<< Предыдущая

стр. 69
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

норма, относящаяся к арендной плате: если иное не предусмотрено договором,
ее размер может меняться по соглашению сторон (но не чаще одного раза в год)
<*>.
--------------------------------
<*> Следует признать, что подобное ограничение воли сторон
(недопустимость установления в договоре более частых изменений) вызывает
определенные сомнения, имея в виду, что такого рода ограничения могут
затронуть интересы не только арендодателя, но и заведомо слабой стороны -
арендатора.

Законодатель в некоторых случаях считает необходимым особо подчеркнуть,
что договор расторгается (изменяется) не самими сторонами, а судом,
предполагая, что инициатором будет все же выступать заинтересованный
контрагент. Так, в силу ст. 619 ГК в договоре аренды право требовать досрочного
расторжения судом предоставляется арендодателю, если арендатор пользуется
имуществом с существенным нарушением условий договора или назначения
имущества, либо существенно ухудшает имущество, либо с неоднократными
нарушениями (более двух раз подряд) по истечении установленного договором
срока платежа не вносит арендную плату, либо не выполняет в соответствующие
сроки возложенную на него обязанность по капитальному ремонту. А ст. 620 ГК
наделяет таким же правом требовать от суда расторжения договора арендатора в
случае, если арендодатель не предоставляет имущества либо создает
препятствия его использованию, переданное имущество имеет указанные в этой
же статье недостатки, либо арендодатель не выполнил обязанности по
производству капитального ремонта в соответствующие сроки, либо переданное
имущество оказалось непригодным для использования. Наконец, аналогичным
образом, с помощью суда, решается вопрос относительно соответствующего
права банка в договоре банковского счета (п. 2 ст. 859 ГК), покупателей в
договоре продажи предприятия, если установлена его непригодность вследствие
недостатков, за которые отвечает продавец (п. 5 ст. 565 ГК). Все подобные случаи
можно рассматривать в рамках п. 2 ст. 450 ГК как такие, когда основания для
изменения или расторжения договора судом предусмотрены законом.
Два разных варианта отказа от договора в законе - с отсылкой к решению
суда и без такой отсылки - могут быть предусмотрены для одного и того же
договора. Так, первый вариант (без суда) содержится в п. 1 ст. 578 ГК
применительно к покушению одаряемого на жизнь дарителя, членов семьи или
близких родственников либо при умышленном причинении дарителю телесных
повреждений. А второй (право требовать отмены дарения в судебном порядке)
имеет в виду случай, когда одаряемый обращается с составляющей для дарителя
большую неимущественную ценность подаренной вещью, создавая угрозу ее
безвозвратной потери (п. 2 ст. 578 ГК).
Обычно в качестве истца в деле о расторжении (изменении) договора
выступает один из контрагентов. Однако ГК допускает при наличии на этот счет
специальных указаний предъявление требований о расторжении договора
третьими лицами. Например, по иску заинтересованного лица судом может быть
отменено дарение, совершенное индивидуальным предпринимателем или
юридическим лицом в нарушение положений Закона о несостоятельности
(банкротстве) за счет средств, связанных с его предпринимательской
деятельностью, если соответствующая сделка совершена в течение шести
месяцев, предшествовавших объявлению несостоятельным (банкротом) дарителя
(п. 3 ст. 578 ГК).
Речь в данном случае идет об особой ситуации, причины создания которой
лежат за пределами действий контрагентов и вследствие этого от них не зависят.
Такая ситуация урегулирована ст. 451 ГК. В ней определены достаточно подробно
условия действия самой статьи, а равно смысл осуществляемого ею
регулирования.
Первое выражается в установлении признаков, которым должны непременно
удовлетворять соответствующие обстоятельства. Их насчитывается четыре:
стороны в момент заключения договора исходили из того, что соответствующие
обстоятельства являются заведомо непредвидимыми для каждой из сторон (в
момент заключения договора стороны полагали, что такого рода обстоятельства
не возникнут), непреодолимыми (при той степени заботливости, которая
требовалась от сторон по характеру и условиям оборота, они такого рода
обстоятельства преодолеть не могли), чрезмерными (если оставить договор в
первоначальном виде, соотношение имущественных интересов окажется для
стороны столь нарушенным, а ущерб столь большим, что она лишилась бы того,
на что вправе была рассчитывать, заключая договор) и, наконец, то, что ни
обычай делового оборота, ни существо договора не предполагают необходимости
возложения риска происшедшего изменения обстоятельств на заинтересованную
сторону.
ГК различает два возможных последствия сложившейся ситуации: договор
либо расторгается, либо изменяется путем приведения его в соответствие с
существенно изменившимися обстоятельствами (оба эти последствия действуют),
если иное не предусмотрено договором и не вытекает из его существа.
Один из наиболее вероятных путей достижения указанных целей -
соглашение сторон. Если же примирительная процедура, о которой идет речь, не
даст результата, заинтересованная сторона может обратиться со своими
требованиями в суд.
Для удовлетворения иска о расторжении договора суду достаточно
установить наличие перечисленных четырех признаков существенных условий.
При этом одновременно с расторжением договора суд решает вопрос о
материальных последствиях для контрагентов. Учитывая, что вина стороны в
такой ситуации не предполагается, ГК предусматривает необходимость при
распределении расходов руководствоваться принципом справедливости. В
зависимости от того, что именно будет признано судом в конкретном случае
справедливым, он может распределить совокупные расходы поровну, признать,
что каждая из сторон должна нести свои расходы самостоятельно, и т.п.
Из двух возможных вариантов решения суда - о расторжении договора или
об его изменении - приоритет отдается первому. Это объясняется тем, что,
вынося решение об изменении условий договора, суд тем самым обязывает
сторону исполнять договор на условиях, которые она заведомо считает для себя
неприемлемыми. По этой причине для решения об изменении договора и тем
самым о его сохранении в измененном виде закон предусматривает
дополнительные условия. Речь идет об исключительных случаях. К их числу
относятся те, при которых расторжение договора вместо его изменения
противоречило бы общественным интересам (например, в случаях, когда сторона
- естественный монополист) либо повлекло бы для сторон ущерб, способный
значительно превысить затраты, которые ей придется понести в случае
изменения договора.
В судебно - арбитражной практике отношение к "существенным изменениям",
связанное с уяснением смысла соответствующего понятия, пока не сложилось.
Вместе с тем в нормативной практике ст. 451 ГК нашла отражение. В качестве
примера можно сослаться на Закон "О соглашениях о разделе продукции" <*>. В
нем предусмотрено, что изменения в соответствующих соглашениях допускаются
только "по требованию одной из сторон и только в случае существенного
изменения обстоятельств в соответствии с Гражданским кодексом".
--------------------------------
<*> См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 1. Ст.
18.

3. Специальные случаи прекращения договора

"Специальными случаями прекращения договоров" можно назвать ситуации,
при которых утрачивают свою силу при наличии указанных в законе обстоятельств
обязательства, составляющие содержание договора. Складывающиеся при этом
отношения регулируются в основном гл. 29 ГК, которая распространяет свое
действие в равной мере на все виды обязательств независимо от оснований их
возникновения, а значит, и на обязательства договорные.
Указанная глава различает полное и частичное прекращение обязательств.
При полном юридическая связь между кредитором и должником обрывается либо
заменяется другой. Частичное прекращение предполагает, что вся остальная
часть связывающего кредитора с должником обязательственного правоотношения
сохраняет силу. Так, например, обязательство поставить продукцию может
подвергнуться частичному прекращению путем изменения объема подлежащих
передаче товаров, а договор строительного подряда - исключению некоторых из
ранее включенных в него объектов. Однако при этом остальные условия,
например об основаниях взыскания и размере неустойки за различные
договорные нарушения (недопоставку, невыполнение подрядных работ в срок и
т.п.), продолжают действовать, если только стороны не договорятся об ином.
Смысл гл. 26 состоит прежде всего в том, что в ней поименованы
юридические факты (юридические составы), которые сами по себе влекут
прекращение обязательства. В данном случае роль суда может сводиться только
к признанию прекращения обязательства уже состоявшимся. Избранная ГК на
этот счет формула сводится к признанию за контрагентом права "отказаться от
исполнения". Соответствующие нормы включены в отдельные статьи глав,
посвященных купле - продаже (п. 2 ст. 475, 463, п. 2 ст. 480 и др.), аренде (п. 2 ст.
610), подряду (п. 2 ст. 715, 716, 717 и др.), хранению (п. 2 ст. 896) и др. Вместе с
тем особо выделено (п. 2 ст. 407 ГК) прекращение обязательства по требованию
одной из сторон, которое считается допустимым лишь при условии, если это
предусмотрено законом или договором. Во всех случаях, когда речь идет о
договорном обязательстве, специальные основания, порядок и последствия его
прекращения определяются гл. 29 ГК.
В ГК 22 было названо пять оснований прекращения обязательств:
исполнение, зачет, совпадение должника и кредитора в одном лице, соглашение
сторон и невозможность исполнения. ГК 64 добавил к ним еще три. В
действующем Гражданском кодексе способов прекращения обязательств десять.
Это исполнение обязательства, отступное, зачет, прекращение обязательства
совпадением должника и кредитора в одном лице, новация, прощение долга,
невозможность исполнения, издание акта государственного органа, смерть
гражданина, ликвидация юридического лица. При этом указанный перечень не
является исчерпывающим и может быть дополнен Кодексом, другими законами,
иными правовыми актами и самим договором. Отмеченная возможность
расширения перечня нередко используется ГК, особенно в его главах,
посвященных отдельным видам договоров.
Исполнение (ст. 408 ГК) способно прекратить договор лишь при условии,
если оно является надлежащим, т.е. совершено надлежащим лицом,
надлежащему лицу, надлежащим способом, в надлежащем месте, надлежащим
предметом и в надлежащее время. Критерии надлежащего исполнения
определяются императивными нормами, договором, а в части, не
предусмотренной теми и другими, - диспозитивными нормами. При
ненадлежащем исполнении наступают различные неблагоприятные для стороны -
должника последствия, предусмотренные в общей или специальной статье ГК, в
ином законе либо другом правовом акте или договоре. Из этих последствий чаще
других речь идет о возникновении у потерпевшей стороны права на
одностороннее расторжение договора и (или) требования о возмещении убытков.
Особенность ст. 408 ГК состоит в том, что она посвящена одновременно
исполнению обязательств как самим должником, так и кредитором. В последнем
случае речь идет об определенной кредиторской обязанности - той, которая
состоит в подтверждении исполнения в одной из трех форм: выдачи расписки,
возврата долгового документа или надписи на нем кредитора, подтверждающей
произведенное исполнение обязанности. Нарушение этого требования со стороны
кредитора означает, что он впал в просрочку, а это влечет за собой последствия,
указанные в ст. 406 ГК ("Просрочка кредитора"). ГК допускает в случаях, когда
предметом договора является индивидуально - определенная вещь, замену
реального исполнения возмещением убытков. При этом ст. 396 ГК позволяет
сделать вывод, что такое исполнение должно считаться ненадлежащим и,
следовательно, достаточным основанием для прекращения обязательства.
В литературе было высказано применительно к ГК 64 мнение, что
исполнение представляет собой сделку и с этой точки зрения подчиняется общим
правилам о сделках, в том числе и о форме сделок <*>. На наш взгляд, по вопросу
о природе исполнения заслуживает предпочтения иная точка зрения, которой
придерживался О.А. Красавчиков. Он полагал, что "по своей юридической
природе исполнение является не сделкой, а юридическим поступком, т.е.
правомерным действием, правовые последствия которого наступают независимо
от того, было данное действие направлено на достижение этих последствий или
нет: юридический эффект наступает независимо от субъективного момента" <**>.
По указанной причине, очевидно, должник, который перевел банку сумму,
соответствующую полученному кредиту, не вправе ссылаться на то, что он сделал
это по ошибке, в нетрезвом виде и т.п.
--------------------------------
<*> См.: Гражданское право. Т. 2. М., 1993. С. 21.
<**> Советское гражданское право. Т. I. М.: Высшая школа, 1985. С. 471.

Промежуточную позицию, уже применительно к новому ГК, занял М.В.
Кротов. Разделяя исходное положение "исполнение - сделка", он вместе с тем
считает, что к исполнению должны применяться все требования
действительности сделок, кроме тех, которые относятся к их форме. При этом
автор ссылается на п. 3 ст. 159 ГК, в силу которой "сделки во исполнение
договора, заключенного в письменной форме, могут по соглашению сторон
совершаться устно, если это не противоречит закону, иным правовым актам и
договору" <*>. Но, как нам кажется, при этом не учитывается, что приведенная
норма имеет специальную сферу применения: она связана только с
единственным вариантом исполнения: предметом исполнения одной сделки
служит совершение другой сделки. Практически речь идет о случае, когда
"письменный договор" представляет собой обычный предварительный договор. К
остальным случаям исполнения эта норма как будто бы отношения не имеет.
Поэтому, как представляется, для обоснования того же вывода - о
неприменимости правил о форме сделки к исполнению - должны быть
использованы иные аргументы.
--------------------------------
<*> Гражданское право. Ч. I. М., 1996. С. 463.

Имеется в виду, что при оценке особого порядка оформления исполнения, о
котором идет речь в ст. 408 ГК, необходимо иметь в виду общий его смысл. В
данном случае речь идет не об обязательной форме, а лишь об обязанности
кредитора и корреспондирующем ей праве должника. А распоряжение правом
зависит от того, кто им обладает. По указанной причине, на наш взгляд, если
сторона - должник не воспользуется своим правом, это не лишает ее возможности
использовать любые доказательства. Соответственно закрепленный в ст. 54
Гражданско - процессуального кодекса, как и в ст. 57 Арбитражного
процессуального кодекса, принцип "допустимость доказательств" здесь не должен
действовать и, следовательно, в подтверждение исполнения договора
(обязательства) сторона (должник) может представлять любые доказательства.
Отступное (ст. 409 ГК) впервые выделено в качестве особого основания
прекращения обязательства в действующем Гражданском кодексе. Смысл
отступного состоит в том, что вместо указанного в законе обязательства с целью
его прекращения передается иной предмет, размер, сроки и порядок
предоставления которого устанавливаются соглашением сторон. Совершая
исполнение путем отступного, должник с согласия кредитора откупается и от
долга. От обычной замены обязательства отступное, в частности, отличается тем,
что первое происходит всегда до, а второе - обычно после того, как обязательство
оказалось нарушенным, а также тем, что при первом обстоятельстве, в отличие от
второго, обязательство прекращается без его превращения в другое. С этой точки
зрения вызывает определенное сомнение адресованный Кодексу упрек в том, что
в его ст. 396 (п. 3) разновидностью отступного признана исключительная
неустойка, уплата которой освобождает должника от исполнения обязательства в
натуре. Высказывая сомнение по поводу признания такой неустойки отступным,
О.Н. Садиков ссылается, в частности, на такие присущие неустойке особенности,
как обязательная ее письменная и денежная формы, возможность снижения
судом неустойки <*>.
--------------------------------
<*> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части
первой). М.: Юринформцентр, 1995. С. 401. Там же, на наш взгляд, неточность.
Имеется в виду указание на то, что "в п. 3 ст. 396 отступное характеризуется как
неустойка". В действительности в этой статье наоборот: неустойка
рассматривается как разновидность отступного. Следовательно, отступное в ст.
396 ГК - это род, а значит, неустойка - только вид. Отсюда вытекает, что общими
должны быть признаки отступного, а не неустойки.
КонсультантПлюс: примечание.
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части первой)
(под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации -
М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ, Издательский Дом ИНФРА-М, 1997.

Однако с таким выводом трудно согласиться: если неустойка,
освобождающая от реального исполнения, - разновидность отступного, то ничто
не препятствует ей как виду иметь индивидуальные особенности. Необходимо
лишь, чтобы был сохранен действительно присущий отступному признак:
прекращение обязательства путем предоставления с согласия другой стороны
одного предмета (в данном случае денежной суммы, предусмотренной в законе
или в договоре) взамен того, который был указан в обязательстве первоначально
(передача определенных товаров, выполнение определенных работ или оказание
определенных услуг). Значение п. 3 ст. 396 ГК как раз и состоит в том, что имеется
в виду случай, при котором уплата неустойки для должника является средством
освобождения от исполнения в натуре, позволяет откупиться от него <*>. ГК (п. 4
ст. 877) содержит общее запрещение прекращения денежного обязательства
путем выдачи чека. Это, очевидно, относится и к возможности таким образом
"откупиться" <**>.
--------------------------------
<*> По этой причине, встретившись с тем, что в договоре сторон
содержалось условие, по которому в случае невыполнения поставки поставщик

<< Предыдущая

стр. 69
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>