<< Предыдущая

стр. 4
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

представление о подряде Д.И. Мейера: "Подрядом называется договор, по которому одно лицо
обязывается за известное вознаграждение, в течение известного времени, оказать другому
лицу какую-либо услугу, состоящую, например, в сооружении здания, перевозке тяжести.
Только нанимающийся, ПОДРЯДЧИК (выделено автором. - М.Б.), не обязывается сам
производить работу, а имеет в виду, что она будет произведена через посредство других лиц,
так что работа самого подрядчика обыкновенно не та, которая выговаривается по подряду, а
составляет только посредничество между лицом, которое заключает подряд, и рабочими,
которые производят работу. Так, заключается подряд на постройку здания; сам подрядчик не
участвует в постройке, а он только принимает рабочих, имеет надзор за ними, словом, только
руководит операцией. Таким образом, оказывается, что подряд близко подходит к личному
найму: он находится в таком же отношении к личному найму, в каком поставка состоит к купле-
продаже. Как поставка отличается от купли-продажи только тем, что для нее существен
некоторый промежуток времени между заключением договора и исполнением по нему, тогда
как для купли-продажи этот промежуток не существен, так точно и подряд не разделяется резко
чертой от личного найма" <*>.
--------------------------------
<*> Мейер Д.И. Указ. соч. С. 654 - 655.

С изложенных позиций нетрудно было ожидать, что подряд не получал большого
распространения на практике. При этом весьма убедительно звучала аргументация данного
положения: "В действительности договор подряда встречается довольно редко: по крайней
мере часто лицо, нуждающееся в каких-либо работах, обходится без подряда, а заключает
договор личного найма или ряд таких договоров и достигает той же цели, какая достигается
путем подряда, потому что существо этих договоров совершенно одинаково. Так, например,
нередко лицо, желающее построить дом, само нанимает плотников для совершения работ,
нужных при постройке дома, каменщиков, столяров и т.д. С каждым работником отдельно или с
целой артелью их лицо заключает договор личного найма и обходится без подряда. Но
чрезвычайно обширное применение имеет подряд для казны, и поэтому в ч. I т. X Свода
законов помещено особое положение о них. Определения, в нем содержащиеся, касаются не
исключительно подряда, а относятся также и к поставке" <*>.
--------------------------------
<*> Там же. С. 656 - 657.

Общее для судебной практики и литературы осторожное отношение к решению, которого
придерживался Свод, нашло выражение в проекте книги пятой Гражданского уложения,
который выделил в качестве самостоятельного договора подряд как таковой, вообще не
упоминая о поставке. Речь идет о его ст. 491, которая предусматривала: "По договору подряда
подрядчик обязуется за вознаграждение исполнить для подрядившегося определенную работу"
<*>.
--------------------------------
<*> Объединение указанных договоров в соответствующем акте Д.И. Мейер откровенно
называл "странным", отвергая возможность рассматривать их "если не как тождественные, то
как сродственные". Сам он полагал, что подряд и поставка существенно различны: подряд
точно так же относится к личному найму, как поставка - к купле-продаже, и подряд столько же
отличен от поставки, сколько личный наем - от купли-продажи (см.: Мейер Д.И. Русское
гражданское право. Ч. 2. М.: Статут, 1997. С. 298).

Представлению проекта Гражданского уложения о подряде способствовал содержащийся
в нем примерный перечень возможных предметов этого договора. В нем оказались постройка
зданий или иных сооружений, устройство и исправление дорог, производство земляных работ,
изготовление, переделка и починка движимых вещей. Отсутствие упоминания о перевозке
людей и грузов объяснялось тем, что в проект была уже включена отдельная глава о
перевозке. Это означало оценку договора, ранее считавшегося разновидностью подряда или по
крайней мере смешанным договором, как самостоятельного договорного типа.
Таким образом, услуги находились за пределами подряда, составляя содержание
различных самостоятельных глав: "Поручение", "Доверенность", "Комиссия" и др.
Проект Гражданского уложения предусматривал возложение риска случайной гибели
"исполненной работы" на подрядчика, но лишь тогда, когда строительство осуществляется из
его материалов. Сроки погашения возможных требований, относящихся к отступлению
подрядчика от условий договора, вызвавшему недостатки работы, составили в отношении
движимости год, строений и иных сооружений - пять лет, а при умышленном сокрытии
недостатков - десять лет.
ГК 1922 г., ограничившись определением соответствующего договора и не указывая
сферы его действия, предусматривал, что "по договору подряда одна сторона (подрядчик)
обязуется за свой риск выполнить определенную работу по заданию другой стороны
(заказчика), последняя же обязуется дать вознаграждение за выполнение задания" (ст. 220 ГК).
Соответственно устанавливалось, что при случайной гибели предмета подряда, а также при
невозможности завершить работу подрядчик должен считаться утратившим право требовать
вознаграждения за работу. Это правило не действовало лишь тогда, когда указанное
последствие наступало из-за недостатков доставленных заказчиком материалов или данных им
распоряжений о способе исполнения либо в период, когда заказчик находился в просрочке.
ГК 1964 г. содержал в принципе аналогичное, но только более широкое по смыслу
определение. Его ст. 350 признала подрядом договор, по которому "подрядчик обязуется
выполнить за свой риск определенную работу по заданию заказчика из его или своих
материалов, а заказчик обязуется принять и оплатить выполненную работу". Этот Кодекс
воспринял и положение своего предшественника в отношении обстоятельств, при которых
подрядчик утрачивает право на вознаграждение.
Все три российских Кодекса (1922, 1964 и 1996 гг.) дают основание для вывода: договор
подряда заключается по поводу не собственно работ, а работ и их результата <*>. С этим
связано то, что работы не являются самостоятельным предметом договора. Поэтому все три
Кодекса в равной мере исходят из принципа: нет результата - нет и права на встречное
удовлетворение (права на вознаграждение). Указанное обстоятельство особенно четко
выражено в действующем ГК, который прямо говорит "о передаче результата работ", что
предполагает, в частности, отделимость результата от самой работы. Отсюда следует, что
неисполнением подряда надлежит считать и ситуации, при которых есть работа, но нет ее
результата.
--------------------------------
<*> ГК 1922 г. и ГК 1964 г. употребляли вместо "результат работ" термин "предмет
подряда". О тождественности этих терминов можно судить по тому, что в обоих Кодексах
исполнение обязательств подрядчиком выражалось в передаче им "предмета подряда" и
соответственно определялись последствия его гибели.

Указанное свойство подряда было включено в его правовой режим, закрепленный еще в
ГК 1922 г. и ГК 1964 г. Речь идет о том, что в первом из них в дополнение к определению
договора в одной из статей (имеется в виду ст. 227 ГК) оценка исполнения связывалась не с
выполнением работы, а с ее сдачей в соответствии с договором и без недостатков, делающих
ее непригодной к предусмотренному договором или обычному назначению. Таким образом,
здесь опять-таки речь идет не о том, что подрядчик делал, а что ему следовало сделать.
Именно "сделанное" являлось предметом действий сторон на стадии, которую ст. 228 ГК 1922 г.
называла "приемкой работ". Наконец, с "результатом работы" отождествлялся "предмет
подряда", о последствиях гибели которого шла речь в ст. 232 того же Кодекса.
ГК 1964 г. сделал дальнейший шаг в направлении признания результата работ предметом
подряда. Имеется в виду, что в нем говорится "о приемке работ" и об оплате "выполненных
работ", под которыми явно подразумевались не работы как таковые, а именно их результат.
Соответственно в Кодексе впервые появилось указание на то, что заказчик должен не только
"принять выполненную работу", но и "осмотреть ее". Подобно предшествующему Кодексу в ГК
1964 г. речь шла о последствиях гибели "предмета подряда" (ст. 363) и даже прямо о "вещи",
созданной в результате работы (абз. 3 ст. 364) <*>.
--------------------------------
<*> Имея в виду ст. 220 ГК, З.И. Шкундин с полным основанием мог признавать
непременными признаками договора подряда "два момента: 1) то, что подрядчик берется нечто
произвести и что, следовательно, договор подряда распространяется на сферу самого
производства, и 2) то, что в этой сфере производства подрядчик осуществляет производство за
свой риск. Только совокупность обоих этих признаков характеризует подряд как особый вид
договоров" (Гражданское право. Ч. 2. М.: Юриздат, 1938. С. 143).

2. Договор подряда в Гражданском кодексе РФ

Следуя Основам гражданского законодательства 1991 г., новый Гражданский кодекс РФ
объединил в единый тип договоров - "Подряд" некоторые признаваемые ранее
самостоятельными договоры. Это относится к подряду на капитальное строительство, а также к
подряду на выполнение проектных и изыскательских работ. Оба этих договора стали теперь
разновидностью подряда. Вместе с тем в едином договоре подряда выделены договор на
выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ,
договор бытового подряда и государственный контракт на выполнение подрядных работ для
государственных нужд.
Особенности каждого из видов (подвидов) подряда указаны в определениях, которые
содержатся в первых же статьях посвященных им параграфов. Определения включают
признаки, которые лишь индивидуализируют соответствующий вид (подвид), имея в виду, что
любой из этих видов (подвидов) одновременно отвечает родовым признакам договорного типа -
подряда, включенным в ст. 702 и 740 ГК.
Существует значительное количество актов, принятых на разном уровне, регулирующих
отношения, складывающиеся по поводу подряда. При этом такие акты по общему правилу
охватывают отдельные, выделенные в гл. 37 ГК виды подрядного договора (см. о них
соответственно § 2 - 5 настоящей главы книги).
Квалификация договора. Подряд представляет собой договор двусторонний, возмездный
и консенсуальный. Указанная характеристика относится к любому подрядному договору. В
данном случае исключена ситуация, сложившаяся, например, применительно к дарению, когда
в силу ст. 572 ГК стали равно допустимыми как консенсуальный, так и реальный вариант этого
договора.
Существует и еще одна особенность трехчленной классификации договора подряда, на
которую обратил в свое время внимание О.С. Иоффе: "Если некоторые другие консенсуальные
договоры (например, купля-продажа) иногда исполняются в момент их заключения, то для
договора подряда такая возможность исключена: момент совершения сделки и момент
выполнения предусмотренных ею работ обязательно отделены друг от друга более или менее
продолжительным промежутком времени" <*>. При этом временной разрыв, о котором идет
речь, существует по отношению не только к подрядчику, но и к заказчику, поскольку
обязанности последнего, отраженные в определении, состоят в принятии выполненных на
основе и во исполнение договора работ, а также их оплате. Отмеченное несовпадение во
времени моментов заключения и исполнения договора сохраняется и при предварительной
оплате работ. Имеется в виду, что принятию работ все равно должно предшествовать их
завершение.
--------------------------------
<*> Иоффе О.С. Советское гражданское право. Отдельные виды обязательств: Курс
лекций. Т. 2. Л.: ЛГУ, 1961. С. 158.

3. Договор подряда и смежные договоры

Подряд - "договор о выполнении работ". Соответственно работы составляют, как уже
отмечалось, хотя и не единственный, но непременный объект подряда. Это позволяет
отграничить подряд как договор "о выполнении работ" от договоров, заключенных "по поводу
выполнения работ". Так, в одном из арбитражных дел, возникших в связи с нарушением
государственным предприятием договора, по которому оно поручило ТОО исполнение функций
заказчика при строительстве нескольких зданий, но при этом обусловленную сумму аванса не
перечислило, нижестоящий суд руководствовался нормами о подряде. Это решение было
отменено Высшим Арбитражным Судом РФ. Основанием послужило то, что "арбитражный суд
неправомерно квалифицировал заключенные договоры как договоры подряда, так как
признаками данного вида договоров они не обладают, каких-либо работ истец для ответчика не
выполнял" <*>. Не признала подрядом та же судебная инстанция и отношения, по которым речь
шла о "строительстве своими средствами и из своих материалов" двух траулеров. Такой
договор сочли куплей-продажей, поскольку отношения сторон сводились исключительно к
возмездной передаче контрагенту изготовленных судов <**>.
--------------------------------
<*> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1997. N 3. С. 70.
<**> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1998. N 5. С. 49 - 50.

Применительно к ранее действовавшим кодексам сравнение подряда со смежными
договорами ограничивалось главным образом его сопоставлением с трудовым договором. Если
не считать свойственного трудовому договору подчинения дисциплине, основное различие
между указанными договорами усматривалось в решении вопроса о распределении риска.
Имелось в виду, что трудовой договор, в отличие от договора подряда, не предусматривает
возложения риска неполучения результата на того, кто осуществляет работу <*>.
--------------------------------
<*> В качестве примера можно сослаться на ст. 156 Трудового кодекса, в силу которой
"брак не по вине работника оплачивается наравне с годными изделиями. Полный брак по вине
работника оплате не подлежит".

Из договоров, которые занимают в системе раздела IV ГК ("Отдельные виды
обязательств") место впереди подряда, близким ему может считаться договор купли-продажи.
Это связано с тем, что оба указанных договора направлены на возмездную передачу
определенного объекта в собственность, в хозяйственное ведение или в оперативное
управление и, кроме того, их правовая квалификация совпадает: и тот и другой договор
является двусторонним, возмездным и консенсуальным, притом во всех случаях <*>.
--------------------------------
<*> Близость указанных договоров привела в свое время П.И. Стучку к мысли об их
единстве. При этом предлагалось считать подряд разновидностью купли-продажи наряду с
такими договорами, как купля-продажа домостроений, купля-продажа в розницу, с рассрочкой
платежа и др. Одновременно автор скептически высказывался по поводу судьбы подряда: этот
договор "уже отживает свой век и умирает" (Стучка П.И. Курс советского гражданского права.
М., 1931. С. 98).

По данному поводу следует прежде всего отметить, что некоторые отношения,
обладающие указанными признаками, могут быть заведомо построены только по одной из двух
рассматриваемых моделей. Так, например, права, а также вещи, определенные родовыми
признаками, из рассматриваемых двух договорных моделей могут быть предметом только
купли-продажи. Соответственно В.Г. Вердников справедливо подчеркивал ту особенность
подряда, что его предмет "всегда индивидуален", делая акцент на первом слове - "всегда" <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гражданское право / Под ред. В.А. Рясенцева. Т. 2. М.: Госюриздат, 1976. С. 148.
Иной принцип выдвигался Л.И. Жуковой: "По договору подряда передаче подлежит только та
вещь, которая будет изготовлена в процессе осуществления подрядного договора. Договор же
купли-продажи заключается в отношении вещей, уже имеющихся в наличии" (Советское
гражданское право. Т. 2. М., 1973. С. 373). Между тем отнюдь не исключена ситуация, при
которой фирма, осуществляющая оптовую торговлю определенными товарами, заключает
договор поставки, являющийся как таковой разновидностью купли-продажи, в отношении
товаров, которые она надеется приобрести в будущем, в том числе и тех, которые предстоит
еще произвести.
В литературе высказывается иногда мнение, что по договору подряда предметом
является вещь родовая, которая только после выполнения становится индивидуальной
(Гражданское право. Л.: ЛГУ, 1996. С. 305). Между тем, если бы это было так, заказчик не мог
бы осуществлять контроль за ходом и качеством работ, без чего работы перестали бы быть
предметом подряда: соблюдать определенные требования к выполнению работ (подрядчик) и
осуществлять проверку хода и качества работ (заказчик) можно только в отношении вещи,
которая индивидуализируется уже с самого начала работ. По этой причине одним из
существенных признаков подряда справедливо признается именно индивидуальный характер
предмета договора, что является особенно важным для отграничения подряда от поставки (см.:
Гражданское право. Т. 2. М.: Госюриздат, 1976. С. 148. См. также: Советское гражданское
право. Л.: ЛГУ, 1982. С. 123 (автор - А.Г. Потюков)).

Таким образом, с проблемой разграничения купли-продажи и подряда приходится
сталкиваться лишь тогда, когда содержанием договора служит отчуждение индивидуально-
определенной вещи (исключаются тем самым вещи родовые, а также те, права на которые в
момент заключения договора еще не существуют). Все же на практике и в отношении этих
договоров возникают иногда трудности при необходимости установить, по какой именно из двух
рассматриваемых моделей они построены и какой правовой режим для них должен
признаваться применимым. Это особенно важно потому, что нередко одни и те же вопросы в
отношении каждого из этих договорных типов решаются по-разному. Весьма симптоматично,
что из более чем 60 статей, посвященных подряду, только пять содержат отсылки к
определенным статьям главы "Купля-продажа".
Различие между указанными договорами имеет своей основой несовпадение в объекте,
если понимать под ним действия обязанных лиц. Так, для купли-продажи им служит передача
вещи, а для подряда, как уже отмечалось, - изготовление (переделка, обработка и т.п.) вещи с
передачей результата. Следовательно, если договор не регулирует ведения работы по
созданию результата - налицо купля-продажа <*>. И наоборот, в случаях, когда договор
охватывает не только передачу в собственность (хозяйственное ведение, оперативное
управление), но и создание вещи, заключаемый договор должен рассматриваться как подряд.
Соответствующий вывод следует из определения каждого из указанных договоров с точки
зрения российского гражданского законодательства. Несколько иное представление о
соотношении тех же договоров содержится в ст. 3 Венской конвенции о международной купле-
продаже товаров, которая вводит еще один, дополнительный, ограничительный признак:
"Договоры на поставку товаров, подлежащих изготовлению или производству, считаются
договорами купли-продажи, если только сторона, заказывающая товары, не берет на себя
обязательства поставить существенную часть материалов, необходимых для изготовления или
производства таких товаров" <**>.
--------------------------------
<*> При рассмотрении спора, который возник по поводу договора, заключенного "на
строительство двух кораблей", Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ обратил внимание
на то, что нижестоящий суд "не определил природы заключенного договора, который, по
существу, является договором поставки, так как предусматривает передачу поставщиком в
определенный срок производимого им товара". Основанием для такого вывода послужило то,
что суда "были готовы еще до заключения договора" (Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ.
1998. N 5. С. 48).
<**> См.: Розенберг М.Г. Международная купля-продажа товаров. Комментарий по
законодательству и практике разрешения споров. М., 2001. С. 35. Истоки этой идеи, как и
многих других подобных, следует искать, очевидно, в римском праве, которое признавало
использование собственных материалов непременным признаком emptio-venditio - купли-
продажи (см.: Бартошек Милан. Римское право. Понятия, термины, определения. М.: Юриздат,
1989. С. 208). См. об этом также: Гуляев А.М. Наем услуг. М., 1893. С. 284). Как отмечал И.А.
Покровский, для подряда необходимо было, чтобы материал давал заказчик. Если мастер
должен сделать вещь из собственного материала, такой договор рассматривался уже как

<< Предыдущая

стр. 4
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>