<< Предыдущая

стр. 57
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

отношений, тождественны со всеми другими комиссионными сделками, причем экспедиторы
являются видом комиссионеров... признано за лучшее не выделять экспедиционных сделок из
общей массы сделок комиссионных, а придать правилам о договоре комиссии такую редакцию,
чтобы они могли быть применяемы и к сделкам по получению и отправке товаров"
(Гражданское уложение. Книга пятая. Обязательства. Том третий. С объяснениями. С. 156 -
157). В 20-е гг. нормы о комиссии широко распространялись на договоры экспедиции, и это
притом, что проект Торгового Свода СССР признавал последние самостоятельными
договорами. Основные возражения против такой практики А.М. Шахназаров, например,
усматривал в том, что соответствующая позиция (имея в виду правоприменительные органы)
еще "недостаточно отстоялась" (Шахназаров А.М. Указ. соч. С. 79 и сл.).

Как и комиссия, так и договор доверительного управления имуществом предполагают
совершение стороной сделок в интересах контрагента, но непременно от своего имени.
Различие состоит прежде всего в том, что обязанности доверительного управляющего перед
учредителем управления не сводятся к заключению сделок. Кроме того, совершаемые
доверительным управляющим от своего имени сделки подчиняются особому правовому режиму
(п. 3 ст. 1012 ГК).
По одному из своих признаков - особой цели - комиссия может быть сведена еще в одну
группу с рядом договоров. Имеются в виду договоры, исполнение которых выражается в
совершении на их основе сделки. В эту группу может быть включен, помимо поручения и
комиссии, договор финансовой аренды (лизинга). Все три договора предполагают принятие на
себя стороной обязанности заключить сделку с третьим лицом, результатом которой, прямым
или косвенным, служит возникновение прав и обязанностей у контрагента. Различие между
этими договорами состоит, в частности, в основании возникновения соответствующих прав и
обязанностей. Так, в то время как в договоре комиссии указанный результат наступает в силу
совершенной комиссионером передачи прав и обязанностей (комитенту), в договоре поручения
это же происходит непосредственно в силу полномочий, которыми доверитель наделил
поверенного, в договоре лизинга он наступает в силу закона <*>.
--------------------------------
<*> В соответствии со ст. 665 ГК по договору финансовой аренды (договору лизинга)
арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у
определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное
владение и пользование для предпринимательских целей. При этом п. 1 ст. 670 ГК наделяет
арендатора правом предъявлять непосредственно продавцу имущества, являющегося
предметом договора купли-продажи, заключенного между продавцом и арендодателем,
вытекающие из этого договора требования, в частности в отношении качества и комплектности
имущества, сроков его поставки и в других случаях ненадлежащего исполнения договора
продавцом. В подобных ситуациях арендатор имеет права и несет обязанности,
предусмотренные Кодексом для покупателя, и иные обязанности по оплате приобретенного
имущества, как если бы он был стороной договора купли-продажи этого имущества. По своей
правовой природе указанное обязательство носит недоговорный характер, имея основанием
возникновения предусмотренные в законе (ГК) юридические факты (см.: Витрянский В.В.
Договор аренды и его виды: аренда зданий, сооружений и предприятий, лизинг. М., 1999. С. 263
и сл.; Кабатова Е.В. Лизинг: правовое регулирование, практика. М., 1997. С. 101 и сл.; Шаталов
С.С. Новая концепция юридической природы лизинговых отношений // Юрист. N 1. С. 19 и сл.).

Подобно поручению и в связи с комиссией может возникнуть вопрос о сопоставлении
этого договора с моделью договора в пользу третьего лица. Такое сопоставление, правда,
возможно применительно не к самому договору комиссии, а к той сделке, которую совершает
комиссионер по поручению комитента, имея в виду сравнение положений комитента и
бенефициара. Несомненное сходство проявляется главным образом в том, что в подобных
случаях они, комитент и бенефициар, приобретают определенные права по сделке (договору),
им не совершенной. Напротив, расхождений оказывается гораздо больше. Достаточно указать
на то, что договор в пользу третьего лица создает у бенефициара лично определенное
требование по отношению к соответствующей стороне договора, в то время как к комитенту
переходят все права и наряду с ними и все обязанности по договору. Имеется в виду, таким
образом, в последнем случае полное замещение комиссионером стороны в договоре - третьего
лица. Особое значение имеет и то, что бенефициар выражает согласие на переход прав и
обязанностей после совершения сделки (договора), а комитент - свою волю на принятие прав и
обязанностей от комиссионера до заключения сделки, и отказаться впоследствии от такого
перехода он уже не сможет.
Отграничение комиссии от подряда по сравнению с тем, что имеет место применительно
к договору поручения, упрощается, поскольку комиссия имеет своим предметом совершение
одних лишь юридических действий и среди них именно сделок, в то время как подряд
направлен на совершение действий фактических, призванных непосредственно обеспечить
определенный материальный результат. Для правового режима, установленного для каждого
из этих договоров, значение имеет то, что подряд относится к числу договоров на выполнение
работ, а комиссия - на оказание услуг, притом юридических.
Комиссия как договор, имеющий предметом возмездное оказание услуг, казалось бы, не
может конкурировать с договором купли-продажи уже по той причине, что последний как
таковой имеет строго определенную направленность: перенести право собственности с одной
стороны на другую, а это лежит за пределами договора комиссии. Однако в действительности
сопоставление этих двух договоров имеет значение уже по той причине, что возможны
ситуации, при которых договором, например купли-продажи, оказываются связанными
комиссионер с комитентом.
Речь идет, главным образом, о случаях, когда комиссионер, которому клиент поручил
заключить соответствующую сделку по продаже принадлежащих ему товаров, сам же
приобретает их для себя (вариант - для другого лица, с которым он связан таким же договором
комиссии) или, напротив, продает комиссионеру, давшему поручение купить ему товар, свои же
(вариант - другого своего комитента) товары.
В указанных случаях комиссионер и комитент становятся соответственно покупателями и
продавцами. В последнем случае возникает вопрос о судьбе самого договора комиссии. На это
даны два разных ответа. Первый - договор комиссии трансформируется в договор купли-
продажи. Второй - оба договора продолжают свое существование. Выбор между ними, помимо
прочего, позволяет определить, сохраняет ли комиссионер, который вместо заключения
порученной сделки с третьим лицом от своего имени предложит комитенту соответствующие
товары (работы, услуги), право на вознаграждение. Указанная ситуация будет рассмотрена
ниже.
Ситуация, сходная с той, о которой идет речь, может возникнуть применительно и к
договору консигнации. Консигнация как таковая представляет собой разновидность комиссии,
приспособленной к ее использованию во внешней торговле <*>.
--------------------------------
<*> Первоначальный смысл консигнации усматривался в поручении комиссионеру найти
комиссионера в другой стране, заключив с ним от своего имени соответствующий договор. Как
указывал В.А. Краснокутский, по этому договору "консигнант (торговый деятель) дает поручение
другому (консигнатору) присланные ему товары переслать дальше морским путем и продать их
в определенном месте через другое, указанное им, комиссионное предприятие или
предприятие самого консигнатора. Это, так сказать, комиссия с надстройкой другой комиссии
или комиссия более обширного объема - назначение одним комиссионером (иногда
комитентом) другого от своего имени, но за чужой счет" (Краснокутский В.А. Указ. соч. С. 20).

По этому договору в его современном виде одна сторона (консигнатор) принимает на себя
обязанность за вознаграждение в течение определенного времени (срок консигнации)
продавать от своего имени, но за счет другой стороны (консигнанта) товары, переданные ему
консигнантом <*>.
--------------------------------
<*> См.: Экспортно-импортные операции. Правовое регулирование / Под ред. В.С.
Позднякова. М., 1970. С. 276, а также: Правовое регулирование внешнеэкономической
деятельности / Под ред. А.С. Комарова. М., 2001. С. 345 - 346.

Переданные консигнатору товары поступают обычно на его консигнационный склад, где
они хранятся до момента продажи. Договор консигнации нередко включает условие, по
которому на случай, если консигнанту не удается к указанному сроку реализовать товары, они
поступают в его собственность, но с обязательной их оплатой. Определяя природу
складывающихся при этом отношений, В.С. Поздняков и Р.Л. Нарышкина подчеркивали: "Такое
условие не меняет основную сущность договора и не превращает его в договор купли-продажи,
однако в момент истечения срока консигнации отношения по договору трансформируются в
отношения по договору купли-продажи" <*>.
--------------------------------
<*> Экспортно-импортные операции. Правовое регулирование. С. 276. Аналогичную
позицию занимает в отдельных из своих решений и Международный коммерческий
арбитражный суд (МКАС) при Торгово-промышленной палате РФ. В одном из рассмотренных
им дел возник вопрос о праве стороны на расторжение заключенного договора консигнации.
Установив, что в течение указанного в договоре двухлетнего срока на продажу ответчик не
оплачивал переданные ему товары, МКАС признал: "По истечении двух лет с даты поставки
товара ответчик стал собственником и должен был заплатить истцу его стоимость. Отношения
между сторонами трансформировались в договор купли-продажи". За истцом соответственно
было признано право расторгнуть договор, руководствуясь нормами, регулирующими договор
купли-продажи. В данном случае это были ст. 25 и 64 Конвенции ООН о договорах
международной купли-продажи товаров (Венской конвенции) (см.: ТПП МКАС. Арбитражная
практика за 1998 г. / Составитель М.Г. Розенберг. М., 1999. С. 175). При отсутствии в договоре
консигнации соответствующего условия о "трансформации" за комиссионером сохраняется
право собственности на товары, а значит, и право заявить виндикационный иск (на это указал
МКАС в другом рассмотренном им деле) (см.: ТПП МКАС. Арбитражная практика за 1997 г. /
Составитель М.Г. Розенберг. М., 1998. С. 127).

Сопоставляя договор комиссии с другими договорами, нельзя исключить вместе с тем
возможности заключения сторонами смешанного договора, имея в виду одновременное
включение в него наряду с комиссией элементов и других договоров. Речь идет, таким образом,
о ситуации, урегулированной п. 3 ст. 421 ГК. Так, при рассмотрении конкретного дела
Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ признал, что налицо договор, в котором
сочетаются комиссия и поставка. Данный его вывод послужил основанием для применения в
соответствующих частях норм каждого из указанных договоров. При этом было обращено
внимание на то, что договор не только создает обязательство, но и определяет его
содержание, и стороны свободны в формировании условий договора, а значит, и в
определении содержания своих прав и обязанностей <*>.
--------------------------------
<*> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1998. N 7. С. 35 - 36.

Пример такого же смешанного договора приведен в ст. 3 Закона "О рынке ценных бумаг".
Имеется в виду предусмотренная в Законе возможность для брокера, действующего в качестве
комиссионера, включать в заключаемый им договор комиссии свое обязательство хранить
денежные средства, предназначенные для инвестирования в ценные бумаги или полученные в
результате продажи ценных бумаг. При этом брокеру может быть предоставлено право
использовать указанные ценные бумаги до того момента, пока в соответствии с условиями
договора он не будет обязан возвратить средства, переданные клиентом на хранение.

4. Источники правового регулирования договора
В отличие от некоторых других договоров применительно к комиссии как таковой
правовое регулирование исчерпывается в значительной мере соответствующей главой ГК. Это
не исключает действия большого числа норм, посвященных отдельным видам комиссионных
договоров. При этом п. 3 ст. 990 ГК, с которой начинается гл. 51 ГК ("Комиссия"), содержит
указание на возможность издания законов и иных правовых актов, предусматривающих
особенности отдельных видов договора комиссии. Указанная норма позволяет сделать вывод о
приоритете положений, включенных в ГК.
В числе актов, специально посвященных определенному виду комиссионной
деятельности, можно назвать прежде всего Правила комиссионной торговли
непродовольственными товарами, утвержденные Правительством РФ 6 июня 1998 г. <*>.
Особенность Правил состоит в том, что ими регулируются одновременно с внутренними
комиссионными отношениями и внешние - купли-продажи, те, которые возникают между
комиссионером и тем, кто приобретает переданные на комиссию непродовольственные товары.
--------------------------------
<*> Собрание законодательства РФ. 1998. N 24. Ст. 2733; 1999. N 42. Ст. 2731.

Наибольшее число специальных норм о соответствующем виде договора комиссии
содержится в более общих актах, посвященных различной по характеру деятельности, в рамках
которой используется участие комиссионеров. Речь идет об актах, принятых на разном уровне,
включая и законы. В качестве примеров можно указать некоторые из них.
Так, в Таможенный кодекс Российской Федерации включена специальная глава,
посвященная таможенному брокеру - лицу, которое от собственного имени совершает любые
операции по таможенному оформлению и выполняет другие посреднические функции в
области таможенного дела за счет и по поручению представляемого лица.
В Федеральном законе РФ "О товарных биржах и биржевой торговле" <*> речь идет, в
частности, о брокерской деятельности - деятельности биржевого посредника, совершаемой как
от имени клиента и за его счет, так и от своего имени, но за счет клиента.
--------------------------------
<*> Ведомости ВС РФ. 1992. N 18. Ст. 961; Собрание законодательства РФ. 1998. N 1. Ст.
4.

В ФЗ РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации" (первоначальное
наименование - Закон РФ "О страховании") <*> содержится ст. 8, посвященная страховым
агентам и страховым брокерам. При этом, в отличие от биржевых брокеров, страховыми
брокерами именуются те, кто осуществляет посредническую деятельность именно и
исключительно от своего имени на основании поручения страхователя либо страховщика.
--------------------------------
<*> Собрание законодательства РФ. 1993. N 2. Ст. 56; 1998. N 1. Ст. 4; 1999. N 47. Ст. 562.

В ФЗ РФ "О рынке ценных бумаг" <*> раздел "Профессиональные участники рынка
ценных бумаг" предусмотрел, что деятельность одного из профессиональных участников -
брокера может осуществляться, в частности, на основании договора комиссии.
--------------------------------
<*> Собрание законодательства РФ. 1996. N 17. Ст. 1918.

В составе актов, принятых в разное время и по разным вопросам, связанным с комиссией,
министерствами (ведомствами) могут быть названы различного рода Правила. Так, например,
Федеральной комиссией по рынку ценных бумаг утверждены 11 октября 1999 г. Правила
осуществления брокерской и дилерской деятельности на рынке ценных бумаг Российской
Федерации <*>, а 22 сентября 2000 г. - Правила осуществления брокерской деятельности на
рынке ценных бумаг с использованием денежных средств клиентов <*>.
--------------------------------
<*> Бюллетень нормативных актов РФ. 2000. N 4. С. 43.
<*> Бюллетень нормативных актов РФ. 2000. N 51. С. 66.

В системе актов, регулирующих соответствующие отношения, можно указать и на правила
биржевой торговли, которые издаются в соответствии со ст. 18 Закона РФ "О товарных биржах
и биржевой торговле". Примером могут служить Правила проведения торгов по ценным
бумагам на Московской банковской валютной бирже, утвержденные 18 сентября 1996 г.
Биржевым советом указанной биржи <*>.
--------------------------------
<*> Сборник нормативных документов, регулирующих деятельность Московской
банковской валютной биржи. М., 1997. С. 41.

5. Стороны в договоре

Определение договора комиссии, содержащееся в ст. 990 ГК, как и аналогичные
определения того же договора, включенные в ранее действовавшие ГК 1922 г. (ст. 275-а) и в ГК
1964 г. (ст. 404), не должны были бы, казалось, вызывать сомнения в том, что речь идет о
договоре, в котором участвуют лишь две стороны.
Однако тесная связь и в строго ограниченных пределах - зависимость заключенной
комиссионером с третьим лицом сделки привела к появлению высказываний в пользу
признания комиссии многосторонним договором за счет включения в качестве еще одной
стороны того третьего лица, о котором идет речь. При этом такого рода взгляды были широко
развиты применительно к обоим предшественникам ГК.
Так, в свое время И. Кобленц считал, что "комиссионная сделка предполагает не менее
трех контрагентов, в некоторых случаях даже четырех, когда сделка заключена двумя
комиссионерами и когда каждый комиссионер должен перенести экономический эффект сделки
на своего контрагента" <*>.
--------------------------------
<*> Кобленц И. Договор комиссии по Гражданскому кодексу РСФСР // Еженедельник
советской юстиции. 1926. N 50. С. 1401. Сходные взгляды в то же время высказывал и А.
Фарбштейн, исходивший из признания комиссии сложной, состоящей из двух частей сделкой
(см.: Фарбштейн А. Советское законодательство о договоре комиссии // Право и жизнь. 1927.
Кн. 6 - 7. С. 18 - 19).

Много лет спустя О.А. Красавчиков и В.С. Якушев также высказались в пользу того, что,
"не будучи стороной в договоре, третье лицо тем не менее является участником комиссионных
отношений в стадии исполнения договора, поскольку оно приобретет те права, которыми
обладает комитент по имуществу" <*>.
--------------------------------
<*> Красавчиков О.А., Якушев В.С. Договор комиссии по советскому гражданскому праву.
С. 39.

Нетрудно заметить, что в различных вариантах речь идет о признании наличия единого
комиссионного отношения, связывающего комитента, комиссионера и третье лицо. Между тем
такого единого правоотношения в действительности не может быть. На это совершенно
справедливо указывал, в частности, И.Р. Федоров, подвергший обстоятельному анализу
имевшиеся на этот счет в литературе высказывания <*>. Единого комиссионного
правоотношения, о котором идет речь, не существует и не может существовать, подобно тому
как не создается, например, единое подрядное правоотношение с одновременным участием
заказчика, подрядчика и субподрядчика, единое лизинговое правоотношение с участием, кроме
арендатора и арендодателя, также и продавца <*>, единое поставочное правоотношение с
участием, наряду с поставщиком и покупателем, также отправителя (получателя) и др. И это
при том, что, как уже отмечалось применительно к группе договоров, направленных на
заключение другого договора, возможно возникновение определенных обязательств между
теми, кто не является контрагентами.
--------------------------------
<*> См.: Федоров И.Р. Юридическая природа договора комиссии по советскому
гражданскому праву // Труды Томского государственного университета. Томск, 1966. С. 114 и сл.
<*> См. об этом: Шаталов С.С. Указ. соч. С. 19 и сл.

<< Предыдущая

стр. 57
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>