<< Предыдущая

стр. 133
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность (ст. 162 ГК).
Договор коммерческой концессии, в отношении которого не соблюдена письменная форма,
признается ничтожной сделкой. Хотя столь жесткие последствия нарушения требований к
письменной форме договора, который подлежит обязательной регистрации, представляются не
вполне оправданными. Оптимальным последствием несоблюдения письменной формы
договора в подобной ситуации мог бы служить отказ в его регистрации.
В гл. 54 ГК отсутствуют какие-либо специальные правила, определяющие особый порядок
заключения договора коммерческой концессии, в силу чего соответствующие правоотношения
подлежат регулированию общими положениями о договоре. Поэтому договор коммерческой
концессии может считаться заключенным, если между сторонами в письменной форме (путем
подписания одного документа) достигнуто соглашение по всем существенным условиям (п. 1 ст.
432 ГК). Разногласия, которые возникают между сторонами при заключении договора
коммерческой концессии, могут быть переданы на разрешение арбитражного суда только по
соглашению сторон, и, если такое соглашение достигнуто, спорные условия договора
определяются по решению суда (ст. 446 ГК). В целом договор коммерческой концессии не
относится к числу договоров, заключение которых является обязательным для сторон, поэтому
к взаимоотношениям сторон в полном объеме применяется принцип свободы договора: они
свободны в заключении этого договора и определяют его условия по своему усмотрению (п. 1 и
3 ст. 421 ГК).
Формирование договорных отношений по коммерческой концессии может значительно
усложниться, если договор заключается в виде рамочного соглашения. Например,
непосредственно в договоре коммерческой концессии могут содержаться условия о
предоставлении пользователю права на использование лишь принадлежащих
правообладателю фирменного наименования и охраняемой коммерческой информации (эти
условия должны присутствовать в договоре под страхом признания его незаключенным), а в
отношении исключительных прав на иные объекты (товарные знаки или знаки обслуживания,
изобретения, полезные модели, промышленные образцы) - условия об их передаче в будущем
в пределах срока действия договора коммерческой концессии. В подобных ситуациях передача
права на использование указанных исключительных прав должна оформляться отдельными
лицензионными соглашениями. Причем, если соответствующие условия сформулированы в
договоре коммерческой концессии достаточно определенно, может возникнуть ситуация, когда
заключение лицензионных договоров для правообладателя станет обязательным (речь идет о
случаях, когда условия договора коммерческой концессии могут быть истолкованы как
порождающие обязанность правообладателя заключить лицензионные договоры либо
признаны предварительным договором).
Как уже отмечалось, договор коммерческой концессии подлежит регистрации. В
соответствии с п. 2 ст. 1028 ГК регистрация договоров коммерческой концессии производится
органом, осуществившим регистрацию юридического лица или индивидуального
предпринимателя, выступающего по договору в качестве правообладателя. Однако, если
правообладатель зарегистрирован в качестве юридического лица или индивидуального
предпринимателя в иностранном государстве, регистрация договора коммерческой концессии
производится органом, осуществившим регистрацию юридического лица или индивидуального
предпринимателя, являющегося пользователем.
Особое внимание необходимо обратить на положение о том, что в отношениях с третьими
лицами стороны договора коммерческой концессии вправе ссылаться на этот договор лишь с
момента его государственной регистрации. Это означает, что для самих сторон
(правообладателя и пользователя) договор коммерческой концессии вступает в силу с момента
его подписания. Однако в данном случае трудно понять логику законодателя. Ведь
пользователь, заключив договор коммерческой концессии, получает право использовать
принадлежащие правообладателю исключительные права в своей предпринимательской
деятельности. Но такое использование возможно лишь во взаимоотношениях с третьими
лицами, по отношению к которым пользователь не может ссылаться на договор коммерческой
концессии. В то же время среди основных обязанностей пользователя по договору
коммерческой концессии ГК (ст. 1032) называет обязанность информировать покупателей
(заказчиков) наиболее очевидным для них способом о том, что он использует фирменное
наименование, коммерческое обозначение, товарный знак, знак обслуживания или иное
средство индивидуализации в силу договора коммерческой концессии.
В связи с изложенным представляется, что положение о возможности для сторон
договора коммерческой концессии ссылаться на этот договор в отношениях с третьими лицами
лишь с момента его регистрации является излишним. Гораздо предпочтительнее в данном
случае было бы применять общее положение о том, что договор, подлежащий государственной
регистрации, вступает в силу (считается заключенным) с момента его регистрации (п. 3 ст. 433
ГК).
Ситуация с регистрацией договора коммерческой концессии значительно усложняется,
если в состав комплекса исключительных прав, принадлежащих правообладателю, право на
использование которых предоставляется пользователю, входят исключительные права на
изобретение, полезную модель, промышленный образец, товарный знак или знак
обслуживания, т.е. объекты, охраняемые патентным законодательством. В этом случае договор
коммерческой концессии помимо регистрации органом, осуществившим регистрацию
правообладателя в качестве юридического лица, должен быть также зарегистрирован
федеральным органом исполнительной власти в области патентов и товарных знаков.
Несоблюдение этого требования влечет признание договора коммерческой концессии
недействительным (ничтожным).

5. Содержание договора

Под содержанием гражданско-правового договора разумеется совокупность всех его
условий. В этом смысле можно говорить о содержании конкретного договора (совокупности
всех условий, включенных сторонами в договор) и о содержании идеального договора,
предусмотренного законодательством и отнесенного последним к тому или иному типу
договорных обязательств. Законодательством предусматриваются лишь условия, касающиеся
существа соответствующего договорного обязательства, которые в своей совокупности
позволяют данный тип договорного обязательства квалифицировать как самостоятельный
гражданско-правовой договор. Конкретные договоры, заключаемые сторонами в реальном
имущественном обороте, по своему содержанию намного богаче и детальнее, нежели
идеальная модель соответствующего договора, сконструированного законодателем. Вместе с
тем указанные конкретные договоры с точки зрения их содержания должны оцениваться исходя
из содержания идеальной модели договора. Только таким образом можно установить, достигли
ли стороны соглашения по всем существенным условиям и, следовательно, можно ли признать
данный конкретный договор заключенным; содержит ли конкретный договор совокупность
необходимых условий, составляющих набор квалифицирующих признаков соответствующего
типа договорного обязательства; подпадает ли конкретный договор под действие правовых
норм, регулирующих определенный гражданско-правовой договор.
При анализе содержания конкретного договора особое внимание уделяется наличию в
нем всех существенных условий договора. В отличие от иных условий договора, отсутствие
которых или признание их недействительными не влияет на судьбу самого договора и его
правовую оценку в качестве недействительной сделки или незаключенного договора,
недействительность одного из существенных условий либо недостижение соглашения по нему
поражает весь договор.
В юридической литературе под содержанием договора обычно понимается совокупность
прав и обязанностей сторон. Такая "вольность" является вполне допустимой, поскольку смысл
формулирования различных условий договора в основном заключается именно в том, чтобы
определить права и обязанности сторон. Правда, при этом необходимо иметь в виду, что
содержание самих условий договора в реальном имущественном обороте далеко не
ограничивается определением прав и обязанностей сторон: в текстах конкретных договоров
можно обнаружить немалое число условий, представляющих собой организационные,
технические и иные параметры взаимоотношений сторон. Однако применительно к идеальной
модели того или иного типа договорного обязательства, сконструированной в
законодательстве, действительно можно говорить о том, что содержание договора
представляет собой совокупность прав и обязанностей сторон.

Существенные условия договора коммерческой концессии

Как известно, круг существенных условий всякого гражданско-правового договора должен
определяться исходя из требований, содержащихся в ст. 432 ГК, согласно которой
существенными являются условия о предмете договора; условия, которые названы в законе
или иных правовых актах как существенные и необходимые для договоров данного вида, а
также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть
достигнуто соглашение.
В качестве предмета договора коммерческой концессии в юридической литературе
обычно предлагается понимать исключительные права, принадлежащие правообладателю,
право использования которых предоставляется пользователю. Например, А.А. Иванов пишет:
"Предмет договора коммерческой концессии - исключительные права, принадлежащие
правообладателю. К этим правам законом отнесены, в частности, права на фирменное
наименование, на коммерческое обозначение правообладателя, на охраняемую коммерческую
информацию, на товарный знак, знак обслуживания и т.д. Иными словами, речь идет об
исключительных правах на результаты интеллектуальной деятельности (ст. 138 ГК), и прежде
всего о тех из них, которые направлены на индивидуализацию продукции (работ, услуг)" <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право: Учебник. Часть II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 631 -
632.

Представляется, что при таком подходе предмет договора отождествляется с его
объектом. Кроме того, такое понимание предмета договора коммерческой концессии не
позволяет отделить этот договор от иных типов договоров, объектами которых служат средства
индивидуализации участников имущественного оборота и выпускаемых ими товаров,
выполняемых работ и оказываемых услуг, а также иные объекты интеллектуальной
собственности, например от договора уступки патента или товарного знака (знака
обслуживания), лицензионных договоров.
Как верно заметил М.И. Брагинский, "в широком смысле слова предмет охватывает весь
набор показателей того, по поводу чего заключен договор. Сюда входят данные о предмете как
таковом, включая количество, качество и цену передаваемых товаров, выполняемых работ и
оказываемых услуг. Однако применительно к составу существенных условий понятие предмета
договора значительно сужается" <*>. Вместе с тем предмет договора во всяком случае должен
позволять без труда отличать один тип обязательства от другого.
--------------------------------
<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения.
Изд. 2-е, испр. М., 1999. С. 315.
КонсультантПлюс: примечание.
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения"
(Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут",
2001 (издание 3-е, стереотипное).

Под предметом всякого гражданско-правового договора следует понимать
предусмотренные им действия, которые должна совершить обязанная сторона (или обязанные
стороны). Дело в том, что, когда мы рассуждаем о предмете договора, мы имеем в виду такой
его аспект, как "договор-правоотношение", т.е. речь идет о предмете обязательства, возникшего
из юридического факта заключения соответствующего договора. Обязательство же
представляет собой такое правоотношение, по которому одно лицо (должник) обязано
совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие либо воздержаться от
определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его
обязанности (п. 1 ст. 307 ГК). Поскольку существо обязательства состоит в праве кредитора на
определенные действия должника, то суть предмета обязательства заключается в том, что он
должен ответить на вопрос, какие именно действия должен совершить должник по данному
обязательству.
С учетом приведенного подхода к предмету гражданско-правового договора можно прийти
к выводу о том, что предметом договора коммерческой концессии являются действия
правообладателя, которые он должен совершить для предоставления пользователю права
использовать его исключительные права, а также действия пользователя по уплате
правообладателю предусмотренного договором вознаграждения. Указанные действия во
многом зависят от того, какие исключительные права, принадлежащие правообладателю,
предоставляются в пользование. В частности, для передачи пользователю права на
использование фирменного наименования необходимо лишь разрешение правообладателя,
которое должно быть предусмотрено договором коммерческой концессии. Вместе с тем в
отношениях с третьими лицами возможность реально использовать фирменное наименование
правообладателя для пользователя возникает не ранее регистрации договора коммерческой
концессии, которая осуществляется органом, зарегистрировавшим правообладателя в качестве
юридического лица (если правообладатель - иностранное лицо, то органом, осуществившим
регистрацию пользователя). Следовательно, в предмет договора коммерческой концессии
входят также действия правообладателя по обеспечению регистрации договора коммерческой
концессии (иное может быть предусмотрено договором).
Что касается конкретных форм использования фирменного наименования
правообладателя пользователем, то, как подчеркивает А.П. Сергеев, в конкретном договоре
коммерческой концессии должно быть определено, "в какой сфере деятельности и каким
образом пользователь может использовать фирменное наименование правообладателя.
Обычно речь в договоре идет не о вообще любой предпринимательской деятельности, а лишь
о конкретных ее видах, соответствующих профилю деятельности правообладателя. Могут быть
описаны и конкретные формы использования фирменного наименования, в том числе с
исключением некоторых из них из сферы возможностей пользователя" <*>.
--------------------------------
<*> Сергеев А.П. Указ. соч. С. 539.

Сложнее решается вопрос о такой составной части предмета договора коммерческой
концессии, как действия правообладателя по передаче пользователю права на использование
исключительных прав на охраняемую коммерческую информацию. По этому поводу в
юридической литературе высказаны разные мнения. Например, А.П. Сергеев признает право на
коммерческую тайну исключительным правом на объект интеллектуальной собственности и
полагает, что "субъект коммерческой тайны может представлять другим лицам разрешение на
использование конфиденциальной информации в собственной сфере...". Подобные
(лицензионные) соглашения могут заключаться в дополнение "к договорам о предоставлении
права на использование запатентованного объекта, товарного знака", они также "входят в
содержание договоров франчайзинга и т.д." <*>. Аналогичной позиции придерживается А.А.
Иванов, который также считает, что передача ноу-хау охватывается предметом договора
коммерческой концессии <**>.
--------------------------------
<*> Сергеев А.П. Указ. соч. С. 627 - 628.
<**> См.: Гражданское право: Учебник. Часть II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С.
633.

По мнению В.А. Дозорцева, права на охраняемую коммерческую информацию должны
быть включены в систему охраны результатов интеллектуальной деятельности. "Речь идет, -
пишет В.А. Дозорцев, - о секретах производства, так называемых "ноу-хау" ("know-how"). Здесь
предоставление охраны связано с содержанием, но устанавливается она без какой бы то ни
было регистрации" <*>.
--------------------------------
<*> Права на результаты интеллектуальной деятельности. Авторское право. Патентное
право. Другие исключительные права: Вступительная статья // Сборник норм. актов. М., 1994. С.
28.

Принципиально иную позицию по данному вопросу занимает И.А. Зенин, который
полагает, что ноу-хау не относится к объектам исключительных прав, а, напротив, является
неохраняемой конфиденциальной информацией, обладающей коммерческой ценностью,
поэтому "концепция правового режима ноу-хау заключается не в его охране, а в правовом
обеспечении средствами различных отраслей права имущественных интересов обладателя
(разработчика, приобретателя) ноу-хау" <*>. Исходя из этого, И.А. Зенин приходит к выводу о
том, что "договор о передаче ноу-хау отличается от патентной лицензии и по своей правовой
основе, и по предмету. В основе передачи ноу-хау лежит не исключительное право, а
фактическая монополия на ноу-хау. Ноу-хау, в отличие от запатентованного изобретения,
нельзя использовать, не получив его от обладателя. Следствием этого является
необходимость не предоставления по договору права использования, а передачи самого ноу-
хау в полном объеме. Не менее важна и другая особенность ноу-хау. Коль скоро в его состав
входят различные навыки, методы и способы, передаваемые в форме выполнения
определенных действий, есть основания говорить о наличии у договора о передаче ноу-хау
свойств подрядного договора". В связи с этим, например, в тех случаях, когда по
лицензионному договору лицензиату предоставляется не только право на использование
охраняемого изобретения, но и дополнительная информация (ноу-хау), необходимая для его
освоения, такой договор И.А. Зенин призывает квалифицировать как "типичный "смешанный
договор" (по формулировке п. 3 ст. 421 ГК)" <**>.
--------------------------------
<*> Гражданское право: В 2 т. Том II, полутом 1: Учебник. С. 577.
<**> Гражданское право: В 2 т. Том II, полутом 1: Учебник. С. 582 - 583, 585.

При таком подходе трудно объяснить положение ГК (п. 1 ст. 1027) о том, что по договору
коммерческой концессии в состав комплекса исключительных прав, принадлежащих
правообладателю, право на использование которых предоставляется пользователю, в
обязательном порядке включается право на охраняемую коммерческую информацию, что, на
наш взгляд, свидетельствует о том, что на такого рода информацию может быть установлено
исключительное право и что охраняемая коммерческая информация (ноу-хау) относится к
объектам интеллектуальной собственности. Кроме того, предоставление правообладателем
пользователю права на использование охраняемой коммерческой информации (во всяком
случае, по договору коммерческой концессии) не может рассматриваться в качестве
самостоятельного обязательства подрядного типа по той причине, что сам процесс создания
ноу-хау (выполнение работ по его созданию) никоим образом не регулируется этим
обязательством. Поэтому договор коммерческой концессии, который имеет единый предмет,
включающий в себя наряду с правом на использование права на фирменное наименование и
иные исключительные права (в том числе и права патентообладателя) также право на
использование охраняемой коммерческой информации, не может рассматриваться в качестве
смешанного договора (п. 3 ст. 421 ГК).
Немало вопросов вызывает и другой элемент предмета договора коммерческой
концессии. Согласно п. 2 ст. 1027 ГК договор коммерческой концессии предусматривает
использование комплекса исключительных прав, деловой репутации и коммерческого опыта
правообладателя в определенном объеме (в частности, с установлением минимального или
максимального объема использования), с указанием или без указания территории
использования применительно к определенной сфере предпринимательской деятельности
(продаже товаров, полученных от правообладателя или произведенных пользователем,
осуществлению иной торговой деятельности, выполнению работ, оказанию услуг).
Например, А.А. Иванов указывает: "В соответствии с п. 2 ст. 1027 ГК наряду с
исключительными правами по договору коммерческой концессии могут быть переданы деловая
репутация и коммерческий опыт правообладателя, однако это не означает появления новых
предметов данного договора, поскольку и деловая репутация, и коммерческий опыт (ноу-хау)

<< Предыдущая

стр. 133
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>