<< Предыдущая

стр. 50
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

соответствующего права с необходимостью знать того, в чьих интересах осуществляется
действие. Достаточно сознания: дело, которое ты начал вести, - не твое.
2. "Чужой интерес" должен соответствовать указанным в ст. 980 ГК требованиям. В ст. 980
ГК в общем виде предусмотрено совершение гестором непременно таких действий, которые
должны соответствовать непротивоправным интересам другого лица. По указанной причине
нормы гл. 50 ГК не могут служить основанием для заявления таких, например, требований,
которые опираются на совершение действий, направленных на то, чтобы помочь другому
обойти предусмотренные в законе обязательные требования или избежать ответственности, к
которой он должен быть привлечен.
В самой ст. 980 ГК особо выделены два вида "непротивоправных интересов":
предотвращение вреда личности или имуществу другого лица, а также исполнение его
обязательств. В первом случае тем самым получили признание ситуации, ради которых
вводились ранее специальные нормы "о спасании". Благодаря ст. 980 ГК соответствующие
отношения не только оказались охваченными negotiorum gestio - подобно тому, как это было
сделано еще Основами 1991 г., - но одновременно существенно расширилась сфера их
применения. Если ранее имелось в виду предотвращение вреда, который мог быть причинен
лишь имуществу, то теперь право требования признается и за лицом, действовавшим в целях
предотвращения опасности для жизни и здоровья другого <*>. Притом для этого последнего
случая п. 2 ст. 984 ГК предусмотрел особый, более льготный режим (см. ниже).
--------------------------------
<*> И до, и после принятия ГК 1964 г. и Основ 1991 г. в литературе неоднократно имели
место высказывания в пользу установления Кодексом обязанности возместить вред при
спасании не только имущества, но также жизни и здоровья (см.: Новицкий И.Б. Солидарность
интересов в советском гражданском праве. С. 80; Майданник Л.А., Сергеева Н.Ю. Указ. соч. С.
43; Вердников В.Г., Кабалкин А.Ю. Указ. соч. С. 38 и сл.). Специальная книга на этот счет
написана П.Р. Стависским (Стависский П.Р. Возмещение вреда при спасании
социалистического имущества, жизни и здоровья).

3. Действия гестора должны совершаться непременно в интересах доминуса.
Приведенное требование составляет одну из важнейших гарантий для доминуса.
Существование такой гарантии предопределило принципиальную возможность возложения на
лицо последствий состоявшегося без участия его воли вторжения в его же имущественную
сферу. В противном случае доминус оказался бы беззащитным по крайней мере от того, кого
имеет в виду русская пословица: "Услужливый дурак опаснее врага". Следует отметить, что
определенные на этот счет указания содержались еще в Дигестах. Одно из них сводилось к
следующему: "Тот имеет иск из ведения чужих дел, кто ведет дела с пользой, тот же, кто
приступает к тому делу, которое не является необходимым или которое обременительно для
домовладыки, не ведет дела с пользой" <*>.
--------------------------------
<*> Цит. по: Дождев Д.В. Указ. соч. С. 545.

Статья 980 (п. 1) ГК содержит определенную расшифровку соответствующего требования:
действия должны совершаться исходя из очевидной выгоды или пользы и действительных или
вероятных намерений заинтересованного лица. Альтернативность приведенного Кодексом
требования представляет собой один из способов защиты интересов самого гестора. В первом
случае это выражается в том, что его действия совсем не обязательно должны приносить
выгоду. "Польза", о которой идет речь, отнюдь не всегда означает выгоду, она может быть с
нею и вовсе не связанной <*>. Во втором случае имеется в виду, что при ссылке доминуса на
несоответствие действий подлинным его намерениям гестор может противопоставить этому
возражение, основанное на существовании обстоятельств, позволявших гестору предположить,
что он делал именно то, чего хотел доминус.
--------------------------------
<*> А.П. Сергеев указывает на этот счет, что "выгода должна быть очевидной, т.е. ясной
для всякого разумного участника гражданского оборота. Обычно это следует из соотношения
размера необходимых затрат и объема того ущерба, который грозит заинтересованному лицу в
случае непринятия соответствующих мер" (Гражданское право. Учебник. Ч. 2 / Под ред. А.П.
Сергеева и Ю.К. Толстого. М., 1997. С. 672).
Не может по этой причине доминус сослаться на то, например, что услуга, оказанная
гестором, могла бы обойтись ему дешевле, обратись он к третьему лицу.

4. Свои действия гестор должен осуществлять с заботливостью и осмотрительностью,
необходимыми по обстоятельствам дела. Из приведенных двух требований "осмотрительность"
встречается лишь в гл. 50 ГК, а "заботливость" - еще и в гл. 53 "Доверительное управление
имуществом". Термин "должная заботливость" (п. 1 ст. 1022 ГК) выражает усиление требований
к одной из совершающих действия сторон - доверительному управляющему. Особенность в
этом смысле гл. 50 ГК состоит в том, что она прямо называет критерии, которыми следует
руководствоваться и гестору, и оценивающему его поведение суду: речь идет о заботливости и
осмотрительности, необходимых "по обстоятельствам".
Е.А. Суханов обратил внимание на то, что "действия в чужом интересе должны
совершаться так, как их совершило или могло бы совершить само заинтересованное лицо или,
по крайней мере, заботливый и разумный участник гражданско-правовых отношений" <*>.
Именно в этом состоит заложенное в указанном условии требование, служащее вместе с тем
гарантией для того, в чьих интересах совершаются действия.
--------------------------------
<*> Суханов Е.А. Действия в чужом интересе без поручения (глава 50) // Гражданский
кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст. Комментарий. Алфавитно-предметный
указатель. М., 1996. С. 514.
5. Лицо, осуществлявшее действия, не должно исключать для себя возможности
получения компенсации от тех, в чьих интересах оно действовало. В разное время обращалось
внимание на необходимость существования у лица намерения обязать того, в чьих интересах
оно действовало. Так, в частности, выступая в пользу наличия такого намерения (animo
obligendi), А.О. Гордон противопоставлял этим случаям те, при которых лицо вело дело "в виде
одолжения, дружеской услуги, государственной обязанности" <*>.
--------------------------------
<*> Гордон А.О. Представительство в гражданском праве. С. 157.

Указанное условие все же не означает необходимости действовать непременно в расчете
на компенсацию. Все сводится к тому, что не должен заявлять требование о компенсации тот,
кто, оказывая услугу, в этот момент имел целью одарить таким образом другого.
6. Действия лица должны совершаться добровольно. Уже в самом названии гл. 50 ГК
сохранена ссылка на осуществление действий "без поручения". Считая это недостаточным,
Кодекс поставил в один ряд с действиями без поручения также и такие действия, которые
совершены при отсутствии иного указания или заранее обещанного согласия
заинтересованного лица. Сама по себе не ограниченная ничем ссылка на "иное указание"
достаточна для того, чтобы считать находящимися за рамками гл. 50 ГК те отношения, в
которых "действия в чужом интересе" совершаются во исполнение лицом лежащей на нем
обязанности. При этом не имеет значения правовая природа соответствующих обязанностей:
носят ли они частноправовой характер (например, лицо совершает действие в интересах
другого на основе связывающего их договора, например договора поручения) или характер
публичных действий. Последняя ситуация выделена в п. 2 ст. 980 ГК. В нем речь идет о
неприменении правил гл. 50 ГК к действиям в интересе других лиц, совершаемых
государственными и муниципальными органами, если только такие действия являются одной из
целей их деятельности. Имеются в виду тем самым услуги, оказанные органами милиции,
пожарной охраной и др.
7. Действия лица совершаются за его счет. Данный признак не включен в ст. 980 ГК,
поскольку, очевидно, именно с ним в определенной мере связаны едва ли не все остальные
статьи гл. 50. Значение этого признака состоит в том, что "исполнитель либо использует
находящееся в его фактическом распоряжении имущество другого лица, либо расходует свои
средства, имея в виду получить от него компенсацию" <*>.
--------------------------------
<*> Рясенцев В.А. Деятельность в интересах другого лица без поручения. С. 108.

Ни одно из перечисленных условий само по себе, равно как и все они в совокупности, не
может наделить гестора какими-либо полномочиями на выступление от имени доминуса.
Не обладая полномочиями, полученными от доминуса, гестор всегда будет в положении
того, кого имеет в виду ст. 183 ГК, т.е. лица, действующего без полномочий. С этой точки зрения
нельзя, в частности, согласиться с тем, будто требование об освобождении имущества от
ареста в порядке искового производства может быть заявлено наряду с собственниками либо
титульными владельцами также "лицами, действующими в чужом интересе без поручения в
порядке ст. 980 Гражданского кодекса Российской Федерации" <*>. В действительности
последние не могут заявить соответствующее требование от имени собственника или
титульного владельца, но таким же образом и от собственного имени, даже если их требование
само по себе укладывается в рамки ст. 980 ГК. Из этого вытекает, что орган, решающий вопрос
об исключении из описи, не вправе принять соответствующее требование от гестора.
--------------------------------
<*> Павлов И.В., Романенко Н.Г. Отдельные проблемы рассмотрения арбитражным судом
споров по освобождению имущества от ареста (исключению его из описи) // Вестник Высшего
Арбитражного Суда РФ. 2000. N 1. С. 97, 100 и 103.
Следует отметить, что в п. 28 Постановления Высшего Арбитражного Суда РФ от 25
февраля 1998 г. право обращения с иском об освобождении имущества от ареста признается
только за собственником имущества (законным владельцем) (Постановления Пленума Высшего
Арбитражного Суда РФ (1992 - 2000 годы). С. 102).

В завершение квалификации рассматриваемых отношений следует определить, к какому
из четырех видов обязательств - договорным, деликтным, квазидоговорным или
квазиделиктным - их следовало бы отнести, если принять за основу такое четырехчленное
деление обязательств (оснований их возникновения). С этой целью достаточно расчленить
название "Обязательства из ведения чужих дел без поручения", выделив в нем как то, что речь
идет о "ведении чужого дела", так и то, что "ведение дела" происходит без поручения. Это
позволит вынести указанные обязательства за рамки договорных, но вместе с тем поставить их
рядом, т.е. отнести к числу квазидоговорных.
Не случайно поэтому титул XXVII книги третьей Институций Юстиниана "Об
обязательствах, возникающих из квазидоговора" (представляет интерес то, что он следовал
непосредственно за титулом "О договоре поручения") начинался с описания случая, при
котором кто-то занялся делами отсутствующего лица и соответственно получил право на
предъявление последнему прямого иска <*>.
--------------------------------
<*> См.: Памятники римского права. Институции Юстиниана. М., 1998. С. 283 - 284.

Гражданский кодекс в его разделе, посвященном отдельным видам обязательств,
выделяет договоры, обязательства вследствие причинения вреда и обязательства из
неосновательного обогащения. Кроме того, есть в нем определенные виды обязательств,
которые не входят ни в одну из этих групп. Их объединяет отсутствие конститутивных
признаков, присущих какой-либо из перечисленных групп. В число таких обязательств входят и
рассматриваемые в настоящей главе.
В отличие от двух других недоговорных обязательств, о которых идет речь, ГК все же
поместил рассматриваемые обязательства между определенными договорами. Это
несомненно отразило существующую связь с договорами именно указанных недоговорных
отношений.
В подтверждение отмеченной связи можно сослаться на то, что нормальное развитие
недоговорного обязательства, возникшего из действий в чужом интересе без поручения,
предполагает трансформацию его в договорное обязательство, построенное по одной из
предусмотренных в ГК моделей (см. об этом ниже). Такая трансформация стала возможной, в
частности, потому, что содержание рассматриваемого обязательства оказалось близким или
даже совпадающим с содержанием ряда договоров, и прежде всего - договора поручения. Не
случайно кодексы ряда стран включили в главу, посвященную обязательствам из действий в
чужом интересе без поручения, прямые отсылки к соответствующим статьям главы о договоре
поручения.
Отмеченные обстоятельства послужили причиной тому, что в настоящей книге
("Договорное право") было сочтено возможным выделить обязательства, урегулированные гл.
50 ГК. Это должно было дать, по мнению авторов, возможность более полно уяснить, с одной
стороны, смысл соседствующих в ГК договорных моделей, а с другой - природу
рассматриваемого недоговорного обязательства.

3. Стороны в обязательстве

Прежде всего о наименовании сторон. В этом вопросе намечается значительный
разнобой. Речь идет о том, что в законодательстве едва ли не каждой страны стороны
называются по-разному. Можно указать, например, на то, что в проекте Гражданского уложения
его составители выбрали "хозяина" и "распорядителя", но лишь после долгих поисков <*>. Что
же касается Основ 1991 г. и действующего Кодекса, то в них для названия сторон используется
описание занимаемого каждой из них в обязательстве положения. Соответственно в Основах
1991 г. речь шла о "лице, совершившем сделку в интересах другого лица, не имея на то
полномочий", и "лице, в интересах которого совершена сделка", а в ГК - о "лице, действующем в
чужом интересе", и "заинтересованном лице" <**>. Такие решения все же трудно назвать
оптимальными. Неудивительно, что в литературе, в том числе и в современной, нередко
возвращаются к римским терминам "гестор" и "доминус" <***>.
--------------------------------
<*> Составители проекта Гражданского уложения рассказали о трудностях, с которыми
они встретились, подыскивая подходящее русское наименование для гестора. По разным
причинам пришлось отказаться от таких, как "управитель", "администратор", "радетель",
"старатель" (в последнем случае термин был отвергнут из-за смешения с названием
соответствующей профессии). В результате они откровенно признали, что остановили свой
выбор на "распорядителе" лишь "за неимением лучшего" (Гражданское уложение. Книга пятая.
Обязательства. Том пятый. С объяснениями. С. 349 - 350).
<**> Еще ранее так же именовал стороны и И.Б. Новицкий (см.: Отдельные виды
обязательств. С. 339).
<***> См., в частности: Рясенцев В.А. Ведение чужого дела без поручения. С. 108 и сл.;
Гражданское право. Учебник / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. Ч. 2. С. 672 и сл.

ГК, по общему правилу, не содержит прямых ограничений возможности участия тех или
иных видов субъектов в рассматриваемом обязательстве на той или иной из его сторон. Речь,
следовательно, идет прежде всего о принципиальной допустимости выступления в роли
гестора и доминуса в равной мере как юридических лиц, так и граждан.
Что касается доминуса, то в этой роли может оказаться любое юридическое лицо и любой
гражданин: как дееспособный, так и недееспособный.
Применительно к гестору как лицу, обязанному совершить действия, о которых идет речь,
определение возможных участников на соответствующей стороне зависит прежде всего от
характера совершаемых действий. Имеется в виду, являются ли они фактическими или
юридическими? Так, лицо, на котором лежит обязанность совершить в чужом интересе
фактические действия, может быть признано гестором независимо от наличия у него
дееспособности: спасти человека от нападения на него взбесившегося пса, приобретя тем
самым соответствующее право на компенсацию, может и недееспособный. При этом не имеет
значения, является ли такое лицо недееспособным по возрасту или признано таковым по
состоянию здоровья. Следует согласиться с А.П. Сергеевым в том, что "действия фактического
характера в чужом интересе имеют значение юридических поступков, а не сделок. Совершать
такие действия могут наряду с дееспособными и недееспособные граждане" <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. Ч. 2. С. 674.

В отношении заключенных гестором сделок особой специфики нет, поскольку наличие
дееспособности у граждан, а равно соответствие сделки специальной правоспособности
юридического лица служат непременными условиями ее действительности.
Единственное относящееся к гестору ограничение установлено в ст. 980 (п. 2) ГК, которая
исключила возможность распространения правил, предусмотренных гл. 50 ГК, на случаи
совершения государственными или муниципальными органами действий в интересах других
лиц. Имеются в виду органы, для которых, на что уже обращалось внимание, совершение
подобных действий служит одной из целей их деятельности.

4. Обязательства из действий в чужом интересе
без поручения и смежные отношения

Особый интерес вызывает сопоставление рассматриваемых обязательств с четырьмя
институтами. Первый из них - обязательства вследствие неосновательного обогащения.
Подтверждение определенной близости negotiorum gestio к выделенному теперь в гл. 60
ГК неосновательному обогащению можно было обнаружить в дореволюционной судебной
практике, а также в судебной практике периода действия Гражданских кодексов РСФСР 1922 и
1964 гг. Как уже было показано, столкнувшись с отсутствием в законодательстве норм,
посвященных negotiorum gestio, суды сочли возможным распространить на такого рода
отношения, пользуясь аналогией закона, нормы, регулирующие обязательства из
неосновательного обогащения.
Подтверждение определенной связи обоих институтов можно усмотреть теперь в ст. 987
ГК. Достаточно указать на ее название: "Неосновательное обогащение вследствие действий в
чужом интересе". А в самой статье содержится указание на необходимость применения к
одному из случаев действия в чужом интересе не гл. 50, а именно правил, предусмотренных в
гл. 60 ГК "Обязательства вследствие неосновательного обогащения".
К этому можно добавить, что в ряде других статей гл. 50 ГК, определяющих непременные
условия возникновения обязательств вследствие действия в чужом интересе без поручения (ст.
980, п. 1 ст. 983 и др.), хотя и нет на случай отсутствия какого-либо из указанных в них условий
прямой отсылки к гл. 60 ГК, подразумевается применение правил именно этой главы.
И все же нормы гл. 50 ГК отнюдь не превращаются в специальные по отношению к
включенным в гл. 60 ГК. Иначе и не может быть уже потому, что регулируемые названными
главами отношения являются антиподами. Достаточно указать в этой связи на то, что в отличие
от обязательств вследствие неосновательного обогащения, признаком которых, как вполне
обоснованно отмечал А.Л. Маковский, является "в широком смысле слова НЕЗАКОННОСТЬ
(выделено мной. - М.Б.) обогащения" <*>, обязательство, о котором идет речь, возникает из
прямо указанного в таком качестве в законе основания - действия в чужом интересе без
поручения. При этом одним из непременных условий возникновения обязательств по ст. 980 ГК
как раз и служит, на что уже обращалось внимание, именно правомерность действий.
--------------------------------
<*> Маковский А.Л. Обязательства вследствие неосновательного обогащения (глава 60) //
Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст. Комментарий. Алфавитно-
предметный указатель. М., 1996. С. 593.

Нормы гл. 60 ГК не являются точно так же "запасными" по отношению к нормам гл. 50 ГК.
"Запасные", "общие нормы" могут применяться субсидиарно только в случаях, когда
специальных, регулирующих те же отношения норм не хватает. Иная ситуация имеется в
данном случае. Речь идет не о восполнении пробела в правовом регулировании какого-либо
частного вопроса, а о квалификации соответствующих отношений как таковых. Имеется в виду,
что хотя они и совершаются в чужом интересе, на эти отношения в силу их определенных

<< Предыдущая

стр. 50
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>