<< Предыдущая

стр. 32
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Гражданского кодекса. М., 1925.

Особенность гражданского оборота выражается в том, что все охватываемые им
многообразные правоотношения носят волевой характер. При этом волеобразующим
действиям участников гражданского оборота придается особое значение применительно к
динамике развития гражданских правоотношений. Достаточно сослаться на то, что из девяти
выделенных в ст. 8 ГК оснований возникновения таких правоотношений с волей участников
гражданского оборота связаны по крайней мере шесть <*>. Воля лица имеет решающее
значение также для реализации принадлежащих ему гражданских прав.
--------------------------------
<*> За этими пределами находятся акты государственных органов и органов местного
самоуправления, судебные решения и события.

Необходимые для наступления указанных последствий волевые действия совершает
обычно тот, кто станет, уже стал или перестает быть стороной соответствующего
правоотношения. Однако возможны ситуации, при которых сделать все это самому по
различным причинам не удается. И тогда возникает необходимость обратиться к чужой
помощи.
Помощь, которая имеется в виду, нередко выражается в совершении фактических
действий. Примером может служить привлечение подрядчиком к участию в строительстве
субподрядчиков, поставщиком - субпоставщиков или перевозчика для доставки изготовленных
им товаров покупателю и т.д.
Но потребность может возникнуть и в совершении кем-либо за другого юридических
действий. В этом, безусловно, нуждаются прежде всего те, кто в силу возраста или состояния
психики относится к категории недееспособных лиц, за которыми вообще не признается
юридически значимая воля. Все они могут стать самостоятельными участниками гражданского
оборота лишь тогда, когда кто-либо будет действовать за них. Речь шла, таким образом, о
вынужденном признании того, что воля, выраженная одним, признается волею другого.
Однако обращение за совершением вместо другого юридических действий может
последовать и от дееспособных граждан, а наряду с ними и от юридических лиц. Например, в
силу различных по характеру причин создается ситуация, когда волевое действие, которое мне
предстоит совершить, кто-либо "сделает лучше, чем я". Особенно часто подобные ситуации
возникают при осуществлении предпринимательской деятельности. Можно сослаться на
обращение за услугами к банкам, экспедиторам, адвокатам, к аудиторским, риэлторским или
брокерским фирмам и др. В той же предпринимательской области возникает аналогичная
потребность прибегнуть к помощи другого для расширения территориальных рамок своей
деятельности.
Отвечая этим потребностям, право и создало особый институт, составляющий первый
элемент из указанной в наименовании данного раздела книги триады - представительство.
Оценивая его значение, Н.О. Нерсесов более ста лет назад весьма точно указывал на то, что
"при посредстве этого института юридическая личность человека переходит за пределы,
очерченные его физической природой" <*>. Особо подчеркивал он при этом, что с помощью
представительства "одно и то же лицо может одновременно вступать в юридические отношения
с различными лицами, совершать несколько сделок, по которым оно одно будет считаться
юридическим субъектом. Очевидно, что такое юридическое понятие может возникнуть только в
развитом гражданском обороте и в эпоху более или менее развитого юридического состояния"
<**>.
--------------------------------
<*> Нерсесов Н. Понятие добровольного представительства в гражданском праве //
Нерсесов Н. Представительство и ценные бумаги в гражданском праве. М.: Статут, 1998. С. 24.
<**> Там же.

А вот что отметил примерно в то же время немецкий юрист Фр. Бернгефт: "Личное право
допускает в правовой жизни персонификацию, олицетворение. Под персонификацией следует
понимать такую форму деятельности, при которой одно лицо воплощает в себе личность
другого. Это сплошь и рядом бывает в искусстве. Имеется в виду, что на такой персонификации
зиждется все драматическое искусство. В правовой жизни персонификация не доходит до того,
чтобы одно лицо надевало на себя чужую маску. Она заключается в том, что одно лицо
господствует в той области, которая составляет собственную сферу другого... Следовательно,
одно лицо берет у другого не его специфические личные черты, а лишь его положение в
правовой жизни. Это и есть представительство. О представителе говорят, что он есть alter ego
другого, деятельность одного от имени другого" <*>.
--------------------------------
<*> Бернгефт Ф., Колер И. Гражданское право Германии. СПб., 1910. С. 112.

В результате смысл представительства можно свести к тому, что одно лицо "замещает"
<*> другое с тем, что действия первого влекут юридически значимые последствия именно для
второго - того, от чьего имени первый действовал. В частности, совершает необходимое для
заключения договора действие один, а стороной в договоре становится другой; при этом в
результате происходит так, как будто бы все необходимое сделал он сам <**>. Это дало
основание, в свою очередь, Г.Ф. Пухте прийти к выводу: "Возможность представительства есть,
очевидно, ИСКУССТВЕННЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ (выделено мной. - М.Б.), могущий,
пожалуй, несколько помогать прочности и правильности юридических отношений.
Неудивительно поэтому, что, подобно модели юридического лица для признания его субъектом
права, пришлось прибегнуть к наиболее распространенной теории, объясняющей смысл
соответствующей правовой конструкции, - юридической фикции" <***>.
--------------------------------
<*> В русской дореволюционной литературе для выражения сущности представительства,
наряду с "замещением", широко использовались такие понятия, как "заступление" и "замена". В
этой связи обращалось внимание на то, что "представительство, как показывает самое
название, предполагает непременно заступление одного лица другим перед третьим" (Казанцев
Л. Учение о представительстве в гражданском праве. Вып. 1. Ярославль, 1878. С. 40). Или на
то, что "представитель заменяет юридически личность представляемого в имущественном
обороте" (Нерсесов Н. Указ. соч. С. 27).
<**> Тщательное исследование природы представительства позволило Л.И. Казанцеву
указать на семь существенных моментов, определяющих сущность соответствующей модели.
Они выражаются в том, что "представительство есть понятие юридическое, оно состоит в
заключении юридической сделки" (1); "представитель, заключая сделку, действует вместо
принципала" (2); "представитель заключает сделку на имя принципала" (3); "представитель
заключает юридическую сделку с намерением воспроизвести для принципала такие
юридические последствия, какие наступили бы, если бы тот сам контрагировал" (4);
"представитель должен иметь полномочие от принципала для совершения юридической сделки
на имя последнего" (5); "необходимое для бытия представительства полномочие должно
основываться на каком-нибудь правовом моменте" (6) и представительство "основывается на
разделении свойств контрагента и субъекта сделки между представителем и принципалом и на
мыслимом соединении обоих этих свойств посредством фикции в лице представляемого" (7).
См.: Казанцев Л. Указ. соч. С. 121 - 123.
<***> Пухта Г.Ф. Курс римского гражданского права. Т. I. М., 1874. С. 143.

Представительство выступает в неодинаковых правовых формах. При этом для их
классификации используются различные критерии. С первым из них, широко используемым, как
будет показано в главе, посвященной комиссии, связано деление представительства на
прямое, о котором пойдет речь в дальнейшем, и косвенное. Различие между ними состоит в
том, что в первом случае представитель своими действиями прямо (непосредственно) создает
права и обязанности у того, кого он представляет, а при косвенном - представитель своими
действиями порождает права и обязанности у самого себя с тем, что он должен перенести их
на того, кто дал ему соответствующее поручение. Особое значение придается и второй ступени
деления - основаниям возникновения прямого представительства. Соответственно наиболее
распространенной классификацией в рамках такого представительства стало деление его на
законное и добровольное <*>.
--------------------------------
<*> Наряду с упомянутым двучленным делением представительства в литературе в
разное время предлагалось расширить рамки соответствующей классификации. Так, по его
собственному признанию, А. Гордон внес в юридическую литературу новый вид
представительства, названный им "смешанным". Под ним подразумевалась группа отношений
представительства, "в которых постановления закона сочетаются с волею участвующих в них
лиц" (Гордон А. Представительство в гражданском праве. СПб., 1879. С. 100). При этом
подчеркивалось, что выделенный им вид "встречается преимущественно в представительстве
юридических лиц, организующемся на выборных началах" (Там же). Разновидностью
смешанного представительства А.О. Гордон считал и обособленную в законодательстве ряда
стран, и прежде всего Германии, прокуру. Ее особенность состоит в том, что представитель
получает "неограниченное, в отношении третьих лиц, полномочие на управление и
распоряжение торговыми делами от имени и за счет хозяина оных" (Там же. С. 127).
Много лет спустя В.А. Рясенцев предлагал, используя все тот же признак - основания
возникновения, выделить пять видов представительства, имея в виду: "1) волеизъявление
субъекта гражданских правоотношений, выражающее намерение иметь другое лицо своим
представителем"; "2) административный акт (юридический акт органа государственной власти),
разрешающий лицу действовать в качестве представителя другого лица"; "3) назначение (или
избрание) в установленном порядке на должность, исполнение которой требует совершения
юридических действий от имени другого лица"; "4) административный акт, устанавливающий
отношение между дееспособными или частично дееспособными лицами, но не в связи с
назначением дееспособного на должность"; "5) существование определенного общественного,
в частности правового, отношения между лицами (физическими или юридическими), не
вытекающего ни из сделки, ни из административного акта" (Рясенцев В.А. Основания
представительства в советском гражданском праве // ВЮЗИ. Ученые записки. М., 1948. С. 49 -
66). При всем интересе к последнему делению нельзя все же считать его в подлинном смысле
классификацией уже в силу отсутствия единого критерия для разграничения того, что
именовалось видами представительства.

К первому виду относится представительство, в равной мере обязательное и для
представителя, и для представляемого <*>. Прежде всего речь идет об упомянутых в ст. 28 ГК
родителях, усыновителях и опекунах. При этом если для первых - родителей
представительство возникает в силу самого факта рождения ребенка, то для усыновителей и
опекунов необходимым звеном служит специальный на этот счет акт компетентного органа: для
усыновителей - решение суда (ст. 125 Семейного кодекса), а для опекуна - назначение органом
опеки и попечительства (ст. 35 ГК, ст. 146 Семейного кодекса) <**>.
--------------------------------
<*> На этот признак, полагая его одним из индивидуализирующих законное
представительство как таковое, обращала внимание А.И. Пергамент: "Представитель
дееспособного лица может быть лицом, управомоченным и обязанным совершать
определенные действия, а также может быть лицом, только уполномоченным на совершение
этих действий, но не обязанным осуществлять представительство. Опекун
несовершеннолетнего во всех случаях не только управомочен представлять интересы своего
подопечного, но и обязан это делать, так как защита личных и имущественных прав и
интересов подопечного является одной из неотъемлемых задач опеки" (Пергамент А.И. Опекун
как гражданско-правовой представитель // Ученые записки ВИЮН. Вып. 14. М., 1968. С. 183).
<**> По указанной причине О.С. Иоффе счел необходимым выступить за отказ от
применения к обязательному представительству широко распространенного термина
"законный". При этом обращалось внимание, в частности, на то, что, "помимо неудачности
такого термина, могущего посеять сомнения в законности других видов представительства, он
неправильно отражает и самое существо дела, ибо... представительство, осуществляемое
опекуном, возникает не из закона непосредственно, а из закона и изданного в соответствии с
ним распорядительного акта о назначении опекуна" (Иоффе О.С. Советское гражданское право:
Курс лекций. Л.: ЛГУ, 1958. С. 160). Приведенное соображение представляется все же спорным.
Если встать на предлагаемый путь, придется во всех случаях, когда соответствующее
правоотношение с необходимостью возникает из юридического факта, предусмотренного в
законе, отказаться от указанного термина. И начало этому положит едва ли не общепризнанное
понятие - "наследование по закону", хотя и в этом случае правоотношение порождается таким
же обозначенным в законе юридическим фактом (речь идет о смерти наследодателя).
Думается, что термин "законное", "возникающее из закона", имеет скорее то значение, которое
придавал ему применительно к представительству А.О. Гордон. Он считал, что
"представительство в силу закона есть тот вид представительства, которого возникновение и
сфера деятельности точно определяются самим законом" (Гордон А. Представительство в
гражданском праве. С. 53). Во всяком случае, термин "законный представитель" ГК сохранил
(см. п. 2 ст. 28), как, впрочем, и "наследование по закону" (см. гл. 63 ГК). Используется тот же
термин "законный представитель", например, и в Налоговом кодексе РФ (ч. 1 ст. 27), хотя в
последнем случае в него вкладывается более широкое содержание. Это как раз и дало
возможность широко использовать "законное представительство" в ст. 27 Налогового кодекса
РФ (см. об этом ниже) или, например, в ст. 37 Закона "Об исполнительном производстве". В
последнем так именуются не только представители недееспособных и ограниченно
дееспособных, но и лиц, назначенных управлять имуществом безвестно отсутствующего, а
также опекунов, назначенных для охраны наследственного имущества и управления им (ст. 556
ГК РСФСР).

В отличие от законного при добровольном представительстве основанием служит, в виде
общего правила, сделка. Поскольку представительство как таковое порождает право выступать
от имени другого лица, возможно возникновение представительства из односторонней сделки,
совершенной именно этим лицом. Примером может служить препоручительный индоссамент,
учиненный на ценной бумаге: в соответствии с п. 3 ст. 146 ГК индоссамент может быть
ограничен только поручением осуществлять права, удостоверенные ценной бумагой, без
передачи самих прав, и в этом случае индоссант выступает в качестве представителя.
Аналогичные последствия в специальных случаях влечет административный акт. Так,
согласно Постановлению Правительства РФ от 31 августа 2000 г. "Вопросы государственной
регистрации прав на недвижимое имущество, находящееся в федеральной собственности" <*>
соответствующие регистрационные действия от имени Министерства имущественных
отношений РФ вправе совершать его (Министерства) соответствующий территориальный орган.
Иное основание представительства предусмотрел Закон "О несостоятельности (банкротстве)"
<**> (ст. 2). Им признается в качестве представителей работников предприятия-должника лицо,
уполномоченное работниками представлять их интересы при проведении процедур
банкротства. При этом в силу ст. 34 Закона представитель избирается на собрании работников
должника. Существует и такая ситуация: согласно ст. 55 ГК от имени юридических лиц
действуют (на основе выданной им доверенности) руководители представительства и
филиалы, указанные в учредительных документах создавших их юридических лиц.
--------------------------------
<*> Собрание законодательства РФ. 2000. N 37. Ст. 3718.
<**> Собрание законодательства РФ. 1998. N 2. Ст. 222.

Наиболее распространенным основанием представительства служит договор,
связывающий представителя с представляемым. При этом в случаях, когда совершение
юридически значимых действий входит в трудовые функции работника (имеются в виду
юрисконсульты, экспедиторы и т.п.), основанием для выступления от имени работодателя
может служить сам трудовой договор. А вот другой пример: назначение представителями
государства в органах управления акционерного общества государственных служащих. Такое
назначение осуществляется решениями Президента РФ, Правительства РФ, соответствующих
федеральных органов исполнительной власти и Российского фонда федерального имущества
<*>. Для этой цели с представителем заключается Министерством имущественных отношений
РФ особый договор - на представление интересов государства в акционерном обществе (см. об
этом ниже).
--------------------------------
<*> См. п. 4 Указа Президента РФ от 10 июня 1994 г. N 1200 "О некоторых мерах по
обеспечению государственного управления экономикой" (Собрание законодательства РФ. 1994.
N 7. Ст. 700), а также Положение о порядке назначения и деятельности представителей
Российской Федерации в органах управления и ревизионных комиссиях открытых акционерных
обществ, созданных в процессе приватизации, акции которых находятся в федеральной
собственности, а также в отношении которых принято решение об использовании специального
права на участие Российской Федерации в управлении ими ("золотой акции"), утвержденное
Постановлением Правительства РФ от 7 марта 2000 г. (Собрание законодательства РФ. 2000. N
11. Ст. 1184).

Можно указать и на ст. 72 и 1044 ГК, которые наделяют полномочиями: первая - каждого
участника полного товарищества, а вторая - каждого из товарищей в простом товариществе,
если только учредительным договором (в первом случае) или договором о простом
товариществе (во втором) не установлено ведение его дел участниками (товарищами)
совместно либо путем дачи поручения отдельным из них. Возникшее в этом случае
представительство также относится к числу добровольных благодаря диспозитивному
характеру приведенной нормы. Диспозитивность позволяет сделать вывод, что наделение всех
участников товарищества (товарищей) правом стать представителями возможно и по решению
товарищества, воля которого была выражена молчанием.
При добровольном представительстве, включая и случаи, когда речь идет о договоре
поручения, складывающиеся юридические связи можно разделить на внутренние и внешние.
Под первыми имеются в виду отношения представителя с представляемым, а под вторыми -
представляемого с третьими лицами с тем, что первые создают связывающий представителя с
представляемым договор поручения (иной предусмотренный законом договор), а вторые -
основанные на доверенности действия поверенного. Совокупность тех и других служит
достаточным основанием для возникновения отношений между представляемым и третьим
лицом.
В свое время возник спор между Н.О. Нерсесовым и А.О. Гордоном: один из них считал
возможным "разделить представительство и поручение" <*>, в то время как другой полагал, что
"их можно только отнимать, но не разделять" <**>. Есть основания полагать более
обоснованной позицию первого из них. В подтверждение достаточно сослаться на то, что
договор, заключенный представителем в рамках полномочий, которыми он наделен, будет
действительным, а следовательно, цель представительства как такового окажется достигнутой
даже и тогда, когда сделка с третьим лицом, совершенная от имени представляемого
представителем, не станет соответствовать тому, что указано на этот счет в договоре
поручения. Более того, сделка, о которой идет речь, должна считаться действительной, даже
если договор поручения окажется ничтожным.
--------------------------------
<*> Нерсесов Н. Указ. соч. С. 48.
<**> Гордон А. Указ. соч. С. 51 - 52.

Гражданский кодекс 1922 г. предусматривал (ст. 16), что "юридическое лицо участвует в
гражданском обороте и вступает в сделки через посредство своих органов или через
представителей". Это послужило, в частности, Б.С. Антимонову поводом признать выступление
органа юридического лица самостоятельным видом представительства <*>. Те, кто
поддерживал указанную идею, выступали за выделение наряду с законным и добровольным
также третьего вида представительства - уставного. Под ним как раз и подразумевалось
выступление от имени юридического лица названных в его уставе органов <**>.
--------------------------------
<*> Отдельные виды обязательств. С. 268.
<**> Указанная точка зрения высказана была, в частности, в учебниках: Гражданское

<< Предыдущая

стр. 32
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>