<< Предыдущая

стр. 101
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

счет ограничения, указанные в договоре, юридической силы не имеют. Примером относящихся
к хранению специальных мер, такого же публичного характера, могут служить те, которые
предусмотрены в Положении о порядке хранения арестованного и изъятого имущества,
утвержденном Постановлением Правительства от 7 июля 1998 г. Хранитель обязан принимать
меры, обеспечивающие сохранность свойств, признаков и стоимости соответствующего
имущества, а также отличительных знаков.
В подобных случаях на поклажедателя возлагается обязанность предупредить хранителя
при сдаче вещи на хранение о соответствующих ее свойствах. Если же он не исполнил
указанной обязанности - при этом не имеет значения, поступил ли он подобным образом по
своей вине или без вины (не знал и не должен был знать о таких свойствах), - ему придется
нести неблагоприятные последствия хранения вещи с опасными свойствами. Одно из них, на
что уже обращалось внимание, состоит в предоставлении второй стороне - хранителю права в
любое время принять решение об обезвреживании или уничтожении вещи. При этом
поклажедатель требований о возмещении причиненных ему таким образом убытков
предъявлять хранителю не может. Более того, если заключенный договор был возмездным,
хранитель и после уничтожения вещи имеет право на получение вознаграждения. Это
означает, что неполученное вознаграждение подлежит уплате в полном размере, а уже
выплаченное требовать обратно поклажедатель не может.
Следует особо отметить, что на поклажедателя возлагается обязанность возместить
убытки, причиненные хранением такого рода вещей не только самому хранителю, но и третьим
лицам. Например, если вследствие взрыва вещи сгорел принадлежащий хранителю склад, а с
ним и хранящиеся на складе вещи других поклажедателей, соседнее здание, пострадал
прохожий и т.п.
Менее жесткие для поклажедателя правила установлены на случай, когда вещь
хранилась у профессиональных хранителей, притом возмездно. Речь идет о перенесении на
профессиональных хранителей части соответствующего риска. Имеется в виду, что
приведенные выше неблагоприятные для поклажедателя последствия хранения вещей с
опасными свойствами наступают только в случаях, когда хранителю удалось доказать, что
вещи были сданы на хранение под неправильным наименованием и тем самым хранитель был
введен в заблуждение относительно подлинной опасности, которую создают переданные на
хранение вещи. При этом не имеет значения, была ли передана вещь под неправильным
наименованием поклажедателем умышленно или он сообщил такое наименование по ошибке.
Важно и то, что в этих случаях при наружном осмотре вещей во время приемки хранитель сам
не мог удостовериться в ее опасных свойствах.
Статья 894 ГК выделяет ситуацию, при которой хранитель знал об опасных свойствах
вещей и все же согласился их принять. Если теперь, несмотря на то что соблюдались все
условия хранения вещей, они все же стали опасными для окружающих либо для имущества
хранителя или третьих лиц (например, для вещей, переданных другими поклажедателями) и
притом обстоятельства не позволяют хранителю потребовать от поклажедателя немедленно
забрать такие вещи либо поклажедатель не выполнил заявленного ему на этот счет
требования, хранитель, на что уже обращалось внимание, вправе обезвредить или уничтожить
вещи. При этом тогда надеяться на возмещение причиненных ему убытков поклажедатель не
может. И все же особенность рассматриваемой ситуации - то, что такого рода вещи были
приняты на хранение с ведома и согласия хранителя, - учитывается законодателем: как
предусмотрено в п. 2 ст. 894 ГК, поклажедатель не несет ответственности за убытки,
причиненные хранением соответствующих вещей, ни перед хранителем, ни перед третьими
лицами.
Основную обязанность хранителя составляет возврат вещи, полученной от
поклажедателя, если только речь не идет об иррегулярном хранении (п. 1 ст. 900 ГК).
Возвращаемая вещь должна находиться в таком же состоянии, в каком она была передана, с
тем, однако, что естественное ухудшение вещи или ее естественная убыль (имеются в виду
естественная усушка, утруска) (либо иное ухудшение вследствие естественных свойств)
падают на поклажедателя (п. 2 ст. 900 ГК). В этой связи Правила оказания услуг по перевозке
пассажиров специально подчеркнули, что железная дорога за естественную порчу сданных на
хранение скоропортящихся продуктов ответственности не несет.
Плоды и доходы, полученные во время нахождения вещи на хранении, считаются
принадлежащими поклажедателю (собственнику). В этом проявляется существенное отличие
хранения от аренды с передачей вещи арендатору, при которой собственник, передавший вещь
в аренду, утрачивает право на плоды, продукцию и доходы от пользования вещью (ст. 606 ГК).
Причиной подобного решения служит характер соответствующей услуги: при договоре аренды
пользование составляет цель договора, а при хранении указанное правомочие у передавшего
вещь предполагается отсутствующим.
Плоды и доходы, полученные за время хранения, должны быть переданы поклажедателю
одновременно с возвратом вещи. Договором может быть предусмотрено и иное решение, когда
плоды и доходы остаются у хранителя, в частности в качестве вознаграждения (части его) за
оказанную услугу (п. 3 ст. 900 ГК).
Ответственность хранителя за утрату, недостачу или повреждение принятых на хранение
вещей наступает в соответствии с общими основаниями ответственности должника.
Содержащаяся в п. 1 ст. 901 ГК отсылка по этим вопросам к ст. 401 ГК означает, что хранитель
в виде общего правила несет ответственность в подобных случаях лишь при наличии своей
вины. Определяя виновность хранителя, как следует из этой последней статьи, необходимо
учитывать, принял ли он при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него
требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, все меры для надлежащего
исполнения.
Отсылка к ст. 401 ГК означает и то, что применительно к хранителю может действовать в
определенных случаях правило о повышенной ответственности, т.е. ответственности
независимо от вины должника. Конкретизация соответствующей нормы для договора хранения
содержится в п. 1 ст. 901 ГК. В нем правила о повышенной ответственности, которые
сформулированы в ст. 401 ГК применительно к случаям исполнения обязательства при
осуществлении предпринимательской деятельности, распространяются на профессиональных
хранителей. Указания на то, кого следует относить к этой категории субъектов, в самой ст. 901
ГК нет. Правда, то же понятие используется и в п. 2 ст. 886 ГК, который признает
профессиональным хранителем коммерческую организацию либо некоммерческую
организацию, осуществляющую хранение в качестве одной из целей своей профессиональной
деятельности. Очевидно, приведенное толкование указанного термина нуждается в уточнении,
исходя из самого смысла понятия "профессиональная деятельность". Имеется в виду, что не
только в отношении некоммерческих, но в равной мере и коммерческих организаций для
признания их профессиональными хранителями необходимо, чтобы хранение входило в состав
осуществляемой ими предпринимательской деятельности. В противном случае нет оснований
для применения правила о повышенной ответственности. Следовательно, склад несет
ответственность за целостность и сохранность принятых им на хранение товаров - независимо
от вины, но за утрату сданной клиентом в гардероб верхней одежды - лишь при наличии его
вины в том.
Смысл повышенной с точки зрения ее оснований ответственности раскрывается в ст. 901
ГК. Пределы этой ответственности оказались несколько уже тех, которые указаны в ст. 401 ГК.
Имеется в виду, что расширен круг обстоятельств, при которых профессиональный хранитель
освобождается от ответственности. Речь идет об утрате, недостаче или повреждении вещей,
которые произошли вследствие не только непреодолимой силы, умысла или грубой
небрежности поклажедателя, но и свойств вещей, о которых хранитель, принимая вещи, не
знал и не должен был знать. Таким образом, во всяком случае для освобождения
профессионального хранителя от ответственности недостаточно доказательств того, что он
принял все необходимые меры обеспечения сохранности переданной на хранение вещи, о
которых речь шла выше в связи со ст. 891 ГК.
Так, в соответствии с заключенным между сторонами договором трест обязался
принимать и хранить на своей базе поступающие контрагенту-объединению грузы, производить
погрузочно-разгрузочные работы, а объединение - оплачивать оказанные услуги. Трест принял
определенное количество металла на хранение, но около половины было утрачено "в
результате разбойного нападения". При этих обстоятельствах Президиум Высшего
Арбитражного Суда РФ признал, что имеет место неисполнение хранителем обязанности в
натуре, за которое должна быть применена мера ответственности в виде возмещения ущерба.
Оценка действий треста на предмет установления его вины вообще не производилась <*>.
--------------------------------
<*> См.: Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1999. N 1. С. 22 - 23.

В случаях, когда поклажедатель не взял в установленный договором срок обратно
хранившиеся вещи, а впоследствии произойдет их утрата, недостача или повреждение,
поклажедатель, заявляющий соответствующие требования, оказывается в положении
кредитора, допустившего просрочку. Тогда вступает в действие п. 2 ст. 901 ГК. Им
предусмотрено сужение границы упречности поведения хранителя: ответственность хранителя
наступает лишь при наличии с его стороны умысла или грубой неосторожности.
ГК (ст. 902) установил, что убытки, причиненные поклажедателю утратой, недостачей или
повреждением вещи, должны возмещаться хранителем в соответствии с общим принципом,
закрепленным в ст. 393 ГК, при условии, если иное не предусмотрено законом или договором.
Учитывая, что ст. 393 ГК, в свою очередь, отсылает по вопросу о составе подлежащих
возмещению убытков к ст. 15 ГК, это дает основания признать, что в виде общего правила
возмещению со стороны хранителя подлежат, если иное не предусмотрено законом или
договором хранения, расходы, которые поклажедатель произвел или должен будет произвести
для восстановления утраченной или поврежденной вещи, а также неполученные доходы,
которые поклажедатель получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы
договор не был нарушен. Вместе с тем ст. 902 ГК вносит определенные ограничения для
ответственности, наступающей при безвозмездном хранении. Так, при утрате или недостаче
вещей возмещение следует выплачивать в размере стоимости утраченных или недостающих
вещей, а при повреждении вещи возмещение производится в размере суммы, на которую
понизилась ее стоимость. В случае, когда вещь за время хранения по обстоятельствам, за
которые отвечает хранитель, изменилась настолько, что не может быть использована по
первоначальному назначению, отказавшийся по этой причине от ее получения поклажедатель
вправе потребовать возмещения стоимости вещи и других убытков, если иное не
предусмотрено законом или договором.
Содержащаяся в ст. 902 ГК ссылка на ст. 393 Кодекса позволяет, среди прочего,
определить исходную величину при подсчете убытков, причиненных утратой, недостачей или
повреждением вещи. Имеется в виду, что, если иное не предусмотрено законом, другими
правовыми актами или договором, за основу должны быть приняты цены в месте, в котором
обязательство должно быть исполнено, или в день, когда требование кредитора было
удовлетворено добровольно, а в случае возбуждения дела в суде - в день предъявления иска.
Действующий Кодекс не содержит нормы, которая была в свое время включена в ст. 428
ГК 1964 г. В силу этой последней, если при сдаче имущества на хранение была произведена
оценка имущества, которая указана в договоре или ином документе, выданном хранителем,
последний должен был отвечать в размере суммы оценки, если только ему не удалось
доказать, что действительная стоимость утраченного, недостающего или поврежденного
имущества ниже этой суммы. Такая предварительная оценка, облегчающая положение
поклажедателя в подобных случаях, весьма важна, особенно если только стоимость вещи
зависит от ее индивидуальных свойств (состояния, степени износа и т.п.). Отсутствие
приведенной нормы все же не исключает возможности включения положения о такой
предварительной оценке в договор или в специальные правила. Однако, поскольку
аналогичной нормы в ГК нет, в случаях, когда возможность или обязательность
предварительной оценки появится в условиях договора или в соответствующей норме
правового акта, должно быть разъяснено значение соответствующего условия (нормы).
Оптимальный вариант, очевидно, тот, который содержался в приведенной выше ст. 428 ГК 1964
г.
Хотя ст. 901 и 902 ГК носят соответственно названия "Основания ответственности
хранителя" и "Размер ответственности хранителя", они в действительности имеют в виду
только один из возможных случаев ответственности соответствующей стороны - за утрату,
недостачу или повреждение вещи. Однако ответственность на деле может наступить и при
любом другом нарушении договора со стороны хранителя (например, при отказе выдать
находящуюся на хранении вещь). В подобных случаях руководствуются общими нормами об
ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств. Имеется в
виду, что, если такой случай не выделен специальной нормой об отдельных видах хранения,
вступают в действие соответствующие статьи гл. 25 ГК независимо от того, содержится ли
отсылка к одной из них в гл. 47 или нет. Это же относится к ответственности поклажедателя,
если она не предусмотрена нормами, которые входят в состав "общих положений о хранении".
На поклажедателя возлагается обязанность своевременно взять свою вещь обратно. По
общему правилу - немедленно после истечения срока, указанного в договоре, или (в случаях,
когда это предусмотрено п. 3 ст. 889 ГК) в срок, установленный поклажедателем. При
нарушении указанной, как и любой другой, договорной обязанности потерпевшая сторона (в
данном случае - хранитель) вправе требовать возмещения причиненных по этой причине
убытков. Примером может служить просрочка исполнения указанной обязанности
поклажедателем, повлекшая за собой для хранителя невозможность заключить договор с
другим поклажедателем на более выгодных для него условиях либо необходимость нести
ответственность перед другими поклажедателями, которым пришлось отказать в приеме на
хранение принадлежащих им вещей.
Следует учесть также специальную санкцию, защищающую интересы хранителя, о
которой уже шла речь. Она включена в п. 2 ст. 899 ГК, в силу которого в случаях, когда
поклажедатель не исполнил обязанности взять обратно вещь, переданную на хранение, или
иным образом уклонился от ее получения (например, отказался принять вещь, доставленную
по его адресу хранителем), хранитель вправе, если иное не предусмотрено договором, с
предварительного письменного предупреждения поклажедателя, самостоятельно продать вещь
по цене, которая сложилась в месте хранения. Для защиты интересов поклажедателя
предусмотрено, что, если речь идет о дорогой вещи (имеется в виду, что ее стоимость
составляет свыше 100 минимальных размеров оплаты труда), продажа должна быть
произведена с аукциона. Порядок его проведения регулируется соответствующими общими
нормами (ст. 447 - 449 ГК). Сумма, которую удалось выручить от продажи вещи, должна быть
передана поклажедателю. При этом за хранителем признается право удержать свои расходы
по продаже вещи из переданной хранителю суммы. Пункт 2 ст. 899 ГК предоставляет
хранителю лишь право продать вещь. Указанная норма в силу своего исключительного
характера не подлежит распространительному толкованию. По данной причине хранитель не
может оставить вещь самому себе, перечислив поклажедателю сумму, равную цене, которая
сложилась в месте хранения, даже в случае, когда ее стоимость не выходит за пределы
указанной выше величины.
Поклажедатель в возмездном договоре, не выполнивший свою обязанность взять обратно
вещь, должен, если договором не предусмотрено иное, за все время фактического нахождения
вещи на хранении уплачивать соразмерно предусмотренное договором вознаграждение. При
этом не имеет значения, возникла обязанность возврата вещи в связи с истечением срока
хранения либо потому, что хранитель воспользовался предоставленным ему Кодексом или
договором правом досрочно расторгнуть договор по причине нарушения соответствующей
обязанности поклажедателем (п. 4 ст. 896 ГК).
Можно указать и еще на одно последствие нарушения поклажедателем все той же
обязанности возвратить вещь. Имеется в виду сужение оснований ответственности хранителя.
Речь идет о том, что в указанном случае профессиональный хранитель, который по общему
правилу должен нести ответственность за утрату, недостачу и повреждение вещи независимо
от вины, при наступлении указанных последствий в период, когда поклажедатель находился в
просрочке, понесет ответственность только при условии, если будет установлена его вина в
таком нарушении в форме умысла или грубой неосторожности.
Специфика договора хранения (как и некоторых других поименованных в ГК договоров
услуг - см., например, ст. 699) состоит в предоставлении одной из сторон - той, которая
обратилась за услугой (поклажедателю), права в любое время и независимо от причины, а
также от того, заключен ли договор с точным указанием срока исполнения или по крайней мере
порядка определения срока либо до востребования, отказаться от договора. Поклажедатель
вправе тогда обратиться с соответствующим требованием к хранителю, который в силу ст. 904
ГК обязан "по первому требованию" возвратить вещь. Хранитель не может ссылаться на то, что
срок хранения в данном случае не истек. Поскольку соответствующее право поклажедателя
никоим образом не конкурирует с правом его контрагента-хранителя, следует признать, что
поклажедатель обладает им по отношению к любому хранителю, в том числе и
профессиональному.
Возмездность договора выражается в необходимости для поклажедателя уплатить
хранителю вознаграждение. Связанный с этим комплекс вопросов урегулирован в ст. 896 ГК.
Особенность включенных в нее норм выражается в том, что все они относятся к числу
диспозитивных.
В частности, предусмотрены два порядка выплаты вознаграждения. При однократной
выплате расчеты производятся по окончании хранения, а при периодической -
соответствующими частями в конце каждого периода. Смысл приведенной нормы состоит в
том, что вознаграждение может быть выплачено и необязательно по окончании хранения
(отдельного периода). Однако факт неисполнения обязательства и вместе с тем возможность
применения установленных на случай просрочки санкций определяются на момент завершения
хранения или соответствующего периода.
Из указанных двух порядков оплаты, при отсутствии иного в договоре, используется
однократный.
Невыплата вознаграждения в срок, представляющая собой просрочку должника, влечет
за собой обязанность поклажедателя возместить причиненные хранителю убытки (ср. п. 1 ст.
405 ГК). Применительно к хранению действует и специальная норма: если просрочка уплаты
вознаграждения продолжалась более половины периода, за который оно должно было быть
выплачено, у хранителя возникает право отказаться от исполнения договора. Тогда он
направляет поклажедателю требование немедленно забрать сданные на хранение вещи (п. 2
ст. 896 ГК). В данном и во всех других случаях, при которых досрочное расторжение договора
вызвано обстоятельствами, за которые хранитель не отвечает, за ним признается право
получить соответствующую часть вознаграждения. Однако, если это вызвано обнаружением
опасных по своей природе свойств хранимой вещи, вознаграждение подлежит уплате в полной
сумме.
При досрочном прекращении хранения, вызванном обстоятельствами, за которые
отвечает хранитель, он лишается права на получение вознаграждения. Более того, сумму,
которую он получил в счет причитавшегося вознаграждения, ему придется возвратить (п. 3 ст.
896 ГК).
Один из основных вопросов, возникающих перед законодателем при регулировании
договора хранения: как гарантировать исполнение поклажедателем обязательства выплатить
хранителю вознаграждение и возместить понесенные последним расходы по хранению? Могут
быть, в частности, указаны две предпосылки для установления соответствующих гарантий.
Одна из них связана с тем, что вещь, являющаяся предметом договора, находится в обладании
кредитора (хранителя). А для другой важным является то, что обязательства сторон
(поклажедателя - возместить расходы и выплатить вознаграждение, а хранителя - возвратить
взятую на хранение вещь) носят встречный характер.
В подтверждение можно сослаться на такие примеры из зарубежного законодательства.
Так, § 421 ГТУ признает за владельцем склада "законное право залога", имея в виду
находящиеся в его владении товары. В отличие от этого ШОЗ (ст. 485) предоставляет тому же
владельцу склада право удержания <*>. Аналогичное последствие - удержание (в связи с
требованиями о возмещении расходов и выплате вознаграждения) было включено в проект
Гражданского уложения в России.
--------------------------------
<*> Такое же право - удержания предоставляется ШОЗ хозяевам гостиниц и постоялых
дворов в отношении вещей постояльцев, имея в виду обеспечение осуществленных им
требований.
До принятия ГК вопрос об обеспечении прав хранителя рассматривался в плане

<< Предыдущая

стр. 101
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>