<< Предыдущая

стр. 39
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Комментарий к Кодексу законов о труде РФ / Под ред. Ю.П. Орловского. М.: Юристъ, 2000. С.
65), со ссылкой на ст. 15 КЗоТ, авторы также выделяют три признака трудового договора,
позволяющие отграничить его от договора гражданского. Имеются в виду "специфика
обязанностей, принимаемых на себя работником, выражающихся в выполнении работы по
определенной специальности, квалификации или должности; выполнении работы с
подчинением внутреннему трудовому распорядку; обязанности работодателя обеспечивать
работнику условия труда, предусмотренные законами и иными правовыми актами о труде,
соглашениями сторон, а также своевременно выплачивать работнику заработную плату".
В числе других договоров, сравнение с которыми наиболее широко проводится и в
последние годы (если не считать договоров комиссии, агентского договора, а также договора
доверительного управления), можно указать на договор подряда. Оба договора имеют немало
общего. И прежде всего речь идет о том, что они заключаются по поводу совершения действий
одним лицом по поручению другого. Среди того, что позволяет их различить (если оставить в
стороне возможность использования безвозмездного поручения, что в принципе исключается
не только в трудовом договоре, но и при подряде), выделяется по крайней мере следующее:
во-первых, предметом поручения служат услуги, а подряда - работы (с этим связано, помимо
прочего, различие в решении вопроса о риске неполучения результата: в подряде такой риск
лежит на подрядчике, а в договоре услуг - на исполнителе), во-вторых, действия, о которых
идет речь, в подряде носят юридический, а в поручении - фактический характер. И наконец,
особое значение имеет то, что поверенный действует от имени своего контрагента -
доверителя, а подрядчик - от собственного имени.
В литературе, в том числе и в дореволюционной, помимо уже указанных, в число
договоров, применительно к которым признавалось необходимым отмежевание от договора
поручения, назывались, в частности, договоры в пользу третьего лица.
Так, Н.О. Нерсесов указывал на то, что "договор в пользу третьего лица очень похож в
особенности на представительство. В обоих институтах не участвовавшее в сделке лицо
приобретает право требования из оной, причем такое право не производно, самостоятельно, и
обусловлено намерением контрагентов". Это позволило автору обратить внимание на то, что
"под договором в пользу третьего скрывалось нередко замаскированное представительство".
Что же касается различия, то Н.О. Нерсесов усматривал его в том, что "в представительстве
существует одно только каузальное отношение - между промитентом и третьим лицом
(принципалом), а промиссар (представитель) заменяет лишь юридически личность
последнего... В договорах же в пользу третьего существуют два юридических основания,
обусловливающих двойное исполнение, которое, однако, проявляется в единственной форме
между промитентом и третьим" <*>. Ф. Савиньи, проводивший в рамках разработанного им
учения о представительстве сравнение многих договоров, счел необходимым выделить
"случай, различный от последнего (имелось в виду представительство. - М.Б.) по сущности,
хотя аналогичный им по форме: когда два лица заключают договор, из которого возникает для
третьего лица, не состоящего с прямым контрагентом в отношениях представительства, какое-
либо право или обязанность" <**>.
--------------------------------
<*> Нерсесов Н.О. Указ. соч. С. 64.
<**> Савиньи Ф. Обязательственное право. М., 1876. С. 406.

Из высказываний прежних лет можно сослаться еще на одно: "Представитель заключил
сделку, чуждую для него, действует не на свое имя, а на имя принципала (alieno nomine),
напротив, промиссар в договорах в пользу третьего, заключая свою собственную сделку,
действует suo nomine. Точно так же надо сказать, что первый действует вместо принципала,
второй же - сам за себя" <*>.
--------------------------------
<*> Казанцев Л. Учение о представительстве в гражданском праве. Выпуск первый. С. 89.

Значительно позднее в одном из учебников появилось указание на то, что
"представительство существенным образом... отличается от договора в пользу третьего лица.
По договору, заключенному в пользу третьего лица, исполнения обязательства могут
требовать, если иное не установлено договором, как сторона, возложившая обязательство на
должника, так и третье лицо, в пользу коего договор заключен... В отличие от
представительства сделка в пользу третьего лица совершается не от его имени, а от имени
кредитора, возложившего обязанности на должника. По такой сделке приобретает права не
только лицо, в пользу которого она совершена, но и кредитор. Между тем представитель
действует от имени представляемого, и никаких прав и обязанностей по отношению к
контрагенту у представителя не возникает" <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право. Т. 1 / Под ред. Д.М. Генкина. М., 1950. С. 239.

Нетрудно заметить, что каждый из авторов приведенных высказываний выделял по
крайней мере один, действительно отличающий этот договор (в пользу третьего лица), признак.
В дополнение можно отметить, в частности, то, что при договоре в пользу третьего лица
участие последнего в договоре зависит от его собственной, свободно выраженной уже после
заключения договора воли. В то же время при представительстве участие представляемого в
договоре предопределено волей последнего, формирующей сам договор <*>.
--------------------------------
<*> В первом томе настоящей книги характерными чертами договора в пользу третьего
лица названо то, что "третье лицо всегда противостоит в качестве кредитора одной из сторон
первоначального договора (1), первоначальный договор в принципе создает у третьего лица
права, а не обязанности (2), при отказе третьего лица от выговоренного права его обычно
может осуществить сам контрагент, выступавший в роли кредитора (3)". Между тем ни один из
этих признаков нельзя считать присущим договору поручения (см.: Брагинский М.И., Витрянский
В.В. Договорное право. Книга первая. Общие положения. С. 363).
КонсультантПлюс: примечание.
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения"
(Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут",
2001 (издание 3-е, стереотипное).

Наконец, в разное время проводились сопоставления договора поручения с
посредническими договорами <*>, а один из авторов включал в это число и договор
поручительства, правда подчеркивая чисто внешнее сходство указанных институтов <**>.
--------------------------------
<*> А.М. Гуляев полагал, что "поверенный не может рассматриваться как посредник
между своим доверителем и третьим лицом, потому что посредник совершает две сделки на
две стороны - в сторону каждого из контрагентов, но контрагентов своих; для посредника
каждая сделка - своя сделка, которая возникает не для него и контрагента, а для доверителя и
лица, заключившего сделку с поверенным" (Гуляев А.М. Указ. соч. С. 123).
<**> Имеются в виду, в частности, высказывания А.О. Гордона по поводу ст. 1563 Свода
законов ("Особенности правил о поручительстве по договорам с казною"). Речь шла о том, что в
случае, если подписанное от имени дворянства (помещиков) уезда или губернии обязательство
перед казной поставить продовольствие для обеспечения войска окажется неисполненным,
ответственность за это должны нести только те, кто выдал доверенности на подписание
указанного обязательства. Сомнение у А.О. Гордона вызвало обоснование подобного решения,
а именно то, что лица, которые не выдавали доверенностей, тем самым "не приняли на себя
поручительства". По этому поводу обращалось внимание на то, что Свод определил
"неправильно характер этого юридического отношения". Конечный вывод автора сводился к
следующему: "П. 1 ст. 1563 представляет собой соединение названий поручительство и
последствий доверенности". И тут же: "Это может послужить нам поучительным уроком. Из
этого видно, как опасно удаляться от начал юридических явлений... Безнаказанно смешивать
одно юридическое начало с другим нет возможности" (Гордон А.О. Указ. соч. С. 236 - 237).
Аналогичной была позиция по тому же вопросу Г.Ф. Шершеневича. Он отмечал, что
сходство, существующее между поручением и поручительством, чисто внешнее, послужило
поводом к тому, чтобы "смешать эти два понятия и назвать поручительством то, что является
представительством". В обоснование такого вывода он обратил внимание на то, что "в
действительности по сделке, заключенной представителем, устанавливается только одно
отношение между представителем и третьим лицом; напротив, в силу поручительства
устанавливаются одновременно три отношения, и поручитель отвечает только вследствие
неисполнительности со стороны главного должника" (Шершеневич Г.Ф. Учебник русского
гражданского права. С. 203).
Наконец, и Н.О. Нерсесов обратил внимание на то смешение понятий, которое
содержалось в указанной статье Свода: "Ответственность, возлагаемая приведенной статьей
на дворян, принявших на себя продовольствие войск, вытекает не из начала поручительства, а
из представительных отношений" (Нерсесов Н.О. Указ. соч. С. 24).

4. Источники правового регулирования договора

Договор поручения направлен на оказание услуг за плату. Таким образом, он становится
разновидностью договоров, о которых идет речь в гл. 39 ГК ("Возмездное оказание услуг").
Однако, на что уже обращалось внимание, законодатель счел целесообразным вынести
регулирование некоторых видов возмездного оказания услуг, в том числе и поручения,
посвятив каждому из них отдельную главу.
Глава 49 ГК "Поручение" содержит нормы, посвященные отношениям между
контрагентами по одноименному договору. Соответственно имелось в виду, что отношения с
третьими лицами составляют предмет регулирования статей гл. 10 ("Представительство.
Доверенность"). При этом, как подчеркивает В.Ф. Яковлев, "договор поручения есть договор о
представительстве. Поэтому правила, относящиеся к договору поручения, должны применяться
в совокупности с правилами, относящимися к институту представительства" (гл. 10 ГК) <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право России. Часть вторая. Обязательственное право. Курс лекций /
Под ред. О.Н. Садикова. М., 1997. С. 539.

На практике неразрывная связь тех и других отношений сделала подобное разделение
(имеется в виду структура ГК) весьма сложным. Это вызвало необходимость руководствоваться
особыми правилами при установлении предмета действия соответствующих норм.
Прежде всего следует отметить, что нормы, помещенные в гл. 49, несмотря на
занимаемое этой главой в ГК место, не могут рассматриваться как специальные по отношению
к нормам гл. 10. Разграничение действия указанных глав происходит по иным линиям: гл. 49
регулирует внутренние отношения представительства, а гл. 10 - внешние. Это значит, что один
из основных принципов применения гражданско-правовых норм, в силу которого специальные
вытесняют нормы общие, действует лишь для случаев, когда нормы гл. 49 вступают в коллизию
с помещенными в общей части ГК (за исключением тех, которые включены в гл. 10), а также в
общей части обязательственного права.
Другая особенность соответствующих норм связана с тем, что правовое регулирование
договора коммерческого представительства, составляющего разновидность договора
поручения, оказалось, на что уже обращалось внимание, разделенным между гл. 10 и гл. 49 ГК.
Это позволяет сделать вывод, что, в какой бы из указанных двух глав Кодекса ни обнаружились
соответствующие нормы, они, подобно другим включенным в главы об отдельных видах
договоров, пользуются приоритетом по отношению к составляющим общую часть ГК, а равно
общую часть обязательственного права. Таким образом, юридическая сила посвященных
договорам коммерческого представительства норм, находятся ли они в гл. 10 или в гл. 49, -
одна и та же: они являются специальными с вытекающими отсюда последствиями.
Некоторые нормы, посвященные договору поручения и представительству, находятся за
пределами Кодекса, в принятых на разном уровне актах. Среди них могут быть названы, в
частности, Федеральные законы "О переводном и простом векселе" <1>, "О рынке ценных
бумаг" <2>, "О товарных биржах и биржевой торговле" <3>, "О несостоятельности
(банкротстве)" <4>, "Об исполнительном производстве" <5>, Кодекс торгового мореплавания
(КТМ) <6> и др. В основном в подобных случаях речь идет об определенных видах
представительства со своим специальным режимом.
--------------------------------
<1> Собрание законодательства РФ. 1997. N 11. Ст. 1238.
<2> Собрание законодательства РФ. 1996. N 17. Ст. 1918. ФКЦБ утверждены Правила
осуществления брокерской деятельности на рынке ценных бумаг с использованием денежных
средств клиентов (Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной
власти. 2000. N 51. С. 66).
<3> Ведомости РФ. 1992. N 18. Ст. 961; Собрание законодательства РФ. 1996. N 22. Ст.
2698.
<4> Собрание законодательства РФ. 1998. N 2. Ст. 222.
<5> Собрание законодательства РФ. 1997. N 30. Ст. 3591.
<6> Одна из глав КТМ (гл. XIV) посвящена договору морского посредничества. Имеется в
виду договор, по которому посредник (морской брокер) обязуется от имени и за счет
доверителя оказывать посреднические услуги при заключении договоров купли-продажи судов,
договоров фрахтования и договоров буксировки судов, а также договоров морского
страхования (ст. 240). См.: Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации.
Комментарий / Под ред. Г.Г. Иванова. М., 2000. С. 408 и сл.

В случаях, когда возникают расхождения между указанными актами и статьями Кодекса,
вступает в действие п. 2 ст. 3 ГК, который предусматривает приоритет соответствующих
положений Кодекса. Однако не противоречит п. 2 ст. 3 ГК установление самим Кодексом
особого режима названных им актов. Пример - п. 4 ст. 184 ГК. Имеется в виду содержащееся в
нем указание на то, что особенности коммерческого представительства в отдельных сферах
предпринимательской деятельности устанавливаются законом и иными правовыми актами. Тем
самым закрепляется безусловный приоритет последних.

5. Стороны в договоре

В договоре поручения сторонами выступают поверенный и доверитель - тот, на ком лежит
обязанность совершить соответствующие юридические действия, и тот, от имени и за счет
которого эти действия совершаются.
В роли каждой из сторон может выступать как гражданин, так и юридическое лицо.
Применительно к юридическим лицам определенная проблема возникает, в частности, в связи
с установлением правового режима участия в обороте их обособленных подразделений -
представительств и филиалов. Выполняя вне места нахождения юридического лица указанные
в ст. 55 ГК функции, они все же не являются субъектами гражданского права. Следовательно,
они не могут участвовать в гражданском обороте как таковые, в том числе и на основе договора
поручения. Филиалы и представительства можно было бы приравнять к органам юридического
лица. Но это, помимо прочего, исключило бы использование выражающей в определенной
мере их сущность имущественной обособленности, хотя бы и относительной. И тогда была
найдена, после довольно долгих поисков с предоставлением им на определенных этапах
отдельных присущих юридическому лицу прав <*>, включенная в ст. 55 ГК особая модель
филиалов (представительств).
--------------------------------
<*> См.: Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. С. 359 и сл.

Имеется в виду, что их руководители назначаются юридическими лицами и действуют на
основании доверенности. Разъясняя суть этой конструкции, Пленум Верховного Суда РФ и
Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении N 6/8 от 1 июля 1996 г. обратили
внимание на необходимость "иметь в виду, что соответствующие полномочия руководителя
филиала (представительства) должны быть удостоверены доверенностью и не могут
основываться лишь на указаниях, содержащихся в учредительных документах юридического
лица, положении о филиале (представительстве) и т.п., либо явствовать из обстановки, в
которой действует руководитель филиала.
При разрешении спора, вытекающего из договора, подписанного руководителем филиала
(представительства) от имени филиала (представительства) и без ссылки на то, что договор
заключен от имени юридического лица и по его доверенности, следует выяснить, имелись ли у
руководителя филиала (представительства) на момент подписания договора соответствующие
полномочия, выраженные в положении о филиале (представительстве) и доверенности.
Сделки, совершенные руководителем филиала (представительства) при наличии таких
полномочий, следует считать совершенными от имени юридического лица" <*>.
--------------------------------
<*> Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (1992 -
2000 годы). М., 2001. С. 48.

При применении этих указаний следует, очевидно, учитывать положение о филиале
(представительстве), которое, подобно договору поручения, определяет внутренние
взаимоотношения между юридическим лицом и представляющим его руководителем филиала
(представительства). Что же касается внешних отношений, то они устанавливаются только
доверенностью, независимо от того, что записано в положении. По отмеченной причине, в
частности, полномочия директора, определенные в доверенности, не могут быть оспорены
ссылкой на положение. Существующее соотношение между ними четко обозначено в
приведенном п. 3 ст. 55 ГК.
Непременные условия выступления граждан и юридических лиц в договоре поручения в
качестве доверителя и в качестве поверенного могут не совпадать.
Прежде всего речь идет о доверителе - стороне, которая приобретает права и
обязанности действиями поверенного. Поскольку возможность приобретения конкретных прав и
обязанностей определяется правоспособностью субъекта, из этого следует, что совершенная
поверенным сделка с третьими лицами должна соответствовать гражданской правоспособности
доверителя. Применительно к юридическим лицам вопрос об этом имеет особое значение
главным образом в случаях, когда сделка, которую поручено совершить поверенному, может
заключаться только определенным лицом: непременно предпринимателем, непременно тем,
кто получил лицензию на осуществление соответствующей деятельности, кто прошел в
установленном порядке регистрацию и др. Для отдельных видов юридических лиц имеет
значение соответствие заключенной сделки целям их создания (п. 1 ст. 49 ГК). Можно также
указать на случаи, когда совершаемая сделка подпадает под действие предусмотренных
федеральными законами специальных изъятий для иностранцев <*>. Иного решения не могло
бы быть, ибо в противном случае любую меру законодателя, ведущую к ограничению
правоспособности юридического лица или гражданина, было бы легко обойти, обратившись к
услугам поверенного, на которого такое ограничение не распространяется. Поэтому, когда
Указом Президента РФ был установлен специальный, разрешительный режим для
приобретения акций РАО "Газпром" <**>, соответствующее правило действовало по отношению
именно к доверителям. По этой причине должен считаться ничтожным договор купли-продажи
указанных акций, заключенный от имени доверителя - иностранца, не получившего
необходимого разрешения. При этом то обстоятельство, что поверенным выступала российская
фирма, на которую указанное ограничение не распространяется, никакого значения не могло
иметь.
--------------------------------
<*> В соответствии с п. 1 ст. 2 ГК "правила, установленные гражданским
законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных граждан, лиц без
гражданства и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным
законом".
ФЗ РФ "Об иностранных инвестициях" (Собрание законодательства РФ. 1999. N 28. Ст.
3493) допускает установление федеральными законами изъятий ограничительного характера
для иностранных инвесторов, с тем, однако, что такие изъятия возможны только в той мере, в
какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности,
здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности

<< Предыдущая

стр. 39
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>