<< Предыдущая

стр. 115
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

имущество в субаренду; право передавать свои права и обязанности по договору другому лицу
(перенаем), предоставлять арендованное имущество в безвозмездное пользование, а также
право отдавать арендные права в залог и вносить их в качестве вклада в уставный капитал
хозяйственных товариществ и обществ или паевого взноса в производственный кооператив.
Среди этих правомочий отсутствует право передачи арендных прав в доверительное
управление. И это понятно. Ведь передача арендных прав в доверительное управление будет
означать, что правообладателем остается арендатор, который одновременно продолжает
нести обязанности, вытекающие из договора аренды, а стало быть как минимум должен
платить арендодателю арендную плату, не пользуясь арендованным имуществом, при этом
доверительному управляющему отводилась бы лишь роль посредника в поиске лица, которое
согласилось бы приобрести право аренды. При этом доверительный управляющий, не являясь
арендатором имущества, не имел бы возможности распорядиться правом аренды. В лучшем
случае труды арендатора и доверительного управляющего могли бы завершиться перенаймом
арендованного имущества (с согласия арендодателя). Только причем же здесь договор
доверительного управления имуществом?
В обоих примерах (с правом требования по обязательству и с правом аренды)
рассмотренные имущественные права не соответствуют требованиям, предъявляемым к
объектам доверительного управления, да и существу правоотношений по доверительному
управлению имуществом. В самом деле, зачем обязательственному праву требования или
праву аренды постоянное управление? Ведь осуществление этих прав означает в первом
случае предъявление соответствующего требования должнику, а во втором - владение и
пользование арендованным имуществом. Договор доверительного управления имуществом не
может регулировать подобные отношения.
Имущественные права будут соответствовать всем требованиям, предъявляемым к
объектам доверительного управления, лишь в том случае, если они выступают в качестве
элементов иных полноценных объектов доверительного управления (например, предприятия),
либо в случаях, прямо указанных в законе (права, удостоверенные бездокументарными
ценными бумагами, безналичные деньги).
Из отдельных объектов доверительного управления, перечисленных в п. 1 ст. 1013 ГК,
наиболее адекватны правоотношениям доверительного управления имуществом предприятия.
Как известно, предприятием как объектом прав признается имущественный комплекс,
используемый для осуществления предпринимательской деятельности. В состав предприятия
как имущественного комплекса входят все виды имущества, предназначенные для его
деятельности, включая земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь,
сырье, продукцию, права требования, долги, а также права на обозначения,
индивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги (фирменное
наименование, товарные знаки, знаки обслуживания), и другие исключительные права (ст. 132
ГК).
Важное значение, в особенности для соблюдения требований о форме договора и
государственной регистрации доверительного управления имуществом, имеет определение
отличительных признаков имущественных комплексов, которые могут быть квалифицированы
как предприятия. В юридической литературе нередко можно встретить взгляд на предприятие
как на обычный объект недвижимости, одну из ее разновидностей <*>, что представляется не
вполне обоснованным.
--------------------------------
<*> См., например: Коммерческое право: Учебник / А.Ю. Бушев, О.А. Городов, Н.С.
Ковалевская и др.; Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. СПб., 1997.

На наш взгляд, правильным является отношение к предприятиям как к особым объектам
гражданских прав, которым, в отличие от иных объектов недвижимости, присущи такие
признаки, как объективная неопределенность, изменчивость, неразрывная связь с субъектом.
Предприятие отнесено к объектам недвижимости не по своим природным и физическим
свойствам (неразрывная связь с землей, невозможность перемещения без несоразмерного
ущерба целевому назначению), а лишь в силу прямого указания федерального закона (п. 1 ст.
132 ГК). Данное обстоятельство, в свою очередь, требует учитывать специфику как самих
предприятий, так и вещных прав на них и сделок с ними.
Основная особенность предприятия, отличающая его от иных объектов недвижимости,
состоит в том, что в состав имущественного комплекса непременно входят права требования,
долги, а также права на обозначения, индивидуализирующие предприятие, его продукцию,
работы и услуги. Поэтому всякая сделка с предприятием включает в свое содержание уступку
прав требования и перевод долга, и, следовательно, оценка законности сделки с предприятием
предполагает обязательную проверку соблюдения прав кредиторов его собственником,
совершающим соответствующую сделку.
Вместе с тем переход прав и перевод долга имеют место лишь в том случае, если
объектом договора доверительного управления действительно является предприятие, а не
иной имущественный комплекс, передача которого в доверительное управление
осуществляется по обычным правилам, предусмотренным в отношении недвижимого
имущества.
В связи с этим представляется, что обязательным признаком предприятия как особого
объекта гражданских прав, отличающим его от иных имущественных комплексов, следует
признать его фактическое использование для осуществления предпринимательской
деятельности ("предприятие на ходу"), как это предусмотрено п. 1 ст. 132 ГК. Внешним
проявлением, следствием этого признака может быть признана принципиальная возможность
выделить среди всех гражданско-правовых обязательств собственника предприятия те
обязательства последнего, которые связаны исключительно с деятельностью данного
имущественного комплекса. И напротив, в тех случаях, когда такая возможность отсутствует,
имущественный комплекс, являющийся объектом сделки, не может быть признан предприятием
со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Например, если объектом доверительного управления будет являться цех, производящий
комплектующие для основного изделия, то речь может идти лишь о части имущества
(имущественном комплексе), не являющейся предприятием, поскольку из обязательств и
исключительных прав собственника данного имущественного комплекса невозможно выделить
те из них, которые связаны исключительно с деятельностью такого цеха. В то же время договор
доверительного управления имущественного комплекса филиала, представительства или иного
обособленного подразделения юридического лица во всех случаях будет представлять собой
сделку с предприятием, поскольку имеется возможность идентифицировать договоры
юридического лица, связанные исключительно с деятельностью соответствующих
имущественных комплексов: все они заключены руководителем филиала по доверенности
юридического лица.
Применение такого обязательного признака предприятия, как фактическое использование
соответствующего имущественного комплекса для осуществления предпринимательской
деятельности, позволит сузить сферу действия специальных правил о сделках с
предприятиями и обеспечить их применение лишь в действительно необходимых случаях.
К сожалению, ГК (гл. 53) не содержит каких-либо специальных правил, устанавливающих
особенности договора доверительного управления предприятием. Например, среди
обязательных условий, соблюдение которых необходимо при совершении договора
доверительного управления имуществом, не нашло отражения требование законодательства
об обязательном уведомлении кредиторов собственника предприятия по его обязательствам,
связанным с деятельностью соответствующего предприятия, как это сделано в отношении
договоров продажи или аренды предприятий. Представляется, однако, что указанное
требование является обязательным и при заключении договора доверительного управления
предприятием. А названные нормы могут применяться в силу аналогии закона.
Было бы полезно законодательно установить запрет на произвольное исключение из
состава имущества предприятия (или включение в состав имущества предприятия),
передаваемого в доверительное управление, прав требований и долгов, в том числе не
связанных с деятельностью соответствующего производственного комплекса.
По общему правилу в состав имущества предприятия входят все виды имущества
(включая права требования и долги), предназначенные (связанные) для его деятельности, если
иное не предусмотрено законом или договором (п. 2 ст. 132 ГК). Исключение из общего правила
(т.е. "иное", предусмотренное соглашением сторон) могут составить лишь случаи, когда
отдельные права требования или долги из числа тех, которые связаны с деятельностью
предприятия, не передаются контрагенту по сделке.
Иная трактовка откроет возможность для участников имущественного оборота
произвольно включать в состав имущественного комплекса любые права требования и долги по
всякому обязательству собственника предприятия, что приведет к совершению сделок,
заключаемых в обход закона (в частности, норм, регулирующих уступку требования и перевод
долга).
Называя в качестве возможных объектов доверительного управления отдельные
объекты, относящиеся к недвижимому имуществу (проще было сказать - объекты
недвижимости), законодатель, видимо, имел в виду, что в отличие от других объектов,
перечисленных в п. 1 ст. 1013 ГК, которые передаются в доверительное управление в качестве
комплексов, пакетов, недвижимость может передаваться в доверительное управление и как
отдельно стоящий (единственный) объект недвижимого имущества, например здание,
сооружение или земельный участок. Естественно, и в этом случае речь идет о такой
недвижимости, которая нуждается в постоянном управлении и эксплуатация которой может
принести доходы. В противном случае (скажем, когда дом полностью заселен жильцами)
передача объекта недвижимости в доверительное управление будет означать, что собственник
перекладывает на плечи доверительного управляющего свое бремя содержания названного
объекта.
Как известно, к недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся
земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с
землей, т.е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению
невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения. К недвижимым
вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда,
суда внутреннего плавания, космические объекты. Законом к недвижимым вещам может быть
отнесено и иное имущество (п. 1 ст. 130 ГК).
Таким образом, все объекты недвижимости можно дифференцировать на три категории.
Первую категорию недвижимого имущества (недвижимость по природным свойствам)
составляют земельные участки, участки недр и обособленные водные объекты, которые
относятся к недвижимому имуществу как таковые, в отношении них нет необходимости
устанавливать какие-либо признаки, позволяющие их квалифицировать в качестве
недвижимости. Кроме того, правовое положение названных объектов недвижимого имущества,
как правило, определяется специальным законодательством (о земле, о воде, о недрах).
Данное обстоятельство предопределено особой ролью, которую играют указанные объекты в
жизни всякого общества.
Отличительной чертой правового регулирования таких объектов недвижимости, как
земля, участки недр, водные объекты, является определяющее значение публично-правового
регулирования. Именно публично-правовые акты решают вопрос о возможности участия
названных объектов в имущественном обороте и о степени такого участия. Данное
обстоятельство учитывается и Гражданским кодексом Российской Федерации, согласно
которому земля и другие природные ресурсы могут отчуждаться или переходить от одного лица
к другому иными способами в той мере, в какой их оборот допускается законами о земле и
других природных ресурсах (п. 3 ст. 129 ГК).
И только в том случае, если земля, участки недр и обособленные водные объекты
допущены публично-правовыми актами к участию в имущественном обороте, они признаются
гражданским законодательством оборотоспособными и на них распространяется гражданско-
правовое регулирование. Следовательно, только в этом случае возможна и передача
названных объектов недвижимости в доверительное управление.
К примеру, в соответствии с п. 1 ст. 260 ГК лица, имеющие в собственности земельный
участок, вправе передавать его, отдавать в залог или сдавать в аренду либо распоряжаться им
иным образом постольку, поскольку соответствующие земли на основании закона не
исключены из оборота или не ограничены в обороте. В частности, земельные участки и
находящееся на них недвижимое имущество могут предоставляться их собственниками другим
лицам в постоянное или срочное пользование (а стало быть, и в доверительное управление).
Вместе с тем особенностью доверительного управления земельными участками является то,
что использование некоторых категорий земель (например, сельскохозяйственного назначения)
возможно лишь в пределах, определяемых их целевым назначением (п. 1 ст. 264, п. 2 ст. 260
ГК).
Другая категория объектов недвижимости (недвижимость по фактическим и юридическим
свойствам) включает в себя здания, сооружения, леса, многолетние насаждения и иные
объекты, прочно связанные с землей, перемещение которых без несоразмерного ущерба их
назначению невозможно. Следует заметить, что содержащиеся в ГК специальные нормы
регулирования различных сделок с недвижимостью (продажа, аренда и др.) рассчитаны в
основном именно на эту категорию объектов.
Помимо объектов, перечисленных в ст. 130 ГК (здания, сооружения и т.п.),
законодательство о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с
ним и судебная практика относят к этой категории недвижимости (по признаку прочной связи с
землей и невозможности перемещения без несоразмерного ущерба целевому назначению)
также объекты незавершенного строительства. Так, в Постановлении Пленума Высшего
Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 февраля 1998 г. N 8 "О некоторых вопросах
практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав"
содержится разъяснение, согласно которому по смыслу ст. 130 ГК и ст. 25 Федерального закона
"О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" не
завершенные строительством объекты, не являющиеся предметом действующего договора
строительного подряда, должны относиться к недвижимому имуществу. Поэтому арбитражным
судам рекомендовано при разрешении споров о праве на не завершенные строительством
объекты руководствоваться нормами, регулирующими правоотношения собственности на
недвижимое имущество и совершение сделок с ним, с учетом особенностей, установленных
для возникновения права собственности на незавершенные строительством объекты и
распоряжения ими (п. 16 Постановления) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации,
принятые с апреля 1992 года по ноябрь 2000 года // Вестник Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации. 2001. N 1. С. 99 - 100.
Кстати сказать, незавершенное строительство - один из самых привлекательных объектов
доверительного управления имуществом. Осуществляя управление таким объектом,
доверительный управляющий может завершить строительство, в том числе путем заключения
со строительной организацией договора строительного подряда в качестве заказчика, и затем в
течение установленного договором доверительного управления имуществом срока
использовать данный объект по его целевому назначению на коммерческой основе: сдача в
аренду нежилых помещений коммерческим организациям под офисы либо для организации
складов, передача гражданам жилых помещений по договорам жилищного найма, эксплуатация
производственных сооружений и т.п. При этом все расходы на строительство могут быть
возмещены доверительным управляющим за счет доходов от использования завершенных
строительством объектов.
В третью категорию объектов недвижимости попадают объекты, не обладающие
физическими и юридическими свойствами, характерными для объектов второй категории
(неразрывная связь с землей и невозможность перемещения без несоразмерного ущерба их
целевому назначению), однако к ним надлежит применять режим недвижимого имущества
вследствие прямого указания закона. Так, непосредственно в ГК имеются нормы,
распространяющие правовой режим недвижимости на подлежащие государственной
регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты (п. 1
ст. 130); предприятия как имущественные комплексы, используемые для предпринимательской
деятельности (п. 1 ст. 132); жилые помещения (ст. 558).
Что касается нежилых помещений, то необходимо считать, что в период, когда готовился
и принимался действующий сегодня Гражданский кодекс Российской Федерации, нежилые
помещения внутри здания не признавались объектами недвижимости. По этой причине сделки
с нежилыми помещениями (в том числе договоры об их аренде) не требовали государственной
регистрации, а фактически проводившаяся в то время в некоторых регионах России
регистрация (учет) договоров аренды нежилых помещений на основании правовых актов
субъектов Российской Федерации в судебной практике не признавалась и не признается
государственной регистрацией. Данное обстоятельство, в частности, имеет своим
последствием то, что договоры аренды нежилых помещений, заключенные в тот период,
которые не были зарегистрированы по правилам местного нормотворчества, тем не менее
признаются законными и вступившими в силу.
Нежилые помещения приобрели статус недвижимого имущества лишь с введением в
действие Федерального закона от 21 июля 1997 г. "О государственной регистрации прав на
недвижимое имущество и сделок с ним" <*>, включившего нежилые помещения в перечень
объектов недвижимости. При этом законодатель не позаботился о том, чтобы отношения,
связанные с появлением нового объекта недвижимости, получили хоть какое-нибудь
позитивное регулирование: процесс расширения перечня объектов недвижимости за счет
нежилых помещений не сопровождался введением в действие соответствующих новых
правовых норм, регламентирующих имущественный оборот указанных объектов. Поэтому, в
частности, не ГК "повинен" в создании той нелепой законодательной ситуации, когда договор
аренды в целом, заключенный, скажем, на срок в 11 месяцев, обходился без государственной
регистрации (ст. 651 ГК), а такой же договор аренды (или субаренды) отдельного помещения в
этом же здании на менее продолжительный срок не имел силы до его обязательной
регистрации (ст. 609 ГК). Правда, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в данном
случае нашел возможность для разумного толкования названных правовых норм: принимая во
внимание несомненное сходство анализируемых правоотношений, арбитражным судам было
рекомендовано применять ст. 651 ГК (по аналогии закона) и к договорам аренды нежилых
помещений (информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июня
2000 г. <**>). Однако строить правовое регулирование соответствующих правоотношений
только по аналогии закона невозможно, требуется подробная и детальная регламентация
сделок с нежилыми помещениями.
--------------------------------
<*> Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 30. Ст. 3594.
<**> Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2000. N 7. С. 70.

Тем не менее в настоящее время можно констатировать, что такие объекты
недвижимости, как нежилые помещения, в юридическом смысле не являются просто частью
зданий, а представляют собой объекты недвижимого имущества вследствие того, что они
отнесены к недвижимости в силу прямого указания закона (третья категория объектов
недвижимости). Этот вывод имеет то практическое последствие, что правовые нормы,
предназначенные для регулирования сделок со зданиями и сооружениями (в частности,
правила о судьбе земельного участка, на котором находится соответствующий объект), не
могут распространяться на сделки, совершаемые с нежилыми помещениями.
Следующий возможный объект доверительного управления - ценные бумаги, которые
могут иметь документарную или бездокументарную форму. Как известно, ценной бумагой
признается документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных
реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при
его предъявлении. С передачей ценной бумаги переходят все удостоверяемые ею права в
совокупности. К ценным бумагам относятся: государственная облигация, облигация, вексель,
чек, депозитный и сберегательный сертификаты, банковская сберегательная книжка на
предъявителя, коносамент, акция, приватизационные ценные бумаги и другие документы,
которые законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке отнесены к числу
ценных бумаг (ст. 142, 143 ГК).
Бездокументарные ценные бумаги по своему содержанию представляют собой ту же
совокупность прав, что и соответствующие обычные ценные бумаги, но в отличие от последних
не имеют форму документа, участвующего в имущественном обороте в качестве вещи, а

<< Предыдущая

стр. 115
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>