<< Предыдущая

стр. 85
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

залогодателю предоставляется право изменять состав и натуральную форму
заложенного имущества при условии, что их общая стоимость не становится
меньше указанной в договоре о залоге (ст. 357 ГК). Уменьшение общей стоимости
заложенных товаров в обороте допускается по мере исполнения обеспеченного
залогом обязательства соразмерно исполненной части обязательства, если иное
не предусмотрено договором о залоге.
При залоге товаров в обороте залогодатель не связан при проведении
обычных коммерческих операций: он вправе продавать товары и закупать другие
товары, сырье, материалы и т.п. Интерес же залогодержателя заключается в том,
чтобы общая стоимость имеющихся у залогодателя товаров соответствовала той,
что предусмотрена договором о залоге. Товары в обороте, проданные или
отчужденные иным способом залогодателем, с момента их перехода к
приобретателю перестают быть предметом залога, и напротив, приобретенные
залогодателем товары, указанные в договоре о залоге, с момента возникновения
у него права собственности (хозяйственного ведения, оперативного управления)
становятся предметом залога.
На залогодателя возложена обязанность учета товаров в обороте,
являющихся предметом залога. В этих целях он должен вести специальную книгу
залогов. В эту книгу вносятся записи об условиях залога товаров и обо всех
операциях, которые влекут изменение состава или натуральной формы
заложенных товаров, включая их переработку, на день последней операции.
Что касается залогодержателя, то он вправе осуществлять контроль за
выполнением залогодателем его обязанностей. Результатом такого контроля при
выявлении со стороны залогодателя нарушений условий залога товаров в
обороте (например, уменьшение общей стоимости таких товаров)
залогодержатель имеет право путем наложения на заложенные товары своих
знаков и печатей приостановить операции с ними до устранения нарушения.
Залог вещей в ломбарде - это залог принадлежащего гражданам движимого
имущества, предназначенного для личного потребления, в обеспечение
краткосрочных кредитов. Залогодержателем по таким договорам могут выступать
лишь специализированные организации - ломбарды. Для занятия этим видом
предпринимательской деятельности ломбарды должны иметь соответствующую
лицензию. Заключение договора о залоге вещей в ломбарде удостоверяется
выдачей ломбардом залогового билета. Закладываемые вещи во всех случаях
должны быть переданы залогодержателю - ломбарду.
В ГК (ст. 358) предусмотрено несколько новых по сравнению с ранее
действовавшим законодательством правил, направленных на обеспечение
защиты прав слабой стороны в этих отношениях, а именно гражданина -
залогодателя. К их числу относятся следующие положения.
Во-первых, это норма, обязывающая ломбард страховать в пользу
залогодателя за свой счет принятые в залог вещи в полной сумме их оценки,
устанавливаемой в соответствии с ценами на вещи такого рода и качества,
обычно устанавливаемыми в торговле в момент их принятия в залог.
Во-вторых, это правила о повышенной ответственности ломбарда за
несохранность переданного ему гражданином имущества: ломбард несет
ответственность за утрату и повреждение заложенных вещей, если не докажет,
что утрата или повреждение произошли вследствие непреодолимой силы.
В-третьих, это норма, согласно которой требования ломбарда к
залогодателю (гражданину) прекращаются во всех случаях, когда им реализовано
заложенное имущество. В случае невозвращения в установленный срок суммы
кредита, обеспеченного залогом вещей в ломбарде, ломбард вправе на
основании исполнительной надписи нотариуса по истечении льготного месячного
срока продать это имущество в порядке, установленном для реализации
заложенного имущества. После этого требования ломбарда к залогодателю
погашаются даже в том случае, когда сумма, вырученная при реализации
заложенного имущества, недостаточна для их полного удовлетворения.
В-четвертых, это положение о том, что условия договора о залоге вещей в
ломбарде, ограничивающие права залогодателя по сравнению с правами,
предоставляемыми ему ГК и иными законами, признаются ничтожными.

4. Удержание
Удержание, как уже отмечалось, является новым (по сравнению с ГК 1964 г.)
способом обеспечения исполнения обязательств. Существо указанного способа
заключается в том, что кредитору, у которого находится вещь, подлежащая
передаче должнику или указанному им лицу, предоставлено право в случае
неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или
возмещение кредитору связанных с этой вещью издержек и других убытков
удерживать ее у себя до тех пор, пока соответствующее обязательство
должником не будет исполнено (ст. 359 ГК).
Особенность такого обеспечения исполнения обязательства, как удержание,
состоит в том, что кредитор наделен правом удерживать вещь должника до
исполнения последним его обязательства непосредственно, т.е. для реализации
этого права кредитору не требуется, чтобы возможность удержания вещи
должника была предусмотрена договором. Правда, нормы об удержании все же
носят диспозитивный характер, поскольку сторонам предоставлено право
предусмотреть в договоре условие, исключающее применение названного
способа обеспечения исполнения обязательства (п. 3 ст. 359).
В роли кредитора, располагающего правом удерживать вещь должника,
может оказаться хранитель по договору хранения, ожидающий оплаты услуг,
связанных с хранением вещи, перевозчик по договору перевозки, не выдающий
груз получателю до полного расчета за выполненную перевозку, подрядчик, не
передающий заказчику созданную им вещь до оплаты выполненной работы, и т.п.
В предпринимательских отношениях удержанием вещи должника могут
обеспечиваться также его обязательства, не связанные с оплатой удерживаемой
вещи или возмещением издержек на нее и других убытков.
Кредитор не лишается права удерживать находящуюся у него вещь даже в
тех случаях, когда после того, как эта вещь оказалась у кредитора, права на нее
приобретены другим лицом (не должником).
Если, несмотря на принятые кредитором меры по удержанию вещи, должник
тем не менее не исполнит свое обязательство, то кредитор вправе обратить
взыскание на удерживаемую им вещь (ст. 360). При этом стоимость вещи, объем
и порядок обращения на нее взыскания по требованию кредитора определяются в
соответствии с правилами, установленными для удовлетворения требований
залогодержателя за счет заложенного имущества (ст. 349 - 350).
В некоторых случаях применительно к отдельным видам договорных
обязательств ГК с учетом конкретных обстоятельств, связанных с неисполнением
или ненадлежащим исполнением должником своих обязательств, наделяет
кредитора правом удерживать его имущество. Так, в соответствии со ст. 712 по
договору подряда при неисполнении заказчиком обязанности уплатить
установленную цену либо иную сумму, причитающуюся подрядчику в связи с
выполнением договора подряда, подрядчик имеет право на удержание в
соответствии со ст. 359 и 360 Кодекса результата работ, а также принадлежащих
заказчику оборудования, переданной для переработки (обработки) вещи, остатка
неиспользованного материала и другого оказавшегося у него имущества
заказчика до уплаты заказчиком соответствующих сумм. По договору поручения
поверенный, действующий в качестве коммерческого представителя, вправе в
соответствии со ст. 359 Кодекса удерживать находящиеся у него вещи, которые
подлежат передаче доверителю, в обеспечение требований по договору
поручения (п. 3 ст. 972). По договору комиссии комиссионер вправе удерживать
находящиеся у него вещи, которые подлежат передаче комитенту либо лицу,
указанному комитентом, в обеспечение своих требований по договору комиссии. В
случае объявления комитента несостоятельным (банкротом) указанное право
комиссионера прекращается, а его требования к комитенту в пределах стоимости
вещей, которые он удерживал, удовлетворяются в соответствии со ст. 360
Кодекса наравне с требованиями, обеспеченными залогом (п. 2 ст. 996).
Однако наличие в ГК специальных норм, наделяющих кредиторов по
отдельным видам обязательств правом удержания имущества должника, вовсе не
означает, что по другим видам договорных обязательств кредиторы таким правом
не пользуются. Напротив, правом удержания обладает всякий кредитор по
любому договорному обязательству, за исключением только тех случаев, когда
договором предусмотрено иное (п. 3 ст. 359).
В ряде случаев Кодекс (опять применительно к отдельным видам договорных
обязательств) наделяет кредитора не правом удержания, а правом продажи
находящегося у него имущества должника. К примеру, если иное не
предусмотрено договором подряда, при уклонении заказчика от принятия
выполненной работы подрядчик вправе по истечении месяца со дня, когда
согласно договору результат работы должен был быть передан заказчику, и при
условии последующего двукратного предупреждения заказчика продать результат
работы, а вырученную сумму, за вычетом всех причитающихся подрядчику
платежей, внести на имя заказчика в депозит в порядке, предусмотренном ст. 327
ГК (п. 6 ст. 720). По договору хранения при неисполнении поклажедателем своей
обязанности взять обратно вещь, переданную на хранение, в том числе при его
уклонении от получения вещи, хранитель вправе, если иное не предусмотрено
договором, после письменного предупреждения поклажедателя самостоятельно
продать вещь по цене, сложившейся в месте хранения, а если стоимость вещи по
оценке превышает сто установленных законом минимальных размеров оплаты
труда, продать ее с аукциона в порядке, предусмотренном ст. 447 - 449 Кодекса
(п. 2 ст. 899). По договору комиссии в случае отмены поручения комитент обязан в
срок, установленный договором, а если такой срок не установлен,
незамедлительно распорядиться своим находящимся в ведении комиссионера
имуществом. Если комитент не выполнит этой обязанности, комиссионер вправе
сдать имущество на хранение за счет комитента либо продать его по возможно
более выгодной для комитента цене (п. 3 ст. 1003).
Как соотносятся право удержания и право продажи имущества должника? Не
является ли право продажи, наряду с правом удержания, самостоятельным
способом обеспечения исполнения соответствующих обязательств?
На наш взгляд, при ответе на данные вопросы необходимо учитывать, что
правом продажи наделены кредиторы, обладающие в силу ст. 358 ГК правом
удержания имущества должника. Поэтому при отсутствии специальных норм о
праве продажи кредитор как субъект права удержания должен был бы
удовлетворять свои требования в порядке, предусмотренном для удовлетворения
требований, обеспеченных залогом. Иными словами, кредитор в соответствии со
ст. 349 - 350 ГК должен был бы обратиться в суд с иском об обращении взыскания
на удерживаемое им имущество должника, которое по решению суда подлежало
бы продаже с открытых торгов. При наличии же права продажи кредитор
уполномочен на односторонние действия, связанные с изменением или
прекращением договорного обязательства. Следовательно, право продажи
имущества должника по своей правовой природе - это мера оперативного
воздействия. В плане же соотношения с правом удержания право продажи,
которым наделяются кредиторы по отдельным видам договорных обязательств,
представляет собой специальное правило, исключающее действие общего
правила о порядке удовлетворения требований кредитора за счет удерживаемого
имущества должника, предусмотренного ст. 360 ГК.
Возрождение права удержания в качестве самостоятельного способа
обеспечения исполнения обязательств вызвало неоднозначную оценку в
юридической литературе, а иногда и недопонимание сущности этого института и
его места в системе обязательственно - правовых отношений. Например, по
мнению А.А. Рубанова, суть этого института сводится к санкционированию
незаконного владения: "По существу, п. 1 ст. 359 ГК юридически санкционирует
незаконное владение вещью. Кредитор, во владении которого находится вещь,
обязан ее передать другому лицу. Поскольку он не совершает передачи, он
нарушает свою обязанность, и его владение становится незаконным. Однако ГК
предоставляет ему право не передавать вещь. Конечно же, это делается в
определенных целях и на определенных условиях. Но тем не менее это -
санкционирование владения, которое является незаконным" <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая: Научно -
практический комментарий. С. 565.

Остается неясным, как можно признавать незаконным владение вещью, если
право кредитора ее удерживать прямо предусмотрено Кодексом. И как можно
квалифицировать в качестве правонарушения действия кредитора по удержанию
имущества должника, если они не только не противоречат закону, а напротив,
полностью ему соответствуют?
Отрадно отметить, что в последнее время в юридической литературе
появились труды нового поколения цивилистов, отличающиеся глубиной
исследования такого способа обеспечения обязательств, как право удержания
имущества должника. Необходимо бы обратить внимание на опубликованные
работы С.В. Сарбаша, выпускника Российской школы частного права при
Президенте Российской Федерации, посвятившего праву удержания свой
дипломный проект на соискание степени магистра частного права <*>.
--------------------------------
<*> См., например: Сарбаш С.В. Удержание как способ обеспечения
исполнения обязательств // Юрист. 1995. N 5/6.

С.В. Сарбаш убедительно показал, что право удержания по современному
российскому гражданскому праву не является результатом заимствования
аналогичных институтов зарубежного законодательства, а напротив,
представляет собой национальный институт, длительное время
формировавшийся в отечественной правовой доктрине. Основными же
источниками этого гражданско - правового института явились римское право,
дореволюционное российское обычное право, гражданское законодательство
Российской Империи (в особенности таких ее частей, как Финляндия и
Прибалтийские губернии), теоретические труды российских цивилистов, и прежде
всего М.М. Каткова <*>. Конечно же, при подготовке соответствующих норм о
праве удержания в процессе работы над проектом Гражданского Уложения
Российской Империи российские цивилисты учитывали и соответствующие
законоположения зарубежного законодательства (швейцарского, германского,
итальянского и др.).
--------------------------------
<*> Катков М.М. Понятие права удержания в римском праве. Киев, 1910.

В проекте Гражданского Уложения (ГУ) нормы, регламентирующие право
удержания, были сосредоточены в подразделе VII Отделения 1 Главы III
"Исполнение обязательств" (ст. 1642 - 1645). Как и по действующему ныне ГК, в
проекте ГУ наряду с общегражданским правом удержания выделялось право
удержания, возникшее из обязательства, стороны которого действуют как
предприниматели ("право удержания между торговцами"). Различие между ними
заключалось в круге требований, обеспечиваемых правом удержания.
В первом случае лицо, обязанное передать определенное движимое
имущество, было вправе удержать его у себя в виде обеспечения до тех пор, пока
ему не будут возмещены произведенные им издержки на имущество либо
причиненные имуществом убытки или же не будет предоставлено
соответствующее обеспечение (ст. 1642).
Во втором случае ("право удержания между торговцами") действие права
удержания распространялось на товары, процентные и иные ценные бумаги в
обеспечение всякого рода требований, срок которым наступил, хотя бы они не
имели отношения к удерживаемому имуществу (ст. 1643).
Объясняя значение права удержания как способа обеспечения исполнения
обязательств (реализации требований верителя), российские цивилисты -
составители проекта ГУ считали необходимым дать ответ на три существенных
вопроса: 1) какие требования пользуются этого рода обеспечением; 2) какие
предметы служат обеспечением; 3) в каком порядке осуществляется это
обеспечение <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гражданское Уложение. Проект. Т. 2 / Под ред. И.М. Тютрюмова.
СПб., 1910. С. 235.

При ответе на первый вопрос подчеркивалось, что, во-первых, правом
удержания обеспечиваются известные требования в силу закона (а не по
соглашению сторон). Для этого налицо должно быть особое основание, каковым в
области обязательственных отношений является непредвиденное возникновение
требования, заслуживающего обеспечения. Право удержания, во-вторых, имеет
действие не только в отношении стороны, имеющей право требовать возврата
удерживаемого имущества, но и в отношении ее кредиторов, т.е. третьих лиц, и
потому оно может быть предоставлено в обеспечение только тех требований,
которые по справедливости должны пользоваться старшинством перед другими
требованиями. Отмечалось, что названным двум условиям полностью
удовлетворяют лишь требования о возмещении издержек и убытков, причиненных
удерживаемым имуществом (здесь речь не шла о праве удержания между
торговцами): "Кто получает имущество в ссуду, или принимает его от третьего
лица, как поверенный, или как законный представитель хозяина, тот не только не
в состоянии предвидеть всех тех случайностей в будущем, ввиду которых он
может быть поставлен в необходимость произвести издержки на имущество, или
понести убытки в своем собственном имуществе, но в большинстве случаев не
имеет даже возможности озаботиться договорным обеспечением могущего
возникнуть в его пользу требования" <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гражданское Уложение. Проект. Т. 2. С. 235.

Ответ на второй вопрос заключался в том, что в качестве предмета права
удержания может выступать только движимое определенное имущество,
подлежащее возврату в силу того же основания, по которому оно поступило во
владение лица, обязанного возвратить имущество. При возврате имущества
заменимого может возникнуть вопрос о зачете встречного требования, но не об
удержании. Равным образом, если дело идет не о возврате чужого, а об
обязательной выдаче другому своего имущества, то отказ в выдаче может
основываться на неисполнении договора лицом, требующим выдачи, но не праве
удержания.
Что же касается ответа на третий вопрос (о порядке осуществления права

<< Предыдущая

стр. 85
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>