<< Предыдущая

стр. 67
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

при этом в равных долях за вычетом той, которая падает на него самого (ст. 325
ГК). Такой же принцип долевой ответственности содолжников действует и тогда,
когда один из них не исполнил обязательства перед тем, кто обратился с
регрессным требованием (имеется в виду, что за него в равной доле отвечают
остальные должники).
Специальная статья, посвященная солидарным требованиям (ст. 326 ГК),
включает, подобно ст. 184 ГК 64, право предъявлять к должнику требования в
полном объеме, запрещает ему выдвигать против требований одного из
солидарных кредиторов возражения, основанные на отношениях этого должника с
другими кредиторами, в которых данный кредитор не участвовал. В последствия
исполнения требований одному из кредиторов входят освобождение должника от
обязательства и вместе с тем возникновение у солидарного кредитора, который
получил исполнение от должника, обязательства возместить причитающееся
другим кредиторам, при этом указанное обязательство также носит долевой
характер.
ГК содержит две новеллы в вопросах, посвященных солидарности в
обязательстве. Первая выражается в том, что правила о последствиях
исполнения солидарной обязанности одним из содолжников распространяются и
на случаи, когда солидарное обязательство прекращается зачетом встречного
требования одного из содолжников (разумеется, для совершения самого зачета
необходима воля хотя бы одной из сторон в обязательстве). Вторая, защищая
интересы должника при солидарности на стороне кредитора, предоставляет ему
право до того, как хотя бы один из сокредиторов предъявит свое требование,
исполнить обязательство любому из солидарных кредиторов. Следовательно,
такое исполнение признается надлежащим.
Заслуживает внимания то обстоятельство, что ГК предусмотрел теперь
особую, до сих пор не известную законодательству о строительном подряде
(подряде на капитальное строительство) правовую конструкцию, используемую
при участии в соответствующих отношениях ряда подрядчиков. Имеется в виду,
что ранее применялись только две структуры договорных связей: "генеральный
подряд" (заказчик заключает договор с генеральным подрядчиком, а последний, в
свою очередь, вступает в отношения с субподрядчиками) и прямые договоры
(параллельно с генеральным подрядчиком заказчик заключает отдельные
договоры по поводу выполнения работ, не охваченных договором генерального
подряда). Теперь к этим двум конструкциям прибавилась третья. Суть ее состоит
в том, что подрядчики могут, объединившись, заключить один договор с
заказчиком. И в тех случаях, когда предмет обязательства неделим, что чаще
всего бывает при строительном подряде, эти лица признаются по отношению к
заказчику солидарными должниками и соответственно солидарными кредиторами.
А при делимости предмета договора взаимные обязательства указанных лиц
перед заказчиком носят долевой характер, т.е. каждый из них является носителем
прав и обязанностей в пределах своей доли.
Специальным способом исполнения служит внесение долга в депозит
нотариуса или суда (ст. 327 ГК). Необходимость депозита связана с отсутствием
кредитора или уполномоченного им для принятия исполнения лица в месте, где
должно быть произведено исполнение, с недееспособностью кредитора и
отсутствием у него представителя, очевидным отсутствием определенности по
поводу того, кто является кредитором в обязательстве, в том числе и в связи с
возникшим спором по этому поводу между кредитором и другими лицами, а также
уклонением кредитора от принятия исполнения или иной просрочкой с его
стороны. При всем разнообразии оснований депозита все они влекут одни и те же
последствия: внесение денег или ценных бумаг в депозит признается
надлежащим исполнением. В обязанность депозитария (нотариуса или суда)
входит извещение кредитора о принятом исполнении.
Отдельные ситуации, возникающие при исполнении обязательства
внесением долга в депозит, предусмотрены п. 6 ст. 720 и ст. 738 ГК. Первая из
указанных двух статей предусматривает, что при уклонении заказчика от принятия
выполненной работы более месяца подрядчик вправе после двукратного
предупреждения продать результаты работ, а при уклонении заказчика от
принятия вырученной суммы - передать ее в депозит нотариуса или суда.
Аналогичным правом продажи объекта подряда и передачи вырученной
суммы в депозит нотариуса или суда наделен подрядчик и при бытовом подряде.
Однако порядок осуществления права в этом случае несколько иной. Имеется в
виду, что ст. 738 ГК удлиняет соответствующий срок до двух месяцев, требует
однократного письменного предупреждения и особо предусматривает
необходимость продажи соответствующей вещи "по разумной цене".
Прекращение обязательства при таком способе исполнения, как следует из п.
2 ст. 327 ГК, наступает в момент внесения денег нотариусу (суду). По этой
причине вызывает некоторые возражения то, что в арбитражной практике иногда
неполучение кредитором денег, находящихся в депозите, рассматривается как
уклонение от принятия исполнения. Именно так были расценены в одном из
рассмотренных арбитражем дел действия продавца: несмотря на письменное
уведомление нотариусом о наличии в депозите денег, которые внес покупатель,
продавец не сообщил нотариусу данные, необходимые для перечисления на его
расчетный счет внесенной в оплату за проданное недвижимое имущество суммы.
Между тем в действительности к моменту, когда нотариус принимал меры к
отысканию кредитора, обязательство покупателя уже прекратило свое действие и
было заменено обязательством нотариуса выплатить находящуюся в депозите
сумму покупателю.

2. Изменение и расторжение договора

ГК, впервые включивший в качестве самостоятельного подраздела "Общие
положения о договоре", выделил в последнем специальную главу, посвященную
его изменению и расторжению (гл. 29). В главе прежде всего четко разграничены
изменение и расторжение договоров, происшедшие как по соглашению сторон,
так и по требованию одной из них. Для обоих этих оснований установлены прямо
противоположные презумпции. Имеется в виду, что возможность изменения и
расторжения договора по соглашению сторон презюмируется диспозитивной
нормой (п. 1 ст. 450 ГК), при этом "иное" может быть установлено самим
Кодексом, другими законами либо договором. В отличие от этого одностороннее
изменение допускается только в случаях, прямо предусмотренных Кодексом,
другими законами или договором (п. 2 ст. 450 ГК).
К соглашению, о котором идет речь, предъявляются определенные
требования. Так, оно должно быть совершено непременно в той же форме, что и
первоначальный договор. Имеются в виду случаи, когда основной договор
заключается в письменной, простой или нотариальной форме. Поскольку
соглашение представляет собой обычную или многостороннюю сделку, к нему
предъявляются общие требования, предусмотренные в гл. 9 ГК ("Сделки").
Подразумеваются требования к его содержанию, к воле и волеизъявлению сторон
и др.
Наделение сторон столь широкой возможностью определять судьбу договора
составляет одно из прямых выражений договорной свободы: те, кто обладают
правом по собственной воле заключать договор, должны быть в принципе столь
же свободны в вопросах о его расторжении или изменении отдельных договорных
условий.
Особенность одностороннего изменения или расторжения договора состоит в
отсутствии согласия контрагента. Имеется в виду, что если бы этот последний не
возражал против изменения или расторжения договора, предложенного стороной,
речь пошла бы об ином основании: соглашении между контрагентами.
ГК и иные правовые акты широко используют наряду с "изменением" и
"расторжением" еще один термин - "отказ (односторонний отказ) от исполнения".
В соответствии с действующим Кодексом (п. 3 ст. 450) в случае, если это
допускается законом или соглашением сторон, односторонний отказ от
исполнения договора полностью или частично приводит к тому, что договор
считается соответственно измененным или расторгнутым. Так, в силу п. 2 ст. 610
ГК в договоре аренды, заключенном на неопределенный срок, каждая из сторон
вправе в любое время отказаться от договора, предупредив об этом контрагента в
установленный Кодексом срок.
Изменение договора в смысле, который ему придается в гл. 29 ГК, имеет
строго определенные границы. В подобных случаях меняются конкретные условия
договора, но не его модель. В соответствующие рамки укладывается, в частности,
замена в договоре поставки предмета, например вместо угля сланец, или способа
исполнения - вместо отгрузки железнодорожным транспортом так называемый
"самовывоз" и т.п. Иное дело, когда в договоре купли - продажи, другом
возмездном договоре образовывается задолженность стороны по договору и он
превращается в заемное обязательство: в силу ст. 818 ГК такая замена долга
заемным обязательством принимает форму новации, представляющей собой
особый вид прекращения договора, а не его изменения.
Следует отметить, что при всем различии в основаниях и форме изменения и
расторжения договора и то и другое в равной мере признаются совершенными с
момента заключения соответствующего соглашения при условии, что "иное" не
вытекает из этого соглашения или из характера изменения договора. Если же
основанием для трансформации служит судебное решение, договор считается
измененным или расторгнутым с момента вынесения указанного решения (п. 3 ст.
453 ГК).
Принцип нерасторжимости договора в форме недопустимости
одностороннего отказа от исполнения выражен в ст. 310 ГК, которая рассчитана
на все обязательства как таковые независимо от того, возникли ли они из
договора или иного, недоговорного основания. Указанная статья вначале
закрепляет общее положение, которое ранее содержалось в ст. 169 ГК 64:
односторонний отказ от исполнения обязательств и одностороннее изменение его
условий не допускаются, кроме случаев, предусмотренных в законе. Об указанных
случаях идет речь в нормах, которые входят в состав различных институтов
гражданского права. Так, в самом ГК выделено прежде всего расторжение
договора, связанное с прекращением юридических лиц. Имеется в виду
предоставление кредитором реорганизованного юридического лица в порядке,
предусмотренном ст. 60 ГК, права требовать прекращения или досрочного
исполнения обязательств. Аналогичные права, смысл которых состоит в переносе
срока исполнения, возникают у кредиторов при уменьшении уставного капитала
(фонда) в обществе с ограниченной ответственностью (п. 5 ст. 90 ГК),
акционерном обществе (п. 1 ст. 101 ГК) или унитарном предприятии (п. 6 ст. 114
ГК), при продаже или сдаче в аренду предприятия, в состав которого входят их
обязательства (п. 2 ст. 562 и п. 2 ст. 567 ГК).
Общая норма относительно недопустимости, как правило, одностороннего
отказа от исполнения или изменения договора смягчается в той же ст. 310 ГК
применительно к отношениям, "связанным с осуществлением сторонами
предпринимательской деятельности". Судя по редакции соответствующей нормы,
в ней подразумевается ситуация, при которой в роли контрагентов выступают
предприниматели, а сам договор связан с их предпринимательской
деятельностью. "Мягкость", о которой идет речь, выражена в том, что допустимо
включение в такой договор условия о возможности одностороннего расторжения и
такого же одностороннего изменения. Правда, указанная норма, содержащаяся в
той же ст. 310 ГК, исключает наличие соответствующих условий в договоре, если
это противоречит прямому указанию закона или существу обязательства.
Примером закона, устанавливающего абсолютную неизменность договоров,
может служить п. 4 ст. 817 ГК. Имея в виду договор государственного займа, в
котором заемщиком выступает Российская Федерация или субъект Федерации,
Кодекс устанавливает, что изменение условий выпущенного в обращение займа
не допускается (это же правило распространяется на займы, выпускаемые
муниципальными образованиями). Что же касается ссылки на существо
обязательства, то она имеет значение, в частности, при субконтрагентских
отношениях. Например, не может быть признано действительным условие
договора аренды, которое допускает неограниченное право арендодателя на
одностороннее изменение договора, в том числе и в случаях, когда это задевает
интересы субарендатора.
В ГК и других законах выделены и специальные случаи расторжения
договора. Например, при выявлении нецелевого использования ссуды,
полученной на строительство или приобретение жилья, у банка возникает право
досрочно взыскать выделенный жилищный кредит <*>. Государственному
заказчику предоставляется право (при наличии соответствующего решения
Правительства РФ) отказаться полностью или частично от продукции,
произведенной по государственному контракту, при условии полного возмещения
понесенных убытков контрагенту - поставщику в соответствии с действующим
законодательством <**>.
--------------------------------
<*> См.: Положение о жилищных кредитах, утвержденное Указом Президента
Российской Федерации от 10 июня 1994 г. // Собрание законодательства
Российской Федерации. 1994. N 7. Ст. 692.
Приведенная норма представляет собой частный случай более общей:
имеется в виду, что при любом займе, условием которого служит целевое
использование полученных взаймы сумм, в случае нарушения этого условия
займодавец вправе потребовать не только досрочного возврата полученной
взаймы суммы, но и уплаты причитающихся процентов (п. 2 ст. 814 ГК).
<**> См.: Федеральный закон от 13 декабря 1994 г. "О поставках продукции
для федеральных государственных нужд" // Собрание законодательства
Российской Федерации. 1994. N 34. Ст. 3540.

Порядок и последствия изменения и расторжения договора определяются ст.
452 и 453 ГК. В силу первой из них сторона обращается к контрагенту с
соответствующим предложением. При согласии этого последнего договор
признается прекратившим свое действие или действующим в измененном виде. И
только тогда, когда на предложение расторгнуть или изменить договор не
последует ответа в срок, указанный в предложении, установленный в законе или в
договоре, а при отсутствии в них такого срока - в тридцатидневный срок, либо
получен ответ, но отрицательный, сторона, от которой исходило предложение,
вправе обратиться с заявлением о расторжении или изменении договора в суд.
Таким образом, пропуск соответствующего срока приобретает сходство с
последствиями аналогичных ситуаций в случаях обязательного заключения
договора <*>.
--------------------------------
<*> Особый порядок установлен для досрочного расторжения договора
аренды (ст. 619 ГК). В указанном случае арендодатель приобретает
соответствующее право лишь после направления арендатору письменного
предупреждения о необходимости исполнить обязательство в разумный срок. Это
дало судебной практике возможность признать, что при устранении арендатором
допущенных нарушений в такой разумный срок арендодатель утрачивает право
на расторжение договора.

Дела соответствующей категории включены в компетенцию арбитражного
суда п. 2 ст. 22 Арбитражного процессуального кодекса (АПК) РФ. Имеется в виду,
что к экономическим спорам, разрешаемым арбитражным судом, в частности,
отнесены споры "об изменении условий или о расторжении договоров".
Материальные основания удовлетворения соответствующих исков указаны
прежде всего в ст. 450 ГК. Наряду с отсылкой к случаям возможного расторжения
и изменения договора, предусмотренным в Кодексе, в другом законе или
договоре, специально выделен один в самой ст. 450 ГК: "существенное
нарушение договора другой стороной". При этом установлен объективный признак
"существенного нарушения". Имеется в виду нарушение, "которое влечет для
другой стороны такой ущерб, что она в значительной части лишается того, на что
была вправе рассчитывать при заключении договора". В этой связи важно
подчеркнуть, что решающее значение для применения указанной статьи имеет не
размер ущерба как таковой, а его соотношение с тем, чего могла ожидать от
исполнения сторона. По этой причине вполне возможно удовлетворение
требования о расторжении договора при нарушении, незначительном по размеру
ущерба, и равно отказ в удовлетворении такого же требования, несмотря на то
что ущерб оказался весьма значительным. Решение суда зависит лишь от того,
является ли действительно существенной разница между тем, на что вправе была
рассчитывать сторона, заключая договор, и тем, что в действительности она
смогла получить.
Примером признания судом существенным нарушения договора может
служить дело по иску ЖСК - заказчика к АООТ - подрядчику о расторжении
заключенного сторонами договора. Основанием иска послужило превышение
сметной стоимости жилого дома и несоблюдение срока исполнения
обязательства. Ответчик ссылался на трудности с поставкой строительных
материалов и удорожание строительства как следствие инфляции. Суд признал,
что в данном случае есть все основания для применения ст. 450 ГК и расторжения
по этой причине договора. В постановлении арбитражного суда отмечалось, что
продление срока работ и пересмотр сметы более чем на 10 процентов требуют
согласия подрядчика, чего в данном случае не было (имелся в виду п. 1 ст. 744
ГК).
Соответствующая норма (ст. 450 ГК) близка к той, которая содержится в
Венской конвенции о договорах международной купли - продажи товаров (ст. 25).
Эта последняя признает существенным и тем самым достаточным для постановки
вопроса о расторжении договора нарушение, которое лишает сторону в
значительной степени "...того, на что она была вправе рассчитывать на основании
договора, за исключением случаев, когда нарушившая договор сторона не
предвидела такого результата и разумное лицо, действующее в том же качестве
при аналогичных обстоятельствах, не предвидело бы его". Одно из
принципиальных отличий Венской конвенции от Кодекса состоит в том, что она
увязывает возможность расторжения договора с решением вопроса об
упречности поведения контрагента. Имеется в виду, что отмеченное
обстоятельство будет учитываться при определении последствий расторжения
договора.
Принципы международных коммерческих договоров, сохраняя подход, общий
с Венской конвенцией (в определенной части - также с ГК), вместе с тем содержат
указание на необходимость принимать во внимание в рассматриваемых случаях
также и то, имеет ли принципиальный характер, с точки зрения договора, строгое
соблюдение неисполненного обязательства: является ли неисполнение
умышленным или совершено по грубой небрежности, дает ли неисполнение

<< Предыдущая

стр. 67
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>