<< Предыдущая

стр. 114
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

характерное для всякого вещного права. Кстати, это препятствие устранено в законодательстве
Республики Казахстан. Согласно п. 2 ст. 891 ГК Республики Казахстан переход права
собственности на доверенное имущество не прекращает доверительного управления
имуществом. Отсюда в доктрине делается однозначный вывод о том, что в "в отношении
объектов - индивидуально-определенных вещей возникают вещные права" <*>.
--------------------------------
<*> Гражданский кодекс Республики Казахстан (Особенная часть). Комментарий. С. 478.

Необходимо отметить, что и авторы, являющиеся сторонниками обязательственно-
правовой концепции правоотношений доверительного управления имуществом, постоянно
сравнивают права доверительного управляющего в отношении доверенного ему имущества с
правом хозяйственного ведения государственных и муниципальных унитарных предприятий.
Так, В.А. Дозорцев указывает: "Режим доверительного управления имуществом призван
заменить хозяйственное ведение и оперативное управление, а не существовать в качестве
дополнительной надстройки наряду с ними, образуя еще одно звено в управлении, дробя
осуществление правомочий собственника на несколько последовательных звеньев" <*>.
--------------------------------
<*> Дозорцев В.А. Указ. соч. С. 537.

В связи с этим хотелось бы подчеркнуть, что право доверительного управления
имуществом и право хозяйственного ведения объединяет лишь одно обстоятельство: в обоих
случаях речь идет о профессиональном управлении чужим имуществом в интересах
собственника. В остальном же (с юридической точки зрения) это совершенно различные,
несопоставимые понятия. Право хозяйственного ведения возникает путем создания его
субъекта - унитарного предприятия, перед которым собственником ставятся определенные
цели и задачи (как правило, производственного характера) и контролируется их выполнение;
такой субъект может быть ликвидирован в любой момент по усмотрению собственника. Право
доверительного управления возникает из соответствующего договора, заключаемого
собственником и доверительным управляющим путем их свободного волеизъявления, и
учреждается на определенный срок. При этом в качестве доверительного управляющего
выступает самостоятельный субъект гражданского права, не зависящий от собственника
имущества. Каждый из этих самостоятельных институтов (хозяйственное ведение и
доверительное управление) имеет собственное место в системе субъективных гражданских
прав и свою сферу применения.
Представляется, что доверительный управляющий не может быть признан субъектом
вещного права в отношении доверенного ему имущества по целому ряду причин.
Во-первых, правомочия доверительного управляющего вытекают не из закона, а из
договора доверительного управления имуществом и устанавливаются на определенный срок.
Как известно, вещные права возникают по основаниям, установленным законом, и носят
бессрочный характер.
Во-вторых, доверительный управляющий хотя и осуществляет правомочия собственника
в отношении имущества, переданного в доверительное управление, но делает это в пределах,
предусмотренных не только законом, но и договором. Статус субъекта вещного права
предполагает, что его правомочия определяются исключительно законом.
В-третьих, отсутствует такой необходимый признак вещного права, как постоянное
господство над имуществом (возможность постоянного воздействия на него). Как уже
отмечалось, права доверительного управляющего носят срочный характер, по истечении срока,
предусмотренного договором, доверительный управляющий должен возвратить имущество
учредителю доверительного управления.
В-четвертых, доверительный управляющий осуществляет управление доверенным ему
имуществом не для удовлетворения собственных потребностей, как это делает субъект всякого
вещного права, а в интересах учредителя управления или указанного им лица
(выгодоприобретателя).
В-пятых, у права доверительного управления имуществом отсутствует необходимый
атрибут всякого права - право следования. Впрочем, данный аргумент не имеет решающего
значения для квалификации правового статуса доверительного управляющего как субъекта
обязательственных правоотношений. В целом ряде случаев наделение субъектов
обязательственных правоотношений как правом следования, так и вещно-правовой защитой
свидетельствует лишь об использовании определенных приемов законодательной техники, что
не может свидетельствовать об изменении правовой природы соответствующих
правоотношений (например, право аренды, право залога).
В-шестых, несмотря на то, что, осуществляя управление доверенным имуществом,
совершая сделки и иные юридические и фактические действия, доверительный управляющий
действует от своего имени, он всякий раз должен идентифицировать себя в глазах контрагента
в качестве именно доверительного управляющего имуществом, действующего на основании
договора и в интересах учредителя доверительного управления или выгодоприобретателя. Тем
самым он свидетельствует, что действует не в качестве субъекта вещного права, а лишь
исполняет свои обязанности перед учредителем доверительного управления и
выгодоприобретателем.
В-седьмых, среди имущества, которое может быть самостоятельным объектом
доверительного управления, встречаются такие его виды, которые вовсе исключают
существование каких-либо вещных правоотношений: права на бездокументарные ценные
бумаги, безналичные денежные средства, исключительные права. При таких условиях единое и
целостное регулирование правоотношений, связанных с доверительным управлением
имуществом, может быть обеспечено исключительно нормами обязательственного права.
Кроме того, когда рассуждают о вещно-правовой природе доверительного управления
имуществом, обычно упускают из виду доверительное управление имуществом по основаниям,
предусмотренным законом. А ведь управление доверительным управляющим имуществом
вовсе не означает осуществление им всех правомочий собственника. Напротив, такое
доверительное управление имеет строго определенное целевое назначение, например
осуществление за счет имущества выплат гражданам, которых должен был содержать
гражданин, признанный безвестно отсутствующим (п. 1 ст. 43 ГК).
Таким образом, осуществляя управление доверенным имуществом и вступая в различные
взаимоотношения с третьими лицами, доверительный управляющий действует в качестве
субъекта обязательственных правоотношений в интересах учредителя доверительного
управления и выгодоприобретателя. Вместе с тем, являясь титульным владельцем
соответствующего имущества, он получает абсолютную защиту от незаконных действий
третьих лиц.

3. Объекты доверительного управления

Объектами доверительного управления могут быть предприятия и другие имущественные
комплексы, отдельные объекты, относящиеся к недвижимому имуществу, ценные бумаги,
права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами, исключительные права и
другое имущество. Из так называемого другого имущества особое правило предусмотрено
только в отношении денег: "Не могут быть самостоятельным объектом доверительного
управления деньги, за исключением случаев, предусмотренных законом" (п. 1 и 2 ст. 1013 ГК).
Таким образом, методом "исключения из исключения" деньги все же признаются объектом
доверительного управления, если это установлено законом.
На первый взгляд круг возможных объектов доверительного управления представляется
неограниченным ("другое имущество"). Однако на самом деле данное обстоятельство
свидетельствует о том, что законодатель не счел возможным дать круг объектов
доверительного управления в виде исчерпывающего перечня, имея в виду, что в таком
качестве может выступать любое имущество, отвечающее требованиям, вытекающим из всех
норм, регулирующих правоотношения доверительного управления имуществом. Учитывая
изложенное, можно выделить общие требования, предъявляемые ко всякому имуществу,
передаваемому в доверительное управление, и специальные требования, касающиеся
отдельных объектов.
К числу общих можно отнести требования, предъявляемые к объекту доверительного
управления.
Во-первых, имущество в момент его передачи доверительному управляющему не должно
быть закреплено за иными субъектами на праве хозяйственного ведения или оперативного
управления (п. 3 ст. 1013 ГК). Как известно, правом хозяйственного ведения обладают только
государственные и муниципальные предприятия, а правом оперативного управления -
федеральные казенные предприятия, а также учреждения, созданные как государством или
муниципальным образованием, так и иными собственниками. Существующий законодательный
запрет на передачу такого имущества в доверительное управление объясняется тем, что
собственник уже распорядился этим имуществом, закрепив его на ограниченном вещном праве
за созданными им юридическими лицами, которые по сути и осуществляют правомочия
собственника в отношении указанного имущества. Если собственник решит распорядиться этим
имуществом иным способом, например путем передачи его в доверительное управление, он
должен сначала аннулировать ранее учрежденное им соответствующее ограниченное вещное
право созданного им юридического лица. Это может быть сделано путем изъятия имущества у
такого юридического лица, если это допускается законодательством. К примеру, собственник
имущества, закрепленного за казенным предприятием или учреждением на праве оперативного
управления, вправе изъять только излишнее, неиспользуемое или используемое не по
назначению имущество и распорядиться им по своему усмотрению (п. 2 ст. 296 ГК). Однако
наиболее радикальный способ сделать имущество пригодным для передачи в доверительное
управление - осуществить ликвидацию соответствующего юридического лица, в хозяйственном
ведении или оперативном управлении которого находится данное имущество. По окончании
ликвидационной процедуры (после внесения записи о прекращении юридического лица в
реестр юридических лиц) указанное имущество может быть передано собственником в
доверительное управление.
Во-вторых, учитывая реальный характер договора доверительного управления
имуществом и то обстоятельство, что одним из существенных условий договора
доверительного управления является состав имущества, передаваемого в доверительное
управление, учредитель доверительного управления должен фактически обладать этим
имуществом в момент заключения договора. В юридической литературе встречаются и иные
мнения. Так, В.А. Дозорцев указывает: "В договоре может быть предусмотрено, что в
доверительное управление будет передаваться имущество, еще подлежащее приобретению
или даже созданию, то есть имущество, еще не существующее в момент заключения договора.
Такое имущество станет предметом договора - но не предметом доверительного управления. В
этом случае в договоре должен быть предусмотрен критерий, в соответствии с которыми вновь
созданное или приобретенное имущество включается в состав находящегося в доверительном
управлении" <*>. Однако договор доверительного управления имуществом как реальный
договор считается заключенным с момента передачи имущества. Поэтому либо договор не
будет признан заключенным вплоть до момента фактической передачи имущества,
относительно которого имелась договоренность между учредителем управления и
доверительным управляющим, либо эти договоренности останутся за рамками договора,
который вступает в силу только в отношении имущества, фактически переданного
доверительному управляющему. Во всяком случае, представить себе ситуацию, что какое-либо
имущество или его часть является "предметом договора - но не предметом доверительного
управления", невозможно.
--------------------------------
<*> Дозорцев В.А. Указ. соч. С. 538.

В-третьих, имущество, передаваемое в доверительное управление, должно содержать в
себе качества, позволяющие его отделить (обособить) от имущества как учредителя
доверительного управления, так и доверительного управляющего. Более того, ГК (п. 1 ст. 1018)
требует, чтобы это имущество отражалось у доверительного управляющего на отдельном
балансе и чтобы по нему велся самостоятельный учет. В связи с этим в юридической
литературе высказывалось категорическое мнение о том, что объектом доверительного
управления может служить исключительно индивидуально-определенное имущество, поскольку
только оно поддается самостоятельному учету и может быть действительно (юридически)
обособлено от иного имущества. По этим же причинам помимо имущества, определяемого
родовыми признаками, из числа самостоятельных объектов доверительного управления
исключаются движимые вещи (кроме ценных бумаг) <*>.
--------------------------------
<*> См., например: Гражданское право: В 2 т. Т. II, полутом 2: Учебник. С. 121 - 122;
Дозорцев В.А. Указ. соч. С. 538.

Несколько менее категоричен в своих суждениях по этому поводу В.В. Чубаров, который
пишет: "В законе не содержится прямого запрета на передачу в доверительное управление
вещей, определяемых родовыми признаками... Однако структура договора, характер
взаимоотношений, складывающихся между участниками, а также примерный перечень
объектов договора, даваемый в ст. 1013 ГК, не оставляют сомнений в том, что в доверительное
управление, как правило, должно передаваться индивидуально-определенное имущество" <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право России. Часть вторая: Обязательственное право: Курс лекций. С.
571.

На наш взгляд, при толковании норм ГК о необходимости обособления имущества,
переданного в доверительное управление, следует учитывать повышенный риск утраты
имущества, который несет учредитель доверительного управления, а данное обстоятельство, в
свою очередь, делает более предпочтительным жесткий подход к определению объектов
доверительного управления. В этом смысле вполне оправданным представляется вывод Е.А.
Суханова о том, что "само существо доверительного управления не допускает возможности
смешения находящегося в управлении имущества с имуществом самого управляющего. В ином
случае неизбежными стали бы различные недоразумения и даже злоупотребления:
смешивались бы не только доходы от использования такого имущества, но и возникающие при
этом права и обязанности, а имущество учредителя, находящееся в управлении, могло бы
стать объектом взыскания кредиторов по личным долгам управляющего" <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право: В 2 т. Т. II, полутом 2: Учебник. С. 121 - 122.

Что касается возможности передачи в доверительное управление только движимых
вещей (в качестве самостоятельного объекта), то она должна быть исключена, "ибо обособить
их в юридическом смысле (путем открытия отдельного баланса) невозможно" <*>. Несмотря на
некоторый формализм изложенной позиции, она вносит четкость и определенность в правовое
регулирование правоотношений, связанных с доверительным управлением имуществом.
--------------------------------
<*> Там же. С. 122.

В-четвертых, имущество, передаваемое в доверительное управление, должно обладать
свойством непотребляемости в процессе его использования, поскольку по истечении срока
доверительного управления либо его прекращения по иным основаниям доверительный
управляющий должен возвратить это имущество учредителю доверительного управления (п. 3
ст. 1024 ГК).
Перечисленные требования в равной степени относятся ко всем объектам
доверительного управления имуществом, в том числе и к тем, которые названы в п. 1 ст. 1013
ГК: предприятиям и другим имущественным комплексам, отдельным объектам недвижимости,
ценным бумагам (включая бездокументарные), исключительным правам. Принимая во
внимание указанные требования, можно сделать вывод о том, что договор доверительного
управления имуществом в основном рассчитан на правоотношения, объектами которых
выступают предприятия, недвижимое имущество, пакеты эмиссионных ценных бумаг,
комплексы исключительных прав. Именно эти виды имущества нуждаются в постоянном
профессиональном управлении. Что касается иного имущества (отдельные вещи,
имущественные права), то их участие в имущественном обороте должно обеспечиваться с
помощью иных типов договорных обязательств. Поэтому вряд ли можно приветствовать
попытки расширительного толкования круга возможных объектов доверительного управления,
основанные на формальном анализе их перечня, содержащегося в п. 1 ст. 1013 ГК, которые
имеют место в современной юридической литературе.
Например, Л.Ю. Михеева полагает возможной передачу в доверительное управление
практически любых имущественных прав, поскольку "закон допускает доверительное
управление имущественными правами как самостоятельными объектами", и предлагает
механизм такой передачи и последующего управления имущественными правами. "Учреждая
доверительное управление, - пишет Л.Ю. Михеева, - обладатель, например, права требования,
обеспеченного залогом, заключает договор с управляющим, согласно которому право
обособляется отдельно от другого имущества правообладателя и передается управляющему.
При этом не происходит уступки управляющему права, оно сохраняется за правообладателем,
а управляющий обязан совершать действия по истребованию долга от обязанного лица. Ряд
действий будет носить фактический характер (обращение к должнику, сбор информации и т.д.).
Однако юридическими действиями управляющего следует считать предъявление требования
от имени правообладателя, участие в судебном разбирательстве и т.д." <*>.
--------------------------------
<*> Михеева Л.Ю. Указ. соч. С. 116.
КонсультантПлюс: примечание.
Текст монографии Л.Ю. Михеевой "Доверительное управление имуществом. Комментарий
законодательства" включен в информационный банк по состоянию на 23.08.2001.

Как видим, автором описаны типичные действия поверенного по договору поручения или
представителя по доверенности. А предложенный "механизм" передачи имущественных прав в
доверительное управление не содержит ответов на элементарные вопросы, связанные не
только с соблюдением предусмотренных ГК требований к объектам доверительного
управления, но и с особенностями имущественных прав как объектов гражданского оборота. В
частности, как можно реально обособить имущественное право (например, право требования
по обязательству) и тем более передать его кому-либо, не оформляя уступки этого права
цессией? Возможно ли такое имущество отражать у доверительного управляющего на
отдельном балансе? Каким образом доверительный управляющий будет возвращать
имущественное право учредителю доверительного управления в случае прекращения
указанного правоотношения?
Следующий пример, приведенный Л.Ю. Михеевой, не менее удивителен. По ее мнению,
"нет препятствий к передаче арендатором своего права аренды в доверительное управление...
Указанное означает, что при необходимости доверительный управляющий сможет выгодно
распорядиться принадлежащим арендатору правом использования арендованного имущества,
продав его и обратив в иную имущественную форму. Приобретатель права получит
возможность использования арендованного имущества, а средства, вырученные управляющим
от реализации права, "автоматически" станут объектом доверительного управления. Однако
передача арендного права в доверительное управление возможна лишь с согласия на то
арендодателя" <*>.
--------------------------------
<*> Михеева Л.Ю. Указ. соч. С. 117.
КонсультантПлюс: примечание.
Текст монографии Л.Ю. Михеевой "Доверительное управление имуществом. Комментарий
законодательства" включен в информационный банк по состоянию на 23.08.2001.

В связи с изложенным необходимо напомнить, что права арендатора (связанные с
распоряжением арендованным имуществом или правом аренды), которые он может
реализовать, конечно же, только с согласия арендодателя, установлены ГК (п. 2 ст. 615), в
котором дан исчерпывающий перечень. К их числу относятся: право сдавать арендованное

<< Предыдущая

стр. 114
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>