<< Предыдущая

стр. 98
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

них трудную обязанность доказывать понесенные ими убытки при неисполнении
договора, заключенного с выдачей задатка, только в том случае, если они желают
получить вознаграждение в размере свыше суммы задатка" <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское Уложение: Проект. Том второй. С. 197 - 198.

Следовательно, по мнению Редакционной комиссии по составлению проекта
ГУ, потеря задатка, так же как и обязанность уплатить двойную сумму задатка,
является штрафом (законной неустойкой). На наш взгляд, и сегодня нет никаких
оснований отступать от этой позиции.
Что касается отнесения к числу самостоятельных мер имущественной
ответственности т.н. "конфискационных санкций", то представляется, что
применение подобных мер выходит за пределы ответственности по гражданско -
правовому обязательству, т.к. является ответственностью участников
имущественного оборота не перед потерпевшей стороной, а перед государством
за нарушение требований публичного порядка.
Таким образом, формами гражданско - правовой ответственности по
гражданско - правовому обязательству могут быть признаны лишь возмещение
убытков и взыскание неустойки. Кроме того, по денежному обязательству
взыскание неустойки заменяется другой самостоятельной формой
ответственности - взиманием процентов годовых за неисполнение (просрочку
исполнения) денежного обязательства (ст. 395 ГК).

Возмещение убытков

Общей формой ответственности по договорным обязательствам является
возмещение убытков. Об этом свидетельствует, в частности, норма,
содержащаяся в п. 1 ст. 393 ГК: "Должник обязан возместить кредитору убытки,
причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнение обязательства".
Этим возмещение убытков отличается от иных мер имущественной
ответственности, которые применяются лишь в случаях, предусмотренных
законом или договором.
Понятие "убытки", употребляемое в гражданском праве, несколько
отличается от аналогичного понятия, которым оперирует экономическая наука и
реальная хозяйственная практика. На это обращал внимание, в частности, В.И.
Кофман, отмечая, что убытки как экономическая категория не обязательно
возникают в результате правонарушения <*>, в то время как в качестве категории
юридической убытки представляют собой вызываемые неправомерным
поведением отрицательные последствия в имущественной сфере потерпевшего
<**>.
--------------------------------
<*> См.: Советское гражданское право. Т. 1. М.: Высшая школа, 1968. С. 484.
<**> См., например: Иоффе О.С. Обязательственное право. С. 100.

Понятие "убытки" необходимо отличать от категорий "вред" и "ущерб",
обычно употребляемых, во-первых, для обозначения одного из условий
гражданско - правовой ответственности либо одного из элементов состава
гражданского правонарушения и, во-вторых, при анализе правоотношений,
связанных с деликтными обязательствами.
В юридической науке встречается определение убытков как денежной оценки
того ущерба, который причинен неправомерными действиями одного лица
имуществу другого <*>. Это определение не вызывает возражений применительно
к ситуациям, когда, например, убытки представляют собой утрату кредитором
имущества в результате неисполнения должником договорного обязательства.
Однако им не охватываются случаи, когда нарушение должником договорного
обязательства не причинило ущерб имуществу кредитора, но лишило его
возможности получить доходы, на которые он рассчитывал.
--------------------------------
<*> См., например: Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об
обязательстве. М., 1950. С. 365.

Напротив, Н.С. Малеин под вредом, причиненным неисполнением
обязательства, предлагает понимать "нарушение имущественного интереса,
выраженное в денежной форме, форме убытков" <*>. При таком подходе понятия
"вред" и "убытки" отождествляются, но лишь постольку, поскольку вред может
быть выражен в денежной оценке. В целом же понятие вреда, в том числе и не
поддающегося денежной оценке, оказывается шире понятия убытков.
--------------------------------
<*> Малеин Н.С. Имущественная ответственность в хозяйственных
отношениях. М., 1968. С. 91.

Правильным представляется утверждение О.С. Иоффе о том, что "убытки -
самостоятельное понятие по отношению к понятию вреда, применяется ли
последнее в вещественном или социальном смысле" <*>. Поэтому
представляется ошибочным определять убытки через категорию вреда (ущерба).
--------------------------------
<*> Иоффе О.С. Указ. соч. С. 100.

Следует, однако, учитывать, что во многих документах, определяющих
принципы договоров, а также регламентирующих ответственность за нарушение
договорных обязательств, не всегда строго выдерживается дифференциация
понятий "убытки", "вред", "ущерб", которые зачастую употребляются как синонимы
либо как термины, дополняющие друг друга. Поэтому всякий раз необходимо
выяснять истинный смысл употребления того или иного понятия, если, конечно
же, это имеет какое-либо правовое значение.
Например, согласно ст. 7.4.1 Принципов международных коммерческих
договоров УНИДРУА <*> (официальный перевод на русский язык) любое
неисполнение дает потерпевшей стороне право на возмещение убытков либо
исключительно, либо в сочетании с любыми другими средствами правовой
защиты, кроме случаев, когда в соответствии с настоящими Принципами
ответственность за неисполнение не наступает. Текст данного принципа, а также
официального к нему комментария свидетельствует о том, что здесь речь идет
именно о праве на возмещение убытков (right to damages). Однако далее (ст.
7.4.2) говорится о том, что потерпевшая сторона имеет право на полную
компенсацию ущерба (full compensation for harm), хотя текст указанной статьи не
дает возможности усомниться в том, что и в данном случае речь идет именно о
возмещении убытков: "Такой ущерб, - говорится в Комментарии, - включает
любые понесенные стороной потери и всякую выгоду, которой она лишилась,
учитывая любую выгоду потерпевшей стороны, полученную ею в результате того,
что она избежала расходов или ущерба". В некоторых других статьях Принципов
мы вновь встречаемся с термином "убытки". Например, в соответствии со ст.
7.4.11 убытки должны быть выплачены единовременно в полной сумме (damages
are to be paid in a lump sum); в ст. 7.4.12 говорится о валюте исчисления убытков
(currency in which to assess damages) и т.д.
--------------------------------
<*> Принципы международных коммерческих договоров / Пер. с англ. А.С.
Комарова. М.: Международный центр финансово - экономического развития, 1996.
С. 223 - 248.

Четкое разграничение понятий "убытки" и "ущерб" присуще Гражданскому
кодексу Российской Федерации. Как известно, реальный ущерб рассматривается
как одна из составных частей убытков. В каком-либо ином значении понятие
"ущерб" в Кодексе практически не используется.
Что касается понятия "вред", то сфера его применения ограничивается
нормами о деликтных обязательствах. Если же речь идет о вреде как условии
ответственности, то Кодекс предпочитает говорить о последствиях нарушения
обязательства (см., например, ст. 333).
Традиционным для российского гражданского права является принцип
полного возмещения убытков. Ныне этот принцип выражен формулой,
содержащейся в ст. 15 ГК: "Лицо, право которого нарушено, может требовать
полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не
предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере". При этом под убытками
разумеются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно
будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или
повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы,
которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если
бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Применение принципа полного возмещения убытков диктуется
необходимостью восстановить права потерпевшей стороны в обязательстве. О.С.
Иоффе, отмечая значение принципа полного возмещения убытков по
обязательствам, подчеркивал, что, только руководствуясь им, можно
восстановить положение, которое существовало на момент правонарушения;
только благодаря этому принципу обеспечивается всесторонняя охрана
интересов тех, кто терпит убытки от неисправности своих контрагентов; только
следуя ему, наступившие убытки удается целиком отнести на счет их причинителя
<*>.
--------------------------------
<*> См.: Иоффе О.С. Указ. соч. С. 103.

Вместе с тем в юридической литературе советского периода высказывались
и точки зрения, обосновывающие необходимость отказа от последовательного
применения принципа полного возмещения убытков. К примеру, А.В. Венедиктов
выступал против возмещения неполученных доходов (плановой прибыли)
применительно к плановым обязательствам, полагая, что на "балансе
пострадавшего от неисполнения договора предприятия появилась бы известная
сумма накоплений, отражающих не действительные - реальные - достижения
данной отрасли или участка народного хозяйства, а лишь результат применения
договорных санкций - при отсутствии действительного накопления в
социалистическом хозяйстве" <*>.
--------------------------------
<*> Венедиктов А.В. Договорная дисциплина в промышленности. Л., 1935. С.
114.

Подчеркнем, что в условиях централизованной плановой экономики такой
подход не был лишен смысла. Однако и в тех условиях О.С. Иоффе, оспаривая
правильность выводов А.В. Венедиктова, отмечал: "То, что в текущем
производственном цикле является плановой прибылью, в будущем
производственном цикле становится оборотными средствами... И если для
ликвидации прорыва в оборотных средствах необходимо возмещать
положительный ущерб в имуществе, то по тем же основаниям должна
возмещаться и неполученная прибыль" <*>.
--------------------------------
<*> Иоффе О.С. Указ. соч. С. 104.

С другой стороны, другие авторы, например Н.С. Малеин, выступали за отказ
от любых ограничений принципа полного возмещения убытков в сфере
хозяйственной деятельности, включая транспортные и некоторые другие
правоотношения <*>.
--------------------------------
<*> Малеин Н.С. Указ. соч. С. 97 - 117.

И все же, несмотря на преобладавшую в юридической литературе точку
зрения о действии принципа полного возмещения убытков в гражданских
правоотношениях, ни действовавшим тогда законодательством, ни реальной
судебной практикой применение данного принципа в полном объеме не
обеспечивалось.
В силу ст. 219 ГК 1964 г. под реальным ущербом понимались расходы,
произведенные кредитором, утрата или повреждение его имущества. Как видим, в
составе реального ущерба отсутствуют расходы кредитора, которые последний
должен будет понести для восстановления нарушенного права, хотя к этому
выводу можно было бы прийти и путем толкования соответствующей нормы, не
содержащей и указания на то, что речь идет только о фактически понесенных
кредитором расходах. Тем не менее арбитражно - судебная практика пошла по
другому пути. В инструктивных указаниях Госарбитража СССР от 23 сентября
1974 г. N И-1-33 (п. 2) под произведенными истцом расходами предлагалось
понимать расходы, фактически понесенные им на день предъявления претензии.
Расходы, которые он может понести или понесет в будущем, не подлежали
взысканию по данному исковому требованию. Однако истец не лишен права
предъявить иск о взыскании этих убытков в последующем, после того как он их
фактически понесет <*>.
--------------------------------
<*> Систематизированный сборник инструктивных указаний Госарбитража. С.
84.

Вторым обстоятельством, ограничивающим применение принципа полного
возмещения убытков (в части реального ущерба), являлось то, что возмещению
подлежали лишь те расходы кредитора, которые не выходили за рамки
утвержденных плановых нормативов. В одном из инструктивных указаний
Госарбитража СССР (от 29 марта 1962 г. N И-1-9) содержалось разъяснение, в
соответствии с которым размер расходов покупателя по устранению недостатков
в продукции и товарах (в которые также входят цеховые и общезаводские
расходы) определяется фактическими затратами, если они не превышают
плановой калькуляции, а при превышении ее - по плановой калькуляции <*>.
--------------------------------
<*> Систематизированный сборник инструктивных указаний Госарбитража. С.
116.

Что же касается другой части убытков - неполученных доходов, то и их
размер был предопределен плановыми показателями по прибыли. В частности,
практика как государственных арбитражей, так и судов общей юрисдикции не
считала препятствием для взыскания неполученной прибыли то, что предприятие,
несмотря на допущенное контрагентом нарушение, все же выполнило план по
прибыли за соответствующий период времени, к примеру, за счет
перевыполнения производственного плана по другим видам продукции <*>.
--------------------------------
<*> Систематизированный сборник инструктивных указаний Госарбитража. С.
91; см. также: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1973. N 4. С. 13.

В отношении кредиторов - граждан неполученные доходы включали лишь
доходы, которые по своему характеру могли быть отнесены к числу "трудовых".
Например, доходы в виде неполученной платы за дачные помещения могли быть
взысканы лишь в пределах надлежаще утвержденных ставок <*>.
--------------------------------
<*> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР. М., 1982. С. 265.

Если же при ответе на вопрос о том, что же означает в гражданском праве
принцип полного возмещения убытков, причиненных нарушением обязательства,
абстрагироваться от плановой калькуляции, централизованно установленных
ставок, плановой прибыли и других явлений, присущих советскому периоду, и
обратиться к отечественной дореволюционной науке гражданского права, то мы
должны будем ограничиться довольно простой и емкой формулой,
характеризующей принцип полного возмещения убытков. В материалах
Редакционной комиссии по составлению Гражданского Уложения России имеется
комментарий к ст. 1654 книги V проекта Гражданского Уложения,
предусматривающей, что "вознаграждение за убытки состоит в возмещении как
понесенного верителем ущерба в имуществе, так и той прибыли, какую веритель
мог бы получить в обыкновенном порядке вещей, если бы обязательство было
надлежащим образом исполнено". В Комментарии суть принципа полного
возмещения убытков выражена следующими словами: "Определение
вознаграждения, причитающегося верителю с должника за убытки, понесенные
вследствие неисполнения обязательства, имеет целью поставить верителя в то
имущественное положение, в каком он находился бы, если бы обязательство
было исполнено" <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское Уложение: Проект. Том второй. С. 249.

Итак, смысл возмещения убытков заключается в том, что в результате
имущество кредитора должно оказаться в том положении, в каком оно находилось
бы в случае, если бы должник исполнил обязательство надлежащим образом.
Реализация этой задачи, безусловно, требует возмещения кредитору как
реального ущерба, причиненного нарушением обязательства, так и упущенной
выгоды.
Очевиден, однако, и другой вывод: возмещение кредитору должно быть
адекватным, позволяющим поставить его в соответствующее положение. При
возмещении убытков кредитор не должен получить ничего лишнего, выходящего
за пределы необходимого, что позволяет восстановить его нарушенное право.
Данная проблема должна решаться путем детального регулирования порядка и
способов определения размера убытков и их доказывания. Этим целям
подчинены нормы ГК, регламентирующие цены на товары, работы и услуги,
используемые для исчисления убытков в привязке к месту и времени исполнения
обязательства (ст. 393); соотношение размера убытков и неустойки (ст. 394);
соотношение размера убытков и процентов за пользование чужими денежными
средствами (ст. 395).
Размер подлежащих возмещению убытков во многом зависит от того, какие
цены положены в основу расчета как реального ущерба, так и упущенной выгоды.
С учетом процесса инфляции применение цен, существовавших на день, когда
обязательство должно было быть исполнено, как это имело место ранее, до
введения в действие нового ГК, не обеспечивало бы полного возмещения
убытков, более того - в ряде случаев ставило бы должника, не исполнившего
обязательство, в более выгодное положение, нежели кредитора. Поэтому в

<< Предыдущая

стр. 98
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>