<< Предыдущая

стр. 102
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

возможности применения содержащихся в ГК 1922 г. (ст. 139) и ГК 1964 г. (ст. 177) правил об
одновременном исполнении взаимных обязанностей в двустороннем договоре (причем в ГК
1922 г. указанная статья прямо допускала возможность для стороны отказывать другой в
удовлетворении до получения от нее встречного удовлетворения). При этом в литературе
отношение к возможности для хранителя воспользоваться указанной статьей ГК не было
однозначным. Решительным противником применения соответствующей нормы, как, впрочем, и
других способов обеспечения обязательств поклажедателей, о которых шла речь, был К.А.
Граве. Он полагал, что "при предъявлении хранителю... иска о возврате сданного ему на
хранение имущества... он не может отказаться от возврата имущества, ссылаясь, например, на
то, что истец не уплатил ему вознаграждения за хранение. Такое право удержания хранителю
не принадлежит. Не принадлежит ему и право залога на сданное на хранение имущество в
обеспечение уплаты причитающегося за хранение вознаграждения, которое принадлежит,
например, комиссионеру" <*>. С принятием ГК 1964 г. к прямо противоположному выводу
пришел О.С. Иоффе: "Согласно ст. 177 ГК взаимные обязательства, по общему правилу,
должны исполняться одновременно. Возмездный договор хранения носит взаимный характер, и
в соответствии со ст. 177 ГК хранитель вправе задержать выдачу вещи до внесения
поклажедателем установленной платы" <**>.
--------------------------------
<*> Граве К.А. Указ. соч. С. 328.
<**> Иоффе О.С. Обязательственное право. С. 506.

Действующий Кодекс не предусматривает в гл. 47 права хранителя на удержание <*> в
отличие, например, от того, что сделано в ряде других его глав об услугах <**>. Однако само по
себе отмеченное обстоятельство не может иметь значения, учитывая, что удержание, в силу ст.
359 ГК, представляет собой способ обеспечения обязательств, вытекающих непосредственно
из закона, притом включенного в "Общую часть обязательственного права". Соответствующая
норма (ст. 359 ГК) носит диспозитивный характер. Таким образом, если иное не предусмотрено
договором, в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате вещи или
возмещению других связанных с этим издержек и иных убытков у кредитора возникает право
удерживать вещь вплоть до того, как обязательство не будет исполнено. Это право возникает у
кредитора всегда при наличии выделенных в вышеназванной статье предпосылок. Имеется в
виду, что подлежащая передаче должнику либо указанному им лицу вещь находится у
кредитора.
--------------------------------
<*> В Грузии, например, Гражданский кодекс содержит статью об удержании в главе о
хранении.
<**> Речь идет о статьях об удержании, помещенных в главы: "Подряд" (ст. 712 ГК),
"Перевозка" (ст. 790 ГК), "Поручение" (ст. 972 ГК), "Комиссия" (ст. 996 ГК).

Особенность ст. 359 ГК состоит в том, что она дает разные ответы на вопрос о пределах
ее действия в зависимости от субъектного состава основного, обеспеченного удержанием
обязательства. Имеется в виду, что применительно к обязательству, в котором обе стороны
действуют как предприниматели (например, хранение принадлежащих предпринимателю
товаров на товарном складе), удержание возможно в отношении любых требований кредитора,
а во всех других обязательствах - только в случаях, когда речь идет о неисполнении должником
в срок обязательства по оплате вещи или возмещении кредитору связанных с нею издержек и
других убытков. Имея в виду, что сама ст. 359 ГК носит исключительный характер,
соответствующая норма не может быть подвергнута распространительному толкованию <*>.
--------------------------------
<*> О применении ст. 359 ГК с учетом субъектного состава обязательства см.: Сарбаш
С.В. Право удержания как способ обеспечения исполнения обязательств. М.: Статут, 1998. С.
148 и сл.

В результате остается сделать вывод, что удержание в связи с невыплатой
вознаграждения, в отличие от обязательства возместить убытки, кроме случаев, когда обе
стороны действуют как предприниматели, может иметь место только при условии, что на этот
счет есть прямое указание в договоре <*>.
--------------------------------
<*> В свое время Г.Ф. Шершеневич, в противовес составителям проекта Гражданского
уложения, выступал за то, что хранитель не вправе задерживать вещи под предлогом
неплатежа ему условленного вознаграждения, потому что требование возвращения вещи
основывается не только на обязательственном праве, но и на вещном праве поклажедателя.
Соответственно он считал, что "подобное удержание влечет за собой все последствия",
соединенные с отказом возвращения (Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права.
С. 630). Применительно к действующему Кодексу высказанные соображения вряд ли могут
быть приняты во внимание уже потому, что аналогичная ситуация с конкуренцией вещного и
обязательственного исков возникает, например, и в отношениях между перевозчиком и
грузополучателем. Хотя грузополучатель, как правило, является собственником груза, п. 4 ст.
790 ГК предоставляет перевозчику право удерживать переданные для перевозки грузы и багаж
в обеспечение причитающейся провозной платы и других платежей по перевозке, включив
прямую отсылку к ст. 359 и 360 ГК, посвященным удержанию.

II. Хранение на товарном складе

Автор вышедшего в 1927 г. исследования, посвященного этому виду хранения, М.В.
Зимелева рассматривала "поклажу в товарных складах" как продукт дифференциации
торговли, наступившей лишь в эпоху современного капитализма <*>. Соответственно
подчеркивалось, что "товарные склады приобрели характер самостоятельных предприятий
только тогда, когда в развитии торговли обозначилось вообще стремление к вынесению вне ее
непосредственных пределов всех так называемых вспомогательных операций, т.е. операций,
не направленных непосредственно на обмен. Транспорт, страхование, кредитование,
складочное дело и другие связанные с торговлей промыслы приняли при этом отдельную от
торговли организацию. На почве этой дифференциации хранение товаров и получило свое
юридическое оформление в создании института поклажи в товарных складах, который должен
быть определяем как возмездное хранение чужих товаров в специально приспособленных
помещениях, совершаемое в виде промысла" <**>.
--------------------------------
<*> См.: Зимелева М.В. Указ. соч. С. 4.
<**> Зимелева М.В. Указ. соч. С. 4.

Неудивительно поэтому, что, в то время как законодательное регулирование хранения
зародилось еще ранее римского права, первые акты, посвященные хранению складскому, как
уже отмечалось, появились лишь в XVII в.
Послереволюционное законодательство, по крайней мере в течение 20-х и 30-х гг.,
сводилось в основном к трем общим актам о хранении: Постановлению СНК СССР от 4
сентября 1925 г. "О документах, выдаваемых товарными складами при приемке товаров на
хранение" <*>, Временным правилам Наркомторга РСФСР "О порядке хранения товаров на
товарных складах общего пользования" от 8 сентября 1925 г. <**>, а также Инструкции
Наркомторга СССР от 12 апреля 1927 г. "О порядке дачи разрешений товарным складам на
выдачу свидетельств в приемке товаров на хранение" <***>. Эти акты сохраняли силу довольно
долго. Неслучайно в учебнике "Гражданское право" 1944 г. (т. 2) были указаны в качестве
действующих два из этих трех актов.
--------------------------------
<*> Собрание законодательства РФ. 1925. N 60. Ст. 445.
<**> Торговые известия. 1925. N 68.
<***> Советская торговля. 1927. N 27 - 28.

ГК 1964 г., впервые кодифицировавший нормы о хранении, вместе с тем не счел
необходимым ни выделить отношения по складскому хранению, ни даже упомянуть о них как об
особом виде рассматриваемого договора. Это сделал действующий Кодекс, который не только
указал на существование хранения на товарном складе, но и посвятил этому виду хранения
специальный параграф соответствующей главы.
Нет сомнений в том, что операции товарных складов получат в будущем самое широкое
развитие. А это, в свою очередь, должно повлечь за собой принятие законодательных актов,
посвященных указанной разновидности предпринимательской деятельности.
Рассматриваемый вид хранения отличает прежде всего его предмет - "товары", т.е. то,
что в одном из действующих законов определено как "продукт деятельности, предназначенный
для продажи или обмена" <*>. Цель создания товарного склада состоит в том, чтобы не только
обеспечить сохранность передаваемых вещей, но и создать условия, при которых во время
нахождения товаров на складе их движение в обороте могло продолжаться. Тот, кто положил
вещи на товарный склад, имеет обычно в виду их реализацию в будущем и даже нередко
рассчитывает на непосредственную помощь в этом товарного склада.
--------------------------------
<*> Имеется в виду Закон РФ от 22 марта 1991 г. "О конкуренции и ограничении
монополистической деятельности на товарных рынках" (в ред. ФЗ от 25 мая 1995 г.). См.:
Собрание законодательства РФ. 1995. N 22. Ст. 1977.

С изложенных позиций из двух элементов понятия "товарный склад" подлинный его
смысл усматривается в слове "товарный". По этой причине не совсем удачным следует
признать то, что первая статья § 2 гл. 47 носит название "Договор складского хранения", т.е.
признаки "товар, товарный" оказались потерянными. Между тем камера хранения, например,
тоже склад, но не товарный. Поэтому законодатель и вынес в отдельный параграф (§ 2)
регулирование лишь последних отношений, т.е. складских, причем товарных. Таким образом,
"товарность" составляет признак не деятельности склада, а предмета этой деятельности.
Отмеченная цель товарного склада получает двоякое выражение. Прежде всего речь
идет о том, что соответствующие специальные нормы обеспечивают поклажедателю, который,
как уже отмечалось, не случайно назван в § 2 гл. 47 "товаровладельцем", возможность пустить
хранящиеся на складе товары в оборот. В результате модель хранения, предполагающая
соединение фигур - того, кто сдал вещь на хранение, и того, кто за вещью явился,
применительно к данному случаю может считаться типичной. Соответственно важнейший
элемент правового режима рассматриваемого вида хранения составляет оформление
отношений сторон с помощью товарораспорядительных документов, ставшее имманентным
самому понятию "товарный склад". Отмеченное обстоятельство в свое время было очень точно
подчеркнуто в российском Уставе торговом. Определяя предмет регулирования одноименного
его раздела (книги), ст. 766 Устава предусматривала, что ее нормы распространяются на
товарные склады, учреждаемые для приема на хранение разного рода товаров с выдачей
документов для продажи и заклада этих товаров. Не случайно поэтому и то, что два из трех
действовавших в 20-е и 30-е гг. актов о хранении на товарных складах были посвящены именно
документам, которые оформляют отношения по хранению. Вполне закономерно, что из 12
статей, посвященных в ГК хранению товаров на складе, шесть, т.е. ровно половина, регулируют
вопросы, относящиеся к складским документам.
Статья 907 (п. 1) ГК называет товарным складом организацию, которая осуществляет в
качестве предпринимательской деятельности хранение товаров и оказывает связанные с
хранением услуги. Имеются в виду услуги, которые носят вторичный по отношению к хранению
характер. В их число входит принятие различных мер, направленных на сохранение свойств
товаров, оказание транспортных и транспортно-экспедиционных услуг и т.п. Наряду с этим
предпринимательская деятельность товарного склада может выражаться непосредственно в
реализации от собственного имени хранимых на нем товаров. С этой целью непосредственно и
была введена в § 2 гл. 47 ГК ст. 918, посвященная наделению товарного склада правом
распоряжаться хранящимися у него вещами, действуя в этих случаях от собственного имени и в
общих для хранителя и товаровладельца (поклажедателя) интересах.
В сфере отношений товарного склада с теми, кому он оказывает услуги, широко
используется то, что ст. 428 ГК называет формулярами и иными стандартными формами,
которые могут быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к
предложенному договору в целом.
В этой связи вполне закономерно, что С.Н. Ландкоф в работе "Торговые сделки" счел
необходимым выбрать из всех видов "продиктованных договоров" именно хранение на
товарных складах и на этом материале исследовал природу "таких договоров", т.е. того, что ст.
428 ГК именует "договорами присоединения". И так же, как его предшественница М.В. Зимелева
<*>, С.Н. Ландкоф убедительно доказывал, что и при использовании формулярного права
отношения с товарным складом сохраняют все ту же свою подлинно договорную природу <**>.
В настоящее время при наличии включенных в ст. 428 ГК гарантий, предоставляемых
"присоединившейся" стороне, договорный характер основанных на формуляре отношений и, в
частности, в сфере хранения на товарных складах не должен вызывать сомнений.
--------------------------------
<*> См.: Зимелева М.В. Указ. соч. С. 23.
<**> См.: Ландкоф С.Н. Указ. соч. С. 253.
Пункт 1 ст. 907 ГК определил рассматриваемый договор как такой, по которому товарный
склад (хранитель) обязуется за вознаграждение хранить товары, переданные ему
товаровладельцем (поклажедателем), и возвратить эти товары в сохранности. Приведенное
определение позволяет выделить три непременных признака данного вида договора хранения.
Первый - особый предмет, которым служат "товары". Помимо отмеченного уже выше, это
дает возможность использовать в соответствующем качестве вещи как индивидуально-
определенные, так и родовые, а значит, распространить на соответствующие отношения, в
зависимости от обстоятельств, режим не только обычного, но и более свойственного складу -
иррегулярного хранения.
Второй - особый субъектный состав. Абзац 2 п. 1 ст. 907 ГК связывает возможность
участия в договоре в роли хранителя с осуществлением определенной предпринимательской
деятельности. А это означает, что выступать в роли хранителя в рассматриваемом договоре
могут наряду с коммерческими также и некоммерческие организации (последние - при условии,
если их деятельность по хранению служит достижению целей, ради которых они созданы, и им
соответствует).
Если речь идет о некоммерческих организациях, а также тех организациях коммерческих,
которые в силу п. 2 ст. 49 ГК ограничены в своей правоспособности (унитарные предприятия и
иные виды организаций, предусмотренных законом), необходимо учитывать, что договоры
хранения в товарном складе могут быть связаны с двумя видами деятельности. Речь идет о
хранении, а также реализации товаров. Поэтому в принципе возможен вариант, при котором
осуществление хранителем сделок по распоряжению товарами оказывается за пределами
специальной правоспособности склада. Следует иметь в виду также и то, что некоторые виды
хранимых товаров могут оказаться точно так же за пределами выданной складу лицензии.
Контрагентами товарного склада в рассматриваемом договоре могут быть лишь те, для
кого передаваемые на хранение вещи являются товаром, т.е. такими вещами, продажу которых
поклажедатели могут осуществлять в рамках своей предпринимательской деятельности.
Только в указанном случае на них может распространиться предусмотренный в § 2 гл. 47 ГК
порядок, включая возможность оформления отношений по хранению товаров
распорядительными документами, а также наделение товарного склада правом реализовывать
находящиеся на хранении товары и др. Во всех остальных случаях хранение на товарном
складе должно осуществляться исключительно в режиме обычного хранения. И соответственно
на него должны распространяться общие положения о хранении.
Третий признак договора складского хранения выражается в том, что услуги, о которых
идет речь, оказываются товарным складом за вознаграждение. Тем самым возмездность
договора складского хранения не презюмируется на случай, предусмотренный диспозитивной
нормой, а является конститутивным признаком складского хранения. Отношения по
безвозмездному хранению, даже тогда, когда соответствующие услуги предоставляются
товарным складом, находятся вне пределов регулирования § 2 гл. 47 ГК. Нормы этого
последнего могут в таких случаях применяться к безвозмездному хранению только путем
аналогии закона и в режиме, установленном п. 1 ст. 6 ГК.
Договор хранения в товарном складе должен быть письменным. В соответствии с п. 2 ст.
907 ГК такая форма считается соблюденной, если заключение договора и принятие товара на
склад удостоверены складскими документами. В свою очередь, ст. 912 ГК, к которой отсылает
п. 2 ст. 907 ГК, содержит перечень таких документов. Этот перечень включает двойное
складское свидетельство, простое складское свидетельство и складскую квитанцию.
Все три документа, хотя и закрепляют сами по себе волю только одной стороны -
хранителя, приравниваются к письменной форме договора, потому что вторая сторона -
товаровладелец выражает, в свою очередь, собственную волю заключить договор путем
принятия соответствующего документа в обмен на переданные на хранение товары.
На практике иногда возникает необходимость определить, можно ли считать
заключенным рассматриваемый договор, несмотря на состоявшуюся передачу товаров на
хранение, по той причине, что стороны не использовали ни один из указанных трех складских
документов. Очевидно, что при отсутствии специальной на этот счет нормы в § 2 гл. 47 ГК
следует руководствоваться ст. 162 ГК. Последняя позволяет сделать вывод: договор хранения
в таком случае считается заключенным, а единственное последствие происшедшего
составляет, как и всегда при нарушении требования об обязательной письменной форме,
недопустимость в случае спора ссылаться в подтверждение заключения договора и его
отдельных условий на свидетельские показания. Кроме того, следует иметь в виду действие п.
3 ст. 887 ГК, в силу которого при возникновении спора о тождестве вещи, принятой на хранение
и возвращенной хранителем, для установления соответствующего факта должны допускаться
также и свидетельские показания. Этот пункт распространяет свое действие, при отсутствии
иного в гл. 47 ГК, и на отношения по складскому хранению.
Приведенное в ст. 907 (п. 1) определение договора складского хранения имеет в виду
модель реального договора. Однако при отсутствии специальных на этот счет указаний в § 2 гл.
47 ГК есть основания распространить на отношения с товарным складом п. 2 ст. 886 ГК,
признав тем самым возможность заключения консенсуального договора хранения на товарном
складе. Наконец, если стороны того пожелают, они, имея в виду длящийся, устойчивый
характер их отношений, могут заключать и предварительный договор - о заключении договора
"складского хранения" в будущем. В последнем случае для возникновения между ними
отношений хранения стороны должны еще раз согласовать свою волю. При уклонении одной из
них от заключения основного договора в силу п. 5 ст. 429 ГК контрагенту этой стороны по
предварительному договору предоставляется право обратиться в суд с требованием о
понуждении ее заключить основной договор.
Разновидность товарного склада составляет склад общего пользования. Главный признак
этого последнего - то, что законом, иным правовым актом и разрешением (лицензией) на такой
склад (в этой роли должна непременно выступать коммерческая организация) возложена
обязанность принимать товары на хранение от любого товаровладельца (п. 1 ст. 908 ГК).
Используемые таким образом договоры признаются публичными (п. 2 ст. 908 ГК), а значит, к
ним в полном объеме должны применяться нормы, составляющие содержание ст. 426 ГК
("Публичный договор"). Соответственно любые лица вправе требовать от указанного склада
заключить с ними договор со включением таких же условий о цене и т.п., какие содержатся в
других заключенных им договорах. Склад общего пользования вправе уклониться от этого
только в случаях, когда докажет невозможность принять товар на хранение (например, из-за
полной загрузки складских емкостей или невозможности обеспечить специальные условия
хранения, необходимые для хранимого товара). Установление дифференцированных условий
для разных лиц возможно только с учетом льгот и преимуществ, предусмотренных законом и
иными правовыми актами. Следует иметь в виду, что ст. 426 ГК устанавливает особые рамки
для соответствующих договоров. Тем самым нормы, о которых идет речь, носят
исключительный характер.
Остальные статьи § 2 гл. 47, не конкурирующие со ст. 426 ГК, распространяются на все
виды товарных складов, в том числе склады общего пользования.
На товарный склад, если иное не предусмотрено договором, возлагается (п. 1 ст. 909 ГК)
обязанность при приеме товаров на хранение за свой счет произвести их осмотр, определить

<< Предыдущая

стр. 102
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>