<< Предыдущая

стр. 44
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

ситуации ст. 174 ГК РФ не нужна. Подобный вывод следует из самого легального определения
представительства (п. 1 ст. 182 ГК), которое связывает возможность совершения одним лицом
действий от имени другого именно с наличием полномочий.
Однако в целях обеспечения устойчивости оборота в Кодекс была включена ст. 174 ГК.
Она направлена на сужение негативного для третьего лица действия приведенного правила.
Этой статьей признана возможность оспаривания представляемым сделки в описанной
ситуации только при непременном условии: третье лицо (другая сторона в сделке) знало или
должно было знать о соответствующих ограничениях и тем самым о действительно
существовавших у представителя полномочиях.
Специальная ситуация, совпадающая с той, которой посвящена ст. 174 ГК, выделена и в
п. 3 ст. 1044 ГК. Соответствующая норма исключает для тех, кого Кодекс именует "товарищами"
(речь идет о сторонах в договоре простого товарищества), возможность ссылаться в
отношениях с третьими лицами на ограничения прав того из них, кто совершил сделку по
ведению общих дел товарищей. Исключение установлено в силу этой нормы для случая, когда
товарищи смогут доказать, что "в момент заключения сделки третье лицо знало или должно
было знать о наличии таких ограничений".
Предусмотренная ст. 174 ГК возможность оспаривания сделки по тому мотиву, что лицо
не только знало, но по крайней мере должно было знать о соответствующих ограничениях,
позволяет установить пределы упречного поведения самого третьего лица. Соответственно, в
частности, Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 9 от 14 мая 1998 г. <*>
вынесло за рамки действия указанной статьи случаи, при которых ограничения полномочий
предусмотрены законом. Здесь явно проявляется общий принцип, выражающийся в
недопустимости ссылки на незнание законов <**>.
--------------------------------
<*> Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ "О некоторых вопросах
применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами
юридических лиц полномочий на совершение сделок" (Постановления Пленума Высшего
Арбитражного Суда Российской Федерации (1992 - 2000 годы). С. 103).
<**> В книге С.В. Сарбаша "Арбитражная практика по гражданским делам: Конспективный
указатель по тексту Гражданского кодекса" (С. 182 - 185) приведено свыше десятка дел, в
которых суды признавали самые различные по характеру обстоятельства достаточными
доказательствами того, что третье лицо хотя и не знало, но по крайней мере должно было
знать об отсутствии полномочий у представителя.

При решении вопроса о том, на кого должны возлагаться негативные последствия
отсутствия полномочий у представителя, могут приниматься во внимание и иные, кроме
указанных выше, обстоятельства. Примером служит дело, возникшее в связи с перечислением
банком определенной суммы в виде предварительной оплаты якобы полученных продуктов
питания. Оплата была осуществлена на основе переданного неизвестным лицом банку
платежного поручения, оказавшегося впоследствии подложным. Президиум Высшего
Арбитражного Суда РФ отменил решение нижестоящего суда, освободившего банк от
ответственности за произведенную им оплату. Передавая дело на новое рассмотрение
нижестоящему суду, Президиум счел необходимым указать не только на то, что банк, списав
денежные средства по подложному платежному поручению, исполнил обязательство
ненадлежащим образом, чем нарушил закон и договор, но одновременно и на другое: банк,
являясь субъектом предпринимательской деятельности, осуществляет ее с определенной
степенью риска, следовательно, суду необходимо рассмотреть вопрос о возложении на него
ответственности за риск <*>.
--------------------------------
<*> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1998. N 7. С. 47.

Формулируя в общем виде подобную линию в судебной практике, Пленум Высшего
Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 19 апреля 1999 г. N 5 "О некоторых вопросах
практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением
договоров банковского счета" признал: "Если иное не предусмотрено законом или договором,
банк несет ответственность за последствия исполнения поручений, выданных
неуполномоченными лицами, и в тех случаях, когда с использованием предусмотренных
банковскими правилами и договором процедур банк не мог установить факты выдачи
распоряжения неуполномоченными лицами" <*>.
--------------------------------
<*> Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (1992 -
2000 годы). С. 129.

Возложение негативных последствий совершения сделки представителем, при отсутствии
превышения полномочий, на третье лицо, не убедившееся в полномочиях представителя,
подразумевается и в некоторых других нормах Кодекса. Так, ст. 312 ГК наделила должника
правом при исполнении им обязательства потребовать доказательств того, что исполнение
принимается самим кредитором либо управомоченным им лицом. Не ограничиваясь этим,
указанная статья предусмотрела одновременно: должник "несет риск последствий
непредъявления такого требования".
Вопросы, связанные с проверкой полномочий представителя, являются весьма
актуальными для взаимоотношения между владельцем ценных бумаг и депозитарием,
хранящим их на счете депо. Статья 7 ФЗ "О рынке ценных бумаг" устанавливает, что
"депозитарий несет гражданско-правовую ответственность за сохранность депонированных у
него сертификатов ценных бумаг", а Положение о депозитарной деятельности в Российской
Федерации, утвержденное Постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг 16
октября 1997 г., предусмотрело обязанность депозитария "возместить клиенту... убытки,
причиненные последнему в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения...
обязанностей по депозитарному договору, если не будет доказано, что убытки возникли
вследствие обстоятельств непреодолимой силы, умысла или грубой неосторожности клиента
(депонента)". В Положении при этом особо выделена лежащая на депозитарии обязанность
"совершать операции с ценными бумагами клиентов (депонентов) только по поручению этих
клиентов (депонентов) или уполномоченных ими лиц".
В связи с тем что списание средств со счета депо производится главным образом по
поручению депонента действующими на основе доверенности лицами, возникает вопрос о
пределах действия приведенных норм применительно к ситуациям, при которых списание со
счета депонента производилось по требованию тех, кого он в действительности не наделил
необходимыми полномочиями. При этом во всех случаях учитываются лежащие на
депозитарии обязанности "совершать операции с ценными бумагами клиентов (депонентов)
только по поручению этих клиентов (депонентов) или уполномоченных ими лиц" (п. 5.1
указанного Положения).
Примером позиции арбитражных судов при разрешении подобных споров могут служить
два дела.
В первом из них (N 3671/97) Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ
содержало следующие указания: осуществляя депозитарное обслуживание, банк должен был
действовать заботливо и осмотрительно и включать в свой регламент обслуживания такие
условия, которые препятствовали бы возможности выполнения поддельного поручения на
списание. Одновременно в Постановлении было предусмотрено, что банк-депозитарий
"является субъектом предпринимательской деятельности" и, следовательно, осуществляет ее с
определенной степенью риска. По этой причине он в силу ст. 401 ГК РФ должен нести
ответственность за свой риск.
В другом деле держатель реестра на основании передаточного распоряжения,
подписанного руководителем брокерской фирмы, произвел списание с ее депозитарного счета,
не убедившись в полномочиях лица, подписавшего передаточное распоряжение. Президиум
Высшего Арбитражного Суда РФ обратил внимание на то, что в соответствии со ст. 312 ГК "риск
последствий непредставления должником доказательств, подтверждающих исполнение
обязательства надлежащему лицу, несет должник, исполнивший обязательство" <*>.
--------------------------------
<*> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1998. N 7. С. 45.

7. Порядок заключения договора

Гражданский кодекс не содержит особых требований к порядку заключения договора
поручения. Следовательно, договор должен заключаться в соответствии с общими на
указанный счет нормами, которые включены в гл. ГК 9 ("Сделки") и 28 ("Заключение договора").
В частности, это относится к выделению существенных условий договора. Никаких
специальных указаний в гл. 49 ГК нет, если не считать содержащейся в п. 2 ст. 972 ГК отсылки
на случай отсутствия в возмездном договоре поручения условия о размере вознаграждения к п.
3 ст. 424 ГК.
К поручению относится предусмотренное в этих статьях правило о возможности
заключения договора в определенных случаях с помощью конклюдентных действий, а значит, в
частности, о применении п. 3 ст. 434 и п. 3 ст. 438 ГК. Указанные в них способы заключения
договора позволяют сделать вывод, что акцептом при письменной форме договора поручения
может признаваться выдача доверенности - для доверителя, а равно ее принятие к исполнению
- для поверенного. И до, и после вступления в силу нового ГК отмечалась возможность
использования доверенности в качестве доказательства, подтверждающего наличие договора
поручения. Применительно к действующему ГК это прямо вытекает из ст. 162 (п. 1).
Существует некоторое число специальных, относящихся к договору поручения правил,
помещенных в законах или иных нормативных актах. Можно сослаться, в частности, на Порядок
заключения и регистрации договоров на представление интересов государства в органах
управления акционерных обществ (хозяйственных товариществ), часть акций (доли, вклады)
которых закреплена в федеральной собственности, а также на Примерный договор, которым
следует руководствоваться в соответствующих случаях <*>.
--------------------------------
<*> Собрание законодательства РФ. 1996. N 22. Ст. 2698.

К договору поручения имеют непосредственное отношение и правила, относящиеся к
доверенности.
Доверенность может быть разовой, уполномочивая представителя только на однократное
совершение одного или нескольких предусмотренных в ней юридических действий: после их
совершения такая доверенность утрачивает силу. На это обстоятельство обратил внимание
Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ при рассмотрении дела, в котором шла речь об
отказе покупателя от оплаты части полученных его представителем товаров. В постановлении
Президиума содержалось указание на то, что "доверенность имела разовый характер,
поскольку на ее оборотной стороне указаны наименование и количество товарно-материальных
ценностей, подлежащих получению, причем незаполненные графы доверенности
перечеркнуты". Из этого был сделан вывод, что на получение, помимо указанной в
доверенности, еще и другой партии товаров "покупатель должен был выдать новую
доверенность с указанием наименования и количества товара этой партии, что не сделано.
Таким образом, истец... отпустил товар не уполномоченному на то лицу. В этом случае,
согласно статье 312 Гражданского кодекса Российской Федерации, риск наступивших
последствий падает на поставщика". В результате последовал отказ в иске <*>.
--------------------------------
<*> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1998. N 1. С. 48.

Прямо противоположной разовой является генеральная доверенность, предоставляющая
представителю возможность совершать от имени доверителя неопределенное число
юридических действий. Примером может служить доверенность, которая обычно выдается
юридическим лицом руководителю своего филиала или представительства либо лицу,
оказывающему правовые услуги.
Промежуточное положение занимают доверенности, с разной степенью конкретности
определяющие круг юридических действий, которые вправе совершать представитель. Имеется
в виду, что в таких случаях в них содержится точное указание конкретных действий или только
их признак. Например, выданная фирмой "доверенность на выступление в судебных органах по
делам, рассматриваемым с участием фирмы". Такая доверенность отличается от выдаваемой
на участие в конкретном деле.
Доверенность как таковая рассчитана на ее представление третьему лицу, по отношению
к которому дается поручение представителю совершить определенные юридические действия.
И хотя вручает доверенность третьему лицу обычно представитель, однако п. 1 ст. 185 ГК
допускает и такой вариант, при котором доверенность передается представляемым
непосредственно третьему лицу.
При представительстве, основанном на договоре поручения, доверенность исходит от
определенной стороны - доверителя и должна содержать указания на полномочия,
устанавливающие пределы возможности выступления представителя от имени
представляемого. При этом закон иногда требует прямого указания в доверенности
определенных полномочий, акцентируя внимание на том, что при отсутствии такого указания
признается: поверенный ими не обладает. В частности, это относится к некоторым
полномочиям представителей в суде (ст. 46 ГПК РСФСР и ст. 50 АПК РФ). Речь идет о
полномочиях на передачу дела в третейский суд, полный или частичный отказ от исковых
требований, признание иска и др.
КонсультантПлюс: примечание.
Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 5 мая 1995 г. N 70-ФЗ
утратил силу с 1 сентября 2002 года в связи с принятием Федерального закона от 24.07.2002 N
96-ФЗ "О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации".
В доверенности определяется срок ее действия, который не может превышать трех лет.
Отсутствие срока не делает доверенность недействительной: в таких случаях срок ее действия
составляет один год со дня выдачи. Уже из этого следует, что непременный реквизит
доверенности - дата выдачи; при ее отсутствии доверенность ничтожна (п. 1 ст. 186 ГК).
Определенной особенностью обладают нотариально удостоверенные доверенности,
предназначенные для совершения действий за границей: если в такой доверенности
отсутствует срок, она будет действовать вплоть до того момента, пока лицо, которое ее
выдало, не отменит доверенность (п. 2 ст. 186 ГК).
То обстоятельство, что доверенность должна быть письменной, вытекает из самого ее
легального определения - "письменного уполномочия". Статья 185 ГК не содержит особых
указаний на то, что нарушение приведенного требования влечет за собой недействительность
сделки. Однако указания на необходимость письменной формы можно считать достаточным
для признания невозможным приводить в подтверждение наличия полномочий у представителя
- при отсутствии письменной доверенности - иных письменных доказательств. Следовательно,
п. 1 ст. 162 ГК, связывающий несоблюдение простой письменной формы сделки лишь с
невозможностью ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания,
в данном случае применяться не может.
Все же следует иметь в виду, что доверенность не единственный способ подтверждения
полномочий представителя. Именно по указанной причине была введена в Кодекс ст. 182 (речь
идет об абзаце 2 п. 1 этой статьи), которая признает возможность подтверждения полномочий с
помощью конклюдентных действий <*>.
--------------------------------
<*> Тщательный анализ арбитражных споров, связанных с признанием полномочий
дилера на совершение сделки от имени банка на основе конклюдентных действий с учетом
обычаев делового оборота, приведен в работе: Ефимова Л.Г. Банковские сделки: право и
практика. М., 2001. С. 79 и сл.

Учитывая, что цель представительства составляет главным образом совершение
представителем сделок, ГК предусмотрел определенную зависимость между требованиями к
форме, которые установлены для сделки, совершаемой представителем на основе
доверенности, и для самой доверенности. Имеется в виду, что, если доверенность выдана на
совершение сделок, требующих нотариальной формы, она также должна быть удостоверена у
нотариуса (п. 2 ст. 185 ГК). Исключения из этого правила могут быть предусмотрены в законе. В
самом Кодексе (п. 3 ст. 185) выделены определенные случаи, при которых удостоверенные
иным, не нотариальным образом доверенности приравниваются к нотариальным.
Налоговый кодекс (ч. 1) содержит в ст. 29 требование обязательной нотариальной формы
доверенности, на основании которой действует "уполномоченный представитель
налогоплательщика - физическое лицо". При этом особо оговорено, что ее может заменить
доверенность, приравненная к нотариально удостоверенным в соответствии с гражданским
законодательством Российской Федерации.
Предусмотрены и иные упрощенные способы удостоверения доверенности, в частности
по месту работы, учебы, жительства или лечения представляемого (доверителя), банком или
организацией связи <*>. Можно указать также и на то, что ГПК РСФСР (ст. 45), к примеру,
предоставляет гражданам возможность наделить представителя полномочиями в процессе
путем устного заявления, занесенного в протокол судебного заседания.
--------------------------------
<*> См. п. 4 ст. 185 ГК, в котором указаны основания для использования каждого из таких
способов.

В виде общего правила доверенность от имени юридического лица должна иметь подпись
руководителя или иного лица, уполномоченного учредительными документами, а также печать
(последняя имеет значение прежде всего для подтверждения идентичности подписи).
Приведенные требования в определенных случаях ужесточаются. В Кодексе речь идет, в
частности, о специальных правилах, предусмотренных для тех юридических лиц, которые
основаны на государственной или муниципальной собственности. Выдаваемая ими
доверенность на получение или выдачу денег и других имущественных ценностей должна
иметь и еще одну подпись - главного (старшего) бухгалтера организации. Указанная норма (п. 5
ст. 185 ГК) явно рассчитана на защиту интересов собственника соответствующего имущества,
поскольку собственник (Российская Федерация, субъект РФ, муниципальное образование) как
таковой не участвует в выдаче доверенности (в соответствующих случаях доверенность
исходит от самого государственного или муниципального юридического лица, т.е. того, кто
обладает имуществом на производном по отношению к собственности праве - оперативного
управления или хозяйственного ведения). Таким образом, требования в подобном
контрассигновании обоснованы спецификой соответствующего вида собственности.
С изложенных позиций вызывает определенные сомнения возможность применения к
доверенностям того общего для всех юридических лиц правила, которое включено в ст. 9
Закона о бухгалтерском учете <*>: "Документы, которыми оформляются хозяйственные
операции с денежными средствами, подписываются руководителем организации и главным
бухгалтером или уполномоченными ими на то лицами". Распространение исключительной
нормы, рассчитанной на определенный круг юридических лиц, на все без исключения
организации вступает в явное противоречие с той, которая включена в п. 5 ст. 185 ГК <**>. Эта
коллизия должна решаться с учетом действия п. 2 ст. 3 Кодекса. Имеется в виду необходимость
при противоречии законов Кодексу руководствоваться соответствующей его статьей: в данном
случае приведенной статьей 185 (п. 5).
--------------------------------
<*> Собрание законодательства РФ. 1996. N 48. Ст. 5369; 1998. N 36. Ст. 3619.
<**> Смысл указанного противоречия состоит в том, что и норма Кодекса, и норма Закона
носят общий характер, а потому правило о возможном приоритете специальных норм в данном
случае не действует.

Общим является и правило, в силу которого доверенность - отдельный от договора
поручения документ. Следует отметить, что в ряде случаев в законе содержится указание на
возможность установления соответствующих полномочий в самом договоре поручения.
В ГК такое решение содержится прежде всего в п. 3 ст. 184. Им предусмотрено
применительно к коммерческому представительству, что договор должен быть заключен в
письменной форме и содержать указание на полномочия представителя. И только в качестве

<< Предыдущая

стр. 44
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>