<< Предыдущая

стр. 127
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

образования паевых инвестиционных фондов при реорганизации привлекающих денежные
средства физических и юридических лиц коммерческих организаций принудительная
ликвидация таких организаций, наложение взыскания на их имущество, из которого
планируется сформировать имущество паевого инвестиционного фонда, допускались только по
согласованию с Федеральной комиссией по рынку ценных бумаг (п. 29 Указа).
В этих целях был даже "изобретен" новый вид "ценных бумаг" - инвестиционный пай.
Согласно п. 2 Указа инвестиционный пай является именной ценной бумагой, удостоверяющей
право инвестора по предъявлении им управляющей компании требования о выкупе
инвестиционного пая на получение денежных средств в размере, определяемом исходя из
стоимости имущества паевого инвестиционного фонда на дату выкупа. Хотя, конечно же, так
называемый инвестиционный пай не обладает необходимым набором признаков ценной бумаги
и, более того, не имеет законной основы. Ведь в соответствии с Гражданским кодексом
Российской Федерации (ст. 143) какие-либо документы могут быть отнесены к ценным бумагам
законами о ценных бумагах.
Указом Президента Российской Федерации от 26 июля 1995 г. N 765 было установлено,
что инвестиционная деятельность в Российской Федерации может осуществляться путем
приобретения в порядке, установленном данным Указом, физическими и юридическими лицами
(инвесторами) инвестиционных паев паевых инвестиционных фондов, являющихся
имущественным комплексом без создания юридического лица, доверительное управление
имуществом которых осуществляют управляющие компании паевых инвестиционных фондов в
целях прироста имущества соответствующих паевых инвестиционных фондов.
КонсультантПлюс: примечание.
Указ Президента РФ от 26.07.1995 N 765 "О дополнительных мерах по повышению
эффективности инвестиционной политики Российской Федерации" утратил силу в связи с
изданием Указа Президента РФ от 06.06.2002 N 562 "О признании утратившими силу Указов
Президента Российской Федерации".
Итак, в доверительное управление передавались (вернее, считались переданными по
факту в силу издания Указа) денежные средства граждан, собранные незаконно
действовавшими компаниями путем привлечения денег граждан во вклады без
соответствующей лицензии. Данное обстоятельство потребовало от разработчиков Указа
недюжинной фантазии и изворотливости для того, чтобы "притянуть" весьма сомнительные
отношения к сфере правоотношений, регулируемых правилами о договоре доверительного
управления имуществом.

2. Деньги как объект доверительного управления

Допуская в исключительных случаях, предусмотренных законом, использование денег в
качестве самостоятельного объекта доверительного управления (п. 2 ст. 1013 ГК),
законодатель не определил каких-либо ограничений применительно к их форме и не
расшифровал понятие "деньги", имея в виду цели его использования в соответствующей норме.
Вместе с тем, как известно, в гражданско-правовой доктрине принято выделять наличные
и безналичные деньги.
Под наличными деньгами обычно понимаются деньги, имеющие вещественную форму:
бумажные деньги и монеты. В гражданском праве такие деньги рассматриваются как вещи,
определяемые родовыми признаками, делимые и потребляемые, платежная сила которых
определяется количеством денежных единиц, заключенных в соответствующих купюрах <*>. В
таком своем качестве, как верно отмечает Е.А. Суханов, при использовании денег в
имущественном обороте "право собственности на соответствующие купюры неизбежно
утрачивается и они не могут быть возвращены собственнику по окончании срока договора (тем
более что последнего обычно интересует не возврат тех же купюр, а получение большего, чем
первоначальный, номинала)" <**>.
--------------------------------
<*> См., например: Новоселова Л.А. Проблемы гражданско-правового регулирования
расчетных отношений. Докт. дис. М., 1997. С. 15; Гражданское право: В 2 т. Т. II, полутом 2:
Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2000. С. 123.
<**> Там же.

Правда, следует заметить, что предусмотренный Инструкцией ЦБ РФ механизм учета
денежных средств, переданных в доверительное управление кредитной организации,
предполагает, что внесенные учредителем управления наличные деньги во всех случаях
преобразуются в безналичные и именно в таком своем качестве используются как объект
доверительного управления. Согласно Инструкции ЦБ РФ (п. 4.2) для ведения учета операций с
имуществом, полученным в доверительное управление кредитной организацией, используются
счета доверительного управления. В случаях, когда речь идет о договорах доверительного
управления имуществом общего фонда банковского управления, учет долевых взносов
учредителей управления в ОФБУ ведется на счете 85101 "Капитал в управлении (учредители)".
Аналитический учет по данному счету ведется по лицевым счетам учредителей доверительного
управления. По кредиту счета 85101 "Капитал в управлении (учредители)" отражается сумма
внесенного в ОФБУ имущества в рублевой оценке в корреспонденции с соответствующим
активным счетом (п. 6.19 Инструкции ЦБ РФ).
Как видим, принадлежавшие учредителю доверительного управления на праве
собственности наличные деньги после их передачи кредитной организации - доверительному
управляющему зачисляются на банковский счет. Принимая во внимание реальный характер
договора доверительного управления, мы приходим к выводу о том, что фактически в
"доверительном управлении" кредитной организации находятся безналичные деньги,
числящиеся на банковском счете доверительного управления.
Аналогичная картина наблюдается и в других случаях, когда в доверительное управление
передаются наличные деньги. Например, если наличные деньги передаются доверительному
управляющему в качестве средств инвестирования в ценные бумаги, они могут быть реально
инвестированы в приобретение ценных бумаг лишь после зачисления их на банковский счет
кредитной организации, обслуживающей доверительного управляющего. Значит, и в этом
случае объектом доверительного управления будут служить безналичные денежные средства.
По поводу понятия и правовой природы безналичных денежных средств в юридической
литературе можно встретить самые разнообразные точки зрения: от практического
отождествления безналичных и наличных денежных средств до полного неприятия
безналичных денег в качестве гражданско-правовой категории и лишения их какого-либо
правового смысла.
Так, Л.Г. Ефимова "под безналичными деньгами" предлагает понимать "кредитовые
остатки различных счетов клиентуры в банках, на которые распространяется действие главы 45
ГК РФ. Это счета, специально предназначенные для расчетных операций: расчетные, текущие,
валютные, корреспондентские счета и др." <*>. По мнению Л.Г. Ефимовой, кредитовые остатки
на клиентских счетах должны признаваться деньгами, поскольку они "определяют размер
денежного обязательства банка перед клиентом, которое возникло из договора банковского
счета. При этом запись на счете выполняет функции денег. Однако в отличие от банкнот и
государственных кредитных билетов прошлого века современные безналичные деньги не
являются ценными бумагами и не имеют вещественной формы" <**>. В результате Л.Г.
Ефимова приходит к выводу о том, что "между наличными и безналичными деньгами имеется
тесная внутренняя связь", которая выражается в том, что "наличные и безналичные деньги -
всего лишь разные формы денег" <***>.
--------------------------------
<*> Ефимова Л.Г. Банковские сделки: право и практика. М., 2001. С. 203.
<**> Там же. С. 204.
<***> Там же. С. 206.

Напротив, В.А. Белов отрицает само понятие "безналичные деньги". Он указывает:
"Деньги по ГК РФ и российским банковским законам - это денежные знаки в виде банкнот и
монет и ничего более. А вот расчеты по обязательствам, предметом которых являются деньги,
могут быть наличными или безналичными, т.е. совершаться с использованием или без
использования денег". "Кстати, то, что сейчас называется "безналичными расчетами", -
подчеркивает В.А. Белов, - в период своего становления (в 20-е гг.) именовалось гораздо
точнее - "безденежные расчеты", расчеты без денег. Современным эквивалентом данной
расшифровки будет описательная характеристика "расчеты без наличных", а вовсе не "расчеты
безналичными деньгами", как принято думать. Безналичных денег не бывает; деньги могут быть
только наличными, а значит, и расчетов "безналичными деньгами" нет и быть не может" <*>.
--------------------------------
<*> Белов В.А. Банковское право России: теория, законодательство, практика:
Юридические очерки. М., 2000. С. 311 - 312.

Соглашаясь с позицией В.А. Белова относительно того, что так называемые безналичные
деньги деньгами не являются, все же подчеркнем, что дискуссию лучше вести о существе
явления, выражаемого категориями "безналичные деньги" и "безналичные расчеты", об их
смысловом наполнении, а не об их словесных обозначениях, которые сами по себе не имеют
никакого правового значения и вдобавок ко всему "прижились" и в законодательстве, и в
гражданско-правовой доктрине.
Что же касается существа безналичных денег, то большинство авторов, исследовавших
их правовую природу, рассматривают средства на текущих банковских счетах в качестве
объекта обязательственных прав клиентов. Открывая банковский счет (заключая с банком
договор банковского счета), его владелец передает имеющиеся денежные средства, а также
денежные средства, которые будут поступать на его счет, в полное распоряжение банка. По
сути, денежные средства клиентов становятся составной частью имущества банка. Взамен
владелец счета получает права требования к банку относительно совершения банком в
интересах клиента и по его поручениям различных банковских операций, в том числе по
перечислению денежных средств. При этом отношения, складывающиеся между владельцем
счета и банком, по своей правовой природе являются обязательственно-правовыми.
Так, Л.А. Новоселова приходит к выводу о том, что средства на текущих банковских
счетах "входят в состав имущества клиента как бессрочное, безусловное и абстрактное право
требования выплаты (выдачи) денег ("право на деньги"). Обязательства банка по договору
банковского счета включают в себя и денежное обязательство перед клиентом в размере
отраженной на счете суммы" <*>.
--------------------------------
<*> Новоселова Л.А. Указ. соч. С. 17.

Попытки приравнять кредитовые остатки банковских счетов (кредитные деньги) к
реальным деньгам, которые иногда предпринимаются в юридической литературе,
представляются неоправданными, особенно в настоящее время после банковского кризиса,
имевшего место 17 августа 1998 г., который наглядно продемонстрировал многочисленным
вкладчикам банков, что деньги на счете в банке ("право на деньги") и наличные деньги в руках -
это, как говорят, "две большие разницы". Имея такой опыт, вряд ли уместно и своевременно
рассуждать о безналичных деньгах как об одной из форм денег, которая, так же как и наличные
деньги, выполняет функцию универсального средства платежа.
Кроме того, с юридической точки зрения само понятие "кредитовые остатки по
банковскому счету" приобретает правовое значение лишь в случае прекращения договора
банковского счета, когда эти "кредитовые остатки" становятся для банка чужими денежными
средствами, удерживаемыми без установленных законом оснований, которые подлежат
возврату бывшему владельцу счета либо перечислению на иной счет по распоряжению
последнего. Об этом свидетельствует норма, содержащаяся в п. 3 ст. 859 ГК, согласно которой
в случае расторжения договора банковского счета остаток денежных средств на счете
выдается клиенту либо по его указанию перечисляется на другой счет не позднее семи дней
после получения соответствующего письменного заявления клиента.
В то же время в рамках действующего договора банковского счета банк обязуется
принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные
средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм
со счета и проведении других операций по счету. При этом банк может использовать
имеющиеся на счете денежные средства, гарантируя право клиента беспрепятственно
распоряжаться этими средствами (п. 1 и 2 ст. 845 ГК).
Поэтому в рамках действующего договора банковского счета сумма безналичных денег
(вернее сказать, цифра на счете) представляет собой не величину кредитовых остатков
(кредитные деньги), которые, так же как и наличные деньги, являются универсальным
средством платежа, а размер требований владельца счета к банку по осуществлению
банковских операций и услуг. В целом обязательства по договору банковского счета на стороне
банка относятся к категории обязательств по оказанию услуг и не могут признаваться
денежными обязательствами. Исключение составляют лишь те случаи, когда речь идет о
выдаче банком наличных денежных средств на основании поручения клиента.
Таким образом, при совершении различных сделок с безналичными денежными
средствами объектами таких сделок являются отнюдь не деньги, а права требования к банку по
осуществлению операций и услуг в рамках определенной денежной суммы, в том числе и по
выдаче суммы ("право на деньги").
В связи с этим следует признать, что истинным объектом договора доверительного
управления безналичными денежными средствами являются не деньги, а имущественные
права - права требования к соответствующему банку, вытекающие из договора банковского
счета.
Но если объектом доверительного управления безналичными денежными средствами
являются права требования учредителя управления к обслуживающему его банку (а это
действительно так!), то речь идет о доверительном управлении банковским счетом или
банковским вкладом, как это правильно подчеркивает Е.А. Суханов <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право: В 2 т. Т. II, полутом 2: Учебник. С. 123 - 124.
При этих условиях соблюдение правил о договоре доверительного управления
имуществом, содержащихся в гл. 53 ГК, возможно лишь в том случае, когда в роли
доверительного управляющего выступает третье лицо, которое осуществляет управление
правами учредителя доверительного управления (как владельца банковского вклада или
банковского счета), вытекающими из договора банковского вклада (депозита) или банковского
счета, по отношению к обслуживающему банку. Однако этой модели договора доверительного
управления имуществом не уделяется никакого внимания, и не о нем идет речь в правовых
нормативных актах, регламентирующих доверительное управление денежными средствами.
Напротив, во всех случаях, когда допускается доверительное управление денежными
средствами и в роли доверительного управляющего деньгами учредителя управления
выступают кредитные организации, управляющие компании инвестиционных фондов (средств
инвестирования в ценные бумаги), профессиональные участники рынка ценных бумаг,
денежные средства учредителей управления передаются в доверительное управление их
должникам (в широком смысле). Данное обстоятельство означает, что доверительные
управляющие получают в свое управление права требования, принадлежащие их кредиторам
(т.е. собственные деньги), которыми указанные доверительные управляющие могут
распоряжаться от своего имени, с тем лишь ограничением, что при совершении сделок они
должны идентифицировать себя в глазах контрагентов в качестве доверительных
управляющих.
Даже если не принимать во внимание очевидную сомнительность и, более того,
ущербность подобных правоотношений с точки зрения общих начал и смысла гражданского
законодательства, одно не вызывает сомнений: данные правоотношения не имеют ничего
общего с теми правоотношениями, которые регулируются правилами о доверительном
управлении имуществом, содержащимися в гл. 53 ГК.
На это обстоятельство ранее обращал внимание В.А. Дозорцев, который пришел к
следующему выводу: "Доверительное управление" и "денежное доверительное управление" -
разные виды договоров и не ввиду противоречивости правил о возможности передачи денег в
доверительное управление. Различаются все основные элементы правовой регламентации"
<*>.
--------------------------------
<*> Дозорцев В.А. Доверительное управление имуществом (глава 53) // Гражданский
кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии, алфавитно-предметный
указатель / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. М., 1996. С. 540.

На самом деле суть реально существующих правоотношений по доверительному
управлению чужими денежными средствами состоит в том, что кредитные организации,
управляющие компании паевых инвестиционных фондов, профессиональные участники рынка
ценных бумаг, выступающие в роли доверительных управляющих денежными средствами
("средствами инвестирования") учредителей управления (т.е. граждан и организаций), получают
чужие денежные средства в свое распоряжение, ограниченное лишь ими же составленными
инвестиционными декларациями.
При этом, если бы речь шла о нормальном привлечении средств граждан и юридических
лиц для выполнения различных инвестиционных программ, отношения сторон
регламентировались бы общими положениями о договоре целевого займа либо специальными
правилами о привлечении денежных средств физических и юридических лиц во вклады,
которые обеспечивают и защищают права займодавцев и вкладчиков.
Например, в соответствии со ст. 814 ГК, если договор займа заключен с условием
использования заемщиком полученных средств на определенные цели (целевой заем),
заемщик обязан обеспечить возможность осуществления займодавцем контроля за целевым
использованием займа. При невыполнении данной обязанности, а также в случае нарушения
заемщиком условия договора займа о целевом использовании суммы займа займодавец
вправе потребовать от заемщика досрочного возврата суммы займа и уплаты причитающихся
процентов, если иное не предусмотрено договором.
Еще более жесткими являются правила о привлечении денежных средств во вклады.
Согласно п. 2 ст. 835 ГК в случае принятия вклада от гражданина лицом, не имеющим на это
права, или с нарушением порядка, установленного законом или принятыми в соответствии с
ним банковскими правилами, вкладчик может потребовать немедленного возврата суммы
вклада, а также уплаты на нее процентов, предусмотренных ст. 395 ГК, и возмещения сверх
суммы процентов всех причиненных вкладчику убытков. Эти правила распространяются также
на все случаи привлечения денежных средств граждан во вклады под векселя или иные ценные
бумаги, исключающие получение их держателями вклада по первому требованию и
осуществление вкладчиком других прав, предусмотренных гл. 44 ГК (п. 3 ст. 835 ГК) <*>.
--------------------------------
<*> С этой точки зрения любопытно было бы оценить инвестиционные паи, а также
сертификаты долевого участия в имуществе ОФБУ.

Заключение договоров доверительного управления денежными средствами, истинной
целью которых является привлечение денежных средств граждан и юридических лиц под
собственные инвестиционные программы доверительных управляющих, тем не менее
позволяет обойти названные правила о целевом займе и привлечении чужих денег во вклады.
В этом и состоит истинный смысл договоров доверительного управления денежными
средствами для доверительных управляющих: кредитных организаций, управляющих компаний
паевых инвестиционных фондов, профессиональных участников рынка ценных бумаг.
Что же касается так называемых учредителей доверительного управления денежными
средствами (т.е. граждан и организаций, отдающих свои денежные средства доверительным
управляющим), то, заключая договор доверительного управления, они лишаются тех
преимуществ, которые могли бы иметь в качестве займодавца по договору целевого займа
либо вкладчика по договору банковского вклада, в частности права потребовать возврата
внесенной ими денежной суммы в любой момент по своему усмотрению.
По изложенным причинам представляется, что нормативные правовые акты,
регламентирующие сегодня отношения по доверительному управлению денежными
средствами: Указ Президента Российской Федерации от 26 июля 1995 г. N 765, Положение
ФКЦБ от 17 октября 1997 г. N 37, Инструкция Банка России от 2 июля 1997 г. N 63, - в части

<< Предыдущая

стр. 127
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>