<< Предыдущая

стр. 58
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Комиссионные правоотношения связывают только тех, кто заключил между собой договор
комиссии, - комиссионера с комитентом. Отношения третьего лица с комитентом возникают
лишь с передачей комиссионером комитенту прав и обязанностей, возникших у него из
совершенной с третьим лицом сделки.
Признание единого комиссионного правоотношения, помимо прочего, невозможно в силу
самой конструкции многостороннего договора как такового, которую пытались таким образом
применить. Имеется в виду присущая многостороннему договору встречность, проявляемая в
том, что, во-первых, многосторонний договор возникает путем согласования направленной на
его создание совпадающей воли всех сторон. Между тем в рассматриваемом случае воля
одной из сторон - третьего лица, по крайней мере, не является необходимой для возникновения
впоследствии правоотношения, в котором оно оказывается в юридической связи с комитентом
(в момент совершения с ним сделки вполне возможен вариант, при котором третье лицо
вообще не знает о том, что возникшие из заключенной с комиссионером сделки права и
обязанности свяжут его с комитентом). Во-вторых, единство многостороннего договора создает
взаимность, распространяющуюся на всех его участников, чего в рассматриваемой ситуации
опять-таки нет. В-третьих, комиссионер принимает на себя обязанность совершить сделку и
передать ее результат комитенту. Следовательно, переход прав и обязанностей по
заключенной сделке к комитенту означает исполнение, а тем самым и прекращение того,
именно комиссионного, обязательства, которое связывает комиссионера с комитентом. В-
четвертых, всякая передача прав и обязанностей сводится к возникновению их у одного лица и
вместе с тем к утрате другим. В договоре комиссии это выражается в том, что место
комиссионера по отношению к третьему лицу в качестве продавца или покупателя, заказчика
или подрядчика, страхователя или страховщика и т.п. займет комитент и произойдет это за счет
выбытия комиссионера. Таким образом, при нормальном развитии комиссионного договора
вообще исключается возможность одновременного участия в одном правоотношении
комитента, комиссионера и третьего лица.
С изложенных позиций трудно согласиться с теми, кто сводит воедино разнородные
правоотношения, не учитывая существенной их особенности, которая, как уже неоднократно
отмечалось, состоит в том, что одни являются внутренними, а другие - внешними.
Гражданский кодекс не содержит каких-либо ограничений, относящихся к субъектному
составу договора комиссии. Это означает, что в виде общего правила участниками договора,
притом выступая в этом качестве на обеих его сторонах, могут быть в равной мере любые
граждане и юридические лица. И хотя чаще всего в роли прежде всего комиссионера выступает
предприниматель, уже самого включения в п. 1 ст. 995 ГК нормы, в отношении которой
содержится указание на применение ее лишь в случаях, когда комиссионер участвует в
качестве предпринимателя, достаточно для признания того, что все остальные правила о
договоре комиссии могут распространяться на отношения с участием на той же стороне
принципала и того, кто предпринимателем не является. Из этого отнюдь не следует, что
специальными правовыми актами не могут быть введены на указанный счет определенные
ограничения. Одни из них выражаются в допустимости участия в определенной разновидности
договоров комиссии в качестве комитента только юридического лица либо только гражданина,
другие содержат специальные требования к выступающим на той или (и) другой стороне
юридическим лицам или гражданам, связанные главным образом с выступлением в
соответствующем качестве непременно предпринимателей, а также наличие у стороны
соответствующей, относящейся к определенному виду предпринимательской деятельности
лицензии.
Так, Правила комиссионной продажи непродовольственных товаров (п. 1) <*> допускают
выступление в роли комитентов только граждан. В то же время комиссионером при продаже
оружия и патронов может быть лишь юридическое лицо, имеющее лицензию на право торговли
оружием и патронами, выданную органами Министерства внутренних дел <**>.
--------------------------------
<*> Собрание законодательства РФ. 1998. N 24. Ст. 2733.
<*> См. п. 6 и 9 Правил оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на
территории Российской Федерации (Собрание законодательства РФ. 1998. N 32. Ст. 3878).

В соответствии с Законом "О товарных биржах и биржевой торговле" <*> биржевыми
посредниками (в этой роли выступают и те, кто совершает сделки, в том числе и от имени
клиента и за его счет, т.е. в качестве комиссионера) могут быть наряду с юридическими также и
физические лица, при условии, что они зарегистрированы в установленном порядке в качестве
предпринимателей, которые осуществляют свою деятельность без образования юридического
лица.
--------------------------------
<*> Ведомости РФ. 1992. N 18. Ст. 1961.

Правила комиссионной торговли особо выделяют то обстоятельство, что индивидуальный
предприниматель, осуществляющий комиссионную торговлю, должен представлять комитенту
и покупателю информацию о своей государственной регистрации, а среди прочего также номер
и срок действия своей лицензии.
Наконец, ст. 157 Таможенного кодекса РФ допускает выступление в роли таможенного
брокера только предприятия, которое обладает правами юридического лица и получило
лицензию Государственного таможенного комитета РФ на осуществление деятельности в
соответствующем качестве.
Сделка, совершенная с нарушением указанных требований, влечет за собой признание
ее недействительной (в силу ст. 173 ГК - оспоримой).
Из того обстоятельства, что комиссионер, в отличие от поверенного, совершает
порученную ему сделку от собственного имени, вытекает возможность поручения комиссионеру
(это отличает его от поверенного) заключения только таких сделок, которые входят в его,
комиссионера, гражданскую правоспособность. Речь идет о том, что полученное от комитента
поручение не может расширять правоспособность комиссионера до необходимых для
совершения соответствующей сделки пределов.
Несколько сложнее решается тот же вопрос о соответствии порученной сделки
гражданской правоспособности стороны применительно к комитенту. На первый взгляд может
показаться, что, поскольку сделку с третьим лицом совершает не комитент, а тот, кому он
поручает это сделать от собственного имени, т.е. комиссионер, правоспособность комитента
для оценки действительности сделки значения иметь не должна. Однако с этим нельзя было бы
согласиться. Из цели совершенной комиссионером сделки - того, что она заключается для
передачи результатов комитенту, - вытекает необходимость руководствоваться общим
положением, в силу которого нельзя передать право тому, кто не может, с учетом его
правоспособности, им обладать.
Отмеченное обстоятельство легло в основу одного из решений Президиума Высшего
Арбитражного Суда РФ. Иностранный инвестор заключил договор, которым поручил российской
организации совершить от его имени договор на приобретение акций приватизируемого
предприятия. В свою очередь, эта организация, действуя от имени иностранного инвестора,
заключила договор комиссии с другой такой же отечественной организацией, которой поручила
приобрести акции за счет и на имя иностранного инвестора. Это и было сделано. В результате
иностранный инвестор должен был приобрести акции оборонного предприятия, в приватизации
которого он участия принимать не был вправе <*>. В своем Постановлении, не делая разницы
между прямым и косвенным представительством, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ
указал, что оба этих договора "направлены на приобретение акций лицом, не имеющим на это
законных оснований, т.е. направлены на совершение незаконной сделки. Поэтому названная
сделка (сделка купли-продажи акций. - М.Б.) в силу ст. 168 ГК также является ничтожной" <**>.
--------------------------------
<*> Соответствующий случай был предусмотрен п. 10.1 Государственной программы
приватизации государственных и муниципальных предприятий в РФ (СА Президента и
Правительства РФ. 1994. N 1. Ст. 2).
<**> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1997. N 7. С. 88. Аналогичное
постановление при сходных обстоятельствах вынес тот же суд в споре, связанном с
признанием недействительным договора комиссии с поручением о приобретении иностранным
юридическим лицом акций самолетостроительного АООТ (Вестник Высшего Арбитражного
Суда РФ. 1998. N 5. С. 80 - 82).

Приведенный пример весьма удачно, на наш взгляд, иллюстрирует то обстоятельство,
что учет содержания договора комиссии при оценке намерений стороны, совершившей сделку в
качестве комитента, становится необходимым. В противном случае, прибегнув к услугам
комиссионера (заключив на этот счет одноименный договор), участник гражданского оборота
мог бы таким образом обойти установленные законом границы своей правоспособности, как и
используя договор поручения <*>.
--------------------------------
<*> Речь, таким образом, идет о весьма существенной стороне отношений, в которых
участвует контрагент в договоре комиссии. Она была в свое время обозначена комментаторами
проекта Гражданского уложения, которые обратили внимание на то, что "комиссионер,
заключая сделки, принимает на себя обязанности и приобретает права от своего имени, лично,
но не для себя, а для препоручителя (т.е. комитента. - М.Б.), так, что комиссионер только
формально является имеющим право и несущим обязанности, а в сущности, материально,
права эти с самого их возникновения принадлежат препоручителю, равно как на него же должна
пасть ответственность по принятым комиссионером на себя обязательствам" (Гражданское
уложение. Книга пятая. Обязательства. С объяснениями. Том третий. С. 148).
В случае смерти комитента права и обязанности, вытекающие из заключенного им
договора комиссии, переходят по наследству. Среди других переходит в таком же порядке и
право комитента на отмену комиссионного поручения. Такой вывод и при отсутствии
специального на этот счет указания в ст. 1002 ГК следует из общих положений о наследовании.
Ограниченность пределов фидуциарности применительно к комиссии проявилась при
решении вопроса о "препоручении". В отличие от поверенного, который должен исполнить
обязательство в виде общего правила лично и может поручить исполнение поручения только
тогда, когда он был уполномочен на то доверенностью либо был вынужден силой
обстоятельств для охраны интересов доверителя (см. ст. 974, 976 и 187 ГК), комиссионер,
напротив, вправе поступить подобным образом, осуществив то, что ГК именует субкомиссией,
всегда, если иное не предусмотрено договором комиссии.
Как следует из ст. 994 ГК, осуществление комитентом принадлежащего ему права на
субкомиссию влечет за собой то, что, во-первых, комиссионер остается ответственным за все
действия субкомиссионера; иначе говоря, он отвечает за эти действия как за свои собственные
<*>.
--------------------------------
<*> Федеральный арбитражный суд Московского округа в Постановлении по делу о
взыскании истцом-комитентом с ответчика полученного им как комиссионером имущества
отверг ссылку последнего на невыполнение им своих обязанностей по обстоятельствам,
зависящим от субкомиссионера. Было обращено внимание на то, что "в соответствии с п. 1 ст.
994 ГК комиссионер остается ответственным за действия субкомитента перед комитентом"
(Долженко А.М., Резников В.Б., Хохлов Н.Н. Судебная практика по гражданским делам. М.,
2001. С. 819).

Во-вторых, на отношения субкомиссионера с комитентом распространяются условия
заключенного комиссионером договора комиссии (основного договора).
В-третьих, если иное не предусмотрено договором комиссии, комитент вплоть до момента
прекращения этого договора не вправе вступать в непосредственные отношения с
субкомиссионером (если только иное не было предусмотрено в договоре комиссии).
В актах, посвященных отдельным видам договора комиссии, иногда содержатся особые
нормы, посвященные субкомиссионным отношениям. Так, например, Законом "О рынке ценных
бумаг" (ст. 3) предусмотрена возможность для брокера, независимо от того, выступает ли он в
роли поверенного или комиссионера, передавать исполнение поручения непременно такому же
брокеру, притом лишь в строго обозначенных случаях: если это оговорено в договоре или
брокер вынужден к этому силой обстоятельств для охраны интересов своего клиента с
непременным уведомлением последнего об этом.

6. Порядок заключения договора

В силу п. 2 ст. 990 ГК допускается заключение договора комиссии на определенный срок
или без указания срока его действия, с указанием или без указания территории исполнения, с
обязательством комитента не предоставлять третьим лицам права заключать в его интересах и
за его счет сделки, совершение которых поручено комиссионеру, или без такого обязательства,
с условиями или без условий относительно ассортимента товаров, являющихся предметом
комиссии.
Приведенная норма, которой исчерпывается специальное регулирование,
непосредственно связанное с возникновением комиссионных договорных отношений, относится
к числу факультативных <*>. Она содержит лишь адресованную сторонам "подсказку", которой
они при подготовке к подписанию договора могут воспользоваться.
--------------------------------
<*> Следует отметить, что соответствующую часть ст. 990 ГК можно расценить как не
совсем удачную с точки зрения юридической техники. Имеется в виду, что факультативные
нормы как таковые предполагают определенный вариант, который стороны либо принимают,
либо им пренебрегают. Таким образом, необходимость в указании в самой норме вариантов,
построенных по модели "или да или нет", становится в известном смысле излишней.

Отсутствие особого регулирования соответствующих вопросов применительно к данному
договору восполняется общими положениями ГК о сделках и договорах как их разновидности.
Вместе с тем ряд посвященных порядку заключения и форме договора норм помещены в
некоторые специальные правовые акты.
Так, Указ Президента РФ от 31 августа 1995 г. "О порядке передачи в 1995 г. в залог
акций, находящихся в федеральной собственности" (приложение N 3) содержал перечень
обязательных условий договора комиссии, заключенного по результатам аукциона между
Российским фондом федерального имущества и победителем аукциона или указанным им
лицом <*>.
--------------------------------
<*> Собрание законодательства РФ. 1995. N 36. Ст. 3527.

В качестве примера можно сослаться также на Правила комиссионной торговли
непродовольственными товарами, о которых уже шла речь. В них перечисляются условия,
которые необходимо включать в договор, что позволяет рассматривать их как существенные.
Речь идет о наименовании товара, степени износа и недостатков бывшего в употреблении
товара, цене товара, размере и порядке выплаты комиссионного вознаграждения и др.
Оговорив одновременно возможность включения в договор и иных условий, Правила особо
упомянули, что они не должны ущемлять прав комитента. Указанные Правила последовательно
придерживаются консенсуальной модели договора. По этой причине в них и выделяется особо
стадия приема товаров на комиссию, но сама такая стадия укладывается в рамки уже
существующего к этому времени договора. Отмеченное и дало возможность рассматривать
непринятие вещей комитентом как отказ от исполнения договора, влекущий за собой
обязанность возместить комиссионеру убытки, причиненные отменой поручения.
В отличие от договоров розничной купли-продажи (п. 2 ст. 492 ГК), проката (п. 3 ст. 626
ГК), бытового подряда (п. 2 ст. 730 ГК), договора перевозки транспортом общего пользования
(п. 2 ст. 789 ГК), банковского вклада со вкладчиками-гражданами (п. 2 ст. 834 ГК), складского
хранения, заключаемого товарным складом общего пользования (п. 2 ст. 908 ГК), хранения в
ломбарде вещей, принадлежащих гражданину (п. 1 ст. 919 ГК), хранения вещей в камере
хранения транспортных организаций (п. 1 ст. 923 ГК), личного страхования (п. 1 ст. 927 ГК)
глава о договоре комиссии не содержит указания на признание определенных его видов
публичными договорами. Однако это не исключает оснований для подобной оценки тех из
договоров комиссии, которые отвечают установленным в п. 1 ст. 426 ГК признакам публичного
договора.
Указание на публичный характер соответствующего комиссионного договора включено в
Положение о таможенном брокере. Предусмотрев, что деятельность таможенного брокера в
совершении от собственного имени операций по таможенному оформлению товаров и
транспортных средств и выполнении других посреднических функций в области таможенного
дела за счет и по поручению представляемого лица, Положение одновременно указало на то,
что "взаимоотношения таможенного брокера с представляемым лицом строятся на основе
договора. Такой договор является публичным и совершается в письменной форме" <*>.
--------------------------------
<*> В указанном Положении, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 17
июля 1996 г. (Собрание законодательства РФ. 1995. N 31. Ст. 3737), содержится указание на то,
что "таможенный брокер обязан заключить договор с любым лицом, которое к нему обратится,
за исключением случаев, когда имеются достаточные основания полагать, что действия или
бездействие такого лица являются противоправными и влекущими уголовную ответственность
либо ответственность, предусмотренную Таможенным кодексом, а также иных случаев,
предусмотренных Положением. Таможенный брокер не вправе оказывать предпочтения одному
лицу перед другим в отношении заключения договора, за исключением случаев,
предусмотренных Положением".

7. Права и обязанности сторон

Права и обязанности комитента и комиссионера довольно широко урегулированы в ГК, а с
учетом специфики определенных видов комиссии - также в посвященном им специальном
законодательстве.
Как и применительно к другим договорам, это все же в наибольшей степени относится к
обязанностям активной стороны в договоре, в данном случае - комиссионера.
Из определения договора комиссии вытекает, что в обязанность комиссионера входит
совершение по поручению комитента сделки (сделок) с третьим лицом. Поскольку комиссионер
заключает сделку от своего имени, юридической связи третьего лица с комитентом сделка, о
которой идет речь, сама по себе породить не может. По этой причине комиссионер обязан не
только совершить сделку, но и передать ее результат комитенту.
Форма, в которой выражается подлежащий передаче результат сделки, может быть
различной. До того, как третье лицо исполнит обязательство, принятое им на себя по
заключенной с комиссионером сделке, обязательство последнего перед комитентом должно
считаться исполненным со времени передачи комитенту прав по сделке. Для этого достаточно
соглашения на указанный счет комиссионера с комитентом (соглашения о передаче).
В качестве примера можно указать на одно из решений Президиума Высшего
Арбитражного Суда РФ. В нем было признано, что предложение комитента уступить ему права
продавца по заключенному комиссионером договору купли-продажи и соглашение на этот счет
покупателя-комиссионера освободило последнего от обязанностей по указанному договору, т.е.
от передачи товара в натуре <*>.
--------------------------------
<*> Дело N 6065 за 1996 г. (см.: Сарбаш С.В. Арбитражная практика по гражданским
делам. Конспективный указатель по тексту Гражданского кодекса. М.: Статут, 2000. С. 737).

Вместе с тем договор комиссии может предусматривать условия в расчете на иную
ситуацию: третье лицо не только совершает сделку, но и исполняет ее для комиссионера. Тогда
полученное по сделке от третьего лица комиссионер должен передать комитенту. В
соответствии со ст. 999 ГК эта обязанность охватывает все полученное от третьего лица по
совершенной с ним сделке. Удержать что-либо из исполненного, ссылаясь, в частности, на то,
что третье лицо передало больше того, на что комитент мог рассчитывать, комиссионер не
вправе.
Особенность правового положения комиссионера состоит в том, что обязанности
исполнения сделки, совершенной им с третьим лицом, комиссионер на себя не принимает.

<< Предыдущая

стр. 58
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>