<< Предыдущая

стр. 56
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Основы гражданского законодательства 1991 г. устранили указанный пробел ГК,
установив, что поручение исполняется комиссионером не только от имени, но и за счет
комитента. Принципиальное значение имела, однако, иная новелла. Имеется в виду
возложение на комиссионера обязанности по требованию комитента передать последнему
права и обязанности по совершенной комиссионером с третьим лицом сделке и одновременно
признание в таких случаях за третьим лицом возможности выдвигать против комитента, к
которому перешли права комиссионера, только такие возражения, которые вытекают из самой
совершенной комиссионером сделки.

2. Договор комиссии в Гражданском кодексе РФ
В силу ст. 990 (п. 1) ГК по договору комиссии одна сторона (комиссионер) обязуется по
поручению другой стороны (комитента) за вознаграждение совершить одну или несколько
сделок от своего имени, но за счет комитента.
Приведенное определение, открывающее гл. 51 ГК ("Комиссия"), в сочетании с другими
нормами, включенными в ту же главу Кодекса, дает возможность установить конституирующие
признаки договора в его современном понимании. Эти признаки могут быть сведены к
следующему.
Во-первых, договор комиссии, подобно договору поручения, относится к числу договоров
на оказание услуг.
Во-вторых, предметом договора комиссии является именно совершение стороной сделки
(сделок) с третьим лицом <*>.
--------------------------------
<*> Как отмечает по этому поводу М.В. Кротов, "на определение предмета договора
комиссии оказывают влияние предмет и содержание сделки, которую комиссионер должен
заключить. Однако не следует смешивать заключенную сделку как результат деятельности
комиссионера и собственно действия комиссионера по заключению сделки. Предметом
договора комиссии является деятельность комиссионера, т.е. оказываемая им посредническая
услуга, направленная на заключение сделки, а не сама сделка как результат деятельности
комиссионера" (Гражданское право. Ч. 2 / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. С. 564). В
литературе на этот счет нет единства. Наряду с изложенными в тексте высказываются и иные
взгляды. Один из них выражается в признании того, что "предмет договора комиссии, как и
договора поручения, заключается в том полезном эффекте, который обеспечит для комитента
комиссионер в результате совершенной им сделки с третьим лицом" (Советское гражданское
право. Часть вторая. Киев, 1978. С. 321). Сторонники другого взгляда подчеркивали, что
предметом договора являются "различные вещи, не изъятые из гражданского оборота" (Тархов
В.А. Указ. соч. С. 146). Между тем первая из указанных точек зрения, как представляется,
стирает грань между комиссией и поручением, а вторая - между самим договором комиссии и
той сделкой, которая во исполнение этого договора должна быть заключена (см. об этом:
Красавчиков О.А., Якушев В.С. Указ. соч. С. 23).

В-третьих, сделка (сделки), о которой идет речь, должна быть совершена от имени того,
кому дано поручение. Разъяснение этого признака и вытекающих из него последствий
содержится в ст. 990 ГК. Ею предусмотрено, что по сделке, совершенной комиссионером с
третьим лицом, приобретает права и становится обязанным комиссионер, хотя бы комитент и
был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по
исполнению сделки.
Таким образом, если при договоре поручения, с точки зрения третьего лица, личность
совершившего сделку (поверенного) не имеет значения, в договоре комиссии, наоборот,
значения не имеет личность именно этого последнего - того, кто дал поручение.
В-четвертых, договор комиссии предполагается заключенным прежде всего в интересах
комитента. Комиссия - предпринимательский договор, и, как для всех других договоров этого
типа, единственный интерес у соответствующей стороны (в данном случае - комиссионера)
состоит в получении вознаграждения в чистом его виде сверх возмещения понесенных
расходов. Соответственно законодатель предусмотрел, что договор комиссии совершается "за
счет" именно комитента.
В-пятых, для приобретения комитентом по отношению к третьему лицу прав и
обязанностей, которые возникли из совершенной сделки, необходимы уступка прав и
соответственно перевод долга комиссионером комитенту.
В-шестых, сочетание некоторых из числа указанных выше особенностей комиссии -
совершение сделки комиссионером от своего имени (1), но за счет комитента (2) - определяет
необходимость четкого разграничения двух видов отношений: одного - между комиссионером и
комитентом, а другого - между комиссионером и третьим лицом. С учетом особенностей
каждого из этих отношений принято именовать: первые - внутренними, а вторые - внешними.
Характеризуя образовавшуюся таким образом раздвоенность, Г.Ф. Шершеневич считал
необходимым отметить, что "на внешней стороне, в сделках с третьими лицами, комиссионер
представляется совершенно самостоятельным торговым деятелем. Для третьих лиц его
комиссионерское звание невидимо и при том безразлично. Они ему продают, у него покупают,
нисколько не считаясь с тем, что за его спиной стоит некто, кто даст деньги, чтобы
расплатиться за купленные товары, кто получит деньги, уплаченные ими комиссионеру за
товары, купленные у этого последнего. Напротив, на внутренней стороне, в отношении
комитента, комиссионер является только исполнителем его поручения, стоит в зависимости от
данных ему инструкций. На внешней стороне комиссионер чаще всего купец, на внутренней -
это просто доверенный" <*>.
--------------------------------
<*> Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Том II. С. 178.

Именно с изложенных позиций автор решительно отверг допущенную торговыми
кодексами ряда стран (имелись в виду Франция и Испания) возможность признания комиссией
и такого договора, который был заключен от имени комитента, усматривая в этом утрату
отличительных признаков комиссии по отношению к поручению <*>.
--------------------------------
<*> См.: Там же. С. 179.

В-седьмых, в отличие от поверенного, которому поручается совершить сделку с третьим
лицом на основе данных ему доверителем полномочий, комиссионер, действуя от собственного
имени, не нуждается тем самым в полномочиях от комитента. При этом, однако, для
наступления последствий, связанных с использованием именно договора комиссии (т.е.
возможности распространения на отношения сторон режима указанного договора), необходимо,
чтобы лицо действовало во исполнение уже заключенного им к этому времени одноименного
договора. В противном случае перенесение прав и обязанностей, приобретенных по сделке, на
другого должно рассматриваться как обычная купля-продажа прав со всеми вытекающими
отсюда последствиями. "Заключению соответственной сделки комиссионером, - в свое время
указывал А.Г. Гойхбарг, - с третьим лицом должен предшествовать договор поручения между
комитентом и комиссионером... Соглашение о том, чтобы сделка, уже заключенная одним
лицом за свой счет, впредь считалась заключенной за счет другого лица, не может быть
признано договором комиссии" <*>.
--------------------------------
<*> Гойхбарг А.Г. Указ. соч. С. 18. Е.А. Суханов усматривал особенность договора
комиссии в том, что в отличие от договора поручения "взаимоотношения участников договора
комиссии скрыты от третьих лиц. Последние рассматривают выступающего от собственного
имени комиссионера в качестве самостоятельного участника гражданского правоотношения,
хотя его действия предопределяются волею комитента" (Советское гражданское право. Т. 2 /
Под ред. В.П. Грибанова и С.М. Корнеева. М., 1980. С. 325).

В-восьмых, применительно к внешним отношениям действующий Гражданский кодекс, как
и его предшественник, открывает перед участниками оборота возможность использовать
комиссионные отношения для совершения комиссионером в принципе любых сделок, кроме
тех, которые в соответствии с общими на этот счет правилами должны быть признаны
незаконными. Надлежит учесть и особенности совершения комиссионером сделки, на основе
которой происходит переход права на вещь (см. об этом ниже).
В-девятых, предметом договора комиссии не может быть совершение сделок, которые
носят личный характер, либо таких, для которых установлен по иным причинам особый режим.
Соответствующие требования применительно к комиссии являются более жесткими, чем
установленные для договора поручения. В частности, если при поручении они считаются
адресованными только доверителю, то применительно к комиссии, при которой сторона,
исполняющая поручение, действует от своего имени, требования, о которых идет речь,
распространяются на обоих - и комитента, и комиссионера.
Квалификация договора комиссии. При всей сложности современной конструкции
договора комиссии его юридическую квалификацию в целом можно считать достаточно
определенно выраженной в статьях соответствующей главы ГК. В этой связи по общему
правилу отдельные элементы квалификации вызывают значительно меньше расхождений в
литературе по сравнению с тем, что имеет место по поводу договора поручения.
Прежде всего речь идет о существующей при договоре поручения дихотомии -
применительно к его возмездности или безвозмездности. Договор комиссии по своей природе
приспособлен для использования его именно в предпринимательской и тем самым
направленной на извлечение прибыли деятельности. И хотя Гражданский кодекс допускает
возможность заключения договора комиссии и без участия предпринимателя на какой-либо из
сторон или даже на обеих, законодатель счел необходимым признать возмездность
безусловным признаком комиссии, включив его без каких-либо оговорок в легальное
определение договора.
Подтверждением особой роли указанного признака договора комиссии может служить
одно из рассмотренных Высшим Арбитражным Судом РФ дел. В связи с вопросом,
относящимся к порядку налогового обложения банка, возникла необходимость установить
правовую природу договора, заключаемого им по поводу приобретения валюты для клиентов
на основе полученных от них поручений. В решении по делу содержалось указание на то, что
соответствующий договор представляет собой комиссию, и обоснованием для этого послужило,
в частности, следующее: сделки заключались "за определенное комиссионное вознаграждение"
<*>.
--------------------------------
<*> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1996. N 2. С. 89.

Безусловная возмездность договора комиссии имеет двоякое значение. Из этого прежде
всего следует, что при отсутствии в договоре, отвечающем всем другим признакам комиссии,
условия о размере вознаграждения или даже о самой необходимости его выплаты указанный
пробел подлежит устранению в соответствии со ст. 991 (п. 1) ГК. В ней определен порядок
оплаты (после исполнения обязательства), а в отношении размера оплаты содержится отсылка
к п. 3 ст. 424 ГК, которым предусматривается необходимость определения цены, исходя из
условий договора (а если это невозможно, то цены, обычно взимаемой за аналогичные товары,
работы, услуги). Другое последствие безусловной возмездности комиссии состоит в том, что,
если стороны укажут в договоре на то, что поручение совершить сделку от своего имени
должно выполняться стороной безвозмездно, это будет означать, что названный комиссионным
договор поименованный или даже при наличии в нем всех других признаков комиссии
составляет в действительности какой-либо другой, непоименованный договор. Следовательно,
не исключено, что вопрос о порядке регулирования подобного договора должен будет решаться
в соответствии с п. 2 ст. 421 ГК <*>.
--------------------------------
<*> См. об этом: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. С.
403 и сл.
КонсультантПлюс: примечание.
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения"
(Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут",
2001 (издание 3-е, стереотипное).

Вопрос о том, следует ли отнести комиссию к числу реальных или консенсуальных
договоров, обычно также не вызывал в литературе сомнений. Комиссия, подобно большинству
других договоров на оказание услуг, признавалась столь же однозначно, как это имеет место в
отношении его возмездности, консенсуальным договором, а значит, для вступления его в силу
достаточно совпадения воли контрагентов.
По этому поводу, однако, в литературе было высказано и иное мнение. Так, Б.К. Комаров,
возражая Н.А. Безрук и О.А. Красавчикову <*> - сторонникам признания комиссии
консенсуальным договором, обратил внимание на то, что "правоотношения комиссионера и
комитента не являются куплей-продажей, которая может быть лишь одним из конечных
результатов договора комиссии.
--------------------------------
<*> Имелись в виду положения, высказанные в работах: Безрук Н.А. Договор комиссии по
советскому праву: Лекция для студентов ВЮЗИ. М., 1955. С. 91, а также: Красавчиков О.А.
Договор комиссии по советскому праву: Учебное пособие. Свердловск, 1957. С. 17.

Если комитент обязался сдать вещи на комиссию в определенный срок и не сдал их, то в
этом случае нет просрочки и ответственности комитента. В другом случае комитент вообще
решил не передавать вещи на комиссию, так как интерес к результату этому у него отпал. В
заключении и результате договора заинтересован главным образом комитент, а не
комиссионер. Поэтому комиссионер не имеет права потребовать от комитента передачи вещей
и комиссионное обязательство между сторонами может и не возникнуть. Учитывая, что обе
стороны имеют право в любое время отказаться от заключения договора, а заключенный
договор они имеют право отменить без объяснения причин, - нельзя признать договор комиссии
консенсуальной сделкой.
Следовательно, договор комиссии является не консенсуальной, а реальной сделкой" <*>.
--------------------------------
<*> Комаров Б.К. Договор комиссии по советскому праву. М., 1961. С .4.
Высказанные автором соображения в целом трудно разделить. В приведенных им
ситуациях речь идет все же о консенсуальном договоре, возникшем с момента достижения
сторонами согласия. Вывод о консенсуальности договора следует уже из ст. 433 ГК, которая
презюмирует консенсуальность любого договора, если иное не предусмотрено законом, а этого
последнего в данном случае нет. Более того, указаний, которые могли бы служить для такого
исключения, ни ст. 990, ни какая-либо другая статья гл. 51 ГК не содержат. Соответственно
непередача вещи, о которой идет речь, представляет собой неисполнение комитентом
принятого на себя по заключенному им договору обязательства, влекущее предусмотренные на
этот счет в данной главе ГК последствия <*>.
--------------------------------
<*> Следует отметить, что и при отсутствии в ранее действующих кодексах статьи,
подобной ст. 433 ГК, конструкция реальности договора комиссии по сути единодушно
отвергалась. И именно ссылаясь как раз на тот же пример - непередачу товара на комиссию
для продажи (см., в частности: Иоффе О.С. Обязательственное право. С. 522; Сахновский А.Ф.
Комиссионная торговля. Правовые вопросы. М., 1989. С. 7). Интересные соображения на этот
счет, имея в виду приведенные положения Б.К. Комарова, высказал в то же самое время И.В.
Федоров (Федоров И.В. Юридическая природа договора комиссии по советскому гражданскому
праву // Труды Томского государственного университета. Т. 182. Серия юридическая. Томск,
1966. С. 113).

Комиссия относится к числу двусторонних договоров, при этом Кодекс возлагает довольно
широкий круг обязательств на каждую из сторон.
Существуют основания для отнесения комиссии, подобно тому как это характерно для
поручения, также к числу фидуциарных договоров. Общее в этом смысле для обоих договоров
составляет сфера действий фидуциарности. Применительно к трем участникам
соответствующей правовой конструкции фидуциарностью отличаются отношения между тем,
кто дал поручение, и тем, кому оно адресовано. Таким образом, особое доверие оказывают в
равной мере как доверитель поверенному, так и комитент комиссионеру. Что же касается
отношений с третьим лицом, то применительно к поверенному доверие необходимо хотя бы по
поводу наличия у него полномочий от доверителя. Применительно к комиссии для этого нет
оснований, поскольку контрагентом третьего лица является комиссионер, а не комитент.
Весьма спорной в этой связи представляется точка зрения, высказанная Б.К. Комаровым,
полагавшим, что "перед третьим лицом комиссионер выступает без доверенности комитента.
Третье лицо должно принимать полномочия комиссионера на веру, т.е. верить в то, что тот, кто
предлагает ему совершить сделку, - комиссионер и управомочен на совершение сделок. Как и
во всяком доверии, в этом случае есть известный риск, но третье лицо на него идет для
достижения определенного результата" <*>. Автор, как мне кажется, не учитывает весьма
важного обстоятельства: в данном случае нет не только доверия к тому, что комиссионер
действует по поручению комитента, но в значительной мере нет интереса и к самому этому
факту. Поскольку третье лицо совершает сделку с комиссионером, действующим от
собственного имени, потребность в проявлении к нему доверия должна быть в виде общего
правила ничуть не большей, чем к любому другому контрагенту.
--------------------------------
<*> Комаров Б.К. Указ. соч. С. 49.

3. Договор комиссии и смежные договоры

Комиссия относится прежде всего к группе договоров, опосредствующих возмездное
оказание услуг. В соответствующей группе договоры различаются главным образом по
характеру составляющих их предмет услуг. По этому признаку ближайший к комиссии - договор
поручения. Их близость подтверждается уже самой возможностью использования любого из
этих договоров для оказания услуги, выражающейся в заключении сделок в интересах другого.
А для разграничения тех же договоров оказывается в конечном счете достаточным - на что уже
неоднократно обращалось внимание - одного признака: действия совершающего сделку с
третьим лицом от имени контрагента - в договоре поручения или от собственного имени - в
договоре комиссии.
Указанный признак может быть использован и для разграничения комиссии и
соответственно агентского договора либо договора транспортной экспедиции. И близость, и
одновременно отличие обоих договоров от комиссии состоят в том, что и агент, и в такой же
мере экспедитор в зависимости от содержания договора могут совершать действия либо от
имени другой стороны (соответственно принципала и клиента), либо от собственного имени.
Это означает использование в первом случае модели прямого, а во втором - косвенного
представительства. Учитывая это, законодатель применительно к агентскому договору
предусмотрел прямую отсылку, в зависимости от использованной модели, к нормам
соответственно главы о поручении или комиссии (ст. 1011 ГК) с тем, что обе они подлежат
субсидиарному применению. Все отличие в этом смысле договора транспортной экспедиции
состоит в том, что использование соответствующих глав - о поручении или комиссии - возможно
лишь иным путем - путем применения аналогии закона (п. 1 ст. 6 ГК) <*>.
--------------------------------
<*> Особая близость договора транспортной экспедиции к договору комиссии находила
выражение в том, что экспедицию нередко рассматривали как разновидность комиссии. Так, в
частности, Г.Ф. Шершеневич, перечисляя различные виды комиссионных поручений, упомянул
среди них "посредничество между лицом, отправляющим свои товары, и лицом, обладающим
всеми необходимыми к тому средствами передвижения". Одновременно он отмечал: "Эта
форма комиссионного содействия называется экспедиционною или спедиционною сделкою, а
комиссионеры, совершающие их, получают специальное наименование экспедиторов"
(Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. II. С. 177). Приведенные соображения были учтены
при составлении проекта Гражданского уложения, вследствие чего экспедиция в нем так и не
была выделена. "Ввиду того, - объясняли свое решение составители проекта, - что
экспедиционные сделки, по характеру возникающих между участвующими в них лицами

<< Предыдущая

стр. 56
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>