<< Предыдущая

стр. 136
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

противном случае эти условия могут быть оспорены и признаны недействительными по
требованию заинтересованного лица или компетентного органа" <**>.
--------------------------------
<*> СЗ РФ. 1995. N 22. Ст. 1977.
<**> Гражданское право России. Часть вторая. Обязательственное право: Курс лекций /
Отв. ред. О.Н. Садиков. С. 593.

Не вызывает сомнений и квалификация ограничительных условий договора коммерческой
концессии, подпадающих под такого рода запреты антимонопольного законодательства, в
качестве оспоримой сделки. Несмотря на то что по общему правилу противоречие сделки
закону влечет ее ничтожность, законом предусматриваются и определенные исключения из
этого правила. Согласно ст. 168 ГК сделка, не соответствующая требованиям закона или иных
правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не
предусматривает иных последствий нарушения. В нашем случае применительно к
ограничительным условиям договора коммерческой концессии (п. 1 ст. 1033 ГК) говорится о
том, что указанные условия "могут быть признаны недействительными по требованию
антимонопольного органа или иного заинтересованного лица", что безусловно свидетельствует
о том, что данная сделка является оспоримой (ст. 166 ГК).
Вместе с тем имеется два вида условий, ограничивающих права сторон по договору
коммерческой концессии, которые законодатель а priori считает ничтожными.
Во-первых, это условие, в силу которого правообладатель вправе определять цену
продажи товара пользователем или цену работ (услуг), выполняемых (оказываемых)
пользователем, либо устанавливать верхний или нижний предел этих цен.
Комментируя данное положение, Г.Е. Авилов отмечает, что "возможность согласования
цены между сторонами договора полностью не исключается. Однако, если пользователь не
последует ценовым рекомендациям правообладателя, тот будет не вправе ссылаться на
нарушение пользователем условий договора" <*>.
--------------------------------
<*> Авилов Г.Е. Указ. соч. С. 556 - 557.

Во-вторых, к категории ничтожных ограничительных условий по договору коммерческой
концессии относится также условие о том, что пользователь вправе продавать товары,
выполнять работы или оказывать услуги исключительно определенной категории покупателей
(заказчиков) либо исключительно покупателям (заказчикам), имеющим место нахождения
(место жительства) на определенной в договоре территории. Применительно к данному запрету
Г.Е. Авилов подчеркивает, что "прикрепление различных категорий покупателей (заказчиков) к
определенным пользователям имеет для конкуренции на соответствующем рынке те же
последствия, что и жесткий территориальный раздел рынка". А в отношении тех случаев, когда
за пользователем закреплена определенная территория, названный автор полагает, что это
означает, "что пользователь не должен сознательно искать деловых контактов или сбыта
продукции вне своей территории. Однако, если к нему обратится лицо, проживающее или
имеющее иное место нахождения за пределами его территории, он не вправе отказать такому
лицу в заключении договора. Это достаточно очевидный и общепринятый в антимонопольном
законодательстве подход выражен в норме о ничтожности условия о праве пользователя
реализовывать товары (услуги) "исключительно" лицам, живущим (имеющим место
нахождения) на определенной территории" <*>.
--------------------------------
<*> Авилов Г.Е. Указ. соч. С. 557.

6. Исполнение обязательств

То обстоятельство, что договор коммерческой концессии сконструирован в
законодательстве как консенсуальный договор, вступающий для его сторон в силу с момента
его заключения (подписания сторонами) несмотря на то, что в отношениях с третьими лицами
правообладатель и пользователь вправе ссылаться на этот договор лишь с момента его
регистрации, позволяет говорить о двух последовательных стадиях исполнения обязательств,
вытекающих из договора коммерческой концессии.
На первой стадии в роли должника выступает в основном правообладатель, который
должен совершить определенные действия, право требования которых принадлежит
пользователю. Речь идет о действиях, которые в общем-то и составляют круг основных
обязанностей правообладателя по договору коммерческой концессии. В частности,
правообладатель должен обеспечить регистрацию договора коммерческой концессии (если по
условиям договора эта обязанность не возложена на пользователя); передать пользователю
техническую и коммерческую документацию и предоставить иную информацию, необходимую
пользователю для осуществления прав, предоставленных ему по договору коммерческой
концессии, а также проинструктировать пользователя и его работников по вопросам, связанным
с осуществлением этих прав; выдать пользователю предусмотренные договором лицензии на
использование соответствующих исключительных прав, обеспечив их оформление в
установленном порядке.
Очевидно, что пользователь может приступить к исполнению своих обязательств по
договору коммерческой концессии лишь после того, как правообладатель исполнит названные
обязательства.
На второй стадии исполнения обязательств, вытекающих из договора коммерческой
концессии, стороны меняются ролями: в роли должника оказывается пользователь, а на
стороне правообладателя остается практически лишь право требования надлежащего
исполнения договора.
Некоторые обязанности, лежащие на правообладателе в этот период, могут не
приниматься во внимание. Речь идет о таких обязанностях, как оказание пользователю
постоянного технического и консультативного содействия, включая содействие в обучении и
повышении квалификации работников, а также контроль качества товаров (работ, услуг),
производимых (выполняемых, оказываемых) пользователем на основании договора
коммерческой концессии. Исполнение данных обязанностей возлагается на правообладателя
только в тех случаях, если иное не предусмотрено договором. Кроме того, обязанность
контролировать качество товаров (работ, услуг), производимых пользователем, не
укладывается в рамки двустороннего обязательственного правоотношения, складывающегося
между правообладателем и пользователем, а скорее напоминает обязанность
правообладателя перед третьими лицами: покупателями товаров, заказчиками работ и услуг.
Во всяком случае, трудно себе представить ситуацию, когда пользователь обратился бы к
правообладателю с требованием об осуществлении контроля качества товаров (работ, услуг),
производимых самим пользователем.
Сущность исполнения обязательств пользователя по договору коммерческой концессии
состоит в совершении им действий по использованию при осуществлении предусмотренной
договором деятельности фирменного наименования, коммерческого обозначения
правообладателя, охраняемой им коммерческой информации, а также иных исключительных
прав, принадлежащих правообладателю, право на использование которых предоставлено
пользователю в порядке, предусмотренном договором коммерческой концессии.
Надлежащее исполнение этих обязательств пользователем предполагает, что он при
этом обеспечит соответствие качества производимых на основе договора товаров,
выполняемых работ, оказываемых услуг качеству аналогичных товаров (работ, услуг),
выпускаемых самим правообладателем, а также будет строго исполнять инструкции и указания
правообладателя, направленные на обеспечение соответствия характера, способов и условий
использования комплекса исключительных прав тому, как он используется правообладателем,
включая указания последнего, касающиеся внешнего и внутреннего оформления коммерческих
помещений.

Исполнение договора при изменении обстоятельств

В процессе исполнения пользователем обязательств, вытекающих из договора
коммерческой концессии, возможно наступление определенных обстоятельств, влияющих на
судьбу этого договора. В силу специфических последствий, порождаемых указанными
обстоятельствами для договора, ГК содержит несколько специальных положений,
регулирующих соответствующие правоотношения.
Прежде всего это положение о сохранении договором коммерческой концессии своей
силы при перемене сторон. Согласно п. 1 ст. 1038 ГК переход к другому лицу какого-либо
исключительного права, входящего в предоставленный пользователю комплекс
исключительных прав, не является основанием для изменения или расторжения договора
коммерческой концессии. Новый правообладатель становится стороной этого договора в части
прав и обязанностей, относящихся к перешедшему исключительному праву.
Правообладатель, несмотря на заключенный им договор коммерческой концессии,
остается субъектом исключительных прав, право пользования которыми предоставлено
пользователю, и сохраняет за собой право распоряжения соответствующими исключительными
правами, в том числе путем их отчуждения в качестве самостоятельных объектов гражданских
прав (например, уступка патента, товарного знака или знака обслуживания) либо в составе
иных объектов сделок (например, переход права на фирменное наименование в составе
предприятия при его продаже). Исключительные права могут перейти к новому обладателю и в
результате универсального правопреемства (например, при реорганизации юридического
лица). Смысл правила, закрепленного в п. 1 ст. 1038 ГК, состоит в том, что перемена
правообладателя соответствующих исключительных прав, которая имеет место в подобных
случаях, не прекращает правоотношений по договору коммерческой концессии, напротив,
новое лицо, ставшее обладателем указанных исключительных прав, автоматически становится
стороной этого договора (правообладателем).
Так, Л.А. Трахтенгерц указывает: "Новый правообладатель становится стороной договора,
принимая на себя права и обязанности, связанные с перешедшим к нему правом. Так, если
первоначальный правообладатель переуступил ему исключительное право на товарный знак,
то он обязан зарегистрировать лицензионный договор с пользователем на этот товарный знак в
патентном ведомстве. Он также обязан принять меры к поддержанию в силе свидетельства на
товарный знак..." <*> Е.А Суханов не исключает и другого изменения в субъектном составе
договора коммерческой концессии на стороне правообладателя, он пишет: "При этом возможно
появление множественности лиц на стороне правообладателя (при частичном отчуждении
принадлежавших первоначальному правообладателю исключительных прав)" <**>.
--------------------------------
<*> Гражданское право России. Часть вторая. Обязательственное право: Курс лекций /
Отв. ред. О.Н. Садиков. С. 597.
<**> Суханов Е.А. Указ. соч. С. 633 - 634.
Нельзя не заметить, что правило о сохранении договора коммерческой концессии при
переходе от правообладателя к другому лицу исключительных прав, право на использование
которых предоставлено пользователю, весьма напоминает право следования, характерное для
вещных прав. Однако использование аналогичного подхода при регулировании коммерческой
концессии, конечно же, не изменяет правовую природу исключительных прав, а
свидетельствует об определенном приеме законодательной техники, который нередко
применяется законодателем для регулирования договорных обязательств (например, договора
залога - ст. 353 ГК или договора аренды - ст. 617 ГК).
В соответствии с п. 2 ст. 1038 ГК в случае смерти правообладателя его права и
обязанности по договору коммерческой концессии переходят к наследнику при условии, что он
зарегистрирован или в течение шести месяцев со дня открытия наследства зарегистрируется в
качестве индивидуального предпринимателя. В противном случае договор прекращается.
Осуществление прав и исполнение обязанностей умершего правообладателя до принятия
наследником этих прав или обязанностей или до регистрации в качестве индивидуального
предпринимателя возлагаются на управляющего, назначаемого нотариусом.
Очевидно, что данное положение рассчитано на случай, когда в качестве
правообладателя выступает гражданин, зарегистрированный в качестве индивидуального
предпринимателя. Однако, как отмечалось ранее, обязательным объектом договора
коммерческой концессии является фирменное наименование, принадлежащее
правообладателю, а условие о предоставлении пользователю права использовать в
предпринимательской деятельности фирму правообладателя относится к существенным
условиям этого договора. Фирменное наименование может иметь лишь юридическое лицо,
являющееся коммерческой организацией (п. 4 ст. 54 ГК).
Что касается граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, то они
приобретают и осуществляют права и обязанности под своим именем, включающим фамилию и
собственно имя, а также отчество, если иное не вытекает из закона или национального обычая
(п. 1 ст. 19 ГК). Поэтому в рамках действующего сегодня российского законодательства
невозможно представить ситуацию, когда бы в роли единственного правообладателя по
договору коммерческой концессии выступал гражданин, зарегистрированный в качестве
индивидуального предпринимателя.
И все же нормы, содержащиеся в п. 2 ст. 1038 ГК, имеют свою сферу применения,
поскольку не исключена возможность возникновения на стороне правообладателя
множественности лиц в обязательстве. Данные обстоятельства имеют место, если
первоначальный правообладатель отчуждает отдельные исключительные права из состава
комплекса исключительных прав, право на использование которых предоставлено
пользователю на основании договора коммерческой концессии. В качестве обладателя такого
исключительного права (например, права на товарный знак, патент) может оказаться и
гражданин, который в этом случае становится (в отношении соответствующего
исключительного права) правообладателем по договору коммерческой концессии.
Не исключено, что в ходе исполнения обязательств по договору коммерческой концессии
правообладатель изменит свое фирменное наименование или коммерческое обозначение. На
этот случай ГК (ст. 1039) содержит правило о том, что при изменении правообладателем своего
фирменного наименования или коммерческого обозначения, права на использование которых
входят в комплекс исключительных прав, договор коммерческой концессии действует в
отношении нового фирменного наименования или коммерческого обозначения
правообладателя, если пользователь не потребует расторжения договора и возмещения
убытков. В случае продолжения действия договора пользователь вправе потребовать
соразмерного уменьшения причитающегося правообладателю вознаграждения.
Таким образом, произвольное изменение правообладателем своего фирменного
наименования или коммерческого обозначения по сути приравнивается к нарушению договора
коммерческой концессии и влечет для правообладателя весьма негативные последствия.
Однако сейчас важно подчеркнуть, что данное обстоятельство не может повлиять на судьбу
договора и служить основанием для прекращения правоотношений по коммерческой концессии
(если только на то не будет воля пользователя).
Заслуживают внимания также положения ГК о последствиях прекращения
исключительного права, пользование которым предоставлено по договору коммерческой
концессии (ст. 1040). Как известно, действие исключительных прав может быть прекращено по
основаниям, предусмотренным законами об отдельных объектах интеллектуальной
собственности. Так, в соответствии со ст. 30 Патентного закона Российской Федерации
действие патента может быть прекращено досрочно: при признании патента
недействительным; на основании заявления, поданного патентообладателем в патентное
ведомство; при неуплате в установленный срок пошлин за поддержание патента в силе.
Согласно ст. 23 Закона РФ "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест
происхождения товаров" регистрация товарного знака (знака обслуживания) аннулируется
патентным ведомством в следующих случаях: в связи с прекращением срока ее действия; в
связи с использованием коллективного знака на товарах, не обладающих едиными
качественными или иными общими характеристиками, предусмотренными законом; по причине
неиспользования товарного знака (знака обслуживания) в течение установленного срока; при
ликвидации юридического лица - владельца товарного знака; в случае превращения товарного
знака в обозначение, вошедшее во всеобщее употребление как обозначение товаров
определенного вида; в случае отказа от нее владельца товарного знака.
В таких и иных подобных случаях должно применяться общее правило, согласно
которому, если в период действия договора коммерческой концессии истек срок действия
исключительного права, пользование которым предоставлено по этому договору, либо такое
право прекратилось по иному основанию, договор коммерческой концессии продолжает
действовать, за исключением положений, относящихся к прекратившемуся праву, а
пользователь, если иное не предусмотрено договором, вправе потребовать соразмерного
уменьшения причитающегося правообладателю вознаграждения.
Данное правило не может применяться, когда прекращаются права на фирменное
наименование или коммерческое обозначение, принадлежащие правообладателю. Как
известно, действие исключительного права на фирменное наименование не ограничено каким-
либо сроком, оно прекращается с ликвидацией коммерческой организации - обладателя
фирменного наименования.
Кроме того, не исключена возможность признания условия о фирменном наименовании,
содержащегося в учредительных документах коммерческой организации-правообладателя,
недействительным, например, в случае, когда суд придет к выводу, что регистрация фирмы
осуществлена с нарушением требований законодательства.
В ГК (ст. 1040) на этот счет содержится специальное правило, согласно которому в случае
прекращения принадлежащих правообладателю прав на фирменное наименование или
коммерческое обозначение наступают последствия, предусмотренные п. 2 ст. 1037 и ст. 1039
ГК. Данное правило представляется не вполне удачным, поскольку нормы, к которым оно
отсылает, предусматривают, во-первых, что расторжение договора коммерческой концессии
подлежит регистрации (п. 2 ст. 1037 ГК), во-вторых, что в случае изменения фирменного
наименования или коммерческого обозначения правообладателя договор коммерческой
концессии продолжает действовать в отношении нового фирменного наименования
(коммерческого обозначения), если пользователь не потребует расторжения договора и
возмещения убытков (ст. 1039 ГК).
Вместе с тем условие о предоставлении пользователю права использовать в
предпринимательской деятельности права на фирменное наименование или коммерческое
обозначение, принадлежащие правообладателю, относится к существенным условиям
договора коммерческой концессии. Поэтому прекращение исключительного права
правообладателя на фирменное наименование или коммерческое обозначение может иметь
только то последствие, что условие договора о предоставлении пользователю права на
использование соответствующего исключительного права становится недействительным, а
договор коммерческой концессии, в силу того, что в нем отсутствует существенное условие,
следует считать прекращенным. Именно это последствие предусмотрено п. 3 ст. 1037 ГК.

Ответственность за нарушение договора

Применительно к обязательствам, вытекающим из договора коммерческой концессии, с
учетом всех правовых норм, регулирующих этот договор, можно говорить о трех различных
уровнях правового регулирования ответственности пользователя и правообладателя за
неисполнение или ненадлежащее исполнение указанных обязательств.
Первый уровень регулирования ответственности представляют собой содержащиеся в ГК
(гл. 25) общие положения об ответственности за нарушение договорных обязательств. В гл. 54
ГК, регламентирующей правоотношения, вытекающие из договора коммерческой концессии,
отсутствуют какие-либо специальные правила, исключающие применение отдельных общих
положений об ответственности должника за неисполнение или ненадлежащее исполнение
гражданско-правового обязательства, как это имеет место в отношении некоторых иных типов
договоров (об основаниях и условиях ответственности, о формах и объеме ответственности и
т.п.). Следовательно, при неисполнении или ненадлежащем исполнении правообладателем
или пользователем встречных обязательств друг перед другом они обязаны возместить
контрагенту убытки, причиненные нарушением обязательств (ст. 15, 393 ГК).
Основанием такой ответственности может служить нарушение любого из условий
договора коммерческой концессии. Необходимыми условиями для привлечения к
ответственности являются: во-первых, наличие убытков (в экономическом смысле) у

<< Предыдущая

стр. 136
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>