<< Предыдущая

стр. 95
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

прямо, государство выполняло эту задачу небескорыстно. Дело в том, что в
подобных случаях у государства появлялась возможность взыскивать с должника
неустойки (штрафы, пени) в повышенном размере, зачисляя их в бюджет.
Иллюстрацией к сказанному может служить, например, Постановление Совета
Министров СССР от 27 октября 1967 г. N 988 "О материальной ответственности
предприятий и организаций за невыполнение заданий и обязательств" <*>,
наделившее органы арбитража правом взыскивать со стороны по договору, грубо
нарушившей его условия, неустойку, штраф и пеню в повышенном до 50
процентов размере, с обращением этой части взысканных сумм в доход союзного
бюджета (п. 31 Постановления).
--------------------------------
<*> СП СССР. 1967. N 28. Ст. 186.

Госарбитраж СССР, в свою очередь, в своих инструктивных указаниях от 28
декабря 1967 г. N И 1-59 о работе арбитражей по выполнению Постановления
Совмина СССР разъяснил, что грубым нарушением условий договора следует
считать неоднократное нарушение обязательств, длительные задержки в их
выполнении, причинение невыполнением обязательств существенного ущерба
кредитору и народному хозяйству, умышленное нарушение договора, а также
непринятие мер к предотвращению или уменьшению ущерба <*>.
--------------------------------
<*> См.: Систематизированный сборник инструктивных указаний
Государственного арбитража при Совете Министров СССР. М.: Юрид. лит., 1983.
С. 58.

При подготовке проекта нового Гражданского кодекса было учтено, что ничем
не ограниченное применение к договорным обязательствам мер, понуждающих
должника к исполнению обязанности в натуре, не соответствовало новым
условиям имущественного оборота. Принцип реального исполнения обязательств
был уместен в условиях жесткого централизованного планирования производства
и распределения материальных ценностей, а также монополизированного
имущественного оборота, когда субъекты хозяйствования могли добиться
надлежащего материально - технического обеспечения производства лишь на
основе фондового извещения (наряда, плана прикрепления). В тех условиях
контрагент по договору (зачастую единственный производитель комплектующих
изделий) и в целом структура договорных связей определялись, как правило,
плановым актом. Естественно, сбой в поставках в каком-то одном звене ставил
под сомнение эффективность всей цепочки договорных отношений.
В современных рыночных условиях, когда участники имущественного
оборота располагают реальной возможностью выбора контрагента,
неограниченное применение принципа реального исполнения обязательств
применительно к договорным отношениям стало невозможным. Кроме того,
арбитражно - судебная практика со всей очевидностью свидетельствовала о
неэффективности принимаемых решений, понуждающих должника к исполнению
в натуре обязательства, которое в установленный договором срок не было
исполнено в полном или значительном объеме. Подобная практика не учитывала
интересы сторон, отнимала у должника всякую надежду "откупиться от кредитора"
путем возмещения понесенных им убытков.
Отмеченные обстоятельства послужили основной причиной
соответствующего изменения гражданско - правового регулирования, в
результате которого теперь можно говорить о сохранении лишь некоторых
элементов принципа реального исполнения обязательств применительно к
отдельным случаям.
Как известно, нарушение гражданских прав, возникших из обязательства
(нарушение обязательства), может иметь место в виде неисполнения
обязательства либо его ненадлежащего исполнения. Ранее, в условиях
безраздельного господства в гражданско - правовых отношениях принципа
реального исполнения, приведенная дифференциация нарушений обязательства
не имела практического значения. В настоящее же время характер нарушения
обязательства (неисполнение или ненадлежащее исполнение) нередко
предопределяет выбор кредитором способа защиты нарушенных прав.
Дело в том, что ГК по-новому решает вопрос о соотношении обязанности
должника нести ответственность за нарушение своих обязательств и его же
обязанности исполнить это обязательство в натуре. Особой остротой отличается
эта проблема в ситуации, когда в качестве меры ответственности применяется
длящаяся неустойка (пени). В самом деле, как быть в случае, когда должник,
допустивший нарушение обязательств, уже уплатил за это и убытки и неустойку?
Может ли кредитор предъявлять свои требования второй, третий, четвертый раз и
т.п.? До каких пор можно начислять пени в связи с неисполнением обязательств?
Суть нового подхода заключается в различном регулировании двух разных
ситуаций.
Во-первых, если уплата неустойки и возмещение убытков вызваны
ненадлежащим исполнением обязательства, должник не освобождается от
исполнения обязательства в натуре. Следовательно, обязательство продолжает
существовать в прежнем виде, а кредитор сохраняет за собой право требовать от
должника не только исполнения обязательства в натуре, но и уплаты неустойки и
возмещения убытков в отношении последующих периодов. В данном случае, как и
прежде, законодатель исходит из принципа реального исполнения.
Во-вторых, если уплата неустойки и возмещение убытков вызваны
неисполнением обязательства, должник освобождается от исполнения
обязательства в натуре. Естественно, потери кредитора должны быть в полной
мере компенсированы путем возмещения убытков. Однако очевидно и то, что в
данном случае обязательство прекращается, а кредитор лишается возможности
предъявить какие-либо требования должнику.
Довольно значительная дистанция между правовыми последствиями
возмещения должником убытков и уплаты им неустойки соответственно в первом
и втором случаях вызывает необходимость уяснить отличия между
неисполнением обязательства и его ненадлежащим исполнением.
При первом, грубом приближении к данной проблеме можно отметить, что в
качестве ненадлежащего исполнения обязательства можно квалифицировать
ситуации, когда должник исполнил свое обязательство в полном объеме, но
ненадлежащим образом, например: продавцом переданы покупателю товары
ненадлежащего качества либо некомплектные; подрядчик сдал заказчику объект с
недоделками; перевозчик выдал получателю груз, поврежденный при
транспортировке, и т.п.
Факт неисполнения обязательства, безусловно, имеет место, когда должник к
сроку, когда обязательство должно быть исполнено, не приступил к его
исполнению.
Вместе с тем некоторые нарушения обязательств остаются за рамками
названных групп, например исполнение обязательства не в полном объеме. В
подобных ситуациях нарушение обязательства должно оцениваться, видимо, в
зависимости от конкретных обстоятельств. Нельзя не видеть разницы между
недопоставкой товаров в размере одного процента или девяносто девяти
процентов от количества, предусмотренного договором. Если в первом случае
можно говорить об исполнении обязательства с некоторыми отступлениями от
условия договора о количестве подлежащих поставке товаров (ненадлежащее
исполнение), то во втором случае правильным будет вывод о неисполнении
должником обязательств.
Помимо характера допущенного нарушения при неисполнении обязательства
принципиальное значение для кредитора, чье право нарушено, имеют
последствия применения избранного им способа защиты: предъявив иск о
присуждении к исполнению обязательства в натуре (если такое исполнение
возможно), кредитор сохраняет за собой право требовать от должника и уплаты
неустойки за последующие периоды. Заявив иск о возмещении убытков, кредитор
тем самым прекращает обязательство и лишает себя возможности впоследствии
предъявлять должнику какие-либо требования. Таким образом, в данном случае
критериями выбора оптимального способа защиты нарушенного права для
кредитора служат характер допущенного нарушения и возможные последствия
применения соответствующего способа защиты, обеспечивающие соблюдение
интересов кредитора в той или иной конкретной ситуации.
В.П. Грибанов отмечал, что наряду с гражданско - правовой
ответственностью гражданскому праву свойственны и иные формы и способы
воздействия на поведение людей. Например, меры оперативного воздействия,
государственно - принудительные меры превентивного и регулятивного
характера, которые не могут быть отождествлены с юридической
ответственностью, поскольку не отвечают признакам ответственности <*>.
--------------------------------
<*> См.: Грибанов В.П. Ответственность за нарушение гражданских прав и
обязанностей. М., 1973. С. 38 - 39.

Отмечалось также, что меры оперативного воздействия представляют собой
особые специфические способы правового реагирования на нарушения
обязательств и что они должны отграничиваться от имущественной
ответственности <*>.
--------------------------------
<*> См.: Грибанов В.П. Пределы применения мер оперативного характера
при поставках продукции // Сов. юстиция. 1968. N 7. С. 4.

Некоторые авторы, напротив, подчеркивали единую природу мер
оперативного воздействия и имущественной ответственности. Например, В.М.
Огрызков определяет меры оперативного воздействия как "оперативные санкции",
видит их отличие от денежных санкций единственно в возможности
односторонней (собственными действиями сторон в обязательстве) реализации
<*>.
--------------------------------
<*> См.: Огрызков В.М. Пределы применения мер оперативного характера
при поставках продукции // Сов. юстиция. 1968. N 7. С. 4.

В связи с этим Б.И. Пугинский отмечает, что меры оперативного воздействия
существенно отличаются от ответственности в общепринятом понимании этого
термина, имеют иную природу. "Применение оперативных мер, как правило, не
создает для сторон нового, дополнительного к нарушенному, правоотношения.
Принятие таких мер предполагает наличие договора... между сторонами, тогда как
имущественная ответственность может наступать независимо от существования
указанных отношений" <*>. Ю.Г. Басин и А.Г. Диденко видят отличие мер
оперативного воздействия от ответственности в неимущественном содержании
большинства из них: "Имущественная ответственность сводится ко взысканию с
правонарушителя в пользу потерпевшего определенной денежной суммы, которая
не взыскивалась бы при надлежащем исполнении обязанностей. Имущественные
последствия при применении мер оперативного воздействия наступают лишь как
попутный результат" <**>.
--------------------------------
<*> Пугинский Б.И. Гражданско - правовые средства в хозяйственных
отношениях. С. 143 - 144.
<**> Басин Ю.Г., Диденко А.Г. Дисциплинирующее значение оперативных
санкций // Сов. государство и право. 1983. N 4. С. 52.

Б.И. Пугинский исключает возможность определять меры оперативного
воздействия как санкции, "ибо хотя они и являются реакцией на правонарушение,
но не требуют использования государственного принуждения. Оперативное
воздействие оказывается контрагентами друг на друга непосредственно, без
обращения к правоохранительным органам, тогда как применение санкций не
может существовать вне деятельности таких органов. Средства оперативного
воздействия применяются субъектами не от имени государства, а от своего
имени, в их действиях реализуются не государственные, а собственные...
интересы" <*>.
--------------------------------
<*> Пугинский Б.И. Указ. соч. С. 144.

Анализируя проблему отличия мер имущественной ответственности от мер
оперативного воздействия, нельзя не отметить возрастание роли последних в
регулировании имущественного оборота. Это связано, прежде всего, с
появлением в тексте ГК норм о встречном исполнении обязательств,
предоставляющих беспрецедентные права субъекту встречного исполнения
обязательств по применению мер оперативного воздействия к контрагенту, не
предоставившему обусловленное договором исполнение обязательства.
В практике арбитражных судов и судов общей юрисдикции нередко возникали
дела по спорам, связанным с неисполнением или ненадлежащим исполнением
различных договоров: купли - продажи, поставки, подряда и т.п., которые
объединяла одна характерная черта: сторона, обязанная исполнить
обязательство (должник), ссылалась на то, что кредитор, требующий исполнения,
сам не исполнил свое обязательство, предусмотренное этим же договором.
Например, по договору поставки на покупателе лежала обязанность
предварительной оплаты подлежащих поставке товаров; по договору на
капитальное строительство заказчик должен был согласовать в установленном
порядке проектно - сметную документацию и передать ее подрядчику и т.п. В
подобных случаях суды могли руководствоваться только условиями договора,
поскольку какое-либо регулирование таких отношений отсутствовало. Нередко
спасали должников их доводы о невозможности исполнения обязательства,
возникшей вследствие неисполнения своих обязанностей контрагентом.
Действительно, как можно приступать к строительству объекта капитального
строительства, не располагая проектно - сметной документацией? Однако в
некоторых случаях, к примеру когда поставщик исполнял обязательство по
поставке товаров лишь частично, ссылаясь на то, что и покупатель оплатил
товары тоже не в полном объеме, легальных оснований к освобождению его от
ответственности не имелось.
Подобные проблемы теперь решаются на основе содержащихся в ГК
положений о встречном исполнении обязательства (ст. 328).
Встречным признается исполнение обязательства одной из сторон, которое в
соответствии с договором обусловлено исполнением обязательств другой
стороной, иными словами, встречное исполнение обязательства - такое
исполнение, которое должно производиться одной из сторон лишь после того,
когда другая сторона исполнила свое обязательство. Необходимым условием
признания встречного исполнения обязательства является то, что такая
обусловленность последовательности исполнения сторонами своих обязательств
должна быть прямо предусмотрена договором. Редакция соответствующего
условия договора может быть различной: положение об обусловленности
исполнения обязательств может быть выражено прямым указанием на то, что
исполнение обязательства осуществляется только после исполнения другой
стороной своего обязательства; возможен вариант, когда такая
последовательность исполнения сторонами своих обязательств очевидно следует
из иных условий договора; например: подрядчик приступает к выполнению работы
не позже чем через месяц после поступления от заказчика суммы авансового
платежа на расчетный счет подрядчика; отгрузка товаров продавцом
производится в течение десяти дней со дня уплаты покупателем цены товара и
т.п. Во всяком случае договор должен содержать условие, из содержания которого
явно следует, что исполнение обязательства производится после того, как другая
сторона исполнит свое обязательство.
Права стороны, осуществляющей встречное исполнение обязательства,
поставлены в зависимость от действий другой стороны по исполнению своего
обязательства.
Если обязательство не исполнено (даже частично), к примеру покупатель,
обязанный уплатить цену за товар в порядке предварительной оплаты, не
производит перечисления продавцу соответствующей суммы либо части суммы,
сторона, на которой лежит встречное исполнение (в данном случае - продавец),
имеет право по своему выбору либо приостановить исполнение своего
обязательства, либо отказаться от его исполнения и потребовать возмещения
убытков.
В случае же, когда обусловленное договором исполнение обязательства
контрагентом предоставлено, но не в полном объеме, сторона, на которой лежит
встречное исполнение, может также реализовать свое право на приостановление
исполнения либо отказ от исполнения своего обязательства, но только в части,
пропорциональной обязательству, не исполненному другой стороной. Например,
если покупатель, на котором лежит обязанность предварительной оплаты партии
однородных товаров, уплатил продавцу лишь половину цены, продавец обязан
передать ему половину от количества товаров, предусмотренных договором, и
только в отношении оставшейся части товаров продавец вправе приостановить их
передачу покупателю либо отказаться от исполнения договора.
Данное положение не может применяться, если законом или договором
предусмотрено иное. Очевидно, что частичный отказ от исполнения договора или
частичное приостановление встречного исполнения невозможны в ситуациях,
когда предметом договора купли - продажи является индивидуально -
определенная либо неделимая вещь или по договору должна выполняться работа
(оказываться услуга), которая не может быть выполнена без обусловленного
исполнения обязательств другой стороной в полном объеме. В подобных
ситуациях договором может быть предусмотрено право стороны, на которой
лежит встречное исполнение, приостановить исполнение обязательства либо
отказаться от его исполнения в полном объеме. Могут быть также применены
правила о просрочке кредитора (ст. 406 ГК).
Сторона, не получившая от другой стороны обусловленного исполнения, но
тем не менее осуществляющая встречное исполнение своего обязательства,
вправе потребовать от другой стороны исполнить ее обязательство. И это
правило применяется, если договором или законом не предусмотрено иное.
Обращает на себя внимание распространение законодателем норм о
встречном исполнении обязательства применительно к самым разным ситуациям,
возникающим при неисполнении или ненадлежащем исполнении различных видов
договорных обязательств, в том числе и при отсутствии условий, необходимых
для квалификации соответствующих правоотношений в качестве встречного
исполнения обязательства по общим правилам, предусмотренным ст. 328 ГК.
К примеру, в соответствии с п. 2 ст. 487 ГК в случае неисполнения

<< Предыдущая

стр. 95
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>