<< Предыдущая

стр. 121
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

"персонификация" обособленного имущества, переданного в доверительное управление, в
целях обеспечения его непосредственного участия в имущественном обороте. Отсюда и
особый правовой статус доверительного управляющего, который в глазах третьих лиц
выполняет роль условного собственника, хозяина этого имущества.
Формально-юридически правовой статус доверительного управляющего определяется
тем, что он признается титульным владельцем имущества, переданного в доверительное
управление. От иных владельцев имущества, получивших свой титул на основе договора
(арендатора, ссудополучателя и т.п.), доверительный управляющий отличается тем, что он
уполномочен специальным образом на управление этим имуществом и обеспечение его
участия в имущественном обороте. Для выполнения этой задачи он наделяется правомочиями
по владению, пользованию и распоряжению имуществом, практически равными правомочиям
собственника.
В связи с этим правоотношения, складывающиеся между доверительным управляющим
(как титульным владельцем) и всеми остальными третьими лицами, носят абсолютный
характер. Доверительный управляющий вправе потребовать от любого и каждого соблюдения
его прав на имущество, переданное ему в доверительное управление. В случае же нарушения
этих прав доверительный управляющий может использовать все имеющиеся в его "арсенале"
вещно-правовые способы защиты. Об этом свидетельствует п. 3 ст. 1020, согласно которому
для защиты прав на имущество, находящееся в доверительном управлении, доверительный
управляющий вправе требовать устранения любого нарушения его прав (ст. 301, 302, 304, 305
ГК). Обеспечивая участие обособленного имущества, переданного в доверительное
управление, в имущественном обороте, доверительный управляющий вправе совершать с ним
всевозможные сделки. Однако в этом случае он должен соблюдать определенные требования,
предъявляемые законом. Согласно п. 3 ст. 1012 ГК сделки с переданным в доверительное
управление имуществом доверительный управляющий совершает от своего имени, указывая
при этом, что он действует в качестве именно доверительного управляющего. Это требование
считается соблюденным, если при совершении действий, не требующих письменного
оформления, другая сторона информирована об их совершении доверительным управляющим
в этом качестве, а в письменных документах после имени или наименования доверительного
управляющего сделана пометка "Д.У.".
Несоблюдение данного требования имеет то последствие, что обязательства по сделкам
возлагаются не на обособленное имущество, переданное в доверительное управление, а лично
на доверительного управляющего, который и несет ответственность перед третьими лицами -
контрагентами по этим сделкам - только принадлежащим ему имуществом.

Права и обязанности учредителя доверительного
управления и выгодоприобретателя

Учредитель доверительного управления имуществом передает свое имущество
доверительному управляющему и наделяет его правомочиями, необходимыми для
осуществления управления имуществом, сохраняя при этом (если он является собственником)
все свои вещно-правовые правомочия. Проблема конкуренции вещных правомочий
собственника и обязательственно-правовых правомочий доверительного управляющего в
отношении имущества, обособленного и переданного в доверительное управление, в период
действия договора доверительного управления имуществом разрешается в пользу правомочий
доверительного управляющего, поскольку в имущественном обороте именно он (а не
собственник) олицетворяет собой обособленное имущество. Поэтому собственник не вправе
вмешиваться в оперативную деятельность доверительного управляющего по осуществлению
управления имуществом. А на тот случай, если собственник (учредитель управления)
игнорирует права доверительного управляющего или допускает их нарушение, доверительный
управляющий может применить вещно-правовые способы защиты (п. 3 ст. 1020 ГК).
Вместе с тем, учитывая, что доверительный управляющий должен действовать в
интересах учредителя доверительного управления или назначенного им лица
(выгодоприобретателя), последние наделяются правом требовать от доверительного
управляющего представления отчета о своей деятельности. Такое требование может
предъявляться учредителем управления только в порядке и сроки, предусмотренные
договором доверительного управления имуществом.
Другое право учредителя управления - требовать возврата переданного в доверительное
управление имущества в случае прекращения договора, если иное не предусмотрено самим
договором.
Можно выделить также и право на получение выгоды (доходов) от управления
имуществом, которое по общему правилу реализуется путем применения положения о том, что
права, приобретенные доверительным управляющим в результате действий по
доверительному управлению имуществом, включаются в состав переданного в доверительное
управление имущества (п. 2 ст. 1020 ГК). Вместе с тем в договоре может быть предусмотрен
иной порядок получения учредителем управления выгод (доходов) от доверительного
управления имуществом, например зачисление всех полученных доходов на счет учредителя
управления или назначенного им лица (выгодоприобретателя).
Сложнее решается вопрос об обязанности учредителя доверительного управления перед
доверительным управляющим. Круг этих обязанностей по-разному оценивается в юридической
литературе. Так, Л.Г. Ефимова на первое место ставит обязанность учредителя передать
соответствующее имущество доверительному управляющему. Она пишет: "По договору
доверительного управления учредитель управления обязан передать доверительному
управляющему имущество, определенное в договоре. Оно должно соответствовать условиям
договора о качестве, количестве, местонахождении и иных признаках, позволяющих его
индивидуализировать" <*>.
--------------------------------
<*> Ефимова Л.Г. Указ. соч. С. 637.

В то же время Л.Ю. Михеева указывает: "Поскольку данный договор относится к
реальным, учредитель не несет обязанностей по передаче имущества управляющему. Цель
данного соглашения заключается не в переходе имущества от одного лица к другому, а в
совершении с ним определенных действий" <*>. Также не включает в круг обязанностей
учредителя управления обязанность по передаче имущества доверительному управляющему и
Е.А. Суханов, который полагает это невозможным в силу реального характера договора <**>.
--------------------------------
<*> Михеева Л.Ю. Указ. соч. С. 141.
КонсультантПлюс: примечание.
Текст монографии Л.Ю. Михеевой "Доверительное управление имуществом. Комментарий
законодательства" включен в информационный банк по состоянию на 23.08.2001.
<**> См.: Гражданское право: В 2 т. Т. II, полутом 2: Учебник. С. 128.

Противоположную позицию занимает В.В. Чубаров, который пишет: "Следует также
отметить, что после заключения договора управляющий вправе потребовать от учредителя
управления реальной передачи ему имущества (ст. 398 ГК), а применительно к недвижимости -
передачи и участия в государственной регистрации такой передачи (ст. 398, 551 и 1017 ГК)" <*>.
Как известно, ст. 398 ГК предусматривает последствия неисполнения обязательства должником
по передаче кредитору индивидуально-определенной вещи в форме требования кредитора об
отобрании этой вещи у должника и о передаче ее кредитору. Следовательно, точка зрения В.В.
Чубарова состоит в том, что из договора доверительного управления имуществом вытекает
обязанность учредителя управления передать доверительному управляющему имущество,
являющееся объектом этого договора.
--------------------------------
<*> Гражданское право России. Часть вторая. Обязательственное право: Курс лекций. С.
578.

На наш взгляд, при таком подходе не учитываются не только особенности договора
доверительного управления имуществом (его реальный характер), но и существо обязательств
доверительного управления имуществом. Нам уже приходилось отмечать ранее, что данное
обстоятельство относится к категории обязательств по оказанию услуг (а не к обязательствам
по передаче имущества). Предмет этого договора составляют услуги доверительного
управляющего, оказываемые учредителю управления по осуществлению управления его
имуществом. Действия учредителя управления по передаче имущества в доверительное
управление находятся за рамками предмета договора доверительного управления имуществом
и представляют собой необходимое условие (наряду с другим юридическим фактом -
подписанием соответствующего соглашения) возникновения правоотношений, связанных с
доверительным управлением имуществом.
Договор доверительного управления имуществом вступает в силу только после передачи
учредителем управления доверительному управляющему имущества, а если таковым является
недвижимость - после государственной регистрации передачи недвижимого имущества. На
основе только подписанного сторонами соглашения обязательств не возникает, поэтому этот
факт не порождает со стороны доверительного управляющего никаких прав требования к
учредителю управления и не возлагает на последнего никаких обязанностей.
Реально у учредителя управления имеются лишь две конкретные обязанности: он должен
обеспечить выплату доверительному управляющему причитающегося тому вознаграждения за
услуги по управлению имуществом, а также возмещение расходов, произведенных им при
доверительном управлении имуществом (ст. 1023 ГК).
Исполнение учредителем управления этих обязанностей обусловлено некоторыми
дополнительными обстоятельствами. Доверительный управляющий имеет право претендовать
на вознаграждение лишь в том случае, если договор доверительного управления включает
условия, свидетельствующие о его возмездности. Как отмечалось ранее, этот договор может
быть сконструирован в равной степени и как возмездный, и как безвозмездный, кроме того,
существенным условием возмездного договора является условие о размере и форме
вознаграждения, выплачиваемого доверительному управляющему. Что касается расходов,
понесенных доверительным управляющим при осуществлении доверительного управления
имуществом, то они компенсируются учредителем доверительного управления доверительному
управляющему лишь в том случае, если такие расходы были действительно необходимы для
обеспечения надлежащего управления имуществом. Другие обязанности могут быть возложены
на доверительного управляющего лишь при наличии прямого указания на то в договоре.
Выгодоприобретатель по договору доверительного управления не является стороной
этого договора. Его правовой статус определяется тем, что данный договор сконструирован по
модели договора в пользу третьего лица (ст. 430 ГК). Это означает, что в случае участия в
данных правоотношениях выгодоприобретателя исполнение доверительным управляющим
своих обязательств по осуществлению управления имуществом производится в интересах
выгодоприобретателя. Поэтому в подобных случаях договор доверительного управления
имуществом должен включать в себя условия о выплате выгодоприобретателю доходов или о
предоставлении последнему иных выгод от использования имущества доверительным
управляющим. В этой ситуации нельзя ограничиться ссылкой на правило, содержащееся в п. 2
ст. 1020 ГК, согласно которому права, приобретенные доверительным управляющим в
результате действий по доверительному управлению имуществом, включаются в состав
переданного в доверительное управление имущества, как это имело место в случае с
учредителем управления. Так, действительно выгода учредителя управления выражается в
том, что по окончании доверительного управления ему возвращается имущество со всеми
вновь приобретенными правами, а также полученными плодами и доходами.
Выгодоприобретатель должен получать свою выгоду в процессе действия договора
доверительного управления имуществом.
В юридической литературе можно встретить положения, в которых отражается взгляд на
права выгодоприобретателя по договору доверительного управления имуществом как на
рядовые имущественные права, могущие свободно участвовать в имущественном обороте.
Например, Л.Ю. Михеева пишет: "Принадлежащие выгодоприобретателю права, как и
большинство иных имущественных прав, могут находиться в обороте (могут быть заложены,
проданы и т.п.). Это означает, что в их отношении допустима уступка требования, если иное не
вытекает из договора доверительного управления... такая уступка требует соблюдения гл. 24 ГК
РФ, что для договора доверительного управления не является невозможным, так как из норм
гл. 53 ГК РФ не следует, что личность кредитора (выгодоприобретателя) имеет значение для
исполнения обязательства" <*>.
--------------------------------
<*> Михеева Л.Ю. Указ. соч. С. 143.
КонсультантПлюс: примечание.
Текст монографии Л.Ю. Михеевой "Доверительное управление имуществом. Комментарий
законодательства" включен в информационный банк по состоянию на 23.08.2001.

Между тем гл. 24 ГК регулирует правоотношения, связанные с переменой лиц в
обязательстве, и в частности с переходом прав кредитора к другому лицу. В результате уступки
требования должна произойти замена кредитора в обязательстве. Третье лицо, в пользу
которого заключен договор (к каковым относится и выгодоприобретатель), не является
стороной в обязательстве и по этой причине не может быть приравнено к кредитору.
Кроме того, существуют ограничения и в отношении возможности уступки своих прав
кредиторами по обязательству. Согласно ст. 388 ГК уступка требования кредитором другому
лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору;
допускается без согласия должника также уступка требования по обязательству, в котором
личность кредитора имеет существенное значение для должника.
В нашем случае выгодоприобретатель - третье лицо, в пользу которого заключен договор
(не кредитор), которое вправе требовать от доверительного управляющего не только выплаты
доходов от управления имуществом либо предоставления выгод в иной форме,
предусмотренной договором, но и отчета о его деятельности в качестве доверительного
управляющего. Поэтому уступка своих требований выгодоприобретателем иному лицу
нарушила бы оба требования, предусмотренные ст. 388 ГК. Кроме того, следует учитывать, что
в силу специальной конструкции договора в пользу третьего лица выгодоприобретатель
обладает не своим собственным требованием, а требованием, которое по этому обязательству
должно принадлежать кредитору. Выгодоприобретатель становится обладателем этого
требования только по той причине, что кредитор указал его в качестве лица, в интересах
которого должно осуществляться доверительное управление. Поэтому рассуждения о
возможности уступки требования выгодоприобретателем или распоряжения им своими правами
иным образом (передача в залог и т.п.) полностью игнорируют интересы кредитора, для
которого личность выгодоприобретателя, безусловно, имеет принципиальное и существенное
значение. Поэтому правильной была бы обратная презумпция (по сравнению с предложением
Л.Ю. Михеевой): уступка выгодоприобретателем своих требований возможна лишь в случаях,
прямо предусмотренных законом или договором доверительного управления имуществом.
КонсультантПлюс: примечание.
Текст монографии Л.Ю. Михеевой "Доверительное управление имуществом. Комментарий
законодательства" включен в информационный банк по состоянию на 23.08.2001.
В связи с этим обращает на себя внимание также тот факт, что права
выгодоприобретателя на получение выгод от доверительного управления имуществом не могут
переходить к другим лицам и в порядке универсального правопреемства (п. 1 ст. 1024 ГК).

6. Ответственность по договору

Основополагающие принципы ответственности доверительного управляющего за
неисполнение и ненадлежащее исполнение обязательств по доверительному управлению
имуществом предусмотрены п. 1 ст. 1022 ГК: доверительный управляющий, не проявивший при
доверительном управлении имуществом должной заботливости об интересах
выгодоприобретателя или учредителя управления, возмещает выгодоприобретателю
упущенную выгоду за время доверительного управления имуществом, а учредителю
управления - убытки, причиненные утратой или повреждением имущества, с учетом его
естественного износа, а также упущенную выгоду (абз. 1 п. 1 ст. 1022 ГК). Доверительный
управляющий несет ответственность за причиненные убытки, если не докажет, что эти убытки
произошли вследствие непреодолимой силы либо действий выгодоприобретателя или
учредителя управления (абз. 2 п. 1 ст. 1022 ГК).
Данные законоположения об ответственности доверительного управляющего вызвали
многочисленные критические замечания в юридической литературе. Один из основных
недостатков норм, содержащихся в п. 1 ст. 1022 ГК, который обычно отмечается правоведами,
последние усматривают в том, что норма абз. 1 п. 1 ст. 1022 ГК противоречит норме абз. 2 этого
же пункта.
Так, В.В. Чубаров указывает: "Нельзя не отметить, что содержание этой нормы является
несколько противоречивым. С одной стороны, речь идет об ответственности доверительного
управляющего за отсутствие должной заботливости об интересах выгодоприобретателя или
учредителя, т.е. о виновной ответственности. С другой - имеется норма, согласно которой
доверительный управляющий освобождается от ответственности только при наличии
обстоятельств непреодолимой силы либо соответствующих действий выгодоприобретателя
или учредителя управления, т.е. об ответственности без вины" <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право России. Часть вторая. Обязательственное право: Курс лекций. С.
581.

Такого же мнения придерживается Л.Г. Ефимова, которая также отмечает противоречие
между двумя абзацами п. 1 ст. 1022 ГК и констатирует следующее: "В первом случае речь идет
об ответственности доверительного управляющего за отсутствие должной заботливости в
ведении дел выгодоприобретателя или учредителя управления, т.е. основанием
ответственности доверительного управляющего признается его вина в неисполнении
договорных обязательств. Во втором случае доверительный управляющий освобождается от
ответственности только тогда, когда неисполнению договорных обязательств препятствовала
непреодолимая сила, т.е. применяется ответственность без вины" <*>.
--------------------------------
<*> Ефимова Л.Г. Указ. соч. С. 639.

Еще более категоричный вывод делает Л.Ю. Михеева: "Противоречие между абзацами
первым и вторым ст. 1022 заключается в том, что оба они исключают друг друга. Применяя
первый, следует считать, что управляющий отвечает лишь по принципу вины... Обращаясь ко
второму, следует, напротив, привлечь к ответственности любого управляющего, причинившего
убытки не по причине вмешательства непреодолимой силы либо действий
выгодоприобретателя или учредителя" <*>.
--------------------------------
<*> Михеева Л.Ю. Указ. соч. С. 145.
КонсультантПлюс: примечание.
Текст монографии Л.Ю. Михеевой "Доверительное управление имуществом. Комментарий
законодательства" включен в информационный банк по состоянию на 23.08.2001.

Выявив столь серьезное противоречие между нормами, содержащимися в п. 1 ст. 1022 ГК,
названные авторы предлагают свое решение вопроса относительно виновной или безвиновной
ответственности доверительного управляющего. И тут их мнения расходятся. В.В. Чубаров
полагает, что "общим правилом для ответственности доверительного управляющего служит
ответственность без вины", поскольку "данное правило будет корреспондировать п. 3 ст. 401
ГК, предусматривающей общую ответственность предпринимателей (а в качестве
доверительных управляющих выступают главным образом предприниматели) без вины.
Исключение из этого правила может быть предусмотрено специальным законом" <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право России. Часть вторая. Обязательственное право: Курс лекций. С.
581.

<< Предыдущая

стр. 121
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>