<< Предыдущая

стр. 137
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

потерпевшей стороны, т.е. уменьшение ее имущественной сферы, вызванное неисполнением
или ненадлежащим исполнением обязательств со стороны контрагента; во-вторых, причинная
связь между допущенным нарушением договорных обязательств и указанными убытками.
Поскольку обязательства, вытекающие из договора коммерческой концессии, для обеих
его сторон связаны с осуществлением предпринимательской деятельности, их ответственность
по этому договору наступает и при отсутствии вины (строится на началах безвиновной
ответственности). Согласно п. 3 ст. 401 ГК, если иное не предусмотрено законом или
договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при
осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет,
что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е.
чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.
Естественно, помимо возмещения убытков, причиненных неисполнением или
ненадлежащим исполнением обязательств, договором коммерческой концессии может быть
предусмотрена ответственность в форме договорной неустойки за нарушение отдельных
условий договора.
Поскольку на стороне пользователя имеется денежное обязательство - выплата
правообладателю предусмотренного договором вознаграждения за предоставленное право
использовать исключительные права, принадлежащие правообладателю, в случае просрочки
его исполнения пользователем правообладатель вправе потребовать от него уплаты процентов
годовых за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК).
Второй уровень регулирования представляют собой положения, содержащиеся в гл. 54
ГК, о двух особых основаниях ответственности правообладателя, характерных для договора
коммерческой концессии.
Первое особое основание ответственности правообладателя служит некоторой гарантией
права пользователя, добросовестно исполнявшего свои обязательства по договору
коммерческой концессии, срок которого истек, на возобновление договорных отношений с
правообладателем. В случае если правообладатель, отказавший такому пользователю в
заключении нового договора коммерческой концессии, заключит до истечения трехлетнего
срока со дня истечения срока действия прежнего договора договор коммерческой концессии с
другим лицом, действующим на той же территории, он должен возместить убытки, понесенные
прежним пользователем (п. 2 ст. 1035 ГК).
Во втором случае основанием для возложения на правообладателя обязанности
возместить пользователю причиненные ему убытки признается изменение правообладателем
своего фирменного наименования или коммерческого обозначения, право на использование
которых предоставлено пользователю на основании договора коммерческой концессии.
Предъявление пользователем требования о взыскании убытков возможно лишь при том
условии, что он одновременно потребует расторжения договора коммерческой концессии (ст.
1039 ГК).
Третий уровень правового регулирования составляют нормы об ответственности
правообладателя по обязательствам пользователя перед потребителями товаров (работ,
услуг), выпускаемых (выполняемых, оказываемых) пользователем с использованием
исключительных прав, принадлежащих правообладателю, на основании договора
коммерческой концессии. Согласно ст. 1034 ГК правообладатель несет субсидиарную
ответственность по предъявленным к пользователю требованиям о несоответствии качества
товаров (работ, услуг), продаваемых (выполняемых, оказываемых) пользователем по договору
коммерческой концессии. Более того, по требованиям потребителей, предъявляемым к
пользователю как изготовителю продукции (товаров) правообладателя, последний отвечает
солидарно с пользователем.
Возможность привлечения потребителями соответствующих товаров, работ и услуг
правообладателя к субсидиарной ответственности, как известно, обусловлена необходимостью
предъявления требования к пользователю как основному должнику. Однако, если пользователь
откажется удовлетворить указанное требование или не даст ответа на него в разумный срок,
указанное требование может быть предъявлено непосредственно правообладателю (п. 1 ст.
399 ГК). В случаях, когда правообладатель и пользователь несут солидарную ответственность,
потребители вправе требовать привлечения их к ответственности как совместно, так и любого
из них в отдельности, как полностью, так и в части долга. Притом, не получив удовлетворения
от одного из солидарных ответчиков, кредитор имеет право требовать недополученное от
другого солидарного ответчика. Правообладатель и пользователь остаются обязанными до тех
пор, пока обязательство не исполнено полностью (ст. 322 ГК).
Необходимость введения такой ответственности правообладателя перед потребителями
товаров (работ, услуг), выпускаемых (выполняемых, оказываемых) с использованием
исключительных прав, принадлежащих правообладателю, объясняется экономической
сущностью коммерческой концессии: покупатели товаров, заказчики работ и услуг,
неискушенные в правовых вопросах, приобретая соответствующие товары (работы, услуги),
производимые под вывеской правообладателя, вправе рассчитывать на то, что их качество
окажется эквивалентным качеству товаров (работ, услуг) обладателя соответствующего
фирменного наименования, товарного знака или знака обслуживания. Такой подход
соответствует и интересам правообладателя, стремящегося расширить свою
товаропроводящую сеть на основе единых стандартов качества товаров (работ, услуг).
Например, А.А. Иванов подчеркивает, что коммерческая концессия предполагает, "что
передаваемые исключительные права используются, как правило, в целях расширения сбыта
товаров, выполнения работ или оказания услуг. Качество этих товаров (работ, услуг),
производимых (выполняемых, оказываемых) пользователем, должно быть не ниже, чем у
правообладателя. Последний, в свою очередь, обязан контролировать качество товаров (работ,
услуг), если договором коммерческой концессии не предусмотрено иное. При таких
обстоятельствах логично установление особой ответственности правообладателя перед
третьими лицами за ненадлежащее качество товаров (работ, услуг)" <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право: Учебник. Часть II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 647.

Чем объясняется различный подход законодателя к определению порядка привлечения
правообладателя к ответственности по одним и тем же требованиям потребителей о
несоответствии качества товаров (работ, услуг), продаваемых (выполняемых, оказываемых)
пользователем по договору коммерческой концессии (в одних случаях субсидиарная, а в других
- солидарная ответственность)?
По общему правилу в подобных случаях для правообладателя наступает субсидиарная
ответственность. Солидарная ответственность установлена лишь в отношении требований
потребителей, предъявляемых к пользователю как изготовителю продукции (товаров)
правообладателя. Соответствующие законоположения объясняются в юридической литературе
по-разному. Например, по мнению А.А. Иванова, различия в строгости ответственности
правообладателя связаны с тем, что "пользователь, являющийся изготовителем продукции
(товаров), более зависим от инструкций (указаний) правообладателя в отношении качества.
Солидарная ответственность, наступающая в этом случае, должна... сильнее стимулировать
правообладателя к тому, чтобы добиваться необходимого качества. Ведь при простой продаже
пользователь обычно имеет дело с товарами, которые произведены самим правообладателем -
профессионалом в своей сфере. Что же касается работ (услуг), то применительно к ним
инструкции правообладателя играют менее важную роль" <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право: Учебник. Часть II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 648.

Думается все же, что законодатель, ужесточая ответственность правообладателя
(солидарная ответственность) именно за недостатки товаров, выпускаемых пользователем на
основании договора коммерческой концессии, вряд ли исходил из степени важности инструкций
и указаний правообладателя в том или ином случае. Видимо, основой такого решения явилось
то обстоятельство, что, выступая в роли заказчика работ и услуг, всякий потребитель имеет
полноценную возможность выяснить, кто непосредственно выполняет заказанные работы или
услуги, и оценить их качество задолго до их завершения, чего нельзя сказать о потребителе,
покупающем в магазине товар, на котором имеется товарный знак правообладателя. В
последнем случае значительно повышается вероятность введения потребителя в заблуждение
относительно как реального изготовителя товара, так и качества товара. Указанный риск
отчасти компенсируется ужесточением ответственности правообладателя. В силу изложенного
именно для тех случаев, когда предпринимательская деятельность пользователя состоит в
изготовлении продукции (товаров) с использованием товарного знака и иных исключительных
прав правообладателя (производственный франчайзинг), по мнению законодателя, наиболее
приемлема солидарная ответственность пользователя-изготовителя и правообладателя.

7. Возобновление, изменение и прекращение договора

Возобновление договора

Одной из характерных черт договора коммерческой концессии является наделение
пользователя, который добросовестно исполнял свои обязанности в течение всего срока
действия договора, правом на заключение нового договора на тех же условиях (право на
возобновление договора). Указанное право пользователя нашло отражение в п. 1 ст. 1035 ГК,
согласно которому пользователь, надлежащим образом исполнявший свои обязанности, имеет
по истечении срока договора коммерческой концессии право на заключение договора на новый
срок на тех же условиях.
В юридической литературе признается правомерность такого подхода, однако причины
появления соответствующего законоположения, его смысл и значение объясняются по-
разному. Так, по мнению Г.Е. Авилова, указанное положение прежде всего призвано защищать
интересы пользователя как более слабой стороны договора. "Находясь в зависимости от
правообладателя, - пишет Г.Е. Авилов, - пользователь по окончании срока действия договора
рискует оказаться в сложном положении: ему практически придется начинать свое дело с нуля,
так как он более не сможет пользоваться средствами индивидуализации и коммерческим
опытом правообладателя. Это было бы несправедливо, ведь пользователь вкладывал свои
собственные средства в развитие предпринимательской деятельности правообладателя (в
продвижение на рынок его товаров, работ или услуг, увеличение объемов его производства)"
<*>.
--------------------------------
<*> Авилов Г.Е. Указ. соч. С. 558.

Соглашаясь с тем, что сформулированное в законе право пользователя на
возобновление договора коммерческой концессии призвано защищать интересы слабой
стороны договора (пользователя) с учетом принципа справедливости, Е.А. Суханов считает
также, что "возобновление договора франчайзинга может служить интересам потребителей на
устоявшемся рынке товаров и услуг" <*>.
--------------------------------
<*> Суханов Е.А. Указ. соч. С. 636.

Л.А. Трахтенгерц обращает внимание на экономический аспект взаимоотношений
правообладателя и пользователя, связанных с возобновлением договора коммерческой
концессии. Она указывает: "При этом учитывается, очевидно, что вложенные пользователем
средства на приобретение концессии окупаются не сразу и прибыль начинает поступать лишь
через какое-то время. Возможность продления договора в определенной мере страхует
имущественные интересы пользователя, рискующего своим капиталом при создании нового
хозяйственного комплекса под фирмой правообладателя" <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право России. Часть вторая. Обязательственное право: Курс лекций /
Отв. ред. О.Н. Садиков. С. 597.

А.А. Иванов видит значение положения о праве пользователя на возобновление договора
коммерческой концессии в необходимости поддерживать баланс интересов обеих сторон этого
договора. Он пишет: "Пользователь в течение срока договора продвигает на рынок товары
(работы, услуги) правообладателя и вправе рассчитывать на стабильность своего положения.
Однако стабильность может быть достигнута только при условии длительности срока.
Напротив, правообладатель очень часто заинтересован в коротком сроке, с тем чтобы после
его истечения заставить пользователя принять более жесткие условия. Для устранения
подобного дисбаланса интересов и введены гарантии прав пользователей при окончании срока
договора" <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право: Учебник. Часть II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 650 -
651.
Конечно же, все приведенные точки зрения относительно смысла и значения
законоположения о наделении добросовестного пользователя правом на возобновление
договора коммерческой концессии в своей совокупности объясняют действия законодателя. Как
уже отмечалось, пользователь, выпуская товары, выполняя работы, оказывая услуги на основе
договора коммерческой концессии, т.е. под фирменным наименованием правообладателя и с
использованием его товарных знаков, знаков обслуживания и иных исключительных прав
правообладателя, по сути своей, в экономическом смысле, действует в качестве одного из
звеньев интегрированной товаропроводящей системы правообладателя. Однако в правовом
аспекте отношения правообладателя и пользователя строятся на основе договора
коммерческой концессии, заключаемого между юридически самостоятельными и независимыми
субъектами. При этом применение общего принципа свободы договора (п. 1 ст. 421 ГК) в
ситуации, когда истек срок действия договора коммерческой концессии при условии
надлежащего его исполнения пользователем, приведет к тому, что пользователь будет лишен
своего бизнеса, более того, этот бизнес может быть передан другому лицу - новому
пользователю, с которым правообладатель оформит договор коммерческой концессии.
Законоположение о праве добросовестного пользователя на возобновление договора
направлено на исключение подобных ситуаций, а при отсутствии такой возможности - на
компенсацию пользователю ущерба, причиненного в связи с утратой последним своего
бизнеса.
Если же правообладатель не преследует цели передачи другому лицу бизнеса
пользователя, исполнявшего свои обязательства по договору коммерческой концессии
надлежащим образом (замены данного звена в своей товаропроводящей сети), а сворачивает
свою деятельность на соответствующей территории, он не может быть обременен перед
пользователем какими-либо обязанностями, связанными с возобновлением договорных
отношений по договору коммерческой концессии. В этом случае истечение срока договора
коммерческой концессии означает прекращение обязательств, вытекающих из этого договора.
Поэтому в соответствии с п. 2 ст. 1035 ГК правообладатель вправе отказать в заключении
договора коммерческой концессии на новый срок при условии, что в течение трех лет со дня
истечения срока данного договора он не будет заключать с другими лицами аналогичные
договоры коммерческой концессии и соглашаться на заключение аналогичных договоров
коммерческой субконцессии, действие которых будет распространяться на ту же территорию,
на которой действовал прекратившийся договор.
Конечно, и в этом случае добросовестный пользователь теряет не только право на
возобновление договора коммерческой концессии, но и свой бизнес, связанный с
производством и продажей товаров, выполнением работ или оказанием услуг под фирменным
наименованием правообладателя и с использованием принадлежащих последнему иных
исключительных прав, однако и правообладатель несет определенные потери, связанные с
прекращением своего бизнеса на соответствующей территории.
Вместе с тем и при этих условиях возможна ситуация, когда добросовестный
пользователь может реализовать свое право на возобновление договора коммерческой
концессии. В случае если до истечения трехлетнего срока правообладатель все же пожелает
предоставить кому-либо те же права, какие были предоставлены пользователю по
прекратившемуся договору, он обязан предложить пользователю заключить новый договор
либо возместить понесенные им убытки. При заключении нового договора его условия должны
быть не менее благоприятны для пользователя, чем условия прекратившегося договора (п. 2
ст. 1035 ГК).
Таким образом, для правообладателя, который по истечении срока действия договора
коммерческой концессии отказал пользователю, исполнявшему свои обязательства
надлежащим образом, в возобновлении договора под тем предлогом, что он в течение
ближайших трех лет не будет осуществлять свою деятельность на основе коммерческой
концессии или субконцессии на соответствующей территории, но впоследствии в этот же
период изменил свое решение в пользу продолжения бизнеса в данном регионе, есть два пути.
Во-первых, он может предложить пользователю по прежнему договору коммерческой концессии
заключить новый договор на тех же или более благоприятных условиях, а в случае отказа
последнего приобрести право на заключение договора коммерческой концессии с любым иным
лицом без каких-либо для себя негативных последствий. Во-вторых, правообладатель имеет
возможность, не обращаясь к пользователю по прежнему договору, непосредственно заключить
договор коммерческой концессии с другим лицом либо дать разрешение пользователю по
другому договору коммерческой концессии распространить свой бизнес на соответствующую
территорию на основе коммерческой субконцессии. Однако в последнем случае у
правообладателя возникает обязанность возместить убытки, причиненные пользователю по
прежнему договору в связи с отказом правообладателя возобновить договор коммерческой
концессии.
В юридической литературе можно встретить и иную интерпретацию последствий
необоснованного отказа правообладателя от возобновления договора коммерческой
концессии. Так, А.А. Иванов пишет: "Как быть, если правообладатель заключил договор
коммерческой концессии в нарушение п. 2 ст. 1035 ГК, т.е. не сделав пользователю
соответствующего предложения? Подобное нарушение дает прежнему пользователю право
понудить правообладателя к заключению договора коммерческой концессии на основании ст.
445 ГК и одновременно потребовать возмещения убытков. Возмещение убытков в данном
случае - не альтернатива понуждению заключить договор, а мера ответственности
правообладателя, основанная на нарушении им обязанности, предусмотренной
непосредственно законом" <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право: Учебник. Часть II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 651.

Данное утверждение не может не вызвать возражений, прежде всего по той причине, что
ведет к необоснованному расширению сферы отношений, связанных с принудительным
заключением гражданско-правовых договоров. Между прочим, ст. 445 ГК, на положениях
которой основывает свой вывод А.А. Иванов, допускает заключение договора в обязательном
порядке только для тех случаев, когда ГК или иным законом установлено, что заключение
договора обязательно для одной из сторон. В связи с этим можно напомнить также одно из
положений, раскрывающих содержание принципа свободы договора: понуждение к заключению
договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор
предусмотрена ГК, законом или добровольно принятым обязательством (п. 1 ст. 421 ГК).
Применительно к договору коммерческой концессии в п. 2 ст. 1035 ГК, о котором идет
речь, отсутствуют какие-либо положения, устанавливающие обязанность правообладателя
заключить договор с прежним пользователем либо право последнего предъявлять к
правообладателю требование о понуждении к заключению нового договора коммерческой
концессии. Следовательно, возможность заключения договора коммерческой концессии в
принудительном порядке (даже при наличии у пользователя права на возобновление этого
договора) исключается.
На что действительно следовало бы обратить внимание, так это на специфику механизма
реализации права пользователя на возобновление договора коммерческой концессии по
сравнению с некоторыми иными гражданско-правовыми договорами, стороны которых также
наделены правом на преимущественное возобновление договора.
Например, арендатору, как и пользователю по договору коммерческой концессии, также
предоставлено преимущественное (перед другими лицами) право на заключение договора

<< Предыдущая

стр. 137
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>