<< Предыдущая

стр. 120
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Отношения между учредителем управления и доверительным управляющим
("внутренние" отношения) представляют собой обязательство, вытекающее из договора
доверительного управления имуществом, которое относится к категории обязательств по
оказанию услуг. Услуги, оказываемые доверительным управляющим учредителю управления,
состоят в деятельности по осуществлению управления имуществом последнего. В свою
очередь, эта деятельность складывается из совокупности всех юридических и фактических
действий, предпринимаемых доверительным управляющим для обеспечения эффективного
управления имуществом.
В договоре доверительного управления имуществом не должен определяться конкретный
набор таких действий, иначе будет утрачен отличительный признак этого договора:
осуществление доверительным управляющим в пределах, предусмотренных законом и
договором, правомочий собственника в отношении имущества, переданного в доверительное
управление. Учредитель доверительного управления имеет возможность повлиять на круг
возможных действий доверительного управляющего лишь косвенным образом, исключив или
ограничив его отдельные правомочия либо определив пределы их осуществления. О
правомочиях доверительного управляющего в отношении недвижимого имущества позаботился
законодатель, установив норму, в соответствии с которой распоряжение недвижимым
имуществом доверительный управляющий осуществляет в случаях, предусмотренных
договором доверительного управления. Следовательно, какие-либо действия доверительного
управляющего, связанные с распоряжением доверенной ему недвижимостью, возможны,
только если об этом прямо сказано в договоре.
Таким образом, если брать во внимание "внутренние" отношения доверительного
управления, то осуществление доверительным управляющим управления имуществом путем
совершения необходимых фактических и юридических действий по поводу этого имущества
представляет собой не что иное, как исполнение обязательств перед учредителем управления
по договору доверительного управления имуществом.
Контроль за исполнением доверительным управляющим своих обязательств по договору
доверительного управления имуществом осуществляется учредителем управления и
выгодоприобретателем путем истребования от доверительного управляющего отчета о его
деятельности. Срок и порядок предоставления отчета доверительным управляющим относятся
к предмету договора доверительного управления имуществом и поэтому являются его
существенным условием.
В юридической литературе высказывалась и иная позиция относительно порядка и сроков
представления доверительным управляющим отчета о своей деятельности учредителю
управления и выгодоприобретателю. Так, Л.Ю. Михеева указывает: "Если порядок и сроки
представления отчета не предусмотрены договором, то очевидно, что управомоченные лица
могут потребовать отчета в любое время, а управляющий, в свою очередь, в соответствии с п. 2
ст. 314 ГК РФ обязан в семидневный срок со дня предъявления требования необходимую
информацию предоставить". "Сложнее обстоит дело, - продолжает Л.Ю. Михеева, - с порядком
представления отчета, поскольку при отсутствии в договоре условия о порядке могут быть
применены только обычаи делового оборота (во всяком случае, необходимо представить всю
бухгалтерскую отчетность, связанную с управлением)" <*>.
--------------------------------
<*> Михеева Л.Ю. Указ. соч. С. 133.
КонсультантПлюс: примечание.
Текст монографии Л.Ю. Михеевой "Доверительное управление имуществом. Комментарий
законодательства" включен в информационный банк по состоянию на 23.08.2001.

Представляется, что данная позиция не может быть признана основанной на
законодательстве. Норма об отчетности доверительного управляющего сформулирована как
императивная: согласно п. 4 ст. 1020 ГК доверительный управляющий представляет
учредителю управления и выгодоприобретателю отчет о своей деятельности в сроки и в
порядке, которые установлены договором доверительного управления имуществом. Указав, что
в договоре доверительного управления имуществом должно присутствовать условие о порядке
и сроках представления доверительным управляющим отчета о своей деятельности,
законодатель тем самым дал понять, что такое условие как минимум необходимо для
договоров данного типа, а следовательно, оно является существенным для всякого договора
доверительного управления имуществом, даже если не принимать во внимание то
обстоятельство, что указанное условие относится к предмету этого договора. Что касается
общих положений о бессрочных обязательствах (п. 2 ст. 314 ГК), то они могут применяться
только в том случае, если на этот счет отсутствуют специальные правила, регулирующие
конкретный тип договора.
Если же отбросить аргументы формально-юридического толка, то и в этом случае мы
должны признать, что вывод о том, что "управомоченные лица могут потребовать отчета в
любое время", а не в те сроки, которые указаны в договоре, при этом порядок предоставления
такого отчета доверительным управляющим регламентируется обычаями делового оборота (но
уж во всяком случае должна представляться вся бухгалтерская отчетность), противоречит
существу обязательств по договору доверительного управления имуществом. Осуществление
управления имуществом, наделение при этом доверительного управляющего правомочиями
собственника исключает возможность постоянного и мелочного контроля его деятельности со
стороны учредителя управления и выгодоприобретателя. Представим себе картину, когда
доверительный управляющий, осуществляющий управление доверенным ему предприятием,
вынужден представлять отчет о своей деятельности учредителю или выгодоприобретателю
("всю бухгалтерскую отчетность", как пишет Л.Ю. Михеева) в любое время по их усмотрению
(скажем, каждый день). В таких условиях осуществлять управление предприятием в принципе
невозможно!
КонсультантПлюс: примечание.
Текст монографии Л.Ю. Михеевой "Доверительное управление имуществом. Комментарий
законодательства" включен в информационный банк по состоянию на 23.08.2001.
Еще одна характерная черта исполнения обязательства доверительного управляющего
состоит в том, что, осуществляя управление доверенным ему имуществом, он должен
действовать не в своих интересах, а в интересах учредителя управления или
выгодоприобретателя. Что означает для доверительного управляющего действовать в
интересах указанных лиц? По мнению В.А. Дозорцева, "управляющий, прежде всего, должен
проявлять заботливость об их интересах" <*>.
--------------------------------
<*> Дозорцев В.А. Указ. соч. С. 548.

П.В. Турышев считает использование термина "интерес" в понятии договора
доверительного управления имуществом неудачным и делает вывод о "предпочтительности его
замены термином "цель доверительного управления" <*>.
--------------------------------
<*> Турышев П.В. Траст и договор доверительного управления имуществом. Автореф.
дис... канд. юрид. наук. М., 1997. С. 16.

Л.Ю. Михеева верно указывает: "Нормы ГК РФ о договоре доверительного управления не
содержат никаких требований, которые характеризовали бы действия управляющего,
совершаемые в интересах выгодоприобретателя или учредителя, за исключением "проявления
об их интересах должной заботливости" (ст. 1022). Очевидно, что действиями не в интересах
выгодоприобретателя будут такие, которые в итоге привели к уменьшению стоимости
управляемого имущества либо к иным неблагоприятным имущественным последствиям...
весьма разумно было бы расценивать как действия не в интересах бенефицианта и различного
рода рискованные мероприятия" <*>.
--------------------------------
<*> Михеева Л.Ю. Указ. соч. С. 126 - 127.
КонсультантПлюс: примечание.
Текст монографии Л.Ю. Михеевой "Доверительное управление имуществом. Комментарий
законодательства" включен в информационный банк по состоянию на 23.08.2001.

Действительно, формула закона, в соответствии с которой доверительный управляющий
осуществляет управление имуществом "в интересах учредителя управления или
выгодоприобретателя", свидетельствует лишь о том, что, управляя доверенным ему
имуществом, управляющий действует не в своих интересах. Речь в данном случае не идет о
субъективном отношении доверительного управляющего к своим действиям по управлению
имуществом или к учредителю (выгодоприобретателю).
Интересы учредителя или выгодоприобретателя выражены четкой правовой нормой:
права, приобретенные доверительным управляющим в результате действий по
доверительному управлению имуществом, включаются в состав переданного в доверительное
управление имущества; обязанности, возникшие в результате таких действий доверительного
управляющего, исполняются за счет этого имущества (п. 3 ст. 1020 ГК).
По этой причине, в частности, вряд ли возможно выделять в качестве самостоятельной
обязанности доверительного управляющего выплату доходов, полученных в результате
управления имуществом, учредителю управления или выгодоприобретателю, как это делает,
например, Л.Г. Ефимова <*>. Более приемлемым представляется суждение Л.Ю. Михеевой,
которая пишет: "Использованный законодателем оборот "в интересах учредителя управления
или указанного им лица" сам по себе вовсе не означает, что доход от управления должен быть
передан этим лицам. Наоборот, общим правилом является указание п. 2 ст. 1020 о том, что
права, приобретенные в связи с доверительным управлением, включаются в состав
переданного в управление имущества" <**>.
--------------------------------
<*> См.: Ефимова Л.Г. Указ. соч. С. 631.
<**> Михеева Л.Ю. Указ. соч. С. 133.
КонсультантПлюс: примечание.
Текст монографии Л.Ю. Михеевой "Доверительное управление имуществом. Комментарий
законодательства" включен в информационный банк по состоянию на 23.08.2001.

Существенным требованием, предъявляемым к исполнению обязательств
доверительным управляющим, и одновременно отличительным признаком правоотношений
доверительного управления имуществом является требование личного исполнения указанного
обязательства (п. 1 ст. 1021 ГК).
Как уже отмечалось, принцип личного исполнения обязательств доверительным
управляющим не свидетельствует об особом лично-доверительном, фидуциарном характере
правоотношений между учредителем управления и доверительным управляющим. Данный
принцип характеризует не природу указанных правоотношений, а порядок исполнения
обязательств, вытекающих из договора доверительного управления имуществом.
В порядке исключения из общего правила доверительный управляющий может поручить
другому лицу совершение от имени доверительного управляющего определенных действий,
необходимых для управления имуществом, лишь в трех случаях:
если он уполномочен на это договором доверительного управления имуществом;
если он получил на это согласие учредителя в письменной форме;
если он вынужден к этому в силу обстоятельств для обеспечения интересов учредителя
управления или выгодоприобретателя и не имеет при этом возможности получить указания
учредителя управления в разумный срок.
При этом доверительный управляющий несет ответственность за действия избранного им
поверенного как за свои собственные (п. 2 ст. 1021 ГК).
Е.А. Суханов обращает внимание на то, что лицо, которому поручается совершение
определенных действий от имени доверительного управляющего, "не случайно именуется
законом "поверенным" (управляющего), ибо его действия юридически будут считаться
действиями самого управляющего, отвечающего за них "как за свои собственные"... Поэтому
отношения управляющего со своим "поверенным" ("заместителем") должны оформляться
договором поручения (доверенностью), а не субдоговором, обычно оформляющим возложение
исполнения договорного обязательства на третье лицо" <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право: В 2 т. Т. II, полутом 2: Учебник. С. 127.

И наконец, еще одна самостоятельная обязанность доверительного управляющего,
вытекающая из договора доверительного управления имуществом, состоит в том, что в случае
прекращения данного договора доверительный управляющий должен возвратить имущество
учредителю доверительного управления. Правда, договором доверительного управления
имуществом могут быть предусмотрены иные последствия его прекращения (п. 3 ст. 1024 ГК).
Иные последствия прекращения договора доверительного управления имуществом
(вместо возврата его учредителю) могут вытекать и из содержания договора при отсутствии в
его тексте прямых условий, определяющих судьбу имущества на случай прекращения
договора. Так, Л.Г. Ефимова приводит пример, когда договор предусматривал право
доверительного управляющего на распоряжение имуществом. "В этой ситуации, - указывает
Л.Г. Ефимова, - он лишен возможности вернуть имущество на момент прекращения договора,
если оно было продано в процессе управления. На этот случай в договоре должно быть
указано, что доверительный управляющий обязан вернуть учредителю управления деньги или
иной встречный эквивалент, полученный за проданное имущество" <*>.
--------------------------------
<*> Ефимова Л.Г. Указ. соч. С. 636.

Не оспаривая суждения Л.Г. Ефимовой (такое условие в договоре представляется
полезным), вместе с тем отметим, что этот вопрос решен в законодательном порядке. Имеется
в виду положение о том, что права, приобретенные доверительным управляющим в результате
действий по доверительному управлению имуществом, включаются в состав переданного в
доверительное управление имущества (п. 2 ст. 1020 ГК). Поэтому в приведенном примере вся
сумма, вырученная от продажи имущества, должна быть включена в состав имущества,
переданного в доверительное управление, и именно в таком своем качестве подлежит возврату
учредителю управления.
Завершая рассмотрение вопроса об обязанностях доверительного управляющего,
вытекающих из договора доверительного управления имуществом, в его взаимоотношениях с
учредителем доверительного управления и выгодоприобретателем ("внутренние"
правоотношения доверительного управления), хотелось бы обратить внимание еще на одну
проблему.
В юридической литературе можно встретить мнение о том, что недостаточная
определенность обязанностей доверительного управляющего является пробелом в правовом
регулировании. В связи с этим вносятся различные предложения, направленные на уточнение и
конкретизацию обязанностей доверительного управляющего. Так, Л.Ю. Михеева указывает:
"Неопределенность сущности правомочий доверительного управляющего и его обязанностей
по договору составляет одну из проблем практического применения данного института... Какие
критерии есть у российского суда при разрешении дела о возмещении убытков, возникших в
процессе доверительного управления имуществом?.. в конечном итоге - только требования
добросовестности, разумности и справедливости" <*>.
--------------------------------
<*> Михеева Л.Ю. Указ. соч. С. 137.
КонсультантПлюс: примечание.
Текст монографии Л.Ю. Михеевой "Доверительное управление имуществом. Комментарий
законодательства" включен в информационный банк по состоянию на 23.08.2001.

Решение этой проблемы Л.Ю. Михеева видит в том, чтобы дополнить ст. 1020 ГК рядом
норм диспозитивного характера. Например, предлагается норма следующего содержания:
"Если иное не предусмотрено законом или договором, доверительный управляющий обязан
предпринимать меры по охране имущества, переданного в доверительное управление,
обеспечивать получение в результате использования имущества плодов и доходов, а также
совершать иные действия по управлению, которые не влекли бы за собой уменьшение
стоимости имущества" <*>.
--------------------------------
<*> Михеева Л.Ю. Указ. соч. С. 140.
КонсультантПлюс: примечание.
Текст монографии Л.Ю. Михеевой "Доверительное управление имуществом. Комментарий
законодательства" включен в информационный банк по состоянию на 23.08.2001.

Не возражая против существа предлагаемых положений, все же отметим, что в сферу их
действия попали бы далеко не все случаи доверительного управления имуществом: о какой
охране имущества может идти речь, если в доверительное управление переданы
имущественные права (здесь уместен вопрос и о "плодах и доходах"); как можно управлять
имуществом гражданина, признанного безвестно отсутствующим, не уменьшая его стоимости,
если основная обязанность доверительного управляющего в этом случае состоит в выплате
содержания соответствующим гражданам и в погашении обязательств?
А главное - подобные предложения не могут рассматриваться в качестве проекта
правовой нормы, несоблюдение которой должно повлечь привлечение к ответственности или
иные негативные последствия для нарушителя. Скорее, указанные предложения могли бы
служить рекомендациями судам, рассматривающим споры, связанные с доверительным
управлением имуществом.
Правда, можно попытаться сформулировать определенные параметры деятельности
доверительного управляющего по осуществлению доверительного управления имуществом,
скажем, в виде перечня конкретных юридических и фактических действий, которые должен
совершать управляющий применительно к различным ситуациям и с учетом особенностей
отдельных видов имущества, переданного в доверительное управление. Однако при таком
подходе есть опасность "погубить" договор доверительного управления имуществом в качестве
самостоятельного типа гражданско-правовых договоров. Ведь смысл института доверительного
управления заключается в том, чтобы предоставить собственнику возможность обособить и
передать свое имущество в руки профессионального управляющего, наделив его
правомочиями, равносильными правомочиям самого собственника.
Впрочем, это прекрасно понимает и Л.Ю. Михеева, которая отмечает, что "нельзя было
бы императивно предопределить содержание обязанностей управляющего в нормах гл. 53 ГК,
поскольку в этом случае идея об "осуществлении правомочий собственника" потеряла бы
смысл. Ограничение правомочий не позволило бы построить столь желаемую конструкцию
передачи собственником забот об управлении имуществом другому лицу, отвечающему перед
ним таким обширным образом" <*>.
--------------------------------
<*> Там же. С. 139.
КонсультантПлюс: примечание.
Текст монографии Л.Ю. Михеевой "Доверительное управление имуществом. Комментарий
законодательства" включен в информационный банк по состоянию на 23.08.2001.

Видимо, проблема конкретизации правомочий и обязанностей доверительного
управляющего и выработки критериев оценки его деятельности будет решаться постепенно, по
мере расширения сферы применения договора доверительного управления имуществом в
гражданском обороте, увеличения количества дел, рассматриваемых судами, "наработки"
соответствующей судебной практики.
Если во "внутренних" правоотношениях доверительного управления (с учредителем
управления и выгодоприобретателем) мы обращали внимание в основном на обязанности
доверительного управляющего (за исключением права на вознаграждение и возмещение
понесенных расходов), то при анализе "внешних" правоотношений, складывающихся между
доверительным управляющим и третьими лицами - иными участниками имущественного
оборота, внимание следует акцентировать прежде всего на правомочиях доверительного
управляющего, которые предопределены спецификой его правового положения.
Дело в том, что с помощью фигуры доверительного управляющего происходит

<< Предыдущая

стр. 120
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>