<< Предыдущая

стр. 112
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

423 ГК), которое рассчитано на ситуации, когда отсутствует специальное регулирование
соответствующих правоотношений.
Таким образом, в договоре доверительного управления имуществом должно содержаться
либо условие о праве доверительного управляющего на вознаграждение, и тогда стороны
должны согласовать форму и размер такого вознаграждения под страхом признания договора
незаключенным, либо прямое указание на то, что доверительный управляющий осуществляет
свои обязанности на безвозмездной основе (с теми же последствиями). Если же стороны
"забыли" согласовать (тем или иным образом) этот вопрос при заключении договора
доверительного управления имуществом, договор должен признаваться незаключенным.
Договор доверительного управления имуществом заключается по усмотрению
собственника имущества и по его воле. Целью вступления в договорные отношения по
доверительному управлению имуществом для его собственника может служить стремление
передать его в руки профессионального управляющего для извлечения максимальной выгоды
от эксплуатации этого имущества. Однако мотивы поведения собственника, передающего
имущество в доверительное управление, и обстоятельства, послужившие основанием для
подобных действий, по общему правилу не имеют правового значения.
Вместе с тем в определенных случаях договор доверительного управления имуществом
может заключаться лишь по основаниям, предусмотренным законом. Речь идет о ситуациях,
когда доверительное управление имуществом учреждается вследствие необходимости
постоянного управления имуществом подопечного, в отношении которого введены опека или
попечительство, либо на основании завещания, в котором назначен исполнитель завещания
(душеприказчик), либо по другим основаниям, установленным законом. Все указанные случаи
доверительного управления имуществом по основаниям, предусмотренным законом (ст. 1026
ГК), объединяет то обстоятельство, что в качестве учредителя управления выступает не
собственник имущества, а иное лицо в законе (орган опеки и попечительства, душеприказчик),
которое действует в интересах собственника или во исполнение его воли.
Наличие законных оснований для заключения договора не означает, что в этих случаях
договор доверительного управления приобретает характер обязательного для лиц,
выступающих в качестве учредителей доверительного управления, договора, который
заключается по правилам, предусмотренным ст. 445 ГК (заключение договора в обязательном
порядке). Данное обстоятельство имеет иные правовые последствия: наличие
соответствующего основания, предусмотренного законом, является необходимым юридическим
фактом, образующим вместе с собственно заключением договора и передачей имущества
доверительному управляющему сложный юридический состав, порождающий обязательства
доверительного управления имуществом.
Предметом договора доверительного управления имуществом является осуществление
доверительным управляющим управления переданным ему имуществом в интересах
учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя). Как уже говорилось, по
своей структуре предмет договора доверительного управления имуществом является сложным,
состоящим из двух объектов: объект первого рода - фактические и юридические действия
доверительного управляющего, необходимые для управления имуществом; объект второго
рода - имущество, переданное в доверительное управление.
Сложная структура предмета договора доверительного управления имуществом, и в
частности включение в него в качестве составного элемента имущества, переданного
доверительному управляющему, нашла отражение в правовом регулировании данного
договора: большое количество норм, регулирующих порядок заключения и исполнения
договора доверительного управления имуществом, содержат правила, либо непосредственно
касающиеся именно имущества, либо предопределенные особенностями имущества,
переданного в доверительное управление (недвижимость, ценные бумаги и др.). Так, в
соответствии со ст. 1018 ГК имущество, переданное в доверительное управление,
обособляется от другого имущества учредителя управления, а также от имущества
доверительного управляющего. Это имущество отражается у доверительного управляющего на
отдельном балансе, и по нему ведется самостоятельный учет. А согласно ст. 1025 ГК при
передаче в доверительное управление ценных бумаг может быть предусмотрено объединение
ценных бумаг, передаваемых в доверительное управление разными лицами.
Что касается объекта первого рода, входящего в предмет договора доверительного
управления имуществом (фактические и юридические действия доверительного управляющего
по управлению имуществом), то здесь нужно различать два аспекта, в отношении которых
обеспечивается дифференцированное регулирование. Применительно к предмету договора
доверительного управления имуществом конкретные виды сделок и фактические действия
доверительного управляющего, последовательность и порядок их совершения не имеют
правового значения. Для учредителя доверительного управления важно, что доверительным
управляющим в принципе обеспечивается эффективное управление доверенным ему
имуществом (осуществляются полномочия собственника), что и является надлежащим
исполнением обязательств, вытекающих из договора доверительного управления имуществом.
Фактическое состояние имущества, а стало быть, и эффективность управления фиксируются в
отчетах доверительного управляющего, которые последний должен представлять учредителю
доверительного управления и выгодоприобретателю в порядке и сроки, предусмотренные
договором доверительного управления (п. 4 ст. 1020 ГК).
Вместе с тем при осуществлении доверительного управления имуществом
доверительный управляющий, выступая в качестве титульного владельца имущества и
действуя в пределах предоставленных ему правомочий, вступает в различные
взаимоотношения с третьими лицами по поводу доверенного ему имущества. Поэтому
некоторые нормы, содержащиеся в гл. 53 ГК о доверительном управлении имуществом, на
самом деле предназначены для регулирования правоотношений, складывающихся между
доверительным управляющим и третьими лицами и не составляющих предмет договора
доверительного управления имуществом. К числу таких норм можно, в частности, отнести
правила о порядке совершения сделок доверительным управляющим и их оформлении (п. 3 ст.
1012 ГК); о наделении доверительного управляющего средствами вещно-правовой защиты (п. 3
ст. 1020 ГК); о последствиях сделок, совершенных доверительным управляющим с
превышением предоставленных ему полномочий (п. 2 ст. 1022 ГК).
На данное обстоятельство, но в несколько ином ракурсе (не применительно к предмету
договора доверительного управления имуществом) ранее уже обращалось внимание в
юридической литературе. Например, В.А. Дозорцев указывал: "Рассматривая отношения по
управлению имуществом, нужно различать два ряда отношений - отношения внутренние,
между управляющим с учредителем управления и выгодоприобретателем, и отношения
внешние, с третьими лицами, с контрагентами в имущественном обороте. Имущество,
переданное в управление, выступает как бы автономно; оно обособляется от имущества
собственника и управляющего, но имеет связи и с управляющим, и с собственником. Это
имущество представляет в обороте управляющий, действующий от своего имени" <*>.
--------------------------------
<*> Дозорцев В.А. Доверительное управление имуществом (глава 53) // Гражданский
кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии, алфавитно-предметный
указатель / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. М., 1996. С. 537.

Договор доверительного управления имуществом обладает определенными
отличительными чертами, позволяющими квалифицировать его в качестве самостоятельного
договорного обязательства и отграничить от всех иных гражданско-правовых договоров.
Во-первых, по своей целевой направленности передача имущества в доверительное
управление означает лишь создание необходимых условий для того, чтобы доверительный
управляющий мог исполнять свои обязательства, вытекающие из доверительного управления.
Этим договор доверительного управления отличается от договоров, направленных на передачу
имущества (купля-продажа, мена, дарение, аренда и т.п.), в рамках которых передача
имущества означает исполнение обязательства одним из контрагентов и преследует цель
удовлетворения потребностей другой стороны. Однако передача имущества как необходимое
условие заключения договора и исполнения обязательств другой стороной сближает договор
доверительного управления имуществом с иными реальными договорами, например с
договором хранения или договором перевозки, которые, так же как и договор доверительного
управления имуществом, относятся к категории договорных обязательств об оказании услуг.
Во-вторых, среди всех договорных обязательств об оказании услуг (т.е. фактических или
юридических действий или деятельности в интересах услугополучателя) договор
доверительного управления имуществом выделяется тем, что собственно услуга учредителю
со стороны доверительного управляющего представляет собой осуществление управления его
имуществом (в широком смысле). Данная услуга представляет собой не конкретные сделки и
фактические действия, а в целом деятельность по управлению имуществом. Для этого
доверительный управляющий наделяется правомочиями (владения, пользования и
распоряжения) в отношении доверенного ему имущества, равносильными правомочиям самого
собственника. Однако даже если представить всю деятельность доверительного управляющего
по управлению имуществом в виде совокупности отдельных фактических и юридических
(сделки) действий, то и в этом случае мы увидим бесспорные отличия данного договора от
иных договоров, имеющих в качестве своего предмета исключительно совершение сделок либо
фактических действий. Например, от договоров поручения и комиссии договор доверительного
управления имуществом отличается тем, что, осуществляя управление доверенным
имуществом, доверительный управляющий совершает не только сделки и иные юридические
действия (как в первых двух случаях), но и любые фактические действия, необходимые для
управления имуществом. Кроме того, доверительный управляющий выступает в
имущественном обороте от собственного имени (поверенный по договору поручения - только от
имени доверителя) и обязан информировать всех третьих лиц о своем особом положении
доверительного управляющего (в отличие от комиссионера по договору комиссии).
Что касается отличий от агентского договора, то, как правильно отмечает Е.А. Суханов,
"доверительное управление исключает не только возможность выступления управляющего от
имени собственника, но и возложение им своих обязанностей на третье лицо (тогда как агент
может не только выступать от имени принципала, но и вступать в субагентские отношения,
особенно при необходимости совершения действий фактического порядка). При этом
доверительное управление может осуществляться как на возмездных, так и на безвозмездных
началах, а агентский договор всегда является возмездным" <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право: В 2 т. Т. II, полутом 2: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. 2-е
изд., перераб. и доп. М., 2000. С. 118.

К этому добавим, что ни один из названных договоров (поручения, комиссии, агентский
договор) не строится по модели реального договора и не связан с передачей имущества
контрагента во владение, пользование и распоряжение.
От иных реальных договоров, относящихся к обязательствам по оказанию услуг (договор
хранения, договор перевозки), договор доверительного управления имуществом отличается
объемом и содержанием обязательств, возлагаемых на доверительного управляющего в
отношении переданного ему имущества. Если услуга перевозчика или хранителя представляет
собой одно или несколько взаимосвязанных действий: хранение имущества и возврат его
поклажедателю; доставку груза в пункт назначения и выдачу грузополучателю, - то
обязательство доверительного управляющего состоит в совершении последним комплекса
любых действий (и юридических, и фактических), необходимых для осуществления управления
имуществом. Кроме того, ни перевозчик, ни хранитель не осуществляют полномочий
пользования и распоряжения вверенным им имуществом, как это имеет место по договору
доверительного управления.
В-третьих, договор доверительного управления имуществом отличается от всех иных
гражданско-правовых договоров тем, что только при доверительном управлении имуществом
происходит обособление имущества как от иного имущества собственника - учредителя
доверительного управления, так и от имущества доверительного управляющего. В результате в
имущественном обороте выступает как бы само обособленное имущество в лице
доверительного управляющего. Об этом свидетельствует, в частности, норма, содержащаяся в
п. 1 ст. 1020 ГК, согласно которой права, приобретенные доверительным управляющим в
результате действий по доверительному управлению имуществом, включаются в состав
переданного в доверительное управление имущества, а обязанности, возникшие в результате
таких действий доверительного управляющего, исполняются за счет этого имущества.
В-четвертых, осуществляемое по договору доверительного управления обособление
имущества в целях его участия в имущественном обороте сделало актуальной задачу
обеспечения защиты этого имущества от незаконных действий третьих лиц. Поэтому
доверительный управляющий наделен всем арсеналом вещно-правовых способов защиты. Об
этом свидетельствует норма о том, что для защиты прав на имущество, находящееся в
доверительном управлении, доверительный управляющий вправе требовать всякого
устранения нарушения его прав (ст. 301, 302, 304, 305 ГК), что предусмотрено п. 3 ст. 1020 ГК.
В-пятых, применительно к обязательствам доверительного управляющего, вытекающим
из договора доверительного управления имуществом, действует принцип личного исполнения
(п. 1 ст. 1021 ГК). Это обстоятельство объясняется не лично-доверительным, фидуциарным
характером данных правоотношений, а тем обстоятельством, что суть обязательств
доверительного управляющего состоит в осуществлении управления имуществом,
обособленным от собственника и переданным в титульное владение доверительного
управляющего, а также практически неограниченным объемом правомочий в отношении этого
имущества, предоставляемых доверительному управляющему, который, по сути, осуществляет
правомочия собственника.
В-шестых, конструкция договора доверительного управления имуществом изначально
включает в себя возможность его заключения не в интересах учредителя доверительного
управления, а в интересах третьего лица - выгодоприобретателя. Данное обстоятельство
послужило основанием для в целом обоснованного вывода в юридической литературе о том,
что в последнем случае договор доверительного управления имуществом приобретает вид
договора в пользу третьего лица. Так, по мнению Е.А. Суханова, "договор доверительного
управления представляет собой типичный пример договора, заключаемого в пользу третьего
лица (п. 1 ст. 430 ГК). Поэтому и статус бенефициара определяется общими положениями о
такой разновидности договора. В частности, бенефициар вправе требовать от управляющего
осуществления исполнения в свою пользу, а для досрочного изменения или прекращения
договора может потребоваться его согласие. В роли бенефициара может выступать и сам
учредитель, устанавливая доверительное управление в свою пользу" <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право: В 2 т. Т. II, полутом 2: Учебник. С. 121; см. также: Гражданское
право России. Часть вторая. Обязательственное право: Курс лекций / Отв. ред. О.Н. Садиков.
М., 1997. С. 567; Михеева Л.Ю. Указ. соч. С. 71.

Представляется, однако, что договор доверительного управления имуществом, по
которому управление имуществом осуществляется доверительным управляющим в интересах
выгодоприобретателя, имеет некоторые отличия от классической модели договора в пользу
третьего лица (ст. 430 ГК). В частности, как известно, договором в пользу третьего лица
признается такой договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести
исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу,
имеющему право требовать от должника исполнения обязательства. С момента выражения
должнику третьим лицом намерения воспользоваться своим правом по договору стороны не
могут расторгать или изменять заключенный ими договор без согласия третьего лица (иное
может быть предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором). В случае, когда
третье лицо отказалось от права, предоставленного ему по договору, кредитор может
воспользоваться этим правом, если это не противоречит закону, иным правовым актам и
договору.
Нельзя не заметить, что нормы, регулирующие отношения, связанные с доверительным
управлением имуществом, содержат некоторые отклонения от названных общих правил. В
частности, учредитель доверительного управления имуществом (кредитор в этом
обязательстве), назначивший выгодоприобретателя, сохраняет некоторые права требования к
доверительному управляющему, например он вправе требовать от доверительного
управляющего представления отчета о его деятельности по управлению имуществом (п. 4 ст.
1020 ГК); чтобы получить возможность поручить совершение отдельных действий (от имени
доверительного управляющего), необходимых для управления имуществом, другому лицу,
доверительный управляющий должен добиться согласия на это именно учредителя, а не
выгодоприобретателя (п. 2 ст. 1021 ГК).
Применительно к договору доверительного управления имуществом, заключаемого в
интересах выгодоприобретателя, не в полном объеме действует общее правило о том, что
стороны не могут его расторгать без согласия третьего лица: доверительный управляющий и
учредитель могут отказаться от договора в связи с невозможностью для доверительного
управляющего лично осуществлять доверительное управление имуществом, а учредитель,
кроме того, вправе заявить отказ от договора и по иным причинам при условии выплаты
доверительному управляющему обусловленного договором вознаграждения (п. 1 ст. 1024 ГК).
Отказ выгодоприобретателя от права, предоставленного ему по договору, влечет не
появление у учредителя (кредитора) возможности воспользоваться этим правом, как это
предусмотрено п. 4 ст. 430 ГК, а служит основанием для прекращения договора доверительного
управления имуществом (п. 1 ст. 1024 ГК).
Вместе с тем все отмеченные отступления от общей модели договора в пользу третьего
лица в принципе укладываются в рамки возможных изъятий из общих правил, предусмотренных
самими указанными общими правилами. Поэтому договор доверительного управления
имуществом, заключенный в интересах выгодоприобретателя, действительно, можно признать
договором в пользу третьего лица. А договоры доверительного управления имуществом по
основаниям, предусмотренным законом (ст. 1026 ГК), могут заключаться исключительно как
договоры в пользу третьего лица (собственника имущества или его наследников).
Необходимо также отметить, что учредитель доверительного управления, являющийся
собственником имущества, если он не назначил выгодоприобретателя, имеет самостоятельное
право на получение выгод от управления его имуществом. Для этого ему вовсе не обязательно
в тексте договора назначать себя выгодоприобретателем, как полагают некоторые авторы. К
примеру, по мнению В.А. Дозорцева, даже в тех ситуациях, когда в договоре доверительного
управления имуществом фигуры учредителя управления и выгодоприобретателя совпадают,
т.е. учредитель попросту не назначил выгодоприобретателя, - "это разные отношения с одним
лицом, выступающим в качестве то учредителя, то выгодоприобретателя" <*>.
--------------------------------
<*> Дозорцев В.А. Указ. соч. С. 537.

Думается, что в тех случаях, когда, заключая договор доверительного управления
имуществом, собственник - учредитель доверительного управления не указывает
выгодоприобретателя, право на получение выгод от доверительного управления имуществом
принадлежит непосредственно его учредителю как таковому (а не учредителю в качестве
выгодоприобретателя) и составляет содержание единого обязательства доверительного
управления имуществом, не образуя иного (отдельного) правоотношения между
доверительным управляющим и выгодоприобретателем (в лице учредителя доверительного
управления). Об этом свидетельствуют и нормы ГК, где сказано что доверительный
управляющий обязуется осуществлять управление имуществом в интересах учредителя
управления или указанного им выгодоприобретателя (п. 1 ст. 1012), а также о том, что
существенным условием договора доверительного управления имуществом является
наименование юридического лица или имя гражданина, в интересах которого осуществляется
доверительное управление (учредителя или выгодоприобретателя) (п. 1 ст. 1016).

2. Субъекты договорных отношений

Сторонами договора доверительного управления имуществом всегда выступает
учредитель доверительного управления имуществом, а также доверительный управляющий. В
тех случаях, когда, заключая договор, учредитель указывает лицо, в интересах которого должно
осуществляться доверительное управление имуществом, состав участников договорных
отношений по доверительному управлению имуществом несколько усложняется: наряду с

<< Предыдущая

стр. 112
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>