<< Предыдущая

стр. 27
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

противопоставляются "товарам и финансовым средствам" (п. 3 ст. 1 ГК), а также "имуществу",
"товарам" и "работам" (п. 1 ст. 2 ГК). В ст. 128 ГК коррелятами "услуг" служат "вещи", "работы",
"информация", "результаты интеллектуальной деятельности" и "нематериальные блага"; в ст.
132, п. 1 ст. 731, п. 3 ст. 790, п. 1 ст. 824 ГК - "работы", а в п. 3 ст. 424 ГК, п. 2 ст. 426, п. 1 ст.
429, п. 1 ст. 590, ст. 1095 - 1098 - "товары (вещи), работы и услуги" <*>. В ряде других статей ГК
использованы и иные варианты соотношения "услуг" с отдельными правовыми категориями.
Это стало возможным в значительной мере потому, что в самом ГК определение "услуги" как
таковой отсутствует. К этому следует добавить, что содержавшиеся в ряде законодательных
актах, принятых до и после вступления в действие ГК, легальные определения
соответствующей правовой категории значительно различаются между собой <**>.
--------------------------------
<*> Разграничение "работ" и "услуг" проводится и специальными актами. Так, например,
ФЗ РФ от 22 августа 1996 г. "О государственной поддержке кинематографии Российской
Федерации" (Собрание законодательства РФ. 1996. N 35. Ст. 4136), раскрывая содержание
того, что именуется "организацией кинематографии", разграничивает "выполнение работ и
оказание услуг по производству фильма". Налоговый кодекс РФ в ст. 38 называет в числе
объектов налогообложения, наряду с имуществом, работы и услуги, относя к "работам"
"деятельность, результаты которой имеют материальное выражение и могут быть реализованы
для удовлетворения потребностей организации и (или) физических лиц", а к услугам -
"деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и
потребляются в процессе осуществления этой деятельности". При этом особо подчеркнуто, что
представление о соответствующих понятиях приведено "для целей налогообложения".
<**> Так, услугами именовалась "предпринимательская деятельность, направленная на
удовлетворение потребностей других лиц, за исключением деятельности, осуществляемой на
основе трудовых правоотношений" (ст. 2 ФЗ РФ "О государственном регулировании
внешнеторговой деятельности" // Собрание законодательства РФ. 1995. N 42. Ст. 3923),
"деятельность профессионально подготовленного физического лица по ознакомлению туриста
с туристическими ресурсами в стране временного пребывания (ст. 1 Закона "Об основах
туристической деятельности в Российской Федерации" (Собрание законодательства РФ. 1996.
N 29. Ст. 5491), "продукт деятельности по приему, обработке, перевозке и доставке почтовых
отправлений, почтовых и телеграфных переводов денежных средств" (ст. 2 ФЗ РФ "О почтовой
связи" // Собрание законодательства РФ. 1999. N 29. Ст. 3697) и др. Таким образом, в то время
как в одних случаях услуга - это "деятельность", в других - "результат деятельности". Попытку
разграничить работы (труд) и услуги предпринял в свое время Я.Ф. Фартхтдинов. Он полагал,
что услуга - тот же труд, но выражающийся в особой форме: деятельности, имеющей полезный
эффект. Результатом деятельности может быть создание новой вещи, восстановление прежних
свойств уже имеющегося предмета, но деятельность может выражаться и в совершении таких
действий, которые не создают материальных ценностей, не приобретают в объективной форме
самостоятельного бытия, но имеют полезные свойства. И далее: "Услуги, не составляющие
осязаемых результатов по экономическим причинам, также не однообразны. Первую группу
можно было бы рассматривать как продолжение или часть производства (перемещение грузов).
Другая группа состоит из услуг, непосредственно не участвующих в создании материальных
благ, но косвенно влияющих на их производство путем подготовки человека к труду
(повышение квалификации, медицинский осмотр и т.д.). В третью включают нематериальные
услуги, которые являются общественно необходимыми, но относятся к непроизводительному
труду (управление оборотом и т.д.)" (Фартхтдинов Я.Ф. Законодательство и судебная практика
по некоторым видам бытового обслуживания. С. 9). Там же подробно излагаются соображения
относительно соотношения обслуживания и услуг.
Нетрудно заметить, что за основу разграничения принимается все же в основном признак,
не имеющий сам по себе юридического значения, - сфера, в которой услуги (работы)
используются.

Нередко определению понятий оказывает помощь уяснение сущности соответствующего
термина как такового, т.е. в его обычном звучании. В этой связи следует отметить, что,
например, в словарях русского языка слово "услуга" имеет довольно много значений. При этом
основным в одном словаре, а в другом словаре - единственным <1> является следующее
объяснение: "услуга - это действие, приносящее пользу другому" <2>. В данном случае, таким
образом, все сводится к двум связанным между собой элементам: цели, которой услуга служит
("помощь", "польза"), и средством достижения этой цели (совершение тем, кто предоставляет
услугу, действия). Объединение обоих элементов является, таким образом, необходимым для
выделения соответствующего понятия. По указанной причине, в частности, не могут быть
отнесены к услугам сами по себе различного рода льготы (например, скидки с цены,
предоставляемые заказчику по каким-либо основаниям объективного или субъективного
характера, в частности с учетом размеров приобретаемой партии или инвалидности заказчика).
В подобных случаях, несмотря на то что "оказывается помощь другому", достижение указанной
цели не предполагает каких-либо действий. Между тем ни одна из статей ГК, использующих
понятие "услуга", не имеет в виду сделать это в отрыве от "действия", сводя все именно к
"льготам и преимуществам" <3>. Напротив, всюду в Кодексе речь идет об услуге именно как об
определенном действии. При этом, с точки зрения лица, оказывающего услугу,
соответствующее действие представляет собой "работу", а для того, кому (в чьих интересах)
она совершается, - "услугу". В результате есть основания признать, что разграничение
договоров путем противопоставления "работы" "услуге" оказывается безуспешным. Не
случайно поэтому в юридической литературе с равным основанием наряду с
распространенным мнением - "услуга - разновидность "работы" <4>, высказывалось и прямо
противоположное: "работа" - это вид услуг <5>.
--------------------------------
<1> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1995. С. 771.
<2> Толковый словарь русского языка. Т. 4 / Под ред. Н.Д. Ушакова. М., 1939. С. 992.
<3> В качестве примера можно обратиться к взглядам Ю.Х. Калмыкова. Он считал
индивидуализирующим "услугу" то, что она выражается "в предоставлении каких-либо льгот
или создании определенных удобств. Когда такие действия выступают в качестве объектов
правоотношения, мы говорим об обязательствах по оказанию услуг" (Советское государство и
право. 1976. N 5. С. 117). Между тем, следуя такой линии, едва ли не любой договор можно
признать договором услуг, если, например, стороной в нем будет выступать тот, кто пользуется
правом на льготу или преимущество. Помимо прочего, в этом случае сотрутся границы между
различными типами договоров, поскольку критерием для их классификации станет
неодинаковое решение вопроса об отнесении по тем или иным объективным или субъективным
причинам льгот и преимуществ (например, с учетом размера приобретаемой партии или того,
что субъект, обратившийся за получением товаров, работ или услуг, обладает правом на
получение соответствующих льгот (преимуществ). Не случайно в той же работе содержалось
указание: "Не всякий подряд и не всякий договор имущественного найма, розничной купли-
продажи можно отнести к обязательствам по оказанию услуг. Договор подряда лишь тогда
относится к указанным обязательствам, когда действия обязанного лица действительно
содержат признаки услуги, т.е. совершаются либо на льготных условиях, либо с целью
создания удобств для управомоченного лица. Таким образом, обязательства по оказанию услуг
нельзя ограничивать договорами хранения, поручения, комиссии и экспедиции. Сюда относится
договор бытового подряда, а также другой договор, в котором имеются признаки услуги"
(Калмыков Ю.Х. Указ. соч. С. 119).
<4> См., например: Советское гражданское право. Т. 2. М., 1985. С. 171; Советское право.
М., 1978. С. 219 и сл.
<5> См., в частности: Советское гражданское право. Т. 2. М., 1985. С. 171; Советское
право. М., 1978. С. 219 и сл.; Гражданское право. Т. 2. М.: Госюриздат, 1985. С. 198. Здесь
применительно к "овеществленным услугам", т.е. к отношениям, с точки зрения автора
являющихся по своей природе подрядными, использованы такие обозначения, как
"услугодатель" и "услугополучатель". По мнению Ю.Х. Калмыкова, наиболее правильно
"считать услуги не разновидностью договора подряда, а, наоборот, подряд - разновидностью
договора услуг" (Калмыков Ю.Х. Указ. соч. С. 118).

Недостаточная ясность различий в понятиях "работа" и "услуга" поставила сторонников
признания самостоятельным рассматриваемого договора <*> перед необходимостью искать
специальные критерии для выделения этих различий, которые могли бы считаться достаточно
определенными. Определенность, о которой идет речь, должна быть выражена в основном
классификационном признаке этих договоров - их предмете.
--------------------------------
<*> Аналогичным образом решается вопрос о соотношении тех же понятий в ст. 3 Венской
конвенции о договорах международной купли-продажи. Статья 3 Конвенции предусматривает
ее неприменение к договорам, в которых обязательства стороны, поставляющей товары,
заключаются в основном в выполнении работы или в предоставлении иных услуг" (о различных
позициях в вопросе о применении Конвенции к подобным смешанным договорам см.: Венская
конвенция о договорах международной купли-продажи товаров. Комментарий. М., 1974. С. 17 и
сл. (автор - М.Г. Розенберг).

В этой связи и вызывает некоторые сомнения позиция, которую занимал О.С. Иоффе. В
его взглядах одним из исходных моментов служила глубоко разработанная концепция
элементов правоотношения. Имеются в виду, в частности, известные соображения
относительно выделения двух объектов правоотношений: юридического - "поведение
обязанного лица, на которое вправе притязать управомоченный" <1>, и материального, под
которым подразумевается "тот объект, которым обладает лежащее в основе правоотношения
закрепленное им общественное отношение" <2>. В конечном счете автором признавалась
материальным объектом именно вещь. В то же время О.С. Иоффе подчеркивал, что
существуют среди правоотношений такие, которые ограничиваются одним объектом -
юридическим <3>. В отношении к подряду эта мысль была выражена следующим образом:
"Материальный объект имеется лишь при изготовлении каких-либо вещей. Отсюда, однако, не
следует, что во всех других случаях подряд лишен всякого объекта. У него может отсутствовать
материальный, но обязательно есть юридический объект - та деятельность подрядчика, на
которую вправе притязать заказчик для получения обусловленного договором результата" <4>.
Из приведенного следовало, что есть две разновидности договоров подряда: в одной налицо
оба названных автором объекта - материальный и юридический, а в другой - только
юридический объект деятельности. Однако применительно к признаваемому им же
самостоятельным договору услуг особенность последнего предлагалось усматривать в том,
что, в отличие от подряда, в договоре услуг идет речь "о деятельности таких видов, которые не
получают или не обязательно должны получить воплощение в материализированном, а тем
более в овеществленном результате" <5>. Тем самым договоры по поводу работ, которые не
связаны с результатом и по этой причине обладают лишь одним объектом - юридическим,
оказались отнесенными к разным видам договоров: первый - к договору подряда, а второй - к
договору услуг. Если учесть, что объект договора признавался автором единственным
признаком, с помощью которого следует разграничивать договоры подряда и услуг,
обнаруживается определенное несовпадение: считающийся разграничительным их признак
оказался присущим и тому и другому виду договоров.
--------------------------------
<1> Иоффе О.С. Советское гражданское право. М., 1958. С. 168.
<2> Там же. С. 169.
<3> См.: Там же. С. 171.
<4> Иоффе О.С. Обязательственное право. С. 419.
<5> Там же. С. 488.

Отмеченное несоответствие проявилось и при решении конкретного вопроса: к какому
виду договоров следует отнести отношения, связанные с погрузочно-разгрузочными работами?
Называя различные варианты подряда, О.С. Иоффе в качестве примера включил сюда и
данные работы. И все же это не помешало ему одновременно обозначить в составе договоров
на оказание услуг "экспедицию", которая, как отмечал сам же автор, имеет своим основным
элементом "доставку, погрузку и выгрузку товаров" <*>, т.е. именно и только то, что автор
считал необходимым признаком подряда.
--------------------------------
<*> Иоффе О.С. Обязательственное право. С. 542 и сл.

Те, кто полагал единственным индивидуализирующим признаком договора услуг его
особый, отличный от подряда предмет, усматривали в этом качестве главным образом
"непередаваемое, неразрывно связанное с деятельностью благо" <*>, нематериальный
(неовеществленный) и уже по этой причине неотделимый от исполнения услуги результат <**>,
имея в виду, таким образом, действие и его полезный эффект <***>.
--------------------------------
<*> Гражданское право. Т. 2. М.: Госюриздат, 1985. С. 117.
<**> См.: Гражданское право. Т. 2. М., 1993. С. 200; а также: Советское гражданское
право. Ч. 2. Киев, 1983. С. 194.
<***> См.: Шешенин Е.Д. Договор услуг в общественном питании: Сборник ученых трудов
СЮИ. Вып. 4. Свердловск, 1964. С. 95.

И после принятия ГК, выделившего договор возмездного оказания услуг, представление о
его предмете в литературе в основном сохранилось в прежнем виде. Так, В.А. Кабатов
солидаризировался с теми, кто усматривал специфику данного договора в "отсутствии
овеществленной формы результата работ" <*>. А В.В. Луць обратил внимание на то, что
"главную особенность договоров по оказанию услуг, в отличие от договоров на выполнение
работ, составляет то, что предоставление услуг неотделимо от деятельности лица,
предоставляющего услуги. Последний эффект такой деятельности не выступает в виде
определенного ощутимого материализованного результата, как это имеет место в подрядных
договорах, а состоит в самом предоставлении услуги" <**>.
--------------------------------
<*> Кабатов В.А. Возмездное оказание услуг // Гражданский кодекс Российской
Федерации. Часть вторая. Текст. Комментарий. Алфавитно-предметный указатель. М., 1996. С.
392.
<**> Свои соображения автор высказал применительно к проекту ГК Украины, который в
соответствующей части совпадал с редакцией ГК РФ (см.: Луць В. Зобов'язальне право. Киiв,
1998. С. 572).

Отмеченная преемственность во взглядах не является случайной. Она отражает
существующие особенности, действительно присущие всем видам моделей, которые могут
быть отнесены к группе договоров услуг.
История развития института. Как уже отмечалось в главе I, римское право в составе
договоров найма различало, в частности, "наем работ" и "наем услуг". А уже в начале XIX в. во
Французский гражданский кодекс была включена глава III Титула VIII "О найме работы и услуг",
в которой выделены разделы "О найме услуг и рабочих", "О перевозке по земле и по воде", а
также "О подряде".
В Германском гражданском уложении в составе раздела "Отдельные виды обязательств",
наряду с договором подряда, были урегулированы и трудовой договор, и ряд иных договоров,
традиционно относимых к договорам услуг (маклерский договор, договоры поручения, хранения
и др.). При этом глава "Подряд" включила наряду с изготовлением или изменением вещи также
иной результат, достигнутый путем "выполнения работы или оказания услуги". Впоследствии
главу разделили на две части: "Договоры подряда" и "Туристического обслуживания".
Соответственно было сочтено целесообразным изменить прежнее название главы на "Подряд
и подобные договоры" ("Werkvertag und anliche Vertrage"). Тем самым было совершенно
очевидно подчеркнуто появление отличных от подряда договоров, предметом которых служит
один из видов услуг как таковых.
В одном из последних по времени принятия - Гражданском кодексе Квебека (1991 г.) - в
разделе, посвященном поименованным договорам, выделена, наряду с главой "Трудовой
договор" ("Contract of Employment"), самостоятельная глава "Договор подряда или оказание
услуг" ("Contract of Enterprise or for Service"). В этой последней содержатся наряду с общими
для подряда и оказания услуг положениями ("General Provision aplicable to Both Services and
Works") также и такие, которые относятся только к работам ("Special Provisions respecting
Works").
В России Свод законов гражданских имел, помимо главы, посвященной одновременно
подряду и поставке, такую же специальную главу "О личном найме". Первая из этих глав была
помещена в разделе "Об обязательствах по договорам на имущество в особенности", а вторая,
вместе с главой "О доверенности и верительных письмах", составила содержание раздела "Об
обязательствах личных по договорам в особенности".
В русской дореволюционной науке по вопросу о пределах действия договора подряда и
его соотношении с договором услуг спектр мнений был очень широким. В определенной мере
это связывалось с различным представлением о locatio conductio operarum.
Как уже отчасти отмечалось в главе I книги, одни авторы усматривали отличие личного
найма от подряда в том, что первый договор имеет в виду лишь отношения "личной
зависимости", "хозяйственной власти". Тем самым предопределялось сведение этого договора
исключительно к трудовым отношениям <*>.
--------------------------------
<*> Синайский В.И. Русское гражданское право. Вып. II. Обязательственное, семейное и
наследственное право. Киев, 1915. С. 158.

Приведенные взгляды были близки римскому праву, которое, как отмечал, например, Г.
Дернбург, исходило из того, что именно к подряду относятся "наряду с различными
манипуляциями с телесными вещами (обработкой или переработкой движимых вещей),
перевозкой вещей и людей, постройкой и другими видами переработки недвижимости...
различные нематериальные действия делового, художественного, технического или научного
характера, имеющие денежную стоимость" <*>.
--------------------------------
<*> Дернбург Г. Указ. соч. С. 223 - 224.

Представителем другой группы авторов был Г.Ф. Шершеневич, который отвергал
указанный выше признак и в споре с К.П. Победоносцевым обращал внимание на то, что
"зависимость... имеет место при найме прислуги, рабочего на фабрике, но ее нет при найме
учительницы музыки, приходящей швеи, доктора". И, несмотря на это, он считал, что все
перечисленные отношения должны в равной мере относиться к личному найму <*>.
--------------------------------
<*> См.: Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 610.

Наконец, существовал и третий по счету взгляд на указанную проблему. Он также
исходил из того, что за пределами подряда находятся отношения, которые должны считаться
трудовыми. Соответственно В.Л. Исаченко, имея в виду приведенный им пример - лицо
заключило договор с рабочими для покрытия крыши принадлежащего ему дома, - указывал:
"...исполнение такого предприятия никто не называет подрядом" <*>. Вместе с тем "личный
наем", по его мнению, имеет место только тогда, когда речь идет о ситуации, при которой
нанявшийся находится на службе у нанимателя, состоит в его услужении. Решение этой
коллизии состояло в выделении наряду с подрядом и личным наймом еще третьего, такого же
самостоятельного договора-заказа, являющегося договором sui generis <**>.
--------------------------------
<*> Исаченко В.А. Свод кассационных положений по вопросам русского гражданского
материального права. М., 1906. С. 600.
<**> См.: Там же. С. 418.

По поводу этого последнего договора иную позицию занял К.Н. Анненков. Он полагал, что
"договор заказа по своему существу должен пониматься как locatio conductio operis, а не как
operarum и по этой причине должен быть признаваем видом договора подряда" <*>.

<< Предыдущая

стр. 27
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>