<< Предыдущая

стр. 35
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

служит положение, в силу которого "волеизъявление, сделанное лицом в пределах данных ему
полномочий от имени представляемого, непосредственно действует в пользу или против
последнего" <*>. В случае если намерение представителя не выражается достаточно ясно, то
обстоятельство, что таким же образом и намерение действовать от своего имени не оказалось
явно выраженным, уже значения иметь не будет.
--------------------------------
<*> Необходимость выделения такого признака, как непосредственность, Л. Эннекцерус
объяснял существованием наряду с прямым представительством и косвенного. При последнем
виде представительства лицо тоже действует в интересах и за счет другого. Однако, в отличие
от прямого представителя, "тот, кто заключает сделку, хотя бы и для другого (в чужом интересе,
за чужой счет), но от своего имени, т.е. с намерением вызвать своими действиями правовые
последствия в первую очередь в своем лице, а потом, последующими юридическими актами, в
частности - передачей вещей, уступкой прав требования, принятием долга - перенести их на
другое лицо, тот не является представителем в смысле Г.У. Его называют косвенным,
посредственным, открытым представителем (или посредствующим лицом, заместителем)".
Эннекцерус Л. Курс Германского гражданского права. Т. 1, полутом 2. С. 233). Там же
подчеркивается, что, таким образом, "вопрос идет об исторически более древней форме
представительства".
Торговое право установило, что косвенное представительство - существенный признак
комиссионной сделки (Там же. С. 234).
Отсутствие полномочий у представителя может быть исцелено путем одобрения его
действий представляемым (ratihabitio). А если представляемый от этого откажется, у третьего
лица возникает право по своему выбору потребовать от представителя, чтобы тот либо
исполнил заключенный им договор сам, либо возместил убытки.
ГГУ исключает при отсутствии на то согласия представляемого возможность заключения
представителем порученной ему представляемым сделки с самим собой, притом независимо от
того, действует ли он от собственного имени или выступает в качестве представителя третьего
лица. Л. Эннекцерус объяснял подобное решение тем, что "в большинстве случаев при таких
сделках (сделках с самим собой. - М.Б.) взаимные интересы противоречат друг другу; поэтому,
если допустить, что представитель имеет право по общему правилу заключать договоры с
самим собой, это не соответствовало бы ни интересам представляемого, ни его
предполагаемой воле (или воле закона)" <*>. Таким образом, речь идет о предотвращении
возможного конфликта интересов.
--------------------------------
<*> Эннекцерус Л. Указ соч. С. 238.

Особо выделено то, что юридически значимыми должны считаться при
представительстве пороки воли, а равно знание или обязанность знания определенных
обстоятельств именно представителя, а не представляемого.
Специальная глава "Поручение" помещена в разделе "Отдельные виды обязательств".
Первая статья главы усматривает смысл поручения в том, что, принимая его, поверенный
обязуется совершить сделку в пользу доверителя и без расчета на вознаграждение.
Приведенная норма дает возможность отнести поручение тем самым к договорам
безвозмездным (1), имеющим своим предметом действия юридические (2), совершаемые в
интересах доверителя (3). Помимо этого установлена презумпция в пользу необходимости
личного исполнения договора поверенным (соответственно для передачи поручения другому
лицу необходимо получить от доверителя разрешение). Смерть доверителя, а также
поверенного влечет за собой прекращение договора. За той и другой стороной в равной мере
закреплено право в любое время расторгнуть договор, с тем, однако, что при определенных
обстоятельствах на поверенного, расторгнувшего договор, возлагается обязанность возместить
убытки.
Германское торговое уложение (ГТУ) особо урегулировало прежде всего прокуру, а также
доверенность на ведение дела (торговую доверенность). Первую отличает наделение самым
широким кругом полномочий того, кого именуют прокуристом. Эти полномочия охватывают все
виды судебных и внесудебных дел, а также правовых действий, с которыми связан торговый
промысел предприятия <*>; причем какое бы то ни было ограничение полномочий прокуриста
не имеет значения для третьих лиц. Чтобы эти последние могли учитывать правовое
положение заключившего с ними сделку лица, последний должен снабжать свою подпись
дополнением, подтверждающим, что речь идет о прокуре. Практически имеется в виду указание
"Per procura" или сокращенный вариант, широко применяемый в обороте, - "P. p". Доверенность
на ведение дела, без выдачи прокуры, наделяет представителя возможностью либо
осуществлять соответствующий промысел как таковой, либо в его рамках заключать
определенный вид сделок или конкретные сделки. В любом случае в такой доверенности
должны быть специально оговорены полномочия на совершение отдельных, предусмотренных
в ГТУ действий (в частности, связанных с отчуждением и обременением земельных участков и
вступлением в вексельные обязательства). В ГТУ выделено также правовое положение
торгового представителя. Под это понятие подходят в равной мере лица, посредничающие для
другого предпринимателя при совершении им сделки либо совершающие сделки от своего
имени. Наконец, в Уложении, в той же книге, выделены договоры торгового маклера о
посредничестве при различных сделках по поводу объектов торгового оборота.
--------------------------------
<*> Исключение сделано только для отчуждения и обременения земельного участка, для
которых необходимы специальные полномочия.

В Швейцарском обязательственном законе (ШОЗ) представительство и его основания
регулируются статьями ряда разделов Закона.
Прежде всего речь идет о собственно представительстве, выделенном в разделе "Общие
положения", в его подразделе "Обязательство из договоров". Прямое представительство имеет
место только в случаях, когда поверенный в момент заключения договора заявит о том, в какой
именно роли он в действительности выступает в данном случае (т.е. от своего имени или от
имени другого), либо третье лицо знало или должно было знать об этом, либо, наконец,
установлено, что третьему лицу вообще безразлично, с кем оно заключает договор. Поскольку
при прямом представительстве действия поверенного сразу же создают права и обязанности у
доверителя, в отличие от того, что имеет место при косвенном представительстве, уступки
поверенным прав и перевода долга на доверителя не требуется. Такое прямое
представительство возможно лишь в рамках полномочий, которыми был наделен поверенный,
либо при последующем одобрении его действий доверителем. Если поверенному, не имевшему
полномочий, не удается получить такого одобрения, на него возлагается обязанность
возместить третьему лицу причиненные убытки.
В ШОЗ выделены и достаточно полно урегулированы различные виды договоров,
объединенных под родовым наименованием - "Поручение". Первый - "простое поручение".
Соответствующий договор имеет в виду как прямое, так и косвенное представительство. Он
охватывает обязанность поверенного, принявшего поручение, осуществлять ведение
переданных доверителем дел или выполнять для него иные предусмотренные в договоре
услуги. Из последующих статей ШОЗ следует, что поверенный действует в таких случаях за
счет доверителя. Безвозмездность указанного договора, а равно необходимость личного
исполнения поручения предполагаются. Передача третьему лицу возможна лишь при наличии
на то полномочий у поверенного. В противном случае он должен сам нести ответственность за
свои действия перед третьим лицом.
Среди других видов договора поручения в том же титуле ШОЗ оказались выделенными:
аккредитив (кредитное письмо), наряду с ним кредитное поручение, а равно маклерский
договор.
Под аккредитивом имеется в виду поручение адресату открыть или возобновить кредит
третьему лицу от своего имени и за свой счет. В отличие от этого при кредитном поручении
речь идет о предложении открыть или возобновить третьему лицу кредит уже от имени и за
счет того, кому передано поручение. В указанном случае лицо, которое дало соответствующее
поручение, выступает тем самым и в роли поручителя по отношению к третьему лицу,
заключившему договор с исполнителем поручения, т.е. с поверенным.
Авторы Комментария к проекту Гражданского уложения России в ходе проводившейся
ими в свое время оценки иностранного законодательства по поводу помещенных в ШОЗ норм о
кредитном поручении отмечали: "Ввиду того, что лицо, обязавшееся оказать другому кредит,
действует хотя и по поручению, но на свое имя и даже на свой счет, и что лицо, давшее
поручение, отвечает за долг третьего лица лишь в качестве поручителя, не может быть
сомнения, что отношение участвующих лиц по такому поручению не может быть приравнено к
договору доверенности" <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское уложение. Книга пятая. Обязательства. Том третий. С объяснениями.
СПб., 1899. С. 17.

Наконец, все в том же титуле ШОЗ урегулирован маклерский договор, который посвящен
исключительно фактическим действиям (подыскать за известное вознаграждение возможность
заключить договор или оказать посредничество при заключении договора).
Место "прокуре и другим видам торговых полномочий" было найдено в одноименном
особом титуле. В нем обозначена необходимость занесения соответствующих особых
полномочий в торговый реестр, а кроме того, предусмотрена обязанность указания в
подписанном за фирму договоре - "per procura" ("Р. р."). Объем вытекающих из закона
полномочий прокуриста в ШОЗ более широк, чем в ГТУ; соответственно специальное указание
требуется лишь для полномочий, связанных с продажей и обременениями прав на земельные
участки.
Интерес представляет понимание договора поручения в некоторых принятых уже в более
позднее время в разных странах гражданских кодексах. Ниже приводятся отдельные,
заслуживающие, как полагаем, особого внимания положения из этих кодексов.
Так, Гражданский кодекс Италии именует поручением договор, по которому сторона
принимает на себя обязанность совершить одну или несколько сделок за счет другой стороны.
Выступать от имени доверителя может только поверенный, наделенный для указанной цели
соответствующими полномочиями. В случае их отсутствия поверенный признается
действующим от собственного имени, и тогда права и обязанности связывают с ним третье
лицо, если даже последнее и знало о существовании поручения. Договор поручения
предполагается возмездным.
Гражданский кодекс Нидерландов в определении поручения предусмотрел, что его
предмет составляют юридические действия. Одновременно содержится указание и на то, что
по этому договору поверенный принимает на себя обязанность совершить соответствующие
действия либо от собственного имени, либо от имени доверителя. Выплата вознаграждения по
договору предусмотрена лишь на случай, когда поверенный действует в рамках своей
профессиональной или предпринимательской деятельности. Заключение поверенным во
исполнение поручения договора с самим собой, равно как выступление в качестве такого же
представителя от имени другого лица, возможно только при условии, когда юридические
действия, составляющие предмет договора, определены настолько точно, что полностью
исключается возможность возникновения конфликта интересов между участниками.
Гражданский кодекс Квебека называет поручением договор, по которому доверитель
управомочивает поверенного представлять его при совершении юридического действия с
третьим лицом, а поверенный принимает на себя обязанность осуществить указанные в
договоре правомочия. Договор поручения между физическими лицами предполагается
безвозмездным, а договор, осуществляемый на профессиональной основе, всегда возмездный.
Кодекс допускает возможность выступления поверенного не только от имени доверителя, но и
от собственного имени. "Двойное представительство", т.е. представительство одновременно от
двух доверителей при совершении одной сделки, допускается, но лишь с непременным
уведомлением обоих доверителей.
Гражданский кодекс Луизианы усматривает сущность договора поручения в наделении
поверенного полномочиями на совершение для доверителя и от его имени одной или
нескольких сделок. Договор, без каких-либо исключений, предполагается безвозмездным. В
Кодексе названы восемь видов сделок, совершение которых через представителей возможно
лишь при наличии специального на этот счет указания в договоре. Среди других норм может
быть выделена та, которая признает поверенного наделенным полномочиями, не только прямо
выраженными, но и теми, которые могут быть из них выведены.
В правовой системе Англии в качестве договорного основания представительства и
поручение и комиссию заменил агентский договор. Это стало возможным благодаря тому, что в
рамки последнего уложено как прямое, так и косвенное представительство с тем, что
обязательным условием служит наделение принципалом своего агента полномочиями путем
"назначения агента" (appointment). Полномочие, данное "за печатью" ("under seal"), составляет
доверенность <*>.
--------------------------------
<*> См. об этом: Самонд и Вильямс. Основы договорного права. М., 1955. С. 461 и сл.

Совпадающее решение содержит на этот счет и право США. Как указывал Г. Ласк, "в
праве термин "представительство" в широком смысле включает все отношения, существующие
между двумя лицами, когда одно из них действует за другое лицо и под его контролем" <*>. С
учетом данного индивидуализирующего соответствующие отношения признака автор включил в
число ситуаций, которые складываются при агентском договоре, одно - прямое, а другое -
косвенное представительство <**>.
--------------------------------
<*> Ласк Г. Гражданское право США (право торгового оборота). М., 1961. С. 275.
<**> Там же. С. 288.

Хотя применение представительства в России имело свою весьма длительную историю
<*>, основной для дореволюционного гражданского законодательства правовой источник - т. X
ч. I Свода законов содержал в отношении представительства только небольшое количество
статей, относящихся к специальным его видам. Речь идет о представительстве родителей и
опекунов, а также представительстве при наследовании. Не было в Своде и общего
определения соответствующего понятия <**>. И все же отсутствовали какие-либо сомнения по
поводу того, что в соответствующих статьях имелось в виду именно прямое представительство.
Не было сомнений и в том, что юридические отношения, возникавшие из деятельности
представителя, не останавливаясь на нем, переходят непосредственно на лицо
представляемое. "Представитель, по нашему закону, - делал в этой связи вывод А.О. Гордон, -
только юридический посредник и остается вне отношений, им же устанавливаемых от имени
лица представляемого" <***>.
--------------------------------
<*> Представительство физических, а также юридических лиц использовалось еще в
начале средних веков. При этом речь шла именно о прямом (непосредственном)
представительстве. Примеры такого представительства (один из них - заключенный
представителем от имени монастыря договор купли-продажи, из которого монастырь приобрел
право собственности на проданную ему землю) приведены Н.О. Нерсесовым (Нерсесов Н.О.
Указ. соч. С. 127 - 128).
<**> К.Н. Анненков, обобщив взгляды десяти наиболее известных российских цивилистов
того времени, пришел к выводу, что представительство - это "заступление одного лица другим
перед третьими лицами, когда одно лицо совершает юридическое действие именем другого и
вместо другого лица - принципала, вследствие чего и последствия юридической сделки,
совершенной им вместо и от имени последнего, т.е. установленные ею права и обязанности,
должны относиться исключительно к принципалу, а не к представителю" (Анненков К.Н.
Система русского гражданского права. Т. I. СПб., 1899. С. 491).
<***> Гордон А.О. Указ. соч. С. 41.

Раскрытию понятия представительства нашлось место прежде всего в процессуальном
законодательстве. В нем предусматривалось, что "доверитель не имеет права оспаривать тех
действий поверенного, которые не превышают данной ему власти; но должен признавать их
так, как бы они были причинены им самим" <*>. А.О. Гордон оценил приведенную норму очень
высоко, признав, что "это самая замечательная по точности и ясности определения статья, в
которой выражено понятие о непосредственном переходе на лицо представляемое отношения,
установленного представителем" <**>.
--------------------------------
<*> Статья 193 Свода законов (Закон о судопроизводстве и взысканиях гражданских). Т.
X. Ч. 2.
<**> Гордон А.О. Указ. соч. С. 40.

Составляющий одно из наиболее распространенных правовых оснований
представительства договор, который связывает представителя с поверенным, именовался в
литературе то договором доверенности <*>, то договором поручения "препоручения" <**>. В
обоих случаях в это вкладывался одинаковый смысл. Отождествление "поручения" с
"доверенностью", даже в указанных пределах, безусловно, предполагало ограничение
предмета договора действиями юридическими. Сущность указанного договора, пожалуй,
удачнее других выразил Г.Ф. Шершеневич. Он, правда, при этом ограничился тем, что
использовал для поставленной цели решение Сената по конкретному делу (1870, N 1039). В
нем данный договор рассматривался как "препоручение одним лицом исполнения, его именем и
под его ответственностью, известных действий, определенных или неопределенных, и
принятие на себя другим лицом (доверенным) сих действий к исполнению, безвозмездно или за
условленное вознаграждение" <***>.
--------------------------------
<*> См., в частности: Мейер Д.И. Русское гражданское право. М.: Статут, 2000. С. 695 и
сл.; Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. С. 614 и сл.
<**> См., в частности: Анненков К.Н. Система русского гражданского права. Т. IV. СПб.,
1904. С. 236 и сл.; Гуляев А.М. Русское гражданское право. М., 1907. С. 321 и сл.; Синайский
В.И. Русское гражданское право. Вып. II. Обязательственное, семейное и наследственное
право. Киев, 1915. С. 175 и сл.
<***> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. С. 615.

Признав возможным участие в соответствующем договоре юридических лиц на стороне
доверителя, Свод оставил открытым вопрос о том, а может ли таким же образом выступать
юридическое лицо и в качестве другой стороны, принимающей доверенность (поверенного).
Отмеченный пробел был восполнен судебной практикой, давшей на этот вопрос
утвердительный ответ.
Свод оставил открытым и другой вопрос - о возмездности или безвозмездности
поручения. Одна группа авторов отстаивала конструкцию презюмируемой возмездности
поручения. Так, Г.Ф. Шершеневич полагал, что взгляд, в силу которого доверенность
предполагается безвозмездной, "не может быть принят, как несогласный с ежедневным
опытом, свидетельствующим, что обыкновенно принадлежностью договора доверенности
следует признавать возмездность, а не безвозмездность, которая может считаться только
случайным моментом" <*>. Эту позицию разделял К.Н. Анненков <**>, а также А.О. Гордон.
Последний признавал при этом, что "безвозмездность действий поверенного является лишь
редким исключением" <***>.
--------------------------------
<*> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. С. 616.
<**> См.: Анненков К.Н. Система русского гражданского права. Т. IV. Отдельные
обязательства. С. 259.
<***> Гордон А.О. Указ. соч. С. 78.

В числе противников презюмируемой возмездности поручения можно назвать, в
частности, Д.И. Мейера. Считая, что поверенный, при отсутствии иного в договоре поручения,
не имеет права на вознаграждение, и, допуская лишь одно исключение - для случаев, когда
исполнение поручения составляло "промысел поверенного", он приводил в качестве примера
услуги, оказываемые адвокатом <*>. Еще дальше в этом вопросе пошел В.И. Синайский,

<< Предыдущая

стр. 35
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>