<< Предыдущая

стр. 117
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

относится к операциям по доверительному управлению безналичными денежными
средствами". "Кредитные организации, - подчеркивает Л.Г. Ефимова, - могут осуществлять
доверительное управление денежными средствами (как и ценными бумагами) двумя
способами: по индивидуальным договорам с учредителями управления и обезличенно, путем
создания общих фондов банковского управления..." <*>
--------------------------------
<*> Ефимова Л.Г. Банковские сделки: право и практика. М., 2001. С. 628.

И все же "денежное доверительное управление", когда деньги выступают в качестве
самостоятельного объекта такого управления, строго говоря, не укладывается в рамки норм,
содержащихся в гл. 53 ГК. Ведь суть обязательства, вытекающего из договора доверительного
управления, состоит в том, что его учредитель передает свое имущество на определенный срок
доверительному управляющему, который обязан осуществлять управление этим имуществом в
интересах учредителя или выгодоприобретателя, а при прекращении доверительного
управления - возвратить это имущество учредителю (п. 1 ст. 1012, п. 3 ст. 1024 ГК).
Если в доверительное управление передаются наличные денежные средства, то они
просто увеличивают имущество доверительного управляющего, и даже в том случае, если
собственник указанных денег взамен получает право требования к доверительному
управляющему (скажем, вернуть учредителю через пять лет сумму, в 5 раз превышающую
полученную <*>), то эти правоотношения никак нельзя квалифицировать как доверительное
управление, поскольку за учредителем не сохраняется право собственности на имущество,
переданное в доверительное управление. Скорее, указанные правоотношения напоминают
заемные обязательства с элементами договора на оказание услуг, причем в этом случае услугу
оказывает "учредитель доверительного управления" путем передачи своих денежных средств в
распоряжение управляющего.
--------------------------------
<*> Как тут не вспомнить "Русский дом "Селенга", АО "МММ" и другие незаконные
финансовые организации, которые так и действовали!

Что касается безналичных денежных средств, т.е. средств на банковском счете или
депозите, то такие правоотношения по своей правовой природе действительно представляют
собой обязательственные права требования владельцев счетов и вкладчиков к
соответствующей кредитной организации, которые могут служить объектом различных сделок
как имущественные права. Вместе с тем передача этих денежных средств той же кредитной
организации, в которой открыты банковские счета и вклады, означает, что кредитор, ранее уже
предоставивший свои средства в распоряжение данной кредитной организации, теперь
передает ей же свои права требования к этой же кредитной организации. Таким образом,
кредитная организация будет осуществлять "доверительное управление" правами требования
по обязательствам, в которых она является должником. Получается простая вещь: заключив
договор доверительного управления безналичными денежными средствами с кредитной
организацией, в которой они размещены, владелец указанных средств лишает себя прав
потребовать возврата в течение всего срока "доверительного управления" этих средств,
безусловно ему принадлежащих как владельцу счета или вклада. Взамен он получает ничем не
гарантированное обещание "прирастить" соответствующую денежную сумму. По-видимому,
такого рода операции должны сопровождаться солидным обеспечением или страхованием
ответственности кредитных организаций.
В связи с изложенным представляется, что законодатель, допустив применение денег в
качестве объекта доверительного управления, должен был обеспечить позитивное
регулирование соответствующих правоотношений. Об этом свидетельствует и правило,
содержащееся в ГК (п. 2 ст. 1013), о невозможности использования денег как самостоятельного
объекта доверительного управления, за исключением случаев, предусмотренных законом.
Установление в Федеральном законе "О банках и банковской деятельности" (ст. 5) прямо
противоположного правила не есть соблюдение требования ГК. В этих целях необходимо
разработать целый комплекс норм, которые бы обеспечили детальное правовое регулирование
договора доверительного управления денежными средствами как отдельного вида договора
доверительного управления имуществом путем введения специальных правил, изменяющих
(применительно к доверительному управлению денежными средствами) действие общих
правил о доверительном управлении имуществом. И сделать это можно только на уровне
федерального закона, как это и предусмотрено в п. 2 ст. 1013 ГК.
И наконец, еще один возможный объект доверительного управления имуществом,
названный в ГК (п. 1 ст. 1013), - исключительные права. Как известно, среди объектов
гражданских прав особое место занимают результаты интеллектуальной деятельности, в том
числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность). В соответствии со ст.
138 ГК в случаях и в порядке, установленных законом, признается исключительное право
(интеллектуальная собственность) гражданина или юридического лица на результаты
интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации
юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или оказываемых услуг
(фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т.п.). Использование
результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, которые являются
объектами исключительных прав, может осуществляться третьими лицами только с согласия
правообладателя.
Обладателями исключительных прав, способных служить объектом доверительного
управления имуществом, являются авторы произведений науки, литературы и искусства, а
обладателями так называемых смежных прав - производители фонограмм, исполнители
произведений, постановщики и др.; а также патентообладатели, владельцы товарных знаков,
знаков обслуживания, наименований мест происхождения товаров.
Так, в соответствии с Законом Российской Федерации "Об авторском праве и смежных
правах" <*> (ст. 16) автору в отношении его произведения принадлежат исключительные права
на использование произведения в любой форме и любым способом (право на
воспроизведение, распространение, на публичный показ или публичное исполнение, право на
перевод и др.). Автор права на произведение может реализовать свои имущественные права
путем их передачи на основе авторского договора о передаче исключительных прав или на
основе авторского договора о передаче неисключительных прав (ст. 30 Закона).
Исключительные права принадлежат также исполнителю в отношении его исполнения или
постановки, в том числе право на использование исполнения или постановки в любой форме,
включая право на получение вознаграждения за каждый вид использования исполнения или
постановки (ст. 37 Закона).
--------------------------------
<*> Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. N 32. Ст.
1242.

Указанные исключительные права соответствуют требованиям ГК (гл. 53),
предъявляемым к объектам доверительного управления имуществом: они могут быть
обособлены и вверены доверительному управляющему, который, осуществляя управление
названными исключительными правами, может давать разрешение на использование
авторских произведений, исполнение и постановку, получать причитающееся за это автору или
исполнителю вознаграждение и т.д.
Спецификой авторского права является установленная законодательством возможность
коллективного управления исключительными правами авторов и обладателей смежных прав. В
соответствии со ст. 44 Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" в целях обеспечения
имущественных прав авторов, исполнителей и иных обладателей смежных прав могут
образовываться организации, управляющие имущественными правами указанных лиц на
коллективной основе. Такие организации создаются непосредственно обладателями авторских
и смежных прав и действуют в пределах полученных от них полномочий на основе устава,
утверждаемого в порядке, установленном законодательством.
Организация, управляющая имущественными правами на коллективной основе, не вправе
заниматься коммерческой деятельностью. Любой автор, его наследник или иной обладатель
авторских и смежных прав вправе передать по договору осуществление своих имущественных
прав организации, которая в этом случае, если управление такой категорией прав относится к
ее уставной деятельности, обязана принять на себя осуществление этих прав на коллективной
основе. При этом организация, управляющая имущественными правами на коллективной
основе, должна совершать юридические действия от имени представляемых ею обладателей
авторских и смежных прав и на основе полученных от них полномочий, в частности
согласовывать с пользователями размер вознаграждения и другие условия, на которых
выдаются лицензии; предоставлять лицензии пользователям, собирать предусмотренные
лицензиями вознаграждения и т.п. (ст. 45, 46 Закона).
Вместе с тем нельзя не отметить, что коллективное управление исключительными
правами обладателей авторских и смежных прав не может быть признано доверительным
управлением имуществом. Как правильно отмечает Е.А. Суханов, "предусмотренное ст. 44 - 47
Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" "коллективное управление
имущественными правами" не является разновидностью доверительного управления правами,
ибо оно осуществляется от имени правообладателей некоммерческими организациями и
касается совершения последними исключительно юридических действий. По своей
юридической природе отношения правообладателей и созданных ими организаций,
управляющих имущественными правами на коллективной основе, относятся к обязательствам
из договора поручения или агентского договора" <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право: В 2 т. Т. II, полутом 2: Учебник. С. 120.

Патентообладатели в соответствии с Патентным законом Российской Федерации <*>
обладают исключительными правами на использование охраняемых патентами изобретений,
полезных моделей промышленных образцов (ст. 10). Эти права также могут служить объектом
доверительного управления, в частности осуществляя управление исключительными правами
патентообладателя, доверительный управляющий мог бы заключать лицензионные договоры,
на основе которых иные лица за вознаграждение получали бы право на использование
объектов промышленной собственности.
--------------------------------
<*> Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. N 42. Ст.
2319.

Согласно Закону Российской Федерации "О товарных знаках, знаках обслуживания и
наименованиях мест происхождения товаров" <*> владелец товарного знака или знака
обслуживания имеет исключительное право пользоваться и распоряжаться товарным знаком, а
также запрещать его использование другими лицами (ст. 4). Здесь, как и в случае с
исключительными правами патентообладателя, не возникает проблем с индивидуализацией и
обособлением указанных исключительных прав от иного имущества как учредителя
доверительного управления - владельца товарного знака или знака обслуживания, так и
доверительного управляющего, поскольку на всякий зарегистрированный товарный знак или
знак обслуживания выдается свидетельство, которое удостоверяет исключительное право
владельца соответствующего знака. Деятельность доверительного управляющего по
управлению исключительными правами на товарный знак или знак обслуживания включает, в
частности, предоставление за вознаграждение иным лицам права на использование товарного
знака (знака обслуживания) на основе лицензионных договоров, а также защиту названных
исключительных прав.
--------------------------------
<*> Там же. Ст. 2322.

Объектами доверительного управления могут служить также исключительные права на
иные результаты интеллектуальной деятельности, например программы для ЭВМ и базы
данных, топологии интегральных микросхем, секционные достижения и некоторые другие.

4. Форма и существенные условия договора

Как известно, договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в
подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора
(п. 1 ст. 432 ГК).
Общие требования к форме договора доверительного управления имуществом
ограничиваются тем, что указанный договор должен быть заключен в простой письменной
форме. Это означает, что договор доверительного управления имуществом может быть
заключен не только в форме единого документа, подписанного учредителем доверительного
управления и доверительным управляющим, но и путем обмена документами посредством
почтовой, телеграфной, телетайпной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно
установить, что соответствующий документ исходит от стороны по договору. В последнем
случае форма договора доверительного управления считается соблюденной, если на
предложение одной из сторон, содержащее все существенные условия договора (оферта),
получен ответ другой стороны (акцепт) о полном и безоговорочном принятии этого
предложения (ст. 160, 434 ГК).
Вместе с тем применительно к доверительному управлению имуществом действует
специальное правило, касающееся последствий нарушения требований письменной формы
договора. Если в соответствии с общими положениями несоблюдение простой письменной
формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее
условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие
доказательства, т.е. не делает сделку недействительной (п. 1 ст. 162 ГК), то несоблюдение
формы договора доверительного управления имуществом влечет его недействительность (п. 3
ст. 1017 ГК).
Некоторые особенности установлены в отношении формы договора доверительного
управления недвижимым имуществом: в силу отсылочной нормы (п. 2 ст. 1017 ГК) такой
договор должен быть заключен в форме, предусмотренной для договора продажи недвижимого
имущества. В соответствии с п. 1 ст. 550 ГК договор продажи недвижимости заключается в
письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами.
Следовательно, при заключении договора доверительного управления недвижимым
имуществом исключается схема заключения договора между отсутствующими, когда стороны
обмениваются письмами, телеграммами и т.п. и их волеизъявления не совпадают во времени.
Нормы о форме договора доверительного управления имуществом (ст. 1017 ГК) не
включают каких-либо специальных правил (даже в виде отсылочных норм), которые
регламентировали бы форму договора доверительного управления предприятием как
имущественным комплексом. Однако, учитывая общую отсылку к правилам о форме договора
продажи недвижимости и бесспорное сходство правоотношений, можно предположить, что в
этих случаях должны применяться нормы о форме договора продажи предприятия (в силу
аналогии закона). Как известно, договор продажи предприятия заключается в простой
письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами, с
обязательным приложением к нему акта инвентаризации; бухгалтерского баланса; заключения
независимого аудитора о составе и стоимости предприятия, а также перечня всех долгов
(обязательств), включаемых в состав предприятия, с указанием кредиторов, характера,
размера и сроков их требований (ст. 561 ГК).
Соблюдение названных требований, предъявляемых к форме договора продажи
предприятия, при заключении договора доверительного управления предприятием необходимо
не только в силу формального применения принципа аналогии закона к сходным
правоотношениям. Этого требуют согласование сторонами существенного условия договора о
составе имущества, передаваемого в доверительное управление (п. 1 ст. 1016 ГК), а также
необходимость обособления имущества, переданного в доверительное управление, от другого
имущества учредителя управления, а также от имущества доверительного управляющего,
который должен отражать это имущество (предприятие) на отдельном балансе и вести по нему
самостоятельный учет (п. 1 ст. 1018 ГК). Очевидно, что без акта инвентаризации предприятия,
бухгалтерского баланса, заключения аудитора о составе имущества и стоимости предприятия,
а также перечня обязательств, передаваемых в доверительное управление в составе
имущества предприятия, выполнить эти требования невозможно.
Другое требование, соблюдение которого является необходимым условием признания
договора заключенным, - достижение сторонами соглашения по всем существенным условиям
договора.
Ряд сведений, которые в обязательном порядке должны содержаться в договоре
доверительного управления имуществом, указаны в ГК (п. 1 ст. 1016). К их числу относятся
следующие: состав имущества, передаваемого в доверительное управление; наименование
юридического лица или имя гражданина, в интересах которого осуществляется доверительное
управление имуществом (учредителя управления или выгодоприобретателя); размер и форма
вознаграждения управляющему, если выплата вознаграждения предусмотрена договором; срок
действия договора.
Кроме того, в гл. 53 ГК имеется несколько правил, уточняющих и детализирующих (прямо
или косвенно) указанные существенные условия договора доверительного управления.
Относительно имущества, передаваемого в доверительное управление, предусмотрено, что
оно должно быть обособлено от иного имущества учредителя управления, а также от
имущества доверительного управляющего (п. 1 ст. 1018 ГК), поэтому, видимо, в договоре
должен быть определен порядок такого обособления имущества. Кроме того, предусмотрена
возможность передачи в доверительное управление имущества, обремененного залогом, и для
этих случаев установлено правило, в соответствии с которым доверительный управляющий
должен быть предупрежден о том, что передаваемое им в доверительное управление
имущество обременено залогом. Правда, указание о таком обременении имущества не
относится к существенным условиям договора доверительного управления имуществом,
поскольку его отсутствие в тексте договора не влечет признание договора недействительным.
На этот случай предусмотрено иное последствие: доверительный управляющий наделен
правом потребовать в суде расторжения договора доверительного управления имуществом и
уплаты причитающегося ему по договору вознаграждения за один год (ст. 1019 ГК). Очевидно,
что подобное требование о расторжении договора может быть предъявлено лишь при условии,
что указанный договор признается заключенным.
Особые требования к имуществу предусмотрены применительно к договору
доверительного управления по основаниям, определенным законом. В частности, орган опеки и
попечительства вправе заключить договор доверительного управления имуществом с
доверительным управляющим лишь в том случае, если имеется необходимость постоянного
управления недвижимым и ценным движимым имуществом. Что касается остального
имущества подопечного, то оно не передается в доверительное управление и в отношении его
сохраняются полномочия опекуна или попечителя (п. 1 ст. 38 ГК).
Вместе с тем в юридической литературе применительно к указанным правоотношениям
принято не придавать правового значения именно ценности движимого имущества,
передаваемого в доверительное управление. Например, В.А. Дозорцев указывает:
"Доверительное управление учреждается обычно в отношении комплекса имущества, но
передавать его в управление имеет смысл (при отсутствии недвижимого имущества), только
если в его составе имеется "ценное" движимое имущество, иначе в особом "управлении" нет
смысла". "Кстати, понятие "ценное имущество", - пишет далее В.А. Дозорцев, - ГК не
определяет и никого не связывает в этом отношении. Статья 38 говорит не о составе объектов
доверительного управления, а об основаниях возникновения отношений по доверительному
управлению" <*>.
--------------------------------
<*> Дозорцев В.А. Указ. соч. С. 534.

Действительно, для движимого имущества, являющегося объектом доверительного
управления, правовое значение имеет не его ценность, а такие его качества, как
индивидуальная определенность, а также возможность его обособления и учета на отдельном
балансе у доверительного управляющего. Скажем, даже одна акция или облигация, имеющая
незначительную стоимость, может быть передана в доверительное управление с учетом того,
что при передаче в доверительное управление ценных бумаг допускается их объединение

<< Предыдущая

стр. 117
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>