<< Предыдущая

стр. 99
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

качестве презумпции в п. 3 ст. 393 ГК установлено правило, в соответствии с
которым расчет убытков должен производиться исходя из цен, существовавших в
день добровольного удовлетворения должником требования кредитора либо в
день обращения кредитора в суд в случае неудовлетворения его требования
должником в добровольном порядке. Суду предоставлено право в зависимости от
обстоятельств конкретного спора, присуждая возмещение должником убытков,
исходить из цен, существующих в день вынесения решения. Данное правило
преследует цель обеспечить справедливое возмещение убытков, причиненных
нарушением обязательств. Правда, сторонам предоставлено право самим
определить в договоре, какие цены берутся во внимание при расчете убытков в
случае его нарушения. Иной порядок расчета убытков (в части используемых цен)
может быть установлен также законом или другим правовым актом.
Любопытно сравнить нормы, содержащиеся в ст. 393 действующего ГК, с
аналогичными (по предмету и целям регулирования) нормами ст. 1656 проекта
Гражданского Уложения, внесенного в Государственную думу 14 октября 1913 г.,
согласно которой "убытки определяются по тому месту и времени, где и когда
обязательство подлежало исполнению" <*>. Разница между названными
законоположениями заключается в том, что проект действующего ГК, в отличие от
проекта Гражданского Уложения, разрабатывался как Гражданский кодекс
переходного периода, неизбежным спутником которого является инфляция. Если
же иметь в виду стабильные рыночные условия, когда ценам на товары, работы и
услуги свойственно не только повышаться, но и понижаться, редакция ст. 1656
дореволюционного проекта Гражданского Уложения кажется предпочтительнее.
--------------------------------
<*> Герценберг В.Э., Перетерский И.С. Обязательственное право. Книга V
Гражданского Уложения: Проект. СПб., 1914. С. 20.

К сожалению, действующий Кодекс не содержит норм (помимо положений об
используемых ценах), детально регламентирующих порядок исчисления убытков.
Данный пробел компенсируется (в определенной степени) арбитражно - судебной
практикой.
В частности, в совместном Постановлении Пленумов Верховного Суда
Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от
1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части
первой Гражданского кодекса Российской Федерации" имеются разъяснения,
направленные на справедливое определение объема подлежащих возмещению
убытков при нарушении обязательств. В соответствии с п. 10 названного
Постановления при разрешении споров, связанных с возмещением убытков,
причиненных гражданам и юридическим лицам нарушением их прав, необходимо
иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически
понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо
должно будет произвести для восстановления нарушенного права.
Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть
подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых
могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков
товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за
нарушение обязательств, и т.п.
В п. 49 Постановления применительно к спорам, связанным с неисполнением
или ненадлежащим исполнением обязательств, разъясняется, что, если
нарушенное право может быть восстановлено кредитором в натуре путем
приобретения определенных вещей (товаров) или выполнения работ (оказания
услуг), стоимость соответствующих вещей (товаров), работ или услуг должна
определяться по правилам п. 3 ст. 393 ГК и в тех случаях, когда на момент
предъявления иска или вынесения решения фактические затраты кредитором
еще не произведены.
Что касается размера упущенной выгоды (неполученного дохода), то в
совместном Постановлении Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного
Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 арбитражным судам и судам общей юрисдикции
предложено определять его с учетом разумных затрат, которые кредитор должен
был понести, если бы обязательство было исполнено. В частности, по
требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных
недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер такого дохода должен
определяться исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной
договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости
недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно -
заготовительных расходов и других затрат, связанных с производством готовых
товаров.
Данные разъяснения, безусловно, будут способствовать формированию
справедливой арбитражно - судебной практики по разрешению споров, связанных
с возмещением убытков, причиненных нарушением договорных обязательств.
Вместе с тем очевидно, что в правовом регулировании анализируемых отношений
явно недостает общей нормы, определяющей пределы размера взыскиваемых
убытков. Такую роль в настоящее время призваны выполнять положения ГК об
обязательствах вследствие неосновательного обогащения. Согласно ст. 1102 ГК,
лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой
оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого
лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно
приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).
Очевидно, что кредитор, требующий от должника возмещения убытков,
вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением договорного
обязательства, в размере, далеко выходящем за пределы того, который
необходим, чтобы поставить кредитора в положение, в котором он находился бы,
будь обязательство исполнено должником надлежащим образом, может оказаться
в положении приобретателя по обязательству вследствие неосновательного
обогащения. Данное обстоятельство может служить для суда, рассматривающего
соответствующий спор, достаточным основанием для отказа кредитору в иске о
возмещении убытков в части, составляющей неосновательное обогащение.
Другая возможность, имеющаяся у суда в подобных ситуациях, - применение
положений, содержащихся в ст. 10 ГК, о злоупотреблении правом. Кредитор,
предъявляющий должнику требование о возмещении убытков в размере,
превышающем разумные пределы, может быть признан лицом,
злоупотребляющим правом (в соответствующей части). Это также может помочь
суду обеспечить возмещение убытков в справедливом размере.
Однако оба этих варианта требуют от суда, рассматривающего
соответствующий спор, тонкого анализа спорных правоотношений и весьма
серьезной мотивировки решения об отказе кредитору в возмещении части
убытков, поскольку такой отказ возможен лишь при обоснованности применения
иных, помимо гражданско - правовой ответственности, институтов гражданского
права: обязательства вследствие неосновательного обогащения и отказа в
судебной защите нарушенного права в связи с его злоупотреблением.
Ситуация могла бы значительно упроститься, если бы в гл. 25 ГК появилась
норма, аналогичная положению, предусмотренному ст. 7.4.2 Принципов
международных коммерческих договоров УНИДРУА, согласно которой:
"Потерпевшая сторона имеет право на полную компенсацию ущерба, возникшего
в результате неисполнения. Такой ущерб включает любые понесенные стороной
потери и всякую выгоду потерпевшей стороны, полученную ею в результате того,
что она избежала расходов или ущерба". В официальном комментарии к данной
статье указывается на то, что потерпевшая сторона не должна обогащаться
возмещением убытков при неисполнении. Именно поэтому предусмотрено, что
необходимо принимать во внимание любую выгоду, возникшую у потерпевшей
стороны в результате неисполнения, независимо от того, будет ли она в форме
расходов, которые она не понесла (например, ей не пришлось оплачивать
проживание в гостинице для артиста, который не явился), либо в виде расходов,
которых она избежала (например, в случае неисполнения того, что стало бы для
нее потерянной сделкой) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Принципы международных коммерческих договоров. С. 227.

Другой стороной проблемы справедливого возмещения убытков является
вопрос доказывания кредитором не только факта наличия убытков, вызванных
неисполнением или ненадлежащим исполнением должником обязательства, но и
их размера.
На первый взгляд вполне естественным является возложение бремени
доказывания как наличия убытков, так и их размера на кредитора,
предъявляющего должнику соответствующее требование о возмещении убытков.
Такой подход укоренился в арбитражно - судебной практике и в подавляющем
большинстве случаев является правильным.
В качестве примера подхода арбитражно - судебной практики к определению
состава и размера убытков, а также к их доказыванию можно привести два
разъяснения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, касающиеся
взыскания убытков в случаях, когда поставщик (продавец), получивший
предоплату от покупателя, не исполняет свои обязанности по передаче товаров, а
также возможности взыскания убытков в условиях инфляции. Следует, однако,
учитывать, что соответствующие разъяснения были даны Высшим Арбитражным
Судом Российской Федерации в период, когда еще не действовали нормы нового
Гражданского кодекса, поэтому они касаются применения аналогичных положений
Основ гражданского законодательства 1991 г., но сам подход к определению
размера убытков и способов их доказывания остается неизменным. Итак, вот эти
разъяснения.
Если покупатель (заказчик) в соответствии с заключенным договором
перечислил поставщику (изготовителю, продавцу) деньги как предоплату за
подлежащую поставке (продаже) продукцию (товары), то последний владеет и
пользуется ими на законных основаниях, однако при невыполнении поставщиком
(изготовителем, продавцом) предусмотренных договором обязательств он должен
немедленно или в установленные договором сроки возвратить полученные
средства кредитору.
Невыполнение обязательств по договору и невозврат полученных сумм
являются грубыми нарушениями договорно - расчетной дисциплины,
ущемляющими интересы кредитора, поскольку у него из оборота изымаются
денежные средства. Эти нарушения влекут за собой обязанность должника
возместить кредитору не только установленные санкции, но и понесенные убытки.
Уплаченные кредитором банку проценты за пользование кредитом являются
убытками для кредитора. Для взыскания этих убытков кредитор должен доказать,
что он понес их по вине ответчика. Если кредитор представляет такие
доказательства, а также доказательства о получении от банка под проценты
кредита, взятого для перечисления суммы поставщику (изготовителю, продавцу) в
виде предоплаты за подлежащую поставке (продаже) продукцию (товары), а
поставщик (изготовитель, продавец), получив эти суммы, не только не выполнил
обязательства, но и не возвратил денежные средства, с должника подлежат
взысканию в виде убытков уплаченные банку проценты, исчисляемые со дня
истечения сроков выполнения обязательств по договору или со дня, когда суммы,
согласно заключенному договору, должны быть возвращены, независимо от
срока, на который был взят кредит.
В том случае, когда по истечении срока возврата кредита кредитор платит
банку повышенный процент за пользование кредитом, он кроме вышеуказанных
доказательств должен представить документы, объясняющие причины
невозможности возвращения полученного кредита в установленный срок. При
представлении таких доказательств уплаченные банку повышенные проценты за
пользование кредитом подлежат взысканию с должника.
Уплаченные кредитором проценты за пользование кредитором со дня, когда
должник обязан был выполнить принятые по договору обязательства, могут быть
взысканы с должника, не выполнившего обязательства, только в случае
представления истцом документов, подтверждающих как причинную связь между
понесенными убытками и невыполнением обязательств, так и принятие
кредитором мер к предотвращению или уменьшению убытков.
Если в заключенном двумя коммерческими организациями договоре
предусмотрено, что должник, не выполнивший обязательства, возмещает
кредитору все проценты за пользование кредитом, взятым для перечисления
полученной суммы должнику, то кредитор в этом случае должен доказать только
уплату банку процентов и невыполнение должником обязательств <*>.
--------------------------------
<*> См.: Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1993.
N 1. С. 104.

И другое разъяснение. В соответствии с Основами гражданского
законодательства Союза ССР и республик лицо, право которого нарушено, может
требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если
законодательными актами или договором не предусмотрено иное.
Следовательно, должник, нарушивший свои обязательства по договору, должен
возместить кредитору фактически понесенные последним убытки.
Для взыскания понесенных убытков, в том числе и в условиях инфляции,
истец в соответствии с Арбитражным процессуальным кодексом Российской
Федерации должен представить доказательства, подтверждающие: а) нарушение
ответчиком принятых по договору обязательств; б) причинную связь между
понесенными убытками и неисполнением или ненадлежащим исполнением
обязательств; в) размер убытков (реальных и упущенной выгоды), возникших у
истца в связи с нарушением ответчиком своих обязательств.
Если наступление правовых последствий нарушения зависит от вины,
виновность нарушителя предполагается, поскольку не доказано иное (т.е. его
невиновность). Поэтому ответчик должен доказать отсутствие своей вины как в
нарушении обязательств по договору, так и в причинении истцу убытков.
Действующее законодательство не предусматривает обязанность должника
возмещать кредитору убытки, вызванные инфляцией, но не связанные с
невыполнением обязательств по договору.
Если истец представит доказательства, подтверждающие, что понесенные
им убытки причинены невыполнением или ненадлежащим выполнением
ответчиком обязательств и что он принял все меры к предотвращению этих
убытков или уменьшению их размера, фактически понесенные на день
предъявления иска убытки подлежат возмещению. При этом следует учитывать
фактический размер убытков, исчисленный по примененным истцом ценам и
тарифам, действующим в условиях инфляции <*>.
--------------------------------
<*> См.: Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1993.
N 11. С. 185.

Данные разъяснения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не
вызывают возражений, но оставляют открытым один вопрос: как должен
поступить суд в ситуации, когда факт нарушения должником обязательства и
вследствие этого причинения кредитору убытков не вызывает сомнения, но
размер убытков, требование о взыскании которых предъявлено кредитором, не
подтвержден надлежащими доказательствами? Ответ на этот вопрос (опять же на
первый взгляд) представляется однозначным: коль бремя доказывания размера
причиненных убытков возложено на кредитора, отсутствие надлежащих
доказательств, подтверждающих объем заявленных требований, является
основанием к отказу в иске.
Вместе с тем представляется, что такой ответ на вопрос о судьбе требований
о возмещении убытков, не доказанных по размеру, слишком упрощает ситуацию и
не учитывает всего многообразия вариантов, возникающих на практике.
Любопытно, что эту проблему видели и оценивали дореволюционные российские
правоведы. В материалах Редакционной комиссии по составлению Гражданского
Уложения имеются интересные рассуждения на этот счет. Там отмечается, что
современный авторам проекта процесс об убытках страдает тем существенным
недостатком, что суды лишены права определять размер вознаграждения по
своему усмотрению и могут присуждать лишь такие убытки, цифры которых
вполне доказаны. Между тем для истца доказать в точных цифрах размер убытков
представляется в большинстве случаев невозможным, и суды, несмотря на
доказанность самого права на вознаграждение, на несомненное существование
убытков, отказывают в иске лишь по недоказанности точной цифры убытков.
Подобная несправедливость в отношении лиц, потерпевших убытки,
равняющаяся в сущности отказу им в правосудии, должна быть устранена
предоставлением суду права определять размер убытков по своему усмотрению.
Разумеется само собою, что усмотрение суда не должно быть произвольным: суд
обязан установить размер убытков по соображениям всех обстоятельств дела
<*>.
--------------------------------
<*> См.: Гражданское Уложение: Проект. Том второй. С. 251.

Данные рассуждения послужили основанием для включения в книгу V
"Обязательственное право" проекта Гражданского Уложения нормы следующего
содержания: "Если установление размера вознаграждения за убытки... по
свойству требования не может быть подчинено общему правилу о подтверждении
иска доказательствами, то вознаграждение может быть назначено судом по
справедливому усмотрению, основанному на соображении всех обстоятельств
дела" (ст. 1657) <*>.
--------------------------------
<*> Герценберг В.Э., Перетерский И.С. Обязательственное право. С. 20.

Если же говорить о современных аналогах, то похожее правило (более
общее по содержанию) можно обнаружить и в Принципах международных
коммерческих договоров. В соответствии со ст. 7.4.3 (п. 3) Принципов, "если
размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности,
определение их размера осуществляется по усмотрению суда". В официальном
комментарии указывается, что требование достоверности относится не только к
существованию ущерба, но и к его размеру. Возможен ущерб, существование
которого не подлежит сомнению, но его трудно установить в количественном
отношении. Поэтому, если сумма убытков не может быть установлена с
достаточной степенью достоверности (определенности), "суд, вместо того, чтобы
отказать в возмещении или присудить возмещение номинальных убытков, вправе
определить справедливый размер понесенного ущерба" <*>.
--------------------------------

<< Предыдущая

стр. 99
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>