<< Предыдущая

стр. 116
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

удостоверяются с помощью особого способа фиксации, в том числе с помощью средств
электронно-вычислительной техники (ст. 149 ГК). Поэтому в случае с бездокументарными
ценными бумагами объектами имущественного оборота являются не вещи (документы,
признаваемые ценными бумагами), а непосредственно имущественные права,
зафиксированные определенным образом.
В юридической литературе обычно отмечается различие между документарными и
бездокументарными ценными бумагами (вплоть до полного непринятия последних <*>), причем
указанные различия представляются столь существенными, что данное обстоятельство
практически исключает применение к бездокументарным ценным бумагам большинства норм,
предназначенных для регулирования оборота ценных бумаг документарной формы выпуска. В
основе такого взгляда лежит представление о том, что, совершая сделки с документарными
ценными бумагами, их участники имеют дело с такими объектами гражданско-правовых
отношений, как вещи; если же сделки заключаются по поводу бездокументарных ценных бумаг,
то имеется в виду совершенно иной объект гражданских прав, а именно имущественные права.
--------------------------------
<*> См., например: Белов В.А. Ценные бумаги в российском гражданском праве / Под ред.
проф. Е.А. Суханова. М., 1996. С. 123 - 139.

С другой стороны, Федеральный закон "О рынке ценных бумаг" <*> регулирует операции с
ценными бумагами как документарной, так и бездокументарной форм выпуска одинаковым
образом, без учета каких-либо различий между ними. В результате в соответствии с названным
Законом, например, покупатель бездокументарных ценных бумаг приобретает их в
собственность по обычному договору купли-продажи, что является невозможным в принципе,
по определению.
--------------------------------
<*> См., например: Белов В.А. Ценные бумаги в российском гражданском праве / Под ред.
проф. Е.А. Суханова. С. 123 - 139.

Видимо, учитывая потребности имущественного оборота, необходимо отказаться от
антагонизма документарной и бездокументарной форм выпуска ценных бумаг и акцентировать
внимание не на различии между ними, а, напротив, на несомненном их сходстве и общих
чертах. Скажем, можно говорить о тождестве сущности эмиссионных ценных бумаг обеих форм
выпуска: интерес участников сделок, например, с акциями направлен, конечно же, не на
документ - бумажный носитель и не на способ фиксации прав, а на совокупность прав
акционера, выраженных в акции (как в документарной, так и в бездокументарной формах). Как
правильно отмечает В.А. Дозорцев, "для ценной бумаги существенное значение имеет не ее
вещественный характер. Важно, что она выражает определенные права и закрепляет их в
объективной форме, притом осуществление их без подтверждения в этой форме не
допускается. Поэтому специальные правила о передаче в доверительное управление ценных
бумаг применяются и к правам, удостоверенным бездокументарными ценными бумагами" <*>.
--------------------------------
<*> Дозорцев В.А. Указ. соч. С. 541.
Другое дело, что форма ценной бумаги (документарная или бездокументарная) с чисто
юридико-технической точки зрения дает возможность или, напротив, создает невозможность
применять те или иные правила, рассчитанные исключительно на такие объекты гражданских
прав, как вещи или имущественные права. К примеру, в отношении бездокументарных ценных
бумаг доверительным управляющим в случае нарушения его прав не может быть применен их
обладателем такой способ защиты, как предъявление виндикационного иска, поскольку
подобный иск может быть предъявлен невладеющим собственником к владеющему
несобственнику только в отношении индивидуально-определенных вещей. В то же время
переход прав по документарной ценной бумаге не может совершаться посредством чистой
цессии. Для этого в обязательном порядке требуется и фактическая передача приобретателю
самой ценной бумаги (как вещи).
Таким образом, при совершении сделок, в том числе при заключении договора
доверительного управления, с эмиссионными ценными бумагами документарной и
бездокументарной форм выпуска необходимо исходить из единого объекта таких сделок
(неразрывная совокупность прав) и единой сущности эмиссионных ценных бумаг. Что касается
отличий в правовом режиме указанных ценных бумаг, то они оправданны только в том случае,
если вызываются необходимостью учета специфики соответственно документарной или
бездокументарной форм выражения прав, вытекающих из ценной бумаги.
В юридической литературе обращалось внимание на то, что из всех многочисленных
видов ценных бумаг объектами доверительного управления могут служить в основном
эмиссионные ценные бумаги. Например, Е.А. Суханов указывает, что "объектом
доверительного управления выступают главным образом эмиссионные ценные бумаги - акции и
облигации, ибо большинство других видов ценных бумаг, например товарораспорядительные,
используются в обороте на основе других сделок. Многие виды ценных бумаг, в частности
любые векселя и чеки, просто не способны служить объектом рассматриваемого договора.
Поэтому наиболее распространенным объектом управления являются корпоративные ценные
бумаги - акции, особенно голосующие, т.е. включающие правомочия по управлению делами
выпустившего их общества-эмитента" <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право: В 2 т. Т. II, полутом 2: Учебник. С. 122.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" <*> эмиссионной
ценной бумагой признается любая ценная бумага, в том числе бездокументарная, которая
характеризуется одновременно следующими признаками: закрепляет совокупность
имущественных и неимущественных прав, подлежащих удостоверению, уступке и
безусловному осуществлению с соблюдением установленных законом формы и порядка;
размещается выпусками, имеет равные объем и сроки осуществления прав внутри одного
выпуска вне зависимости от времени приобретения ценной бумаги. Федеральный закон "О
рынке ценных бумаг" относит к эмиссионным ценным бумагам только акции и облигации (как в
документарной, так и в бездокументарной форме). Нормативными актами Федеральной
комиссии по рынку ценных бумаг Российской Федерации (далее - ФКЦБ РФ) к числу
эмиссионных ценных бумаг отнесены также опционное свидетельство и жилищный сертификат
<**>.
--------------------------------
<*> Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 17. Ст. 1918; 1998. N 48.
Ст. 5857.
<**> Вестник Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг России. 1997. N 1; 1998. N 1.

Эмиссионные ценные бумаги, как в документарной, так и в бездокументарной формах,
соответствуют требованиям, предъявляемым ГК (гл. 53) к объектам доверительного
управления имуществом: они относятся к имуществу, которое может быть
индивидуализировано (номер, серия, выпуск) и обособлено от иного имущества их обладателя,
а также доверительного управляющего, который может учитывать их на отдельном балансе;
при прекращении доверительного управления указанные ценные бумаги могут быть
возвращены их обладателю. Кроме того, данные ценные бумаги (естественно, не единичные
экземпляры, а их пакеты) действительно нуждаются в постоянном управлении: акции дают
возможность участвовать в управлении соответствующим акционерным обществом, а
облигации свободно обращаются на рынке.
Специальные правила о доверительном управлении ценными бумагами, содержащиеся в
ГК (ст. 1025), сводятся к тому, что при передаче в доверительное управление ценных бумаг
может быть предусмотрено объединение ценных бумаг, передаваемых в управление разными
лицами, и что правомочия доверительного управляющего по распоряжению ценными бумагами
должны быть определены в договоре доверительного управления (видимо, в качестве
дополнительного существенного условия). Иные особенности доверительного управления
ценными бумагами определяются законом.
Такой закон, который бы регулировал специальным образом правоотношения, связанные
с доверительным управлением ценными бумагами, до настоящего времени не принят.
Некоторые особые правила установлены Федеральным законом "О рынке ценных бумаг". В
частности, в названном Законе (ст. 5) несколько расширено понятие объектов доверительного
управления ценными бумагами: к их числу отнесены не только сами ценные бумаги, но и
денежные средства, предназначенные для инвестирования в ценные бумаги, а также денежные
средства и ценные бумаги, приобретаемые в процессе управления ценными бумагами.
По мнению Л.Ю. Михеевой, при доверительном управлении ценными бумагами
действительным его объектом являются не ценные бумаги, а имущественные права. Она
пишет: "В сущности в данной ситуации... происходит управление имущественным правом,
которое данная вещь (ценная бумага) лишь удостоверяет" <*>. А поскольку при доверительном
управлении имущественными правами, а равно "при передаче именной ценной бумаги в
доверительное управление уступки права требования не должно быть", учредитель должен
выдать "управляющему доверенность (как и в случае управления имущественными правами),
наличие которой позволит последнему совершать необходимые действия" <**>.
--------------------------------
<*> Михеева Л.Ю. Указ. соч. С. 120.
<**> Михеева Л.Ю. Указ. соч. С. 121.
КонсультантПлюс: примечание.
Текст монографии Л.Ю. Михеевой "Доверительное управление имуществом. Комментарий
законодательства" включен в информационный банк по состоянию на 23.08.2001.

В связи с указанными суждениями Л.Ю. Михеевой следует отметить, что в другой работе
(Л.Р. Юлдашбаевой) обоснованно указывалось на то, что в случае с ценной бумагой,
выраженной в документарной форме, "необходимо говорить не о правообладании, а о
владении вещью - ценной бумагой. Если в случае с классической вещью - материальным
предметом - происходит передача владения доверительному управляющему, то в случае с
ценными бумагами также должна произойти передача владения. Иначе доверительный
управляющий не сможет реализовать свои правомочия по управлению ценными бумагами,
переданными в доверительное управление. Ведь... осуществление или передача
имущественных прав, удостоверенных ценной бумагой, возможны только при предъявлении
ценной бумаги (документа)" <*>. Л.Р. Юлдашбаева высказывает также сомнения относительно
необходимости для доверительного управляющего действовать, осуществляя доверительное
управление ценными бумагами, на основе доверенности, выдаваемой правообладателем. По
ее мнению, "то, что для управления имущественными правами требуется доверенность, не
вытекает из положений главы 53 ГК РФ. По нашему мнению, как не требуется доверенность при
осуществлении доверительным управляющим своих правомочий в отношении вещей, так и не
требуется доверенность в отношении имущественных прав" <**>. Свою позицию Л.Р.
Юлдашбаева аргументирует тем, что доверительный управляющий, осуществляя управление
доверенным ему имуществом, действует от своего имени, информируя при этом контрагентов,
что он совершает соответствующие сделки в качестве доверительного управляющего <***>.
--------------------------------
<*> Юлдашбаева Л.Р. Правовое регулирование оборота эмиссионных ценных бумаг
(акций, облигаций). М.: Статут, 1999. С. 187.
<**> Там же. С. 189.
<***> См.: Там же.

Доводы Л.Р. Юлдашбаевой представляются обоснованными. Доверенностью, как
известно, признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для
представительства перед третьими лицами (п. 1 ст. 185 ГК). Невозможно, действуя по
доверенности, одновременно совершать сделки от своего имени. Одно исключает другое.
Одним из наиболее спорных видов имущества (в отечественной юридической
литературе), которые в соответствии с ГК (ст. 1013) могут при определенных условиях служить
объектами доверительного управления, являются деньги. В круг объектов доверительного
управления имуществом деньги были введены уже приводившейся нормой, довольно
необычной по своему содержанию: "Не могут быть самостоятельным объектом доверительного
управления деньги, за исключением случаев, предусмотренных законом" (п. 2 ст. 1013 ГК). Дело
в том, что при подготовке проекта ГК не могла не учитываться реально существующая
банковская практика по осуществлению так называемых трастовых операций. Вместе с тем
разработчики проекта ГК хотели подчеркнуть исключительность таких ситуаций, когда деньги
используются в качестве объекта доверительного управления, поскольку в обычных ситуациях
использование денег в имущественном обороте опосредуется другими видами гражданско-
правовых договоров, обеспечивающих хотя бы минимальные гарантии владельцам денежных
средств. Повышенный риск утраты имущества, переданного в доверительное управление, в
сочетании с отсутствием стабильности в банковской системе и пренебрежительным
отношением к клиентам и к чужому имуществу не мог не вызывать опасений у разработчиков
проекта нового российского ГК.
Надо сказать, что эти опасения были не напрасными. Не успел проект части второй
Гражданского кодекса стать законом, на основе содержащегося в нем (в проекте)
исключительного положения, допускающего доверительное управление деньгами в случаях,
установленных законом, тут же появился закон, разрешивший использование чужих денег в
порядке их доверительного управления и превративший тем самым исключительный случай,
предусмотренный ГК, в рядовую коммерческую операцию. Речь идет о Федеральном законе "О
внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О банках и банковской деятельности",
принятом Государственной Думой 7 июля 1995 г. и подписанном Президентом Российской
Федерации 3 февраля 1996 г. <*> (как известно, часть вторая ГК введена в действие с 1 марта
1996 г.).
--------------------------------
<*> Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 6. Ст. 492.

В соответствии со ст. 5 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" (в
редакции от 3 февраля 1996 г.) всякая кредитная организация (необязательно банк) среди всех
прочих сделок может совершать и доверительное управление денежными средствами по
договору с физическими и юридическими лицами. Возможность для любой кредитной
организации выступать в качестве доверительного управляющего денежными средствами
ничем не ограничена и не обусловлена.
Еще раньше появился Указ Президента РФ от 26 июля 1995 г. N 765 "О дополнительных
мерах по повышению эффективности инвестиционной политики Российской Федерации" <*>,
который чудесным образом превратил незаконные финансовые компании, собиравшие деньги
граждан и юридических лиц (по существу занимавшие деньги), в управляющие компании так
называемых паевых инвестиционных фондов, которые призваны осуществлять доверительное
управление денежными средствами инвесторов (т.е. незаконно собранными деньгами граждан
и организаций) путем инвестирования их в ценные бумаги, недвижимость, банковские депозиты
и иное имущество. Причем инвесторы (т.е. обобранные финансовыми компаниями граждане и
организации) по всем канонам доверительного управления имуществом как его учредители
были лишены права давать так называемым управляющим компаниям какие-либо указания или
иным образом вмешиваться в осуществление ими своих прав и исполнение обязанностей (п. 10
и 11 Указа Президента РФ от 26 июля 1995 г. N 765).
--------------------------------
<*> Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 31. Ст. 3097.

Данный Указ в момент его издания противоречил закону, поскольку вводил
доверительное управление чужими денежными средствами явочным порядком, в то время как
согласно действовавшей уже в тот период ст. 209 (п. 4) ГК собственник был наделен правом
передать свое имущество в доверительное управление другому лицу - доверительному
управляющему. Иными словами, правоотношения доверительного управления могли
возникнуть не иначе как по воле собственника, а не путем нормативного признания незаконно
присвоенных денежных средств паевым инвестиционным фондом, находящимся в
доверительном управлении у незаконной же финансовой компании (теперь - управляющей
компании).
Что касается правовой оценки денежных средств как объекта доверительного
управления, то спектр позиций, высказанных в юридической литературе, чрезвычайно широк: от
полного неприятия до поддержки и одобрения.
Так, по мнению В.А. Дозорцева, "денежное доверительное управление" отличается от
доверительного управления по главе 53 ГК и вообще не подпадает под действие его статей
1012 - 1026. "Денежное доверительное управление" - это даже не разновидность договора о
доверительном управлении, оно относится к договору поручения... "Доверительное
управление" и "денежное доверительное управление", - делает вывод В.А. Дозорцев, - разные
виды договоров и не ввиду противоречивости правил о возможности передачи денег в
доверительное управление. Различаются все основные элементы правовой регламентации"
<*>.
--------------------------------
<*> Дозорцев В.А. Указ. соч. С. 540.

Е.А. Суханов полагает, что исключается возможность использования в качестве объекта
доверительного управления наличных денег, поскольку они "не относятся к индивидуально-
определенным вещам, а при их использовании в имущественном обороте право собственности
на соответствующие купюры неизбежно утрачивается и они не могут быть возвращены
собственнику по окончании срока договора...". В то же время, по мнению Е.А. Суханова, "в
доверительное управление при определенных условиях могут быть переданы числящиеся на
банковском счете (и тем самым юридически обособленные) безналичные денежные средства...
представляющие собой обязательственное право требования клиента к банку. В этом смысле
можно говорить о доверительном управлении банковским счетом или банковским вкладом" <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право: В 2 т. Т. II, полутом 2: Учебник. С. 123 - 124.

С позицией Е.А. Суханова (в части наличных денежных средств) категорически не
соглашается Н.С. Ковалевская, которая указывает: "По этому поводу можно привести два
возражения: во-первых, по прямому указанию закона деньги могут быть самостоятельным
объектом доверительного управления в случаях, предусмотренных законом (п. 2 ст. 1013 ГК),
во-вторых, как хранение, так и расчеты все более производятся в безналичной форме в
доверительное управление" <*>. Правда, последний аргумент непонятен: как наличные деньги,
передаваемые в доверительное управление, могут вдруг превратиться в безналичные (видимо,
так же, как и "хранение").
--------------------------------
<*> Коммерческое право: Учебник / А.Ю. Бушев, О.А. Городов, Н.С. Ковалевская и др. С.
409.

Не видит проблем с таким объектом доверительного управления, как наличные деньги, и
В.В. Чубаров: "Специфика передачи в доверительное управление денежных средств, т.е.
вещей, определяемых родовыми признаками, путем передачи их наличными состоит в том, что
собственник, передав их в управление другому лицу, право собственности на них теряет.
Взамен он приобретает обязательственное право требования эффективного использования
денежной суммы, эквивалентной той, которая была им передана" <*>. Но ведь смысл
доверительного управления имуществом как раз и состоит в том, что собственник сохраняет за
собой право собственности на имущество, переданное в доверительное управление! Если же
он "право собственности теряет" и что-то получает взамен, то мы имеем совершенно другой тип
правоотношений, никак не связанный с доверительным управлением имуществом.
--------------------------------
<*> Гражданское право России. Часть вторая: Обязательственное право: Курс лекций. С.
572.

Л.Г. Ефимова сокрушается по поводу того, что судебно-арбитражная практика "негативно

<< Предыдущая

стр. 116
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>