диоклетиана продавец,
получивший за товар менее половины его обычной стоимости, имел право
расторгнуть договор купли - продажи (см.: Дернбург Г. Пандекты.
Обязательственное право. М., 1900. С. 33).

В основе разграничения договоров реальных и консенсуальных лежит
признание правообразующим фактом либо самого соглашения (консенсуальный
договор), либо основанной на соглашении передачи вещи или иного имущества
(реальный договор).
Деление договоров на реальные и консенсуальные теперь опирается на
соответствующее указание в ГК. Речь идет о ст. 433 Кодекса. Имея в виду
консенсуальные договоры, п. 1 указанной статьи подчеркивает, что договор
признается заключенным в момент получения тем, кто отправил оферту, акцепта.
Именно данный момент рассматривается как юридический факт, необходимый и
достаточный для признания возникновения между сторонами правовой
(договорной) связи. В отличие от п. 1, п. 2 данной статьи столь же явно имеет в
виду реальные договоры. Соответственно им предусмотрено, что в случаях, когда
для заключения договора необходима также передача имущества, договор
считается заключенным с момента его передачи. Содержащаяся там же отсылка к
ст. 224 ГК должна подтвердить, что речь идет прежде всего о передаче вещи, но
есть все основания полагать, что в такой же мере это относится и к передаче
прав.
Сравнение п. 1 и п. 2 ст. 433 ГК позволяет сделать вывод о легальной
презумпции в пользу консенсуальности договора. Появление такой презумпции
объясняется тем, что консенсус - минимум необходимого для договора, а
передача вещи - дополнение к нему, необходимое лишь для определенных видов
(типов) договоров. Так же, как это имеет место в отношении пар "возмездный -
безвозмездный" или "односторонний - двусторонний", контрагенты не могут по
собственной инициативе трансформировать договор, который в соответствии с
законом является консенсуальным, в реальный договор либо, наоборот, реальный
в консенсуальный. Если они все же поступят подобным образом, то выйдут за
рамки соответственно выделенного в ГК, ином законе либо другом правовом акте
договора и к отношениям сторон должны применяться статьи общей части
обязательственного права, нормы, применяемые в порядке аналогии закона и
аналогии права.
Конструирование того или иного договора как реального или, напротив,
консенсуального зависит от того, в чем выражается интерес каждой из сторон и
какова соответственно цель договора, которая в общем виде представляет собой
сумму интересов контрагентов. Если данная цель состоит в получении вещи, в
работе или в услуге и соответственно в вознаграждении, указанное действие (по
передаче вещи, выполнению работ, уплате вознаграждения или оказанию услуг)
становится предметом договора. И тогда законодатель формирует договор как
консенсуальный. В остальных случаях, когда предметом договора служит
совершение определенных действий по отношению к имуществу, законодатель
выбирает модель реального договора.
Поскольку реальный договор предполагает выражение воли плюс действие -
передачу имущества, возникает необходимость определить, какие последствия
наступят, если сторона после выражения согласия не передаст имущество.
Естественно, что предъявлять требования о передаче имущества к ней нельзя,
поскольку договор в подобных случаях признается незаключенным. Таким
образом, речь идет о незавершенном юридическом составе. Следует, очевидно,
согласиться с О.А. Красавчиковым, что "юридические последствия наступают
только при наличии всех юридических фактов соответствующего юридического
состава. Созданная отдельными юридическими фактами незавершенного состава

<< Предыдущая

стр. 60
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>