<< Предыдущая

стр. 66
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

состоит в возможности возложения на должника в случае, когда иное не
предусмотрено соглашением сторон или не вытекает из обычаев делового
оборота или существа обязательства, риска вручения исполнения
ненадлежащему лицу. Из этого следует, что при возникновении по данному
поводу спора бремя доказывания соответствующего факта (исполнение вручено
самому кредитору или управомоченному им лицу) возлагается на должника. Для
защиты его интересов последнему предоставляется ст. 408 ГК (ранее - ст. 228 ГК
64) право потребовать указанных в этой статье доказательств того, что
исполнение действительно произведено, а при отказе кредитора выполнить
соответствующее требование - задержать исполнение.
2. Исполнение надлежащим лицом (ст. 313 ГК). Как и в ГК 64 (ст. 171), в
действующем Кодексе закреплена презумпция: передача исполнения третьим
лицом рассматривается как надлежащее исполнение, если иное не вытекает из
закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа. Во всех
случаях исполнения обязательства другим лицом должник продолжает занимать
свое место в обязательстве. Таким образом, речь идет лишь о судьбе
обязательства как такового (п. 1 ст. 313 ГК).
Новым является возможность исполнения обязательства третьим лицом в
собственном интересе последнего. При этом установлены границы такого
интереса: вследствие обращения кредитором взыскания на имущество у третьего
лица возникает опасность утратить право на вещь (в качестве примера указаны
права аренды и залога). Соответствующая норма, которая допускает такое
исполнение третьим лицом без согласия как кредитора, так и должника, носит
императивный характер (п. 2 ст. 313 ГК). При этом с исполнением обязательства
третье лицо автоматически занимает в нем место прежнего кредитора.
3. Исполнение надлежащим предметом (ст. 320 и 317 ГК). Соответствующее
требование означает, что предмет исполнения договора (обязательств) - им
называют ту вещь, работу или услугу, которую в силу обязательства должник
обязан передать, выполнить или оказать кредитору <*>, - по всем своим
параметрам, количественным и качественным, должен соответствовать
требованиям, которые закреплены в законе, иных правовых актах и договоре.
--------------------------------
<*> См.: Гражданское право. Т. I. СПб., 1996. С. 472.

В договоре может быть предусмотрено несколько предметов обязательства,
из которых исполнено оно должно быть только одним. Предмет исполнения могут
представлять собой либо различные виды подлежащего передаче имущества
(например, фармацевтическая фабрика принимает обязательство поставить
торговой фирме лекарства А или Б), либо совершение различных действий
(например, в таком же договоре поставки предусмотрено исполнение путем
доставки транспортом продавца или вывоза транспортом покупателя или отгрузки
железнодорожным, водным, воздушным, автомобильным транспортом). Во всех
подобных случаях речь идет об альтернативных обязательствах. В такого рода
обязательствах право выбора может принадлежать стороне - либо должнику,
либо кредитору. Сама ст. 320 ГК закрепляет право выбора за должником, если
иное не вытекает из закона, другого правового акта или условий обязательства
(условий договора).
Особенность альтернативного обязательства проявляется применительно к
ситуации, когда возникла при отсутствии вины как той, так и другой стороны
невозможность его исполнения одним из указанных предметов (в первом примере
производство лекарств типа А запрещено вследствие обнаружившейся опасности
для здоровья человека, а во втором - в период поставки имели место
конвенционные запрещения на транспорте). Если исполнение одним из
нескольких предметов сделалось невозможным, в случаях, когда право выбора
принадлежит должнику, обязательство сохраняет силу, но с единственным
(оставшимся) предметом исполнения. Иное дело, если соответствующим правом
наделен кредитор. Тогда альтернатива сохраняется, но уже в ином варианте.
Имеется в виду, что кредитор может выбрать сохранившийся предмет
обязательства либо отказаться от обязательства, взыскав причиненные убытки
(если только должник не сможет доказать отсутствие своей вины, а должник -
предприниматель - действие непреодолимой силы).
От альтернативных отличаются факультативные обязательства. Смысл
последних состоит в том, что они имеют только один предмет, но за должниками
закреплено право его замены. Например, в договоре одной из московских фирм
на поставку ей горючего предусмотрено, что речь идет о бензине марки "72", но с
правом замены его бензином марки "93". Завод производит бензин марки "72" в
этилированном варианте. Между тем уже после подписания договора мэром г.
Москвы принято Постановление, запрещающее заправку автомашин
этилированным бензином. Поскольку при таком обязательстве есть только
единственный предмет, у поставщика возникает возможность выбрать один из
двух вариантов: либо поставлять бензин марки "93", либо расторгнуть договор по
причине невозможности исполнения обязательства. Настаивать на поставке ему
бензина марки "93" в этих условиях покупатель не вправе.
Так же как и его предшественники, ГК не упоминает факультативных
обязательств. Однако это не может служить препятствием для их использования
по аналогии с тем, как это сделано в отношении непоименованных договоров. По
указанной причине в споре С.Н. Ландкофа, считавшего, что факультативные
обязательства не могут применяться, поскольку в отличие от альтернативных они
не упомянуты в законе, с О.С. Иоффе <*>, допускавшим на равных применение и
альтернативных и факультативных обязательств, следует согласиться со вторым
автором <**>. Однако естественно, что при отсутствии специального
урегулирования факультативных обязательств их специфика должна быть
определена в конкретном договоре.
--------------------------------
<*> См.: Ландкоф С.Н. Предмет обязательства в альтернативном
обязательстве // Советское государство и право. 1956. N 6. С. 118 - 119; Иоффе
О.С. Обязательственное право. С. 92 - 93.
<**> С.Н. Ландкоф все же не учел, что обязательства, формируемые самими
сторонами, а значит, и договорные, могут выходить за рамки действующего
законодательства, восполняя его пробелы. Отказ от факультативных
обязательств мог бы считаться обоснованным только при условии, если бы
императивная норма закона содержала запрет на факультативные обязательства.
А этого-то как раз и не было.

Существуют специальные правила, которые относятся к денежным
обязательствам (ст. 317 ГК). Общая на этот счет норма предусматривает, что
такие обязательства должны выражаться и исполняться в рублях, а если они
выражены в иностранной валюте или в условных денежных единицах, то, по
крайней мере, исполнять их следует в рублях по официальному курсу. Случаи,
порядок и условия расчетов в иностранной валюте или платежными документами
в иностранной валюте определяются законом или в установленном им порядке (п.
2 ст. 140 ГК). В частности, можно сослаться на Законы "О валютном
регулировании и валютном контроле" (ст. 9) <*>, "О Центральном банке
Российской Федерации (Банке России)" (глава IX) <**>.
--------------------------------
<*> См.: Ведомости Российской Федерации. 1992. N 45. Ст. 2542.
<**> См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 18. Ст.
1592.

В самом ГК в развитие ст. 75 Конституции РФ, признающей денежной
единицей в РФ рубль и не допускающей введения и эмиссии других валют в РФ,
соответствующим вопросам посвящены ст. 140 (п. 1) и 861. Первая из них
устанавливает, что рубль является законным платежным средством,
обязательным к приему по нарицательной стоимости на всей территории РФ.
Вторая определяет правовые основания для расчетов наличными и
безналичными. Право выбора между этими двумя формами принадлежит самим
гражданам. При расчетах между юридическими лицами, а также с участием
граждан - предпринимателей оплата наличными деньгами может быть ограничена
в установленном порядке.
ГК выделяет очередность удовлетворения требований по денежному
обязательству при недостаточности суммы платежа (ст. 319 ГК): вначале, если
иное не предусмотрено соглашением, погашаются издержки по получении
исполнения, затем проценты, а в оставшейся части - основная сумма долга.
Редакция соответствующей статьи представляет интерес прежде всего с точки
зрения правовой природы процентов. Не делая в этом смысле различия между
издержками, основной суммой долга и процентами, она рассматривает, в
частности, последние именно как долг, а не ответственность. То обстоятельство,
что проценты являются долгом, выражается, в частности, в отсутствии связи
между возможностью их взыскания и наличием оснований ответственности, а
также в недопустимости их уменьшения по требованию должника <*>. Ранее были
высказаны по этому поводу и другие взгляды. Так, по мнению Б.И. Пугинского,
"проценты годовых представляют собой особый вид имущественной
ответственности наряду с возмещением убытков и уплатой неустойки" <**>.
Следует отметить, что Государственный Арбитраж при Совете Министров СССР в
свое время занял по этому поводу прямо противоположную позицию: "Эта мера
имущественного воздействия является платой за пользование чужими
средствами, а не видом санкций" <***>.
--------------------------------
<*> См. об этом: Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР. М.: Юрид.
лит., 1982. С. 270, а также: Договорное право стран - членов СЭВ и СФРЮ: Общие
положения. 1986. С. 469 - 470 (автор главы - Брагинский М.И.). Аналогичную
позицию занимали: Вилкова Н.Г. Проценты годовых по денежным обязательствам
из договора внешнеторговой купли - продажи - ТПП СССР // Материалы секции
права, 34. М., 1983. С. 60 и сл.; Розенберг М.Г. Некоторые вопросы применения
общих условий поставок СЭВ в практике Внешнеторговой арбитражной комиссии
ТПП СССР: Материалы секции права, 34. М., 1975. С. 48. Подробное обоснование
соответствующего вывода см.: Розенберг М.Г. Ответственность за неисполнение
денежного обязательства. Комментарий к ГК Российской Федерации. М.:
Международный центр финансово - экономического развития, 1995.
<**> Пугинский Б.И. Гражданско - правовые средства в хозяйственных
обязательствах. М.: Юрид. лит., 1984. С. 140.
<***> Систематизированный сборник инструктивных указаний
Государственного арбитража при Совете Министров СССР. М.: Юрид. лит., 1983.
С. 162.

4. Исполнение в надлежащем месте (ст. 316 ГК). Определение места
исполнения обязательства имеет значение не только для решения вопроса о том,
где сторона - должник обязана произвести исполнение, но и для некоторых иных
вопросов, связанных с исполнением обязанностей. В частности, от места
исполнения зависит решение вопроса о распределении расходов по доставке
предмета исполнения.
Место исполнения может быть прямо указано в законе, ином правовом акте
или договоре. Например, при заключении договора перевозки пассажиров в
билете указывается место, до которого транспортное предприятие обязуется
доставить пассажира. В некоторых случаях место исполнения вытекает из
существа соответствующей обязанности. Так, очевидно, происходит с местом
исполнения обязательства, возникшего в результате приобретения билета на
футбольный матч. Наконец, место исполнения может вытекать из обычаев
делового оборота.
В случаях, когда место исполнения не определено ни одним из названных
выше способов, исполнение должно производиться:
а) по обязательству передать земельный участок, здание, сооружение или
другое недвижимое имущество - в месте нахождения имущества. Имеется в виду
передача недвижимости не только в собственность, но и в пользование или иное
вещное или обязательственное право. Данное правило распространяется на все
объекты, неразрывно связанные с землей (колодец, плотина и т.д.), поскольку их
перенос на другое место также невозможен без причинения несоразмерного
ущерба их хозяйственному назначению. Когда же строение продается на снос,
возможно и иное место исполнения обязательства. Однако исполнение в месте
нахождения недвижимости имеет значение общего правила. Есть причины
полагать, что соответствующая норма ст. 316 ГК подлежит ограничительному
толкованию: нет оснований для ее распространения на недвижимые вещи,
указанные в ч. 2 п. 1 ст. 130 ГК (воздушные и морские суда и др.);
б) по обязательству передать товар или иное имущество, если это
обязательство предусматривает его перевозку, - в месте сдачи имущества
первому перевозчику для доставки его кредитору. Таким образом, местом
исполнения признается станция (порт, пристань, аэропорт и т.п.) отправления.
Соответствующая норма в равной мере действует тогда, когда перевозка
осуществлялась одним видом транспорта (прямая перевозка) и двумя или более
(смешанная);
в) по другим обязательствам сторон, в роли которых выступает
предприниматель (передать товар или иное имущество), - в месте изготовления
либо хранения имущества, если это место было известно кредитору в момент
возникновения обязательства. В отличие от предшествующего абзаца ст. 316 ГК в
данном, во-первых, речь идет только о ситуации, при которой хотя бы одна из
сторон - та, которая передает имущество, - выступала в качестве
предпринимателя, и, во-вторых, передача имущества не связана с его перевозкой
(например, если предполагается, что доставка предмета обязательства будет
произведена транспортом контрагента или привлеченной им организации);
г) по денежному обязательству - в месте жительства кредитора (в случаях,
когда речь идет о юридическом лице, - в месте его нахождения) в момент
возникновения обязательства. Если кредитор к моменту исполнения
обязательства изменил место жительства (место нахождения), при этом известил
о таком изменении контрагента, местом исполнения признается новое место
жительства (место нахождения), с тем что дополнительные расходы падают на
контрагента стороны - должника.
д) по всем другим обязательствам - в месте жительства стороны должника -
гражданина или в месте нахождения должника - юридического лица.
5. Исполнение в надлежащий срок (ст. 314 и 315 ГК). Нарушением указанного
требования может служить как просрочка исполнения, так и досрочное
исполнение. Применительно к досрочному исполнению, как уже отмечалось, ГК
проводит дифференциацию в зависимости от характера опосредованной
договором деятельности. Если эта деятельность является предпринимательской,
вступает в силу презумпция в пользу запрещения такого исполнения. И наоборот,
если речь не идет о предпринимательской деятельности, в интересах должника
презюмируется его право исполнить обязательство по своему выбору: либо в
установленный срок, либо досрочно. Как это имеет место в большинстве других
норм о надлежащем исполнении, допускается другой, отличный от включенных в
ГК правил порядок, предусмотренный законом, иными правовыми актами или
условиями оборота либо вытекающий из существа обязательства или обычаев
делового оборота. Выше уже обращалось внимание на то, что презумпция
недопустимости досрочного исполнения установлена специально в отношении
договора займа, но уже в зависимости от его возмездности: сумма займа,
выданного под проценты, может быть возвращена досрочно только с согласия
займодавца (п. 2 ст. 810 ГК).
ГК выделил новую категорию - "жесткие сроки". Речь идет о случае, когда из
самого договора вытекает, что, если должник нарушит указанный в договоре срок,
кредитор заведомо утратит интерес к исполнению. Это означает, что не только
досрочное, но и исполнение после срока требует всякий раз предварительного
согласия на то покупателя. Указанное правило действует, в частности,
применительно к договорам купли - продажи со строго определенным сроком
исполнения (п. 2 ст. 457 ГК).
6. Исполнение надлежащим способом. Подобно ГК 64, в действующем
Кодексе закреплена презумпция в пользу того, что исполнение обязательства по
частям является ненадлежащим, а потому кредитор вправе отказаться от его
принятия (ст. 311 ГК). Приведенное решение, естественно, имеет особое значение
для ситуации, при которой речь идет об отношениях между предпринимателями
или, по крайней мере, такими, в которых предприниматель - кредитор
Особые правила ГК регулируют ситуации со множественностью лиц на
стороне должника и (или) кредитора. Действующий Кодекс сохраняет в основном
регулирование, которое имело место в ГК 64. Сюда относятся нормы,
закрепляющие презумпцию в пользу долевого обязательства со
множественностью лиц в любом ее варианте (ст. 321 ГК). Соответственно
солидарность возникает в случаях, когда это прямо предусмотрено законом или
договором, прежде всего при неделимости предмета. Противоположная
презумпция закреплена в ГК применительно к предпринимательским
обязательствам: солидарность - это правило, долевой характер - исключение из
правила. Отмеченное различие в подходах в зависимости от субъектного состава
обязательства объясняется, как можно полагать, тем, что общее правило ставит
целью защиту интересов каждого из содолжников, а исключение, учитывающее
связь обязательства с предпринимательством, защищает интересы кредитора. А
это имеет особое значение для той части оборота, которая связана с
предпринимательской деятельностью.
ГК сохраняет применительно к множественности лиц все те нормы, которые
существовали в ГК 64 (ст. 323 ГК). Так, и по нынешнему Кодексу сущность
солидарности на стороне кредиторов состоит в предоставлении им права
предъявлять требования как всем должникам совместно, так и любому из них в
отдельности (в последнем случае как в полном объеме, так и в части долга). При
этом, если кредитор не получил полного удовлетворения от одного из солидарных
должников, он имеет право требовать недополученное от остальных солидарных
должников. Гарантии защиты интересов кредиторов содержит прежде всего
норма, в силу которой солидарные должники остаются обязанными до тех пор,
пока обязательство не будет исполнено в полном объеме. Еще одной гарантией
интересов кредиторов служит запрещение должнику выдвигать против их
требований такие возражения, которые имеют основанием отношения с
кредитором других должников, т.е. отношения, в которых данный должник не
участвует.
Последствием исполнения обязательств одним из солидарных должников
служит освобождение всех остальных от исполнения кредитору, а также
возникновение к ним у того, кто исполнил обязательство, регрессного требования,

<< Предыдущая

стр. 66
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>