<< Предыдущая

стр. 97
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

у него возникло в связи с тем, что должником допущено нарушение
обязательства, не только к самому должнику, но и к другому лицу, не
являющемуся стороной в этом обязательстве. Речь идет о несколько
усложненной, по сравнению с обычной, конструкции ответственности за
неисполнение или ненадлежащее исполнение гражданско - правового
обязательства, которая именуется субсидиарной ответственностью. Практический
смысл норм такого рода ответственности (ст. 399 ГК) состоит в более надежной
защите прав и законных интересов кредиторов.
Субсидиарная ответственность, т.е. ответственность дополнительно к
ответственности другого лица - основного должника, применяется во многих
случаях, предусмотренных законодательством. В частности, в соответствии с
положениями, содержащимися непосредственно в ГК, субсидиарную
ответственность несут: учредители (участники), собственники имущества
юридического лица или другие лица, которые имеют право давать обязательные
для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность
определять его действия, если несостоятельность (банкротство) юридического
лица вызвана указанными лицами (п. 3 ст. 56); участники полного товарищества
(п. 1 ст. 75); участники общества с дополнительной ответственностью в кратном
размере к стоимости их вкладов в уставный капитал (п. 1 ст. 95); основное
хозяйственное общество или товарищество по долгам дочернего общества в
случае его несостоятельности (п. 2 ст. 105); члены производственного
кооператива по обязательствам кооператива (п. 2 ст. 107); Российская Федерация
по обязательствам казенного предприятия при недостаточности его имущества (п.
5 ст. 115); члены потребительского кооператива по его обязательствам в
пределах невнесенной части дополнительного взноса для покрытия убытков
кооператива каждым из членов кооператива (п. 4 ст. 116); собственник имущества
учреждения по его долгам при недостаточности денежных средств, находящихся в
распоряжении учреждения (п. 2 ст. 120); члены ассоциации (союза) по ее
обязательствам в размере и в порядке, предусмотренных учредительными
документами ассоциации (п. 4 ст. 121), и некоторые другие.
Необходимым условием применения субсидиарной ответственности
является предварительное обращение с соответствующим требованием к
основному должнику, нарушившему обязательство. Отказ основного должника от
удовлетворения этого требования либо неполучение от него ответа дают
основание кредитору предъявить соответствующее требование лицу, на которое
возложена субсидиарная ответственность. Данное положение в корне меняет
подход к субсидиарной ответственности и значительно расширяет возможности
по ее применению.
В ранее действовавшем (до ГК 1994 г.) законодательстве отсутствовало
подобное положение, определяющее условия, при которых кредитор получал
возможность обращаться к лицу, несущему субсидиарную ответственность, и в то
же время имелись нормы, обязывающие кредитора предъявить свое требование
сначала основному должнику (п. 3 ст. 67 Основ гражданского законодательства).
Применение указанных норм в сочетании с принципом ответственности
юридического лица всем своим имуществом (имеется в виду основной должник)
по сути лишало кредитора возможности предъявить свои требования лицу,
несущему субсидиарную ответственность, в том числе, к примеру, к гаранту
(поручителю) по договору поручительства в случае неисполнения должником
обеспеченного обязательства.
Положения, содержащиеся в ГК, устранили неоправданные препятствия в
применении норм о субсидиарной ответственности.
От субсидиарной ответственности необходимо отличать ответственность
должника за действия третьих лиц. ГК (ст. 313) предусмотрено, что исполнение
обязательства может быть возложено должником на третье лицо, если из закона,
иных правовых актов, условий обязательства или его существа не вытекает
обязанность должника исполнить обязательство лично. В этом случае кредитор
обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом. По
общему правилу за нарушение обязательства, исполнение которого возложено
должником на третье лицо, перед кредитором отвечает должник (ст. 403 ГК).
Например, исполнение обязательств по поставке продукции покупателю
может быть возложено поставщиком на изготовителя товаров. В свою очередь,
обязательство по оплате поставленных товаров может быть возложено
покупателем на получателя этих товаров. Однако ответственность за просрочку
поставки или недопоставку товаров перед покупателем должен нести не
изготовитель, а поставщик; ответственность за несвоевременную и неполную
оплату поставленных товаров несет не их получатель (плательщик), а покупатель
по договору поставки.
По договору подряда подрядчик вправе привлечь к исполнению договора
других лиц (субподрядчиков). В этом случае подрядчик выступает перед
заказчиком в качестве генерального подрядчика, а перед субподрядчиком - в
качестве заказчика. Ответственность перед заказчиком за результаты работы
субподрядчика возлагается на генерального подрядчика.
Непосредственная ответственность третьих лиц, осуществляющих
исполнение обязательства должника, перед кредитором возможна только в
случаях, установленных законом. К примеру, в положении третьего лица, на
которое возложена ответственность за ненадлежащее исполнение обязательств
продавца по договору розничной купли - продажи, может оказаться изготовитель
товара ненадлежащего качества. Покупатель (потребитель) товара вправе
предъявить изготовителю требования о безвозмездном устранении недостатков
или возмещении своих расходов по их устранению либо о замене товара на товар
надлежащего качества (см. п. 3 ст. 18 Закона Российской Федерации "О защите
прав потребителей") <*>.
--------------------------------
<*> Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской
Федерации. 1992. N 15. Ст. 766.

При рассмотрении различных примеров ответственности за неисполнение
или ненадлежащее исполнение договорного обязательства, исполнение которого
возложено должником на третье лицо, особого внимания заслуживают
предусмотренные новым Гражданским кодексом нормы об ответственности
банков за неисполнение или ненадлежащее исполнение платежного поручения.
Не секрет, что серьезный разговор об ответственности банков за нарушения
правил совершения расчетных операций можно вести лишь в том случае, если
признать, что за указанные нарушения банки должны нести ответственность в
форме полного возмещения убытков, включая как прямые расходы плательщиков
- клиентов банков, вызванные этим нарушением, так и их упущенную выгоду.
Именно об этом говорит Кодекс, устанавливая норму, согласно которой в случае
неисполнения или ненадлежащего исполнения поручения клиента банк несет
ответственность по основаниям и в размерах, которые предусмотрены главой 25
ГК (п. 1 ст. 866). Это означает, что в случае неисполнения или ненадлежащего
исполнения платежного поручения клиента банк, выступающий в роли должника
по обязательству, возникшему из этого поручения, обязан возместить клиенту
(кредитору) причиненные этим убытки, определяемые в соответствии с
правилами, предусмотренными ст. 15 Кодекса (ст. 393). Как известно, согласно ст.
15 ГК под убытками разумеются расходы, которые лицо, чье право нарушено,
произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права,
утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные
доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского
оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Следует отметить, что и раньше, до введения в действие части второй ГК
РФ, арбитражно - судебная практика исходила из того, что в случае, когда клиент
дал поручение банку о перечислении средств на счет другой организации, но
последней эти средства своевременно не поступили, клиент был вправе
требовать от этого банка возмещения убытков, понесенных им из-за
несвоевременного поступления средств на счет другой организации. Проблема же
заключается в другом: во многих случаях задержки расчетов виновной стороной
оказывался не банк, непосредственно обслуживающий клиента, давшего
платежное поручение, а другие банки, привлеченные для исполнения этого
поручения (к примеру, расчетно - кассовые центры Банка России). В то же время
плательщик был лишен возможности предъявить требование о возмещении
убытков к банку, виновному в задержке расчетов, поскольку не имел с ним
договорных отношений банковского счета.
При разрешении соответствующих споров арбитражные суды принимали во
внимание, что банки, привлекаемые к исполнению платежного поручения, как
правило, состояли с банком, обслуживающим клиента, в договорных отношениях
корреспондентского счета. В соответствии со ст. 62 Основ 1991 г., а затем и ст.
313 действующего ГК исполнение обязательства, возникшего из договора, могло
быть возложено в целом или в части на третье лицо (в нашем случае - банк,
привлеченный к исполнению поручения). Однако ответственность за нарушение
обязательства третьим лицом в этом случае возлагается на должника в
обязательстве (т.е. банк, обслуживающий плательщика), если законом не
установлено, что ответственность несет являющееся непосредственным
исполнителем третье лицо (ст. 403).
Следовательно, если плательщик (клиент банка) доказывал в арбитражном
суде, что он понес убытки из-за задержки зачисления денежных средств на
указанный им в платежном поручении счет получателя денежных средств, убытки
взыскивались с обслуживающего его банка - контрагента по договору банковского
счета, независимо от того, что этот коммерческий банк не допускал задержки
расчетов. Правда, другой банк, допустивший нарушение, мог быть привлечен по
ходатайству истца или ответчика к участию в деле в качестве третьего лица на
стороне ответчика. В этом случае банк, обслуживающий клиента, был вправе
заявить к виновному банку регрессный иск, который мог быть удовлетворен
арбитражным судом в том же заседании суда.
Арбитражно - судебная практика выявила неэффективность такой структуры
ответственности, которая усложняла процедуру доведения ответственности до
виновного лица и не учитывала рост убытков, причиняемых участникам
соответствующей операции по переводу денежных средств, в связи с
дополнительными судебными расходами, а также инфляционными процессами.
Теперь же в случаях, когда неисполнение или ненадлежащее исполнение
платежного поручения имеет место в связи с нарушением правил совершения
расчетных операций банком, привлеченным для исполнения поручения
плательщика, ответственность может быть возложена судом непосредственно на
виновный банк (п. 2 ст. 866). Данная норма может быть расценена как
предусмотренное законом положение, допускающее, что ответственность несет
являющееся непосредственным исполнителем обязательства третье лицо. И в
этом смысле указанная норма полностью корреспондирует положениям,
содержащимся в ст. 403 ГК.

2. Формы договорной ответственности

В отношении форм (мер) гражданско - правовой, и в частности договорной,
ответственности, т.е. форм выражения неблагоприятных последствий в
имущественной сфере нарушителя, которые являются следствием допущенного
им правонарушения, в юридической литературе высказаны позиции, которые не
отличаются определенностью. Приведем наиболее характерные из них.
О.С. Иоффе считает, что к мерам ответственности за нарушение
обязательства относятся не только возмещение убытков и уплата неустойки, но и
"потеря задатка и различные санкции, применяемые в обязательствах отдельных
видов. Например, если в отношениях по поставке вначале должен быть отправлен
товар, а уж затем он оплачивается (акцептная форма расчетов), то при
неисправности покупателя поставщик может потребовать, чтобы тот вначале
выделил необходимую для платежа денежную сумму, и лишь после этого в его
адрес будет отгружен товар (аккредитивная форма расчетов). Эта санкция
воплощает меру ответственности, лишая покупателя права требовать отгрузки
товара до обеспечения его уплаты" <*>. Аналогичной точки зрения
придерживается и О.Н. Садиков <**>.
--------------------------------
<*> Иоффе О.С. Обязательственное право. С. 98 - 99.
<**> См.: Садиков О.Н. Имущественные санкции в хозяйственных договорах //
Сов. гос-во и право. 1957. N 4. С. 51.
По мнению Н.Д. Егорова, в гражданском законодательстве имеются
различные формы ответственности: ответственность может наступать "в форме
возмещения убытков (ст. 15 ГК), уплаты неустойки (ст. 330 ГК), потери задатка (ст.
381 ГК) и т.д. Среди этих форм гражданско - правовой ответственности особое
место занимает возмещение убытков... Поскольку возмещение убытков можно
применять во всех случаях нарушения гражданских прав, за некоторыми
исключениями, предусмотренными законом или договором, эту форму гражданско
- правовой ответственности называют общей мерой гражданско - правовой
ответственности. Другие же формы гражданско - правовой ответственности
именуются специальными мерами гражданско - правовой ответственности, так как
они применяются лишь в случаях, специально предусмотренных законом или
договором для соответствующего вида гражданского правонарушения" <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право: Учебник. Ч. 1 / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П.
Сергеева. С. 481 - 482.

К сожалению, Н.Д. Егоров, оставляя открытым перечень форм гражданско -
правовой ответственности, не приводит примеров иных форм ответственности за
пределами возмещения убытков, уплаты неустойки и потери задатка.
Более категоричен Б.И. Пугинский, который полагает, что меры
имущественной ответственности "могут быть подразделены на: 1) возмещение
убытков; 2) неустойку (штраф, пеню); 3) меры конфискационного характера; 4)
отдельные нетипичные меры ответственности" <*>. При этом к мерам
ответственности конфискационного характера (конфискационным санкциям) Б.И.
Пугинский относит: конфискацию (ст. 149, 395 ГК РСФСР 1964 г.); имущественную
санкцию в виде обращения в доход государства полученного или причитавшегося
по сделке, совершенной с целью, заведомо противной интересам государства и
общества (ст. 49 ГК РСФСР 1964 г.); безвозмездное изъятие бесхозяйственно
содержащегося имущества (ст. 141, 142 ГК РСФСР 1964 г.) и некоторые другие. В
качестве примера нетипичных мер имущественной ответственности приводятся
"обязанность стороны, неосновательно пользовавшейся чужими денежными
средствами (иногда - имуществом), уплатить другой стороне проценты за все
время пользования", а также обязанность транспортной организации в случае
использования для своих нужд грузов, принятых к перевозке, возместить
стоимость груза в двойном размере <**>.
--------------------------------
<*> Пугинский Б.И. Гражданско - правовые средства в хозяйственной
деятельности. С. 137.
<**> См. там же. С. 140.

Как видно, все изложенные позиции объединяет одна общая черта: к числу
форм (мер) гражданско - правовой ответственности бесспорно относятся
возмещение убытков и взыскание (уплата) неустойки. Что касается иных санкций,
применяемых за нарушения отдельных видов обязательств, то вряд ли
целесообразно, как это делают О.С. Иоффе и О.Н. Садиков, искать примеры,
позволяющие причислить их к мерам гражданско - правовой ответственности. Тем
более что ситуация, которая ими описывается в качестве применения
имущественной ответственности (перевод покупателя с акцептной на
аккредитивную форму расчетов), на самом деле таковой не является, поскольку в
результате покупатель будет обязан уплатить ту же денежную сумму за ту же
партию товаров, т.е. исполнить обязательство. В данном случае мы имеем дело с
применением меры оперативного воздействия в виде одностороннего изменения
поставщиком условия договора о порядке расчетов за поставленные товары.
Ранее такая возможность содержалась в Положениях о поставках продукции и
товаров, в настоящее время такое право может быть реализовано поставщиком,
если оно предоставлено ему договором.
На наш взгляд, нет никаких оснований выделять в качестве самостоятельной
меры имущественной ответственности потерю задатка, хотя такой подход для
нашей доктрины стал уже традиционным. В тексте всех гражданских кодексов
имелись соответствующие нормы. Действующий ГК также включает в себя
положения о потере задатка стороной, нарушившей обязательство: в
соответствии со ст. 381 при прекращении обязательства до начала его
исполнения по соглашению сторон либо вследствие невозможности исполнения
(ст. 416) задаток должен быть возвращен. Если за неисполнение договора
ответственна сторона, получившая задаток, она обязана уплатить другой стороне
двойную сумму задатка. Сверх того, сторона, ответственная за неисполнение
договора, обязана возместить другой стороне убытки с зачетом суммы задатка,
если в договоре не предусмотрено иное.
Любопытно, что при обсуждении редакции проекта Гражданского Уложения
России (ГУ) в Редакционной комиссии возникла дискуссия в отношении нормы о
потере задатка, включенной в статью, аналогичную по содержанию ст. 381
действующего сегодня ГК (ст. 1594 проекта ГУ). Как отмечается в материалах
Редакционной комиссии, было высказано мнение, что совершенно неправильно
присваивать задатку значение законной неустойки, ибо цель задатка - служить
доказательством заключения договора, а не обеспечивать его исполнение,
поэтому предлагалось исключить из проекта положение о потере задатка или
возврате его двойной стоимости. Однако в ходе дискуссии победила другая точка
зрения, согласно которой "если исходить из намерения договорившихся сторон
обеспечить задатком исполнение договора, то необходимо придать задатку
значение штрафа, упадающего на виновную сторону. Отсюда следует, что если в
неисполнении договора виновна сторона, получившая задаток, то справедливо,
чтобы она обязана была возвратить полученный задаток в двойном размере...
рядом с потерей отданного задатка или возвращением в двойном размере
полученного сохраняется обязанность виновной стороны возместить другой
стороне понесенные ею вследствие неисполнения договора убытки, причем
представляется практичным и справедливым придать задатку значение наперед
определенного наименьшего размера убытков, подлежащих уплате виновною
стороною". При этом Редакционная комиссия исходила из того, что спорная
норма, придавая задатку значение минимального, определенного сторонами
размера убытков, является для сторон существенным облегчением, возлагая на

<< Предыдущая

стр. 97
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>