<< Предыдущая

стр. 81
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

документов следовало, что при определении предмета залога сторонами не была
использована формулировка, позволяющая достоверно определить, какое
конкретно имущество являлось предметом залога (индивидуализировать
заложенное имущество), удовлетворение иска путем обращения взыскания на
речные суда, фактически выбранные по усмотрению залогодержателя из всего
имущества залогодателя, являлось необоснованным.
В другом случае предметом залога выступало стационарное оборудование,
расположенное по месту нахождения ремонтного участка организации -
залогодателя.
Арбитражный суд признал обоснованным довод ответчика, ссылавшегося на
отсутствие в договоре залога индивидуальных признаков заложенного имущества,
позволявших вычленить его из аналогичного имущества, расположенного на
ремонтном участке. Так, в соглашении сторон не содержалось описи заложенного
оборудования, его наименования, заводских номеров, а также каких-либо других
количественных или качественных показателей. Стационарный характер, т.е.
неизменность места расположения имущества, явившегося предметом залога,
сам по себе не является признаком, позволяющим индивидуализировать спорное
оборудование. В связи с этим договор залога не мог быть признан состоявшимся.
Условие об оценке предмета залога, также представляющее собой
существенное условие договора залога, как правило, не имеет самостоятельного
значения, поскольку в случае неисполнения должником обязательства,
обеспеченного залогом, заложенное имущество, на которое обращено взыскание,
подлежит продаже с публичных торгов и продается лицу, предложившему на
торгах наивысшую цену. Более того, даже начальная продажная цена
заложенного имущества, с которой начинаются торги, определяется решением
суда в случае обращения взыскания на имущество в судебном порядке либо
соглашением залогодержателя с залогодателем в остальных случаях (п. 3 ст. 350
ГК). При этом вовсе не обязательно при определении начальной продажной цены
соответственно суд или стороны будут исходить из оценки предмета залога,
данной в договоре.
Вместе с тем в некоторых случаях условие договора об оценке предмета
залога может приобрести решающее значение. Например, в обращении
взыскания на заложенное имущество залогодержателю может быть отказано,
если допущенное должником нарушение обеспеченного залогом обязательства
крайне незначительно и размер требований залогодержателя вследствие этого
явно несоразмерен стоимости заложенного имущества (п. 2 ст. 348 ГК). Очевидно,
что в подобных ситуациях стоимость заложенного имущества должна
определяться исходя в первую очередь из оценки предмета залога,
содержащейся в договоре.
Условие договора, содержащее указание на то, у какой из сторон находится
заложенное имущество, также относится к категории существенных, однако
отсутствие такого условия в тексте договора не влечет признания его
незаключенным. Дело в том, что Кодекс содержит ряд правил, позволяющих
определить данное условие договора и при отсутствии такового в его тексте.
Указанные правила сформулированы как в виде императивных, так и
диспозитивных норм. Поэтому можно говорить о том, что данное существенное
условие договора залога относится к разряду определимых существенных
условий, что исключает возможность при их отсутствии в договоре применять
последствия, предусмотренные п. 1 ст. 432 ГК, т.е. признавать договор
незаключенным. В подобных ситуациях соответствующее условие договора
считается согласованным сторонами исходя из содержания императивных норм
либо путем умолчания, означающего согласие с нормами диспозитивными.
Принимая во внимание, что в предпринимательских отношениях в качестве
основного предмета залога применяется недвижимость и другое имущество,
используемое для предпринимательской деятельности, Кодекс установил в
качестве общего правила залог имущества без передачи его залогодержателю. А
в отношении таких объектов, как товары в обороте и недвижимое имущество,
предусмотрена императивная норма, в соответствии с которой это имущество не
передается залогодержателю. Необходимость такого решения очевидна: это
имущество должно использоваться залогодателем и приносить ему доходы, за
счет которых он будет расплачиваться со своими кредиторами, включая и
залогодержателя.
Независимо от того, у кого - залогодателя или залогодержателя - находится
заложенное имущество, другой стороне предоставлено право контролировать
обеспечение его сохранности и в этих целях проверять по документам и
фактически наличие, количество, состояние и условия хранения заложенного
имущества, находящегося у другой стороны.
Кроме того, залогодателю или соответственно залогодержателю, у которых
находится заложенное имущество, вменены дополнительные обязанности в
отношении сохранности этого имущества, а именно: осуществлять страхование
этого имущества в полной его стоимости от рисков утраты или повреждения,
которое во всех случаях производится за счет залогодателя; защищать
заложенное имущество от требований и иных посягательств других лиц, а также
принимать иные меры, необходимые для обеспечения его сохранности;
немедленно уведомлять другую сторону о возникновении угрозы или
повреждения заложенного имущества (п. 1 ст. 343 ГК). Невыполнение этих
обязанностей залогодержателем, если имущество находится у него, может
повлечь для него досрочное прекращение залога.
Следующие три существенных условия договора: существо, размер и срок
исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом, - относятся, собственно, не
к отношениям, вытекающим из залога, а к основному обязательству. В этом
смысле некоторой спецификой обладает лишь условие о размере исполнения
обязательства, обеспечиваемого залогом.
Размер исполнения основного обязательства передаваемым в залог
имуществом должен определяться договором. Если же договор залога
соответствующего условия не содержит, считается, что залог обеспечивает
требование залогодержателя в том объеме, какой оно имеет к моменту
удовлетворения (ст. 337 ГК). Таким образом, в объем требований кредитора,
погашаемых за счет выручки от продажи заложенного имущества, помимо
собственно суммы долга должны включаться суммы, составляющие проценты,
неустойку (штраф, пени), возмещение убытков, образовавшихся в связи с
неисполнением должником своего обязательства, а также дополнительные
расходы залогодержателя, понесенные им в связи с обращением взыскания на
заложенное имущество. Следовательно, данное существенное условие относится
к категории определимых условий договора, т.е. его отсутствие в тексте договора
не влечет признания последнего незаключенным.
Что же касается двух других существенных условий, относящихся к
основному обязательству: существо обязательства и срок его исполнения, - то с
точки зрения юридической техники они могут быть сформулированы лишь путем
дублирования соответствующих условий, содержащихся в основном
обязательстве. На практике стороны договора залога нередко, не дублируя
соответствующих условий из основного обязательства, в тексте договора залога
просто отсылают к основному обязательству, в обеспечение которого
заключается договор залога, и зачастую создают для себя неразрешимые
проблемы. Не следует забывать, что в данном случае речь идет о существенных
условиях договора залога, который в силу этого может быть признан заключенным
лишь при достижении сторонами соглашения по указанным условиям.
Судебная практика выработала дифференцированный подход к двум
различным ситуациям: во-первых, когда залогодателем является должник в
основном обязательстве; во-вторых, когда в качестве залогодателя выступает
третье лицо.
В первом случае, когда залогодателем является должник в основном
обязательстве, условие о существе и сроках исполнения обязательства,
обеспеченного залогом, признается согласованным, если в договоре залога
имеется отсылка к договору, регулирующему основное обязательство и
содержащему соответствующие условия. Такое разъяснение содержится в
Постановлении Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации от 1 июля 1996 г. N 6/8 и представляется совершенно
оправданным. Ведь стороны договора залога: залогодатель и залогодержатель -
уже выразили свою волю при заключении основного обязательства, где они
являются соответственно должником и кредитором. При этих обстоятельствах
отсылка к ранее согласованным условиям основного обязательства вполне
достаточна, чтобы признать существенные условия договора залога о существе
обеспечиваемого залогом обязательства и сроке его исполнения согласованными.
Во втором случае, когда в качестве залогодателя выступает третье лицо,
отсылка в тексте договора залога к основному обязательству, им
обеспечиваемому, не может быть признана выражением воли залогодателя -
третьего лица, не являющегося стороной в основном обязательстве. Отсутствие в
договоре залога существенных условий о существе основного обязательства и
сроке его исполнения влечет признание его незаключенным.
Немало вопросов в правоприменительной практике вызвало применение
правила, содержащегося в п. 3 ст. 340 ГК, согласно которому ипотека здания или
сооружения допускается только с одновременной ипотекой по тому же договору
земельного участка, на котором находится это здание или сооружение, либо части
этого участка, функционально обеспечивающей закладываемый объект, либо
принадлежащего залогодателю права аренды этого участка или его
соответствующей части.
Формальное применение данного положения ГК могло бы привести к
признанию большинства договоров ипотеки ничтожными сделками, ибо в нашей
стране в результате приватизации образовалось много участников
имущественного оборота, являющихся собственниками зданий, строений,
сооружений, которые в поисках кредитных ресурсов закладывают принадлежащие
им объекты недвижимости, несмотря на то что не являются собственниками
земли. Причем подобные действия не могут быть признаны неправомерными,
поскольку в силу ст. 209 ГК они вправе, как собственники, по своему усмотрению
распоряжаться соответствующими объектами недвижимости, в том числе и путем
передачи их в залог.
Данные обстоятельства были приняты во внимание при подготовке
Постановления Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации от 1 июля 1996 г. N 6/8, в котором содержится следующее
разъяснение порядка применения п. 3 ст. 340 ГК (п. 45). При разрешении споров
необходимо иметь в виду, что данное правило подлежит применению в случаях,
когда лицо, выступающее в роли залогодателя здания или сооружения, является
собственником или арендатором соответствующего земельного участка. Если
такое лицо по договору ипотеки передает в залог только здание или сооружение,
а земельный участок либо право его аренды не является предметом залога, такой
договор должен считаться ничтожной сделкой (ст. 168).
В остальных случаях, когда залогодатель здания или сооружения не
является собственником или арендатором земельного участка, договор ипотеки
не может считаться не соответствующим законодательству на основании п. 3 ст.
340 ГК. Права залогодателя, а при обращении взыскания на здание или
сооружение - права покупателя на земельный участок должны определяться
исходя из ст. 37 Земельного кодекса РСФСР, согласно которой при переходе
права собственности на строение, сооружение или при передаче их другим
юридическим лицам или гражданам вместе с этими объектами переходит и право
пользования земельными участками.
Общее требование к форме договора залога состоит в том, что он должен
быть заключен в письменной форме. Вместе с тем договор об ипотеке всегда
подлежит нотариальному удостоверению. В такой же квалифицированной форме
(нотариальное удостоверение) должны заключаться договоры о залоге движимого
имущества или прав на имущество, которые служат обеспечением обязательств
по договору, требующих нотариального удостоверения. Однако требования к
оформлению договора ипотеки этим не ограничиваются: помимо того что
указанные договоры удостоверяются нотариусом, они также подлежат и
государственной регистрации, как и любая другая сделка с недвижимым
имуществом (ст. 131 ГК). Несоблюдение квалифицированной формы договора о
залоге, когда требуется его нотариальное удостоверение, или правил о
государственной регистрации договора залога влечет его недействительность.
При рассмотрении споров по искам залогодержателей об обращении
взыскания на заложенные в обеспечение кредитных договоров автотранспортные
средства залогодателями нередко ставится вопрос о недействительности
заключенного сторонами договора залога в связи с несоблюдением процедуры
его регистрации. При этом они говорят, что в соответствии со ст. 339 ГК, ст. 11
Закона Российской Федерации "О залоге" и Постановлением Правительства от
12.08.94 N 938 "О государственной регистрации автомототранспортных средств и
других видов самоходной техники на территории Российской Федерации" залог
автотранспортных средств подлежит обязательной регистрации в органах
Государственной автомобильной инспекции МВД.
В соответствии с Правилами регистрации автомототранспортных средств и
прицепов к ним в Государственной автомобильной инспекции, изданными МВД во
исполнение вышеназванного Постановления Правительства, регистрация залога
транспортных средств производится по месту регистрации автомототранспортных
средств с участием сторон договора или их законных представителей.
Залогодателю и залогодержателю выдаются свидетельства о регистрации залога
транспортных средств. О регистрации залога делается запись в реестре
регистрации залога транспортных средств. Если же договор залога не
зарегистрирован в установленном Правилами порядке, то, по мнению
залогодателей, в соответствии со ст. 165 ГК он является ничтожной сделкой.
Между тем при разрешении подобных дел арбитражные суды исходят из
того, что, согласно п. 3 ст. 339 ГК, обязательной регистрации подлежат только
сделки, связанные с залогом недвижимости (ипотека), к которой в соответствии с
п. 1 ст. 130 ГК относятся также воздушные, морские суда, суда внутреннего
плавания, космические объекты. Иных случаев регистрации залога параграф 3 гл.
23 ГК не предусматривает.
Что касается ссылки залогодателей на ст. 11, п. 2 ст. 40 Закона "О залоге",
то, согласно Федеральному закону "О введении в действие части первой
Гражданского кодекса Российской Федерации", в числе других законов и иных
правовых актов, принятых до введения в действие части первой ГК, Закон "О
залоге" действует на территории Российской Федерации лишь в части, не
противоречащей общим положениям о залоге, установленным ГК.
При оценке законности заключения договора залога и его действительности
необходимо учитывать также акцессорный характер порождаемого им
обязательства. Данное обстоятельство, в частности, исключает возможность
заключения договора залога в форме предварительного договора. Иначе
пришлось бы столкнуться с ситуациями, когда стороны были бы обязаны
заключить основной договор залога, в том числе и после прекращения по
различным основаниям обеспечиваемого им обязательства. Да и нормы,
регламентирующие предварительный договор, не вызывают на этот счет никаких
сомнений. В соответствии с п. 1 ст. 429 ГК по предварительному договору
стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества,
выполнении работ или оказании услуг (основной договор на условиях,
предусмотренных предварительным договором). Очевидно, что договор залога,
как обеспечительный, акцессорный договор, к этой категории гражданско -
правовых договоров не относится.
В чем состоит исполнение обязательств, вытекающих из договора залога? На
наш взгляд, исполнение договора залога заключается в принятии мер,
обеспечивающих сохранность заложенного имущества; соблюдении
установленных законом или договором правил владения, пользования и
распоряжения предметом залога; и наконец, в обеспечении обращения взыскания
на заложенное имущество в порядке, определенном законом или договором. В
рамках этих общих обязанностей сторон по договору залога залогодатель и
залогодержатель должны выполнять конкретизирующие их требования,
установленные законом, а также исполнять обязанности, которые могут быть
самым детальным образом регламентированы договором залога.
Как отмечалось, одна из основных целей залога заключается в том, чтобы к
моменту, когда должник не исполнит своего обязательства, кредитор располагал
реальной возможностью обратить взыскание на заложенное имущество. Из этого
следует, что имущество залогодателя к этому моменту должно как минимум
сохраниться в натуре. Этой цели служат некоторые нормы, содержащиеся в ГК,
которые устанавливают возможность передачи залогодержателю заложенного
имущества либо предусматривают иные способы обеспечения сохранности этого
имущества. К примеру, в случае, если предметом залога является имущественное
право, удостоверенное ценной бумагой, указанная бумага должна быть передана
залогодержателю либо в депозит нотариуса, если залогодатель и
залогодержатель не договорились по-иному.
Одним из способов обеспечения сохранности заложенного имущества
является твердый залог, когда предмет залога хоть и оставляется у залогодателя,
но с наложением знаков, свидетельствующих о залоге. Возможен и такой вариант,
когда вещь, передаваемая в залог, остается у залогодателя под замком и печатью
залогодержателя. Однако следует учитывать, что применение твердого залога
возможно только в случаях, предусмотренных договором.
Залогодатель или залогодержатель, в зависимости от того, у кого из них
находится заложенное имущество, обязаны обеспечить сохранность этого
имущества в течение всего срока действия договора о залоге.
Каковы последствия несоблюдения этой обязанности? Прежде всего
необходимо обратить внимание на содержащуюся в ГК диспозитивную норму,
устанавливающую принципиальную презумпцию: риск случайной гибели или
случайного повреждения заложенного имущества несет залогодатель, если иное
не предусмотрено договором о залоге (п. 1 ст. 344 ГК). Это правило будет
действовать даже тогда, когда заложенное имущество, которое утрачено или
повреждено, находилось в этот момент у залогодержателя.
Если же причины гибели или повреждения имущества, переданного в
соответствии с договором о залоге залогодержателю, не могут быть
квалифицированы как случайно наступившие обстоятельства, ответственность за
полную или частичную утрату или повреждения предмета залога возлагается на
залогодержателя. При этом размер ответственности залогодержателя при утрате
заложенного имущества определяется исходя из действительной стоимости
предмета залога, а в случае его повреждения - исходя из суммы, на которую эта
стоимость понизилась, независимо от суммы, в которую был оценен предмет
залога при передаче его залогодержателю. Исключение составляют ситуации,

<< Предыдущая

стр. 81
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>