<< Предыдущая

стр. 88
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

поручительства, несмотря на крайне редкое применение регламентирующих его
норм. Что касается практического применения поручительства в хозяйственном
обороте в качестве способа обеспечения исполнения обязательств, то в этих
целях был разработан и внедрен в законодательство некий суррогат
поручительства - гарантия, приспособленный к плановой централизованной
экономике.
В ГК 1964 г. предусматривалось применение гарантии, выдаваемой одной
организацией в обеспечение погашения задолженности другой, если иное не
было предусмотрено законодательством Союза ССР и РСФСР, при этом
определение гарантии как особого способа обеспечения исполнения
обязательства отсутствовало, и в то же время на этот способ обеспечения
исполнения обязательств распространялись почти все правила Кодекса о
поручительстве, в том числе и ст. 203 ГК 1964 г., в которой содержалось
определение поручительства (см. ст. 210 ГК 1964 г.).
Однако имелись и определенные особенности, отличающие гарантию от
поручительства. Во-первых, в соответствии со ст. 210 ГК 1964 г. гарантия могла
быть выдана только организацией, а из содержания ст. 186 ГК 1964 г. следовало,
что таким способом, как гарантия, могли обеспечиваться лишь обязательства
между социалистическими организациями. Более того, согласно постановлениям
правительства, действовавшим в тот период, в качестве гаранта мог выступать
только орган, вышестоящий для организации должника <*>.
--------------------------------
<*> См., например: СП СССР. 1965. N 21. Ст. 156.

Во-вторых, гарантия служила способом обеспечения лишь для узкого круга
денежных обязательств в случаях, предусмотренных Правительством СССР и
банковскими правилами. На практике гарантия использовалась лишь для
временного восполнения за счет банковской ссуды недостатка собственных
оборотных средств предприятий либо для получения банковской ссуды плохо
работающими предприятиями, переведенными в связи с этим на особый режим
кредитования. Во всех случаях субъектный состав правоотношений по гарантии
оставался неизменным: в качестве кредитора выступал банк, обслуживающий
должника; в качестве гаранта - его вышестоящий орган, также являвшийся
клиентом банка, выдавшего ссуду должнику.
В-третьих, гарант, в отличие от поручителя, нес субсидиарную
ответственность, применяемую в упрощенном порядке. Учитывая, что и должник,
и гарант обслуживались в одном банке, при наступлении срока погашения ссуды
банк в бесспорном порядке списывал денежные средства со счета должника, а в
недостающей части - со счета гаранта.
В-четвертых, гаранту, исполнившему таким образом обязательство должника
перед банком, не предоставлялось права на предъявление каких-либо
требований к должнику. Дело в том, что, как уже отмечалось, в качестве гарантов
выступали органы, вышестоящие по отношению к должникам, на которые
возлагалась обязанность финансирования деятельности последних, в том числе и
наделение их необходимыми оборотными средствами (министерства, ведомства,
исполкомы Советов народных депутатов и т.п.), поэтому указанные вышестоящие
органы лишались права взыскивать с должников суммы, уплаченные кредиторам.
Гарантия как особый способ обеспечения денежных обязательств между
социалистическими организациями просуществовала до 3 августа 1992 г., когда
на территории Российской Федерации были введены в действие Основы
гражданского законодательства 1991 г.
В соответствии с п. 6 ст. 68 Основ в силу поручительства (гарантии)
поручитель обязывается перед кредитором другого лица (должника) отвечать за
исполнение обязательства этого лица полностью или частично. При
недостаточности средств у должника поручитель несет ответственность по его
обязательствам перед кредитором, если законодательством или договором не
предусмотрена солидарная ответственность поручителя и должника. К
поручителю, исполнившему обязательства, переходят все права кредитора по
этому обязательству.
Как видно, Основы исходили из того, что и поручительство, и гарантия
являются понятиями - синонимами, служащими для обозначения одного и того же
договора поручительства. Остается добавить, что в обоих случаях: и в смысле ст.
210 ГК 1964 г., и в смысле п. 6 ст. 68 Основ гражданского законодательства -
гарантия не имеет ничего общего с таким способом обеспечения исполнения
обязательств, как банковская гарантия, предусмотренным ГК 1994 г.
Сегодня отношения, связанные с поручительством, регулируются ГК 1994 г.
(параграф 5 гл. 23, ст. 361 - 367) и находят широкое применение в коммерческом
обороте.
В настоящее время поручительство - один из традиционных способов
обеспечения исполнения гражданско - правовых обязательств, существо которого
заключается в том, что поручитель обязывается перед кредитором другого лица
отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части (ст.
361 ГК). Тем самым поручительство увеличивает для кредитора вероятность
исполнения обязательства, поскольку в случае его нарушения должником
кредитор может предъявить свои требования поручителю.
Поручительство является договором, заключаемым по правилам,
предусмотренным главой 28 ГК, между поручителем и кредитором в основном
обязательстве. Для договора поручительства установлена обязательная
письменная форма под страхом его недействительности (ст. 362).
Несмотря на то что, как уже отмечалось, нормы о поручительстве в ГК
сформулированы довольно традиционно, в Кодексе имеется ряд новелл
принципиального характера, выгодно отличающих его от ранее действовавшего
законодательства, поскольку они позволяют устранить основные барьеры,
препятствовавшие в прошлые годы широкому применению этого способа
обеспечения исполнения обязательств. Имеются в виду трудности с
привлечением поручителя к ответственности в случае неисполнения должником
своего обязательства, которые вызывались ранее следующими
обстоятельствами.
Во-первых, как отмечалось, действовало правило, в соответствии с которым
поручитель нес перед кредитором лишь субсидиарную ответственность, т.е. он
мог быть привлечен к ответственности лишь при недостаточности средств у
должника (п. 6 ст. 68 Основ гражданского законодательства 1991 г.). Правда, это
правило было сформулировано в виде диспозитивной нормы, и в силу этого в
договоре поручительства могла быть предусмотрена и солидарная
ответственность поручителя перед кредитором. Однако, учитывая, что
инициатива в заключении договора всегда исходила от поручителя, включение в
договор условия о его солидарной ответственности перед кредитором было
маловероятным. Действие данного правила означало, что кредитор в случае
неисполнения должником своего обязательства сначала должен был предъявить
свои требования должнику, добиться обращения взыскания на его имущество (а
это было возможно только в судебном порядке), и только после этого кредитор
получал право предъявить оставшиеся неудовлетворенными требования
поручителю. Однако даже при соблюдении всех названных условий он натыкался
на другое препятствие, которое зачастую становилось непреодолимым.
Во-вторых, поручительство считалось прекращенным, если в течение
трехмесячного срока кредитор не предъявлял иска к поручителю (ст. 208 ГК 1964
г.). Этот срок исчислялся со дня наступления срока исполнения обязательства
должником. Причем указанный срок являлся пресекательным, не подлежащим
восстановлению. Таким образом, кредитору предлагалось в течение трех месяцев
предъявить требования должнику, добиться через суд обращения взыскания на
его имущество, а затем предъявить свои требования поручителю. На практике
достичь такого результата было невозможно.
Отмеченные барьеры на пути кредитора к привлечению поручителя к
ответственности теперь устранены. Прежде всего хотелось бы отметить, что в ГК
восстановлен принцип солидарной ответственности поручителя (п. 1 ст. 363),
утраченный в Основах 1991 г. Что касается срока, предоставляемого кредитору
для предъявления требования поручителю, то этот вопрос решается в ГК
следующим образом. Поручительство прекращается по истечении указанного в
самом договоре поручительства срока, а если такой срок договором не
предусмотрен, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иска к
поручителю в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного
поручительством обязательства. Возможен и такой вариант: когда срок
исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или
определен моментом востребования, поручительство прекращается, если
кредитор не предъявит иска к поручителю в течение двух лет со дня заключения
договора поручительства (п. 4 ст. 367).
Объем ответственности поручителя определяется договором
поручительства. Но если соответствующее условие в договоре отсутствует,
поручитель будет отвечать перед кредитором так же и в том же объеме, что и
должник, т.е. помимо суммы долга он должен будет уплатить причитающиеся
кредитору проценты, возместить судебные издержки по взысканию долга и других
убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением
должником своих обязательств (п. 2 ст. 363).
Установление солидарной ответственности поручителя и определение
реальных сроков для предъявления к нему кредитором своих требований в
значительной степени повысили риск поручителя. Данное обстоятельство
компенсируется нормами, предусматривающими защиту законных интересов
поручителя. Речь идет о случаях, когда поручительство прекращается, по
существу, в интересах поручителя. Первый случай имеет место, когда после
заключения договора поручительства без согласия поручителя происходит
изменение основного обязательства и это изменение неблагоприятно для
поручителя: возросла его сумма, увеличился или сократился в зависимости от
ситуации срок основного обязательства и т.п. Это дает повод поручителю
отказаться от договора и влечет прекращение поручительства. Второй случай
может иметь место в связи с переводом долга по основному обязательству, т.е.
долг переведен на другое лицо и кредитор дал на это согласие. Поручитель же в
подобной ситуации отвечать за нового должника не обязан, если он сам на это не
согласился.
И наконец, третий случай может возникнуть в ситуации, когда кредитору со
стороны должника было предложено надлежащее исполнение обязательства,
однако кредитор по каким-либо причинам отказался принять предложенное
исполнение. Естественно, что и в этом случае поручительство прекращается.
Попытаемся рассмотреть несколько подробней договор поручительства (как
сделку и как правоотношение) с учетом действующего законодательства и
реальной судебной практики. Правда, ГК знает случай возникновения
поручительства в силу закона: по договору поставки товаров для государственных
нужд при оплате товаров покупателем государственный заказчик признается
поручителем по этому обязательству покупателя (ст. 532), однако это скорее
исключение, подтверждающее общее правило о договорной природе отношений
поручительства.
Кодекс не содержит специальных правил относительно порядка заключения,
изменения или расторжения договора поручительства, за исключением, может
быть, правила об обязательной письменной форме договора поручительства под
страхом его недействительности. В остальном порядок заключения, изменения и
расторжения договора регулируется содержащимися в ГК общими положениями в
договоре (главы 27 - 29). Исходя из этого, например, в банковской практике
удалось сохранить прежние деловые обыкновения, в соответствии с которыми
отношения по гарантии (поручительству) устанавливались путем направления
банку - кредитору поручителем (гарантом) одностороннего письма,
гарантирующего возврат заемщиком суммы кредита и уплату последним
причитающихся процентов. Ведь ГК (п. 3 ст. 438) допускает возможность
совершения лицом, получившим оферту, ее акцепта путем совершения действий
по выполнению указанных в ней условий, каковыми признаются действия банка -
кредитора, получившего одностороннее письмо поручителя, по выдаче кредита
заемщику. Данное обстоятельство должно быть удостоверено в кредитном
договоре указанием на поручительство, под которое выдается кредит.
Судебной практикой не ставится под сомнение также законность заключения
договора поручительства между всеми участниками отношений как по заемному
обязательству, так и по обеспечивающему его договору поручительства. К
примеру, по одному из дел Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской
Федерации отменил решение арбитражного суда, признавшего отношения по
поручительству неустановленными на том основании, что указанные отношения
были оформлены поручителем, заемщиком и банком - кредитором с отметкой
последнего о принятии поручительства. В Постановлении Президиума по данному
делу было отмечено, что договор поручительства совершен в письменной форме,
в тексте договора содержатся все необходимые существенные условия,
предусмотренные законодательством для договоров данного вида: указаны
сведения о заемщике, банке - кредиторе, сумме займа, имеется ссылка на то, что
договор поручительства является неотъемлемой частью кредитного договора, в
обеспечение обязательств по которому выдано поручительство. Заключение
такого трехстороннего соглашения не противоречит действующему
законодательству <*>.
--------------------------------
<*> См.: Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1997.
N 1. С. 64.

Как известно, договоры - двух- или многосторонние гражданско - правовые
сделки (ст. 154 ГК), поэтому к ним (в том числе и к договорам поручительства)
применяются и нормы о сделках, если в общих положениях о договоре или в
положениях о конкретном виде договорного обязательства отсутствуют
соответствующие специальные правила.
В судебной практике договоры поручительства нередко признаются
недействительными сделками в связи с пороками в субъекте. На эту опасность
для кредитора по обеспеченному обязательству уже обращалось внимание при
рассмотрении вопросов, касающихся договора залога <*>. Применительно к
договорам поручительства, заключаемым кредиторами с акционерными
обществами, созданными в процессе приватизации государственных и
муниципальных предприятий, необходимо отметить, что особенности их
правового положения, определяемые законодательством о приватизации,
заключаются в том, что решение вопросов выдачи поручительства отнесено к
компетенции советов директоров таких акционерных обществ, что прямо
предусмотрено п. 9.3 Типового устава акционерного общества открытого типа,
утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 1 июля 1992 г. N 721
"Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий,
добровольных объединений государственных предприятий в акционерные
общества". Поэтому в тех случаях, когда договоры поручительства
подписываются от лица таких акционерных обществ их руководителями при
отсутствии решения совета директоров указанных обществ, судебная практика
исходит из того, что такие договоры являются ничтожными сделками (ст. 168 ГК)
со всеми вытекающими отсюда последствиями <**>.
--------------------------------
<*> См. с. 506 - 511 настоящей книги.
<**> См., например: Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской
Федерации. 1997. N 5. С. 100.

Судебная практика свидетельствует также о том, что в ряде случаев весьма
ненадежными поручителями являются государственные и муниципальные
предприятия. Так, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской
Федерации, рассмотрев дело в порядке надзора, отменил решение одного из
арбитражных судов, который удовлетворил требование кредитора,
предъявленное к поручителю - государственному предприятию, в связи с тем, что
указанное государственное предприятие, заключая договор поручительства, не
имело необходимых денежных средств, что должно было повлечь за собой
обращение взыскания на имущество предприятия, закрепленное за ним для
осуществления целей, предусмотренных уставом предприятия. Таким образом, в
данном случае договор поручительства представляет собой сделку, совершенную
государственным предприятием с превышением пределов целевой
правоспособности, а потому являющуюся ничтожной <*>.
--------------------------------
<*> См., например: Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской
Федерации. 1997. N 2. С. 72.

В качестве правоотношения договор поручительства представляет собой
обязательство, которое в целом является односторонним: на стороне кредитора -
право требования к поручителю нести ответственность за должника, не
исполнившего обязательство, на стороне поручителя - обязанность такую
ответственность нести. Такой взгляд на поручительство как на одностороннее
обязательство укоренился в гражданско - правовой доктрине. Хотя при
ближайшем рассмотрении и в сегодняшнем, и в ранее действовавшем
законодательстве можно обнаружить и определенные обязанности на стороне
кредитора, а на стороне поручителя - соответствующие требования. К примеру, в
соответствии с п. 2 ст. 365 действующего ГК по исполнении поручителем
обязательства кредитор обязан вручить поручителю документы, удостоверяющие
требование к должнику, и передать права, обеспечивающие это требование.
Очевидно также, что при неисполнении этой обязанности поручитель имеет право
на иск к кредитору о возмещении причиненных убытков. Однако эти обязанности
кредитора находятся за рамками обязательства поручительства, суть которого
состоит все же в ответственности поручителя за должника и поэтому может не
приниматься во внимание при определении характера поручительства как
одностороннего обязательства.
Хотелось бы обратить внимание еще на одну деталь: в гражданско -
правовой доктрине, да и в законодательстве, традиционно принято говорить об
ответственности поручителя как ответственности перед кредитором за должника
по основному обязательству. Например, соответствующая статья ГК (ст. 363)
имеет название "Ответственность поручителя". Данная статья включает в себя
нормы о том, что: при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником
обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают
перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не
предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя (п. 1); поручитель
отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату

<< Предыдущая

стр. 88
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>