<< Предыдущая

стр. 103
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

количество (число единиц или товарных мест либо меру - вес, объем), а также внешнее
состояние принимаемых товаров.
Склад как профессиональный хранитель не может, обнаружив впоследствии при возврате
товаров их частичную утрату, повреждение или недостачу, ссылаться на обстоятельства,
предусмотренные в ч. 2 п. 1 ст. 901 ГК. Речь идет о ссылках на то, что указанные последствия
произошли из-за свойств товаров, которые хранитель не только не знал, но и не должен был
знать.
По этой причине ему придется для освобождения себя от ответственности доказать, что
обнаружить свойства товаров, о которых идет речь, при внешнем осмотре в момент приемки он
не мог. Тем самым соответствующие нормы устанавливают не только определенную
обязанность склада как таковую, но и ее границы.
Товарный склад несет и некоторые другие специальные обязанности. При отсутствии
иных указаний в договоре на товарный склад возлагается обязанность, приняв
соответствующие расходы на свой счет, произвести осмотр передаваемых товаров с целью
определения их количества (числа единиц или товарных мест либо меры, под которой
подразумевается вес, объем), а также внешнего состояния (п. 2 ст. 909 ГК). Точно так же в
соответствии с п. 2 ст. 909 ГК склад должен в течение всего времени, на протяжении которого
товары находятся у него на хранении, предоставлять контрагенту возможность осматривать
товары или их образцы, если речь идет об иррегулярном хранении, а также брать пробы.
Товаровладельцу должна быть предоставлена возможность самостоятельно принимать меры,
которые необходимы для обеспечения сохранности товаров. Наличие п. 2 ст. 909 ГК, в котором
такая обязанность хранителя предусмотрена, открывает перед товаровладельцем возможность
доказывать, что если бы хранитель не отказался допустить его к товарам, не создал
необходимых для его осмотра условий, а также не воспрепятствовал товаровладельцу принять
необходимые меры, гибель, утрата или повреждение товаров были бы предотвращены
(например, заменив тару, он мог бы предотвратить утрату или повреждение товаров).
Специфика товарных складов проявляется и при решении вопроса об изменении условий
хранения товаров (п. 1 ст. 910 ГК). В отличие от того, что предусмотрено в общих положениях
на этот счет о хранении (п. 1 ст. 893 ГК), товарному складу предоставлено право в случаях,
когда возникает необходимость изменить условия хранения для обеспечения сохранности
товаров, самостоятельно решать вопрос о принятии соответствующих мер, не дожидаясь
выражения согласия контрагента. Товарный склад должен лишь после принятия таких мер, т.е.
задним числом, уведомить о них контрагента. Указанная обязанность возлагается на хранителя
только в случае, если речь идет об изменении условий хранения, которое носит существенный
характер. ГК дает основания сделать вывод, что о менее существенных изменениях можно и не
уведомлять контрагента.
Для случая, когда хранитель во время нахождения у него товаров обнаружит
повреждения, которые по своим размерам выходят за пределы согласованных в договоре или
обычных норм естественной порчи, на товарный склад возлагается обязанность
незамедлительно составить соответственно акт и, как предусмотрено в п. 2 ст. 910 ГК,
уведомить об этом в тот же день товаровладельца. Если указанную обязанность хранитель не
исполнит, у товаровладельца возникнет возможность и в таком случае ссылаться на то, что,
будучи уведомлен своевременно, он смог бы предотвратить дальнейшую порчу товаров.
Поскольку на отношения по складскому хранению распространяются, хотя и субсидиарно,
общие положения о хранении, это позволяет сделать вывод, что товарный склад может
воспользоваться предоставленным ему п. 2 ст. 893 ГК правом хранителя, обнаружившего при
хранении порчу вещи или угрозу порчи либо обстоятельства, которые не позволяют ему
обеспечить сохранность вещи, при этом надежд на своевременное принятие мер
товаровладельцем нет. Имеется в виду, что у товарного склада возникает тогда возможность,
не испрашивая согласия на то товаровладельца, продать вещь (часть вещи). Продажа должна
осуществляться по цене, которая сложилась в месте хранения. При этом во всех случаях, когда
соответствующие обстоятельства возникли по причинам, за которые хранитель не отвечает, он
вправе требовать возмещения своих расходов по продаже вещи за счет вырученной цены.
Каждой из сторон в договоре складского хранения при возвращении товаров
предоставляется право потребовать от контрагента их осмотра и проверки количества. Цель
осмотра - определить качество возвращаемых товаров и их состояние. Отмеченные
обстоятельства, как правило, устанавливаются обоими контрагентами совместно.
Соответственно допущенные отклонения в этом случае фиксируются в двустороннем акте.
Пункт 1 ст. 911 ГК, имея в виду случаи, при которых осмотр и проверка количества
возвращаемых товаров связаны с определенными расходами, предусматривает, что они
должны быть возложены на ту из сторон, которая заявила о необходимости осмотреть товары
(проверить их количество). Такое последствие рассчитано на случаи, когда нарушений ни
одним из контрагентов не было установлено. Иное дело, если обнаружена недостача или порча
товаров по обстоятельствам, зависящим от хранителя. Тогда вступают в действие ст. 393 ГК и
отсылающий к ней п. 1 ст. 902 ГК. Это означает включение понесенных товаровладельцем
расходов, о которых идет речь, в состав убытков, подлежащих возмещению хранителем. При
признании виновным товаровладельца расходы придется возмещать ему.
Если по каким-либо причинам при возвращении товаров складом совместные осмотр и
проверка количества не производились, недостача и повреждение товаров могут быть
установлены самим товаровладельцем (имеется в виду, в частности, случай, когда хранитель
отказался участвовать в осмотре или хотя бы в фиксации обнаруженных недостатков в акте, а
недостача и повреждение товаров были установлены уже на складе товаровладельца). В
указанной ситуации товаровладелец вправе сделать по этому поводу письменное заявление
хранителю. Поскольку речь идет именно о "заявлении", очевидно, одного лишь сообщения о
соответствующих фактах недостаточно. Такого рода документ должен выражать волевой акт.
Этим определяется, от чьего имени следует направлять заявление (от того, кто наделен
полномочиями совершать соответствующие юридически значимые действия от имени
товаровладельца), а также содержание заявления, которое должно отвечать определенному
набору требований. В частности, если речь идет об "открытых недостатках", т.е. таких, которые
могли быть обнаружены при обычном способе принятия товаров, заявление следует направить
хранителю сразу же по получении товара. Иная ситуация складывается при скрытых
недостатках. Тогда товаровладельцу предоставляется для их установления определенный
срок, в течение которого необходимо не только обнаружить нарушение, но и уведомить об этом
хранителя. Указанный срок - он равен трем дням - исчисляется с момента получения товара
поклажедателем.
Несоблюдение приведенных требований само по себе не лишает товаровладельца права
ссылаться на обнаруженные недостатки и позднее. Неблагоприятные для товаровладельца
последствия допущенных им же нарушений выражаются в том, что если заявление, о котором
идет речь, было направлено своевременно, действует презумпция в пользу товаровладельца.
Это означает, что не он должен доказать наличие и причины нарушения, а хранитель - то, что
нарушение в действительности не имело места либо хотя и произошло, но по обстоятельствам,
за которые он не несет ответственности. Неисполнение указанных требований лишает
товаровладельца установленной в его пользу презумпции.
Из трех предусмотренных ст. 912 ГК видов складских документов, которые выдаются в
подтверждение принятия товаров на хранение, - двойного складского свидетельства, простого
складского свидетельства и складской квитанции, два первых представляют собой ценные
бумаги. Именно их использование позволяет пустить в оборот права на хранимые товары и, в
частности, облегчает их залог.
Двойное складское свидетельство состоит из двух частей - складского свидетельства и
залогового свидетельства (варранта). Не только двойное свидетельство в целом, но и та и
другая его части в отдельности являются ценными бумагами.
Двойное складское свидетельство и каждая его часть относятся к категории ордерных
ценных бумаг и соответственно передаются на основе передаточной надписи, в то время как
простое представляет собой ценную бумагу на предъявителя, передаваемую обычным
вручением. Подобно другим ценным бумагам, используемые при хранении отдельные части
двойного складского свидетельства и простое складское свидетельство должны иметь
указанные в законе обязательные реквизиты. Для каждой из двух частей двойного складского
свидетельства обязательны одни и те же восемь реквизитов. Их перечень содержится в ст. 913
ГК. Он включает: наименование и место нахождения товарного склада, который принял товар
на хранение (1); текущий номер складского свидетельства по реестру склада (2); наименование
юридического лица или имя гражданина, от которого принят товар на хранение, а также место
нахождения (место жительства) товаровладельца (3); наименование и количество принятого на
хранение товара - число единиц и (или) отдельных мест и (или) мера (вес, объем) товара (4);
срок, на который товар принят на хранение, если такой срок устанавливается, либо указание на
то, что товар принят на хранение до востребования (5); размер вознаграждения за хранение
либо тарифы, на основании которых он исчисляется, и порядок оплаты хранения (6); дата
выдачи складского свидетельства (7). Особо оговорена необходимость учинить на каждой части
двойного складского свидетельства идентичные подписи уполномоченного лица и печать
товарного склада (8).
Простое складское свидетельство должно иметь аналогично двойному подпись
уполномоченного лица, печать товарного склада, а также семь из указанных выше восьми
реквизитов двойного складского свидетельства. Имеется в виду, что из перечня исключается
третий по счету реквизит, учитывая предъявительский характер соответствующей ценной
бумаги. Вместо этого в складском свидетельстве должно быть дополнительно указано о его
выдаче на предъявителя.
При отсутствии хотя бы одного из обязательных для них реквизитов указанные документы
уже не являются соответственно ни двойным, ни простым складским свидетельством. Вместе с
тем документ может рассматриваться как складская квитанция при условии, если из него видно,
кто, где, когда и какой товар в соответствующем количестве принял.
И двойное, и простое складское свидетельство представляет собой
товарораспорядительный документ. За теми, кто является держателями простого либо
двойного складского свидетельства, закрепляется в полном объеме право распоряжаться
товарами, которые хранятся на складе. В числе прочего за ними закреплено и право залога
находящихся на складе товаров. Хранящиеся товары выдаются в обмен на предъявленные
хранителю документы. При получении только части товаров происходит замена документа.
В случаях, когда двойное складское свидетельство было разделено на складское и
залоговое, расчленяется по субъектам и единое право распоряжения товарами. Тот, кто стал
держателем одного лишь только залогового свидетельства, отделенного от складского,
признается обладателем лишь права залога на товар в размере выданного под залог кредита и
процентов по нему. За держателем складского свидетельства, которое отделено от
свидетельства залогового, закреплено право распоряжаться товарами, но определенным
образом ограниченное: такое лицо не может получить обратно товары до того момента, пока не
будет погашен кредит, обозначенный в залоговом свидетельстве. По этой причине для
истребования товаров на складе держателю складского свидетельства необходимо
представить в обмен на товары вместе со своим складским свидетельством также квитанцию.
Она подтверждает, что вся сумма долга, в обеспечение которого в соответствии с залоговым
свидетельством был выдан кредит, уже погашена. Для того чтобы установить этот факт, нет
нужды требовать представления складу залогового свидетельства, поскольку всякий раз, когда
выдается кредит под обеспечение товаров на складе, соответствующая запись учиняется не
только в залоговом, но также и в складском свидетельстве.
Если товарный склад, выдавший складское свидетельство, нарушит указанные
требования, передав товары тому, кто представит одно лишь складское свидетельство без
залогового или без данных о погашении долга, который, как окажется, продолжает
существовать, на товарный склад возлагается ответственность перед держателем залогового
свидетельства. В свою очередь, последний вправе требовать от склада выплаты всей суммы
кредита, обеспеченной залогом товаров, независимо от того, в каком соотношении находятся
размер кредита и стоимость заложенных товаров.
Товарный склад может быть в виде исключения наделен законом, иными правовыми
актами и договором возможностью распоряжаться сданными ему на хранение товарами.
Ситуация, которую имеет в виду ст. 918 ГК, носящая название "Хранение вещей с правом
распоряжения ими", существенно отличается от той, которая возникает при заключении
товарным складом консигнационного договора. В этом последнем случае распоряжение
складом переданными ему товарами выражается в их реализации третьим лицам. Подобная
реализация составляет цель соответствующего договора, с которой в равной мере связаны
интересы как склада, так и товаровладельца. К этому можно добавить, среди прочего, что при
консигнации элементы хранения представляют собой субсидиарное обязательство
применительно к тем основным отношениям, которые составляют обязательство комиссионера.
Соответственно обязательство склада по хранению прекращается оплатой стоимости
проданных товаров, а если остается непроданной определенная их часть, то ее, в зависимости
от условий договора, либо приобретает склад, либо она возвращается контрагенту.
Иной характер носит ситуация, которую имеет в виду ст. 918 ГК. Как предусмотрено в ней,
отношения, которые возникают по поводу распоряжения складом находящимися у него на
хранении товарами, основаны на договоре займа. Имеется в виду, что товары берутся складом
у поклажедателя только взаймы и соответственно товаровладельцу должно быть возвращено,
как следует из ст. 807 ГК, "равное количество других полученных им вещей того же рода и
качества". Отношения займа являются в таких случаях производными от главных - отношений
хранения. Поскольку наделение хранителя правом распоряжения в рамках ст. 918 ГК никакого
встречного удовлетворения для товаровладельца само по себе не предполагает, указанная
статья включает определенные гарантии для товаровладельца. Так, с явной целью - сделать
последствия распорядительных действий хранителя неощутимыми для товаровладельцев -
предусмотрено: "Если из закона, иных правовых актов или договора следует, что товарный
склад может распоряжаться сданными ему на хранение товарами, к отношениям сторон
применяются правила главы 42 настоящего Кодекса о займе, однако время и место возврата
товаров определяются правилами настоящей главы" (т.е. главы "Хранение").
Что касается места возврата, то в ГК допущена некоторая неточность, поскольку в главе
"Хранение" положения на этот счет (о месте возврата) вообще отсутствуют.
Соответствующее решение, которым следует руководствоваться, вытекает из ст. 316 ГК.
Она предполагает, что в случаях, когда место исполнения не определено законом, иными
правовыми актами или договором, не явствует из обычаев делового оборота или существа
обязательства, исполнение должно быть произведено по обязательствам предпринимателя
передать товар или иное имущество, не предусматривающим перевозки, в месте хранения
имущества, если это место было известно кредитору в момент возникновения обязательства.
Таким образом, местом исполнения договора хранения предполагается сам товарный склад.
Особое значение имеет другой вопрос - о сроке исполнения, если учесть, что каким бы
образом ни формулировалось соответствующее условие в договоре, императивная норма (ст.
904 ГК) возлагает на хранителя обязанность возвратить поклажедателю товары по первому
требованию. На отмеченное обстоятельство обратила внимание М.Г. Масевич, сделав из
приведенного справедливый вывод: "Это вынуждает склад иметь в наличии достаточное
количество аналогичных вещей, чтобы своевременно удовлетворить требования контрагента"
<*>. Отмеченное обстоятельство служит убедительным доводом в пользу того, что ситуация, на
которую рассчитывает ст. 918 ГК, будет встречаться довольно редко.
--------------------------------
<*> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Части второй
(постатейный). М., 1998. С. 501.
КонсультантПлюс: примечание.
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части второй) (под ред.
О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - М.: Юридическая
фирма КОНТРАКТ, Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1997.

III. Специальные виды хранения

Общие положения. В § 3 гл. 47 ГК выделены шесть специальных видов хранения. Если
даже прибавить к ним и седьмой, которому посвящен § 2 указанной главы, этим отнюдь не
исчерпается набор договоров, которые можно по таким же основаниям считать специальными
видами хранения <*>. Остановившись именно на тех, которым посвящены § 2 и 3 гл. 47,
законодатель, очевидно, учитывал их распространенность, а также несомненное своеобразие.
Определенное значение, по крайней мере применительно к § 3, имело и то, что большинство
поименованных в нем договоров охватывает хранение, при котором за соответствующими
услугами обращается гражданин, нуждающийся в особой защите как заведомо более слабая
сторона в договоре.
--------------------------------
<*> В качестве примера можно указать на договор хранения ценных бумаг национальной
депозитарной системой. См.: Указ Президента РФ "Об обеспечении прав инвесторов и
акционеров на ценные бумаги в Российской Федерации" от 16 сентября 1997 г. (Собрание
законодательства РФ. 1997. N 38. Ст. 4356).

Хранение в ломбарде. Отношения по хранению в ломбарде связаны обычно с основной
его деятельностью - выдачей предназначенных для личного потребления кредитов под залог.
Тогда обеспечивающий кредит залог принимает форму заклада. Имеется в виду, что в
соответствии со ст. 358 ГК закладываемые вещи передаются ломбарду, который не вправе
пользоваться и распоряжаться ими.
Обязанности ломбарда по хранению в указанных случаях заложенных вещей
оказываются непосредственно связанными с его же положением залогодателя. По этой
причине хранение предметов залога, обеспечивающих выданный ломбардом кредит,
регулируется ст. 358 ГК. И тогда ст. 919 и 920 ГК могут применяться лишь в порядке аналогии
закона. Значение такой дифференциации нетрудно усмотреть на примере ответственности
ломбарда за целость и сохранность принятой вещи. Если речь идет о хранении как о
самостоятельной услуге, то в связи с отсутствием в ст. 919 и 920 ГК специальных на этот счет
норм применению будет подлежать содержащая общие положения о хранении ст. 901 ГК. Из
нее следует, что ломбард как профессиональный хранитель отвечает за утрату, недостачу и
повреждение вещей, кроме случаев, когда ему удастся доказать, что это произошло вследствие
одного из трех обстоятельств: в результате непреодолимой силы (1) или свойств вещи, о
которых хранитель, принимая ее на хранение, не знал и не должен был знать, (2) умысла или
грубой неосторожности поклажедателя (3).
Иное дело при принятии вещи в залог. Тогда для освобождения себя от ответственности
за утрату, недостачу и повреждение вещи ломбарду придется доказать, что это произошло
вследствие непреодолимой силы (п. 4 ст. 358 ГК). Таким образом, можно сделать вывод, что
Кодекс счел возможным перенести на ломбард с учетом особого интереса его к кредитной
сделке (имеются в виду проценты, выплачиваемые за выданную ссуду) риск случайной гибели
вещи до пределов непреодолимой силы.
Особенности правового режима, установленного для хранения в ломбарде, сводятся в
основном к следующему.
1. Деятельность ломбарда, а значит, и осуществление им хранения предполагают
непременно лицензирование (см. п. 1 ст. 358 ГК).
2. Заключенный ломбардом договор хранения вещей, принадлежащих гражданам,
является публичным, поэтому на него распространяется правовой режим, установленный ст.
426 ГК.
3. Существует специальная письменная форма удостоверения договора хранения -
именная сохранная квитанция, выдаваемая поклажедателю ломбардом. При этом, однако,
поклажедатель не лишен права доказывать наличие между сторонами отношений по хранению,
даже и не имея квитанции, с тем, однако, что в подтверждение соответствующего факта могут
быть приведены только письменные доказательства.
4. Стороны по соглашению между собой производят оценку сдаваемых на хранение
вещей. Подобная оценка должна быть произведена в соответствии с ценами на вещи такого
рода и качества, которые обычно устанавливаются в торговле в момент и в месте их принятия
на хранение. Приведенная норма является императивной. По указанной причине, когда на
практике возник вопрос о том, может ли ломбард при приеме имущества под залог (на
хранение) оценивать его не в полную стоимость (как это имеет место, например, при
страховании), а по скупочной цене металла, содержащегося в принимаемых ювелирных
изделиях, на этот вопрос, со ссылкой на ст. 919 ГК, был дан отрицательный ответ.

<< Предыдущая

стр. 103
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>